Безналичное общество и дедолларизация в Украине: чего не хватает для актуальной дискуссии?

18.03.2017 – Национальный банк Украины сделал первые шаги на пути перехода к безналичной экономике с целью реформирования финансовой системы, совершенствования трансмиссионного механизма и уменьшения объемов теневой экономики и коррупции.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

По оценкам, в Украине значительная часть денег в обращении – это наличные денежные средства в иностранных валютах. В предлагаемой статье подчеркивается важность учета этого при реализации монетарной политики. Особое внимание уделяется негативным последствиям высокой долларизации и спроса на наличные деньги. Кроме того, мы обсудим меры, которые могут способствовать уменьшению объемов использования наличных денег в целом и наличных иностранных валют, в частности.

Читайте также: В Беларуси и Казахстане отмечается один из самых высоких уровней долларизации банковских вкладов в регионе

1. ВСТУПЛЕНИЕ

Термин “негативный мираж” впервые использован профессором Робертом Манделлом (лауреат Нобелевской премии по экономике в 1999 году) на конференции в Национальном банке Хорватии в 1996 году. Он объяснял, что мираж – это то, что мы видим, но его нет, как фата-моргана в пустыне. Поскольку экономисты любят употреблять понятие “отрицательный”, мы говорим об отрицательных темпах роста, а не темпах “падения”. В своей работе под понятием “негативный мираж” Р.Манделл имел ввиду ВВП стран с переходной экономикой. В начале и середине девяностых годов XX века официальная статистика фиксировала глубокое падение ВВП этих стран, хотя реальное положение вещей было не столь плохим, как на это указывали статистические данные. Официальная статистика не всегда охватывает всю экономическую деятельность, особенно в так называемых переходных экономиках, чья структура слишком быстро менялась.

Стоит отметить, что статистические пробелы в экономике не ограничиваются лишь пост-советскими странами. В последнее время многие страны с развивающимися экономиками, “увеличили” свои экономики за счет так называемой базы ВВП. Наиболее показательным примером является Нигерия, которая в 2014 году увеличила свой ВВП на 90%.

Подобный феномен, когда официальная статистика не в полной мере отражает показатель, можно также встретить в монетарной сфере. Фактическая денежная масса в странах часто больше, чем показано в монетарной статистике. Мы говорим, прежде всего, об иностранной наличной валюте в обращении (ИНВ). В мире есть немало стран, где в обращении находится не только национальная наличная валюта (ННВ), а также и иностранная. Это означает, что фактический объем наличности больший, чем отражен в официальной статистике, поскольку наличность состоит как из ННВ, так и ИНВ. Похоже, что Украина также входит в число таких стран. Почему это важно для тех, кто реализует политику, и для экономики в целом?

Во-первых, встает вопрос склонности населения к использованию и накоплению наличности. Rogoff (2016) считает, что наличности уделяется недостаточно внимания в экономических исследованиях. Осознавая это, Национальный банк Украины (НБУ) недавно запустил проект безналичной экономики. Это первый шаг и на нем не следует останавливаться. Однако дискуссии не должны ограничиваться лишь гривной, а должны включать также ИНВ.

Во-вторых, это вопрос долларизации. Использование иностранной валюты в стране имеет глубинные причины и много последствий. В отличие от наличных, проблема долларизации вызвала значительный интерес со стороны иностранных и отечественных исследователей, в частности Mecagni et al. (2015), Перелыгина (2015). “Негативный мираж” ИНВ обычно отсутствует в анализе (Zholud et al., 2016). Часто дискуссии на тему долларизации ограничиваются долларизацией активов или обязательств субъектов хозяйствования (населения, предприятий, правительства и др.), которая измеряется официальной статистикой (например, депозиты населения в иностранной валюте).

В-третьих, значительное использование ИНВ имеет много негативных последствий для экономики, о чем речь пойдет ниже.

Цель этой статьи – обратить внимание на проблему использования и накопления экономическими агентами ИНВ. Без глубокого анализа ИНВ и обсуждения дедолларизации кампании по переходу к безналичной экономике, а также обеспечение общей макроэкономической стабильности не будут эффективными. После обсуждения, в чем проблема ИНВ, мы представим имеющиеся расчеты объемов ИНВ в Украине, а также сравним их с аналогичными оценками в других странах. В заключительной части нашей статьи содержатся выводы относительно возможного учета проблемы ИНВ в формировании экономической политики.

2. ПОЧЕМУ ИНВ ЯВЛЯЕТСЯ ПРОБЛЕМОЙ?

Ошибается тот, кто считает, что ИНВ не является серьезной экономической проблемой, поэтому нет необходимости уделять отдельное внимание этому вопросу. Отложив рассмотрение политических аспектов данной проблемы, все, от кого зависит проведение экономической политики, должны серьезно задуматься над причинами значительного объема ИНВ в экономике и принять адекватные меры по его уменьшению. Впрочем, отметим, что если банковский кризис в разгаре, а отечественная валюта – в свободном падении, то этот вопрос может и не быть первоочередным.

Но после восстановления макроэкономической стабильности проблему ИНВ следует анализировать очень тщательно. Аргументация здесь проста: если в сбережениях населения преобладают наличные, а не банковские депозиты, то это означает, что доверие к банковской системе низкое и/или финансовая инфраструктура в стране для осуществления безналичных платежей развита недостаточно. А если предпочтение отдается иностранной валюте (долларизация активов, когда иностранную валюту используют как средство накопления и сохранения сбережений), это свидетельствует о низком доверии к национальной валюте.

Причиной этого обычно является макроэкономическая нестабильность, имевшая место ранее, – высокая инфляция и/или обесценение национальной валюты. Экономические агенты пытаются избежать инфляционного налога, храня сбережения в иностранной валюте вместо национальной. Ни одно из этих явлений не новое и не ограничивается только Украиной или переходными экономиками. До начала мирового финансового кризиса, который обострился в 2008 году, лица, ответственные за формирование политики, не уделяли достаточно внимания проблеме долларизации в зависимости от экономических предпосылок, в которых они находились. Рассмотрим некоторые из групп таких стран.

К странам, где долларизация никогда не была проблемой, обычно относятся те, экономическая история которых не отягощена инфляционными, девальвационными и банковскими кризисами. Если небольшая доля активов там и содержится в ИНВ, этот вопрос не является приоритетным для менеджеров, которые формируют политику.

Страны, которые стремились в ближайшее время присоединиться к Европейскому Союзу (ЕС) и еврозоны. В таких странах была распространенной мысль: зачем заниматься дедоларизацией или деевроизацией, если евро здесь вскоре станет официальной денежной единицей? Сегодня мы уже умнее. Поняли, что кандидаты на вступление в ЕС и другие страны в регионе могут и не стать членами этого сообщества в среднесрочной перспективе, а, во-вторых, присоединение к зоне евро не является панацеей от всех экономических проблем, как считалось раньше. Современная экономическая история Греции и других средиземноморских стран зоны евро подтверждает это.

Некоторые страны применяли подход “намеренного невмешательства”. Они признавали существование долларизации, но считали, что если она не наносит много вреда, а даже дает определенные преимущества, то какой смысл беспокоиться? Если риски и осознавались, то вероятность их материализации считалась низкой. Но “черный лебедь”, который запустил мировой финансовый кризис (что привело к значительной девальвации валют как ряда стран с переходной экономикой, так и значительной девальвации швейцарского франка относительно основных мировых валют), реализовал потенциал имеющихся рисков. Все негативные последствия пренебрежения поддержкой национальной валюты стали очевидными.

Реагируя на эти события, в мае 2010 года Европейский банк реконструкции и развития (ЕБРР) запустил инициативу поддержки национальных валют и местных рынков капитала. В Украине она была запущена в июле 2015 года. Но ИНВ осталась за пределами проекта развития рынков капитала в национальной валюте.

Наконец, есть страны, которые начали программы по преодолению долларизации, но из-за ее инертности, которая выражалась в эффекте гистерезиса (Valev, 2005), прекратили свои попытки.

Вследствие мирового финансового кризиса экономики, которые проходили дедолларизацию, снова попали в центр внимания многих исследователей, было опубликовано много статей на тему дедолларизации, в частности, Перелыгина (2015), Catao et al. (2016), Naceur et al. (2015) и др.

Кроме долларизации, большая доля национальной наличной валюты в обращении (ННВ) также может быть проблемой для экономики. Действительно, вопрос наличности встал уже давно, еще с того времени, как Марко Поло описал его жителям Запада в XIV веке (Rogoff , 2016). Но, кажется, что анализ ННВ считается “старомодным”. Сегодня более популярным является обсуждение технологий биткоин и блокчейн, а не экономической роли наличности.

Читайте также: Пять сумасшедших вещей, которые можно приобрести за биткоины (BTC)

В отличие от ИНВ, объем наличной национальной валюты в обращении (банкнот и монет) может быть рассчитан как “остаточный”. Мы не знаем, где она фактически хранится “под подушкой”, используется для осуществления экономических трансакций, но мы знаем, сколько ее находится в обращении. Центральные банки или учреждения монетарной статистики знают, сколько банкнот и монет производится, сколько находится в их (и банковских) хранилищах. Разница и является наличными деньгами в обращении (денежный агрегат М0). Относительно слабых валют есть смысл предполагать, что большие объемы находятся в странах происхождения.

Но узнать, сколько именно ИНВ находится в стране намного сложнее. Есть несколько методов расчета (Feige et al., 2002), однако ни один из них нельзя считать точным. По этой причине исследователи не очень спешат включать ИНВ в свои модели и научные труды. Переходные экономики и страны с развивающимися рынками сталкиваются с проблемой подсчета фактической денежной массы в своих экономиках, включая ИНВ. Украина не единственная в этой компании. Это является значительной проблемой, особенно в Центральной, Восточной и Юго-Восточной Европе, где в прошлом было много эпизодов макроэкономической нестабильности. Важно тщательно выяснить, какие могут быть негативные последствия использования ИНВ, сочетающие в себе проблемы использования наличных денег в значительных объемах и долларизации:

а) большая (по сравнению с банковскими депозитами) доля наличных денег в экономике является признаком неразвитой финансовой системы и недостаточного доверия к ней. Это свидетельствует о низком уровне финансового посредничества, поскольку деньги находятся не в форме банковских депозитов и не используются банками для перераспределения ресурсов. Это снижает производительность финансовых рынков и экономики в целом. Если в обращении вместе с большими объемами национальной денежной единицы находятся значительные объемы иностранной наличности, проблема только усугубляется;

б) без учета ИНВ монетарная статистика в стране является неполной, то есть нам может недоставать значительной части информации о фактическом объеме денежной массы, что вызовет серьезные последствия во время формирования политики. Экономические модели, в которых используются такие монетарные показатели, могут быть неточными. Без учета объема ИНВ может быть сложно объяснять инфляцию в стране. Хорошим примером является публикация Oomes et al. (2005), в которой ИНВ в России включена в модели, что улучшило связь между инфляцией и денежной массой. Кроме того, без измерения объемов ИНВ в различных секторах экономики вычисление баланса может быть обманчивым, особенно в отношении домашних хозяйств;

в) поведение субъектов может существенно отличаться, если в экономике есть значительные объемы ИНВ. Например, если центральный банк хочет придерживаться мягкой монетарной политики и увеличить объемы денежной массы, субъекты хозяйствования могут ожидать инфляции и/или девальвации и могут переключиться на ИНВ, а спрос на национальную валюту может фактически уменьшиться. Не следует пренебрегать так называемым законом непреднамеренных экономических последствий;

г) эффективность монетарной политики не в последнюю очередь зависит от доверия к центральному банку. Как уже отмечалось, проблема ИНВ тесно связана с доверием. Поэтому уменьшение объемов ИНВ происходит параллельно с повышением уровня доверия, хотя все это сложно измерить;

д) в таком случае трансмиссионный механизм монетарной политики может быть не до конца понятным и менее эффективным, чем в экономиках, где нет ИНВ;

е) если в ИНВ широко используется эмиссионный доход (сеньораж) от банкнот будет попадать в ЕЦБ или Федеральную резервную систему, а не в национальный центральный банк, как НБУ. Обычно центральные банки перечисляют свои доходы после расходов правительству, поэтому широкое использование ИНВ может иметь негативные фискальные последствия;

ж) с этим связаны потери налоговых поступлений от теневой экономики, вызванные использованием наличности в незарегистрированной деятельности. Уклонение от налогов, как и вся незаконная деятельность, является простым, когда трансакции могут осуществляться с достаточным количеством ИНВ в экономике. Самая большая по номиналу банкнота евро примерно в тридцать раз больше по стоимости, чем самая большая по номиналу банкнота гривны, поэтому и знаменитый портфель, наполненный такой валютой, будет, намного ценнее;

и) в некоторых развитых экономиках общество, склонное к использованию наличных, может расшатывать монетарную политику. В Германии, по подсчетам, примерно 80% объемов трансакций осуществляется в наличности. В США – примерно половина (Schmidt, 2016). Если монетарная политика осуществляется в среде “нулевой нижней границы”, которую старшее поколение помнит как кейнсианскую ловушку ликвидности, тогда это может стать проблемой.

После мирового финансового кризиса, когда у центральных банков исчерпывался арсенал инструментов для проведения экспансивной монетарной политики (процентные ставки приближались к нулю и были введены меры количественного смягчения), исследователи начали рассматривать возможность применения отрицательных процентных ставок с целью стимулирования субъектов хозяйствования больше тратить и не экономить.

Но риск применения отрицательных процентных ставок по депозитам населения в банках заключается в том, что население может вместо того, чтобы платить банкам за хранение своих денег, трансформировать часть сбережений в наличные и держать их дома. В таком случае негативные процентные ставки будут контрпродуктивными в качестве мероприятия по стимулированию совокупного спроса. Поэтому некоторые экономисты начали отстаивать идею постепенного сокращения объема наличных денег, который может ограничить свободу монетарной политики в будущем. Автор Rogoff (2016) является одним из крупнейших сторонников постепенного сокращения объема наличности.

Несмотря на все трудности оценивания оборотов и остатков иностранной наличности в пределах границ конкретной страны, учет ее вероятных масштабов и динамики может принести немало пользы. Поэтому мы обращаем внимание на вопросы долларизации, определение объемов ИНВ и обсуждаем пути возможной оценки указанной проблемы.

3. ИНОСТРАННАЯ ВАЛЮТА В ОБРАЩЕНИИ В УКРАИНЕ И ДРУГИХ СТРАНАХ

В европейских экономиках, которые имеют проблему замены валюты, две наиболее используемые валюты-заменители – это доллар США и евро. Они ценятся за свою стабильность и реализуемость (сетевой эффект). Китайский юань или японская иена могут быть стабильными валютами, но от них мало пользы в Европе, поскольку никто их не имеет. Насколько же распространенным является использование евро и доллара США за пределами их территорий?

Общий номинальный объем наличных евро в обращении превышает один триллион евро. По оценкам, 20-25% банкнот по номинальной стоимости используются за пределами зоны евро, то есть лишь ¾ от общего объема находящихся в обращении банкнот используются в зоне евро. Но сколько их за пределами Европы – можно только догадываться. Для США общий объем бумажных денег в обращении (в хранилищах) составляет приблизительно 1.4 триллиона долларов США.

Относительно оценок объемов валюты, которая находится за пределами США, они варьируются от 50% до 70% от общей суммы. Все больше современных оценок сосредоточивается на нижней границе (Rogoff 2016). Это означает, что, по крайней мере, около 700 млрд. долларов США находится за пределами США. Еще меньше уверенности относительно того, сколько из этой суммы используется наркокартелями Мексики, европейскими гражданами или некоторыми азиатскими странами. Доллар США является более глобальной валютой, чем евро. Можно сказать, что доллар – это мировой бренд.

Исследований на тему ИНВ немного. Наиболее комплексная и системная работа относительно объемов ИНВ в Европе выполнена Австрийским национальным банком (далее – АНБ), Scheiber et al. (2009) в их систематическом евро-опросе для одиннадцати стран Центральной и Юго-Восточной Европы (проводится с 2007 года). В частности, опрос предоставляет сравнение микроданных между странами и социальными группами, которые помогают понять определяющие факторы евроизации. Вследствие того, что в Украине не проводятся системные опросы, оценки могут иметь очень разные результаты (и по масштабу отличаться в разы). Ниже приводим некоторые вычисления показателей объемов ИНВ в Украине по сравнению с другими странами.

Валютные потоки наличных денег из платежного баланса являются нашей точкой отсчета в анализе динамики долларизации в Украине. Они учитываются как чистый импорт наличных украинскими банками и чистый экспорт наличных фирмами и населением, включая неофициальную торговлю, туризм и другие наличные, импортируемые мигрантами. Для оценки неофициальной торговли использованы экспертные оценки.

Объемы валютной наличности, экспортируемые гражданами, которые путешествуют, рассчитываются как разница между оцениваемыми расходами туристов и платежами через банковскую систему. Сумма наличных, импортированная мигрантами, рассчитывается как доля от общей суммы денежных переводов, поступивших в Украину от мигрантов через банки и международные платежные системы. Предполагается, что накопление наличных денег в иностранной валюте началось в 1995 году. В то же время, не исключено, что этот подход несколько недооценивает выходные потоки наличности, поэтому результат можно считать верхней границей приблизительных объемов наличности в иностранной валюте.

На фоне слабого финансового рынка и фиксированного обменного курса украинская экономика накопила огромные объемы наличности в иностранных валютах. Чистые входящие потоки наличности в иностранных валютах были положительными до 2014 года и отражали приверженность иностранной валюте и недостаточное доверие к банковской системе. Недавняя потеря части территории вместе с уменьшением реальных доходов населения привели к снижению объемов ИНВ. В дальнейшем же макроэкономическая стабилизация в Украине должна и далее способствовать тенденции к уменьшению объемов ИНВ.

Мы видим, что в Украине объем ИНВ относительно фактической денежной массы составляет примерно половину. Это доказывает, что НБУ необходимо уделять этой проблеме дополнительное внимание во время реализации монетарной политики. Показатель “иностранная валюта/ВВП” существенно увеличился в Украине. Это объясняется не только ростом абсолютной суммы рассчитанного количества валюты в Украине, но и экономическим кризисом, падением ВВП после 2014 года и значительной девальвацией гривны относительно доллара США.

На основе наших оценок объемов ИНВ оказалось, что индекс долларизации Украины был высоким и еще больше вырос с 2014 года. Это вполне понятно, несмотря на серьезные потрясения, через которые прошла украинская экономика. Для иллюстративных целей мы сравнили две методологии. Для Украины оценка сделана на основе подхода платежного баланса, упомянутого ранее, а остальные данные взяты из результатов опросов АНБ. Мы понимаем, что сравниваем “яблоки с апельсинами”, но цель заключалась лишь в том, чтобы получить ориентиры того, насколько высоким является уровень евроизации в Украине.

Определяющие факторы евроизации могут отличаться в разных странах, они тесно связаны с эффективностью экономической политики в прошлом. Такие факторы, как недостаточное доверие к банкам, память о банковском кризисе, неэффективная налоговая система и теневая экономика отмечаются исследователями как основные факторы высокого спроса и на отечественную наличность, и на иностранную валюту.

Пики индекса долларизации Украины связаны со значительной девальвацией гривны. Но даже до мирового финансового кризиса он был довольно высоким по сравнению с другими развивающимися странами. Рост симпатии к наличности, включая иностранную валюту, может быть вызван одними и теми же факторами, однако проведение таких опросов, как это сделали в АНБ, может помочь лучше разглядеть “негативный мираж” иностранной наличной валюты.

4. ВЫВОДЫ И РЕКОМЕНДАЦИИ

Важно понимать, что значительное использование ИНВ в стране составляет проблему для монетарной и экономической политики. С этой проблемой необходимо открыто работать с целью уменьшения издержек для экономики и нивелирования рисков, вызванных ею. Причины значительного использования ИНВ имеют глубокие корни, уходят в прошлые макроэкономические неурядицы. К сожалению, Украина со времен восстановления независимости ощутила на себе все: банковские кризисы, периоды инфляции, девальвации.

Первым шагом на пути восстановления доверия к национальной валюте и банковской системе должно стать возвращение макроэкономической стабильности. НБУ выполнил огромную работу за последние два года, значительно уменьшив уровень инфляции и очистив банковскую систему, одновременно обновляя банковское регулирование и трансформируя свой банковский надзор в современный надзор на основе рисков. Однако это необходимое, но недостаточное условие для полного или хотя бы частичного решения проблемы ИНВ. Основной причиной этого является так называемый эффект гистерезиса Valev (2005).

Существует потребность в долгосрочной стратегии преодоления проблемы ИНВ. Помимо обеспечения макроэкономической стабильности (на восстановление доверия нужно много времени), в первую очередь необходимо глубже понять, какие объемы ИНВ находятся в экономике и каковы причины того, что население хранит иностранную валюту. Это можно сделать путем проведения опроса подобного тому, который проводился АНБ. Чтобы лучше понять мотивы украинцев, в опрос необходимо включить конкретные вопросы, почему люди отдают предпочтение наличным или иностранной валюте в Украине.

Факторами такой структуры активов является не только экономическая мотивация, а также и социальные нормы, культура и просто практические привычки, сформированные в прошлом. Подготовку таких опросов можно начать с исследования Stix (2011). Только хорошо понимая, какими являются объемы ИНВ и причины, побуждающие экономических агентов предоставлять предпочтение наличке, а не депозитам (и иностранной валюте, а не национальной), можно разработать эффективные меры воздействия.

К проведению опросов исследователи в Украине могли бы просто рассмотреть собственный опыт, чтобы лучше понять важность ИНВ в экономике. Это можно совместить с официальной статистикой по долларизации активов и обязательств и существующими оценками.

Можно задать себе такие вопросы: сколько наличной иностранной валюты я храню дома? Это поможет оценить роль ИНВ как средства сохранения стоимости. Является ли типичной уплата аренды или даже покупка квартиры, автомобиля или других ценностей за наличные деньги в иностранной валюте? Как насчет меньших операций, расчетов в ресторане или за другие услуги, можно ли их осуществить в евро или долларах? Почему так сложилось, что в центре Киева столько обменных пунктов даже не во время пика туристического сезона? Это может помочь оценить важность ИНВ как средства обмена. В какой валюте я оцениваю стоимость аренды жилья – в национальной валюте или в долларах США? Это дает оценку ИНВ как единицы учета.

Ответы на поставленные выше вопросы в пользу иностранной валюты будут означать, что она перехватила у национальной денежной единицы три основные функции денег.

После достижения определенного уровня макроэкономической стабильности и лучшего понимания роли и масштабов ИНВ в экономике лица, ответственные за проведение монетарной политики, должны рассмотреть набор микроэкономических регуляторных мер, направленных на уменьшение использования наличных денег (как национальной валюты, так и иностранной валюты). Они должны осознавать, что это трудный и тернистый путь. Ограничительные меры могут быть контрпродуктивными или иметь непредсказуемые последствия. Однако некоторые хорошо продуманные шаги могут помочь в этом процессе, а именно:

повышение доверия к национальной валюте (макроэкономическая стабильность, как отмечалось выше, – это главный фактор);

ограничение суммы наличных денег для расчетных операций. Так делают во многих развитых экономиках, например, во Франции и Италии. В некоторых крупных странах таких ограничений нет, например, в Германии и Австрии. Обычно основной мотивацией является борьба с отмыванием денег и финансированием терроризма. Ограничение суммы наличных для транзакций – расчетливый шаг, особенно в сочетании с развитием финансовой инфраструктуры. В некоторых странах, например, в Швеции и Финляндии, торговцы не обязаны принимать наличные. Контраргументом является то, что если ограничить наличные транзакции в национальной валюте, субъекты хозяйствования перейдут на ИНВ. Но это не касается транзакций юридических лиц;

развитие финансовой инфраструктуры для безналичных операций на всей территории страны. Эксперты часто считают недостаточно развитую сеть банкоматов и платежных терминалов в стране одной из причин использования наличных денег (не учитывая вопрос уклонения от уплаты налогов);

финансовая грамотность является чрезвычайно важной. Процесс ознакомления населения с личными и социальными преимуществами безналичного общества, которое оказывает предпочтение национальной валюте, должен быть постоянным и проводиться понятным и доступным способом. Подобным образом нужно разъяснять риски использования иностранной валюты.

В завершение отметим: мы все знаем, что вера в мираж в пустыне может быть крайне опасной. Несмотря на то, что мы его видим, там нет воды, которая может спасти нам жизнь. Подобным образом, когда “негативный мираж” существует в экономике, а мы не уделяем ему должного внимания, это может привести к серьезным проблемам. Если мираж в пустыне является естественным явлением, с которым мы ничего не можем поделать, “негативный мираж” является человеческой ошибкой, которая должна быть исправлена наилучшим возможным путем.

Авторы: Марко Шкреб, совместный проект правительства Канады и Международного валютного фонда «Развитие институциональной способности Национального банка Украины».

Константин Хведчук, Национальный банк Украины

Источник: Вестник Национального банка Украины

Перевод (с сокращениями): BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий