Инфекционист Евгения Данканич: Люди не верят в коронавирус, упрекают, что мы специально ставим диагноз Covid-19

коронавирус, COVID-19, пандемия, эпидемия, динамика, показатели, данные, статистика, статистические данные, количество заражений, количество больных, количество вылечившихся, количество умерших, коэффициент летальности

28.07.2020 – Закарпатская область входит в пятерку регионов и по количеству больных Covid-19, и по темпам распространения инфекции. За минувшие сутки диагноз Covid-19 в регионе установили 86 пациентам. Всего же за все время эпидемии в Закарпатье зафиксировано 4400 случаев этого заболевания.

В конце июня мэр Ужгорода Богдан Андреев в интервью «Главкому» сообщил, что в городской больнице, определенной для больных коронавирусной болезнью, уже закончились места. Позже руководство области сообщило о стремительном заполнении больниц второго и третьего уровня, определенных для пациентов с Covid-19, а также о проблеме с дефицитом кислородных концентраторов.

Руководство области через соцсети обратились за помощью к волонтерам и меценатам. «По состоянию на сегодня нужно 40 таких аппаратов для медицинских учреждений второй и третьей волны. Кислородные концентраторы помогают пациентам с осложненными формами Covid-19, они насыщают организм кислородом…», говорится в сообщении Закарпатской ОГА.

Одной из главных больниц, которые определены для борьбы с коронавирусом в регионе, является Закарпатская областная инфекционная больница, в которой работает врачом, преподавательница по инфекционным болезням в Ужгородском национальном университете Евгения Данканич.

В интервью «Главкому» она рассказала, как область справляется с дефицитом инфекционистов, о причине вспышки опасной болезни в небольшом по населению Закарпатье, прокомментировала уровень зарплат медиков и предупредила об ухудшении эпидемиологической ситуации.

«По прогнозам, скоро будет вторая волна, а у нас еще первая не закончилась» 

На Закарпатье, в частности в Ужгороде, каждый день фиксируются десятки новых случаев заболевания. Тенденции к ослаблению эпидемии не наблюдается. У вас есть объяснение – почему так происходит, несмотря на все принятые меры?

Прежде всего, хочу отметить, ссылаясь на свой опыт работы с коронавирусными больными, клинические проявления и симптомы этой инфекции являются очень изменчивыми и индивидуальными.

В моей практике были случаи течения болезни в бессимптомной форме. Безразлично, тебе 19 лет, 82, человек является носителем вируса, но не проявляет симптомов… Однако последствия даже бессимптомного протекания болезни остаются, так называемые симптомы «матового стекла» (неспецифический радиологический симптом, отражающий различные патологические изменения в легочной ткани на уровне альвеол), или фиброзные изменения, которые очень трудно лечить.

Теперь о возгорании очага болезни в Закарпатской области. 22 мая произошло ослабление, переход к адаптивному карантину. Тогда были разрешены массовые мероприятия, люди начали массово праздновать свадьбы, проводить ритуальные мероприятия также массово. Наши пациенты рассказывали, что на таких мероприятиях одновременно присутствовали по 400-500 человек. Бессимптомное течение, контакт больных со здоровыми людьми вполне закономерно дает рост количества зараженных.

Это означает, что следует ожидать новой вспышки?

К сожалению, да. По моему мнению, следует ужесточить карантинные меры, обязать ношение масок, применение индивидуальной защиты в общественных местах. И это усиление должно быть очень строгим. Может, через месяц-два ситуация, которую имеем, нивелировалась бы. По прогнозам, вскоре будет вторая волна, а у нас еще первая не закончилась.

Людям следует помнить, что коронавирус так просто без последствий не проходит, он оставляет после себе аутоиммунные последствия. Мне, конечно, очень приятно, когда бывшие пациенты звонят, пишут, консультируются, присылают фотографии со своими детьми, благодарят за то, что помогли. Но плачевно, что большинство населения в это не верит (в небезопасность коронавирусной болезни) и теряет контроль.

В Ужгороде, например, разрешили работу кафе не только на улице, но и в помещениях. Получается так, что комиссия по техногенной эпидемиологической безопасности не спрашивает мнения врачей о целесообразности смягчения карантина? 

В наши обязанности не входит участвовать в заседаниях таких комиссий. Заседает наше начальство. Кстати, насчет кафе и ресторанов. Из того, что я вижу, это не является столь катастрофической ситуацией, потому что все равно у них соблюдаются карантинные меры безопасности. Фактически там соблюдается дистанция, размещают людей в шахматном порядке.

В городах это больше контролируется, чем в районах и поселках. А там люди вообще не верят в существование этого коронавируса, продолжают посещать массовые мероприятия, устали сидеть дома без заработной платы, работают стихийные рынки. Все это вообще не контролируется. Мне кажется, в этом большая проблема, чем в ресторанах. Сейчас, по словам моих вчерашних пациентов из тех поселков, где были массовые мероприятия при участии 400-500 человек, каждая четвертая семья температурила.

И никто не обращался за медицинской помощью, контактных лиц полноценно не обследовали. Ни у кого в тех поселках не было блокпостов, никого не заставляли носить маски. Даже сейчас в некоторых далеких районах можно зайти в аптеку, продуктовый магазин, там будет продавец без маски, который расскажет, что коронавирус не существует, что это манипуляции, мировой заговор…

Какими же аргументами можно убедить таких людей быть ответственными?

Каждый человек должен полюбить себя и заботиться о своих близких. Пусть бы задумались и носили элементарные средства индивидуальной защиты. Наша нация очень сильная, мы пережили войны, голодомор, пережили стихийные бедствия. Ясно, что переживем и это. Но нужно беречь себя и быть внимательными.

«Тенденция идет к ухудшению. Больные вовремя не обращаются за помощью» 

В начале прошлой недели ОГА сообщила, что больницы области почти заполнены больными на коронавирус. Насколько сложная ситуация сейчас, в частности в больнице где вы работаете?

Как только мы выписываем одних больных, поступают новые. Тенденция идет к ухудшению, потому что раньше были более «свежие» случаи. А сейчас больные вовремя не обращаются за помощью, лечатся амбулаторным способом 14 дней, а потом госпитализируются с явлениями дыхательной недостаточности и патологиями сердечно-сосудистой системы, сахарным диабетом и тому подобное. Поступают к нам в более тяжелых состояниях, чем раньше.

В разных регионах Украины врачи рассказывают о проблеме с тестированием коронавируса. Иногда результаты анализов пациенты вынуждены ждать неделю. 

Я общаюсь со многими семейными врачами из разных регионов, которые у нас консультируются. Большинство из них знают, кто болен, какие контакты пациент имел. Стараются лечить на амбулаторном уровне и делают это достаточно квалифицированно. Просто обычно коронавирусная инфекция на второй-третьей неделе заболевания может дать осложнения, дыхательную недостаточность.

Есть ли проблема с длительным ожиданием результатов ПЦР-тестирования?

У нас очень контактный лабораторный центр, нет в регионе несколько верифицированных лабораторий, которые имеют право проводить соответствующие тестирования. Кроме того, есть много частных центров, которые проводят ПЦР-тестирование. Больным, если у них есть возможность, не нужно ждать пару дней результатов анализов, они сами могут обратиться в частные центры.

С ПЦР-тестированием немного есть проблема, но не столь велика, как, возможно, в других областях. По крайней мере, в нашей инфекционной больнице мы неделю ждем результат. Потому что больные принимаются уже с верифицированным случаем, или же ждем 1-3 дня и имеем результат ПЦР-тестирования.

Закарпатская ОГА сообщает, что больницы второй и третьей волны области нуждаются в кислородных концентраторах. Почему об этой проблеме начали говорить только на пятом месяце эпидемии? Почему она до сих пор не решена?

У нас в распоряжении есть концентраторы как новые, так и старые. Откуда именно они у нас, или от волонтеров, или от государства, не знаю. Их все равно не хватает. Через неделю-две после начала использования, концентраторы выходят из строя. Причина – большая загруженность на устройство, ведь больные нуждаются в постоянной дыхательной поддержке.

Врачи говорят, что многие пациенты умирают не непосредственно от Covid-19, а от различных сопутствующих заболеваний. Известно, что за государственный счет происходит лечение пациента препаратами, которые предусматривает протокол для коронавируса. А за чьи средства лечат сопутствующие патологии коронавирусных больных?

Есть определенная программа, есть перечень медикаментов, которые разрешено заказывать руководству больницы для лечения больных на коронавирус. Некоторые сопутствующие патологии не учтены в этом перечне, это правда. От сердечно-сосудистой патологии, препаратов от других болезней в этом перечне нет.

В интервью «Главкому» врач-анестезиолог из Черновцов Николай Рихлицкий рассказал, что государство обеспечивает лечение больного на коронавирус, если у него есть сопутствующие заболевания, всего на 30%. Остальные 70% ложатся на плечи родных. Какова ситуация в вашей больнице?

Были ситуации, но кратковременный период, несколько дней, когда медикаменты, антибиотики и другие препараты не поступали к нам вовремя. Тогда больные должны были покупать антибиотик за свой счет. А так, в принципе, антибиотиковая терапия, симптоматическая терапия в больнице имеется. Мы привлекаем для этого волонтеров, просим спонсоров помочь. Сейчас, по крайней мере, в этом месяце, не просили коронавирусных больных что-то покупать за свой счет. Мы стараемся обеспечить всем.

Я не знаю, как в других больницах, но мы заведение областного подчинения, наше руководство старается нас обеспечить всем. Есть волонтеры, есть пациенты, которые лечились раньше у нас, они видели ситуацию, видели все изнутри. Кто из них имеет возможность, то спрашивает, как может нам помочь.

«К сожалению, никаких обещанных 300% доплаты на самом деле нет» 

Вы на своей странице в Facebook жаловались, что никакой доплаты в 300% за Covid-19 не получаете. Кроме того писали, что даже за свой счет приходилось покупать лекарства больным. В чем причина невыполнения обещаний правительства?

Мое основное место работы – университет. В больницу я пришла работать на 0,25 ставки. К сожалению, никаких обещанных 300% на самом деле нет. Возможно, те врачи, которые постоянно на ставке, имеют доплаты, у меня тех обещанных денег нет. Обижает то, что пишут некоторые провокаторы в соцсетях.

Пишут, что мы, медики, специально ставим диагноз Covid-19, чтобы иметь доплаты, и предлагаем пациентам деньги за то, что им такой диагноз поставим. И это пишут обычные закарпатцы. Некоторых из них я специально приглашала к себе в реанимационное отделение, в палаты к пациентам, чтобы они посмотрели, что коронавирус действительно существует, что это не провокация. Если вируса не видят, то думают, что его не существует… Но все равно часть населения не верит в существование коронавируса.

Как руководство больницы объясняет тот факт, что вы не получаете обещанную доплату? 

Руководство больницы было заинтересовано в том, чтобы помочь нам в этой доплате. Но согласно законодательству, мы являемся внешними помощниками, внештатными работниками. А поскольку имеется нехватка врачей, ведь одни уволились по возрасту, другие по другим причинам, остались фактически работать ассистенты кафедры (кафедры микробиологии, вирусологии и эпидемиологии с курса инфекционных болезней Ужгородского национального университета)…

Идя в больницу работать, мы ассистенты кафедры даже не думали о доплатах. В тот момент мы считали, что надо помочь. Мотивацией вообще была не доплата. Нас трое таких кафедральных работников, которые лечат больных с Covid-19. А всего врачей-инфекционистов на два этажа больницы пятеро: двое стационарных и трое ассистентов. Мотивацией идти в больницу для нас было то, что мы видели, что болеют люди, а коллеги не могут сами справиться. Два врача не могут справиться с этим наплывом.

Врач-инфекционист Моника Марошан рассказывала, что врачи в вашей больнице пользуются противочумными костюмами. Но для чего эти костюмы, ведь SARS-CoV-2 является респираторной инфекцией и не передается через кожу?

Через кожу не передается, но может передаваться контактным путем, через выделения больных. Поэтому необходимо обязательно использовать средства индивидуальной защиты. Фактически эти многоразовые средства индивидуальной защиты (противочумные костюмы) подлежат обработке, поэтому, выгодно ими пользоваться, ведь они имеют длительное использование.

Насколько достаточно средств индивидуальной защиты сейчас, есть ли они нужных размеров?

Пять месяцев мы постоянно работаем в защитных костюмах, для нас уже выработалась привычка их одевать. В нынешнюю жару в них чувствуешь себя очень некомфортно, тем более надевать их нужно несколько раз в день и по несколько часов работать. Бывают разные размеры, бывают большие, маленькие, мы сами все разные, поэтому справляемся с тем, что меняемся размерами. У нас есть одноразовые костюмы, есть многоразовые. Если тебе не подходит одноразовый, то надеваешь многоразовый, его можно на себя приспособить под необходимый размер.

Автор: Михаил Глуховский

Источник: Главком

Перевод: BusinessForecast.by (читайте также канал BusinessForecast.by в Яндекс Дзене)

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий