Депутат Сергей Евтушок: За год в Украине добывается ориентировочно 300-500 тонн янтаря. Если даже считать по 2 тыс. долл. за 1 кг, представляете, какой оборот средств имеет эта теневая индустрия?!

01.03.2017 – О «янтарных войнах», ее участниках и покровителях, законодательном урегулировании проблемы и ее возможных последствиях в интервью «Цензор.НЕТ» народного депутата-мажоритарщика от «Батькивщины» родом с Ровенщины, бывшего мэра города Сарны Ровненской области Сергея Евтушка.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Недавно в Олевске Житомирской области произошел вооруженный конфликт, в результате которого один человек погиб, шестеро раненых. В прессе и среди местных сразу заговорили о том, что это «янтарные разборки». Правда, в Национальной полиции эту версию отвергают. Но при этом направили в город немалое количество киевских полицейских. Журналисты говорят, что даже номер в отеле трудно было снять, ибо все заняли столичные полицейские.

Это не первый случай, когда люди страдают из-за янтаря. О его незаконной добыче говорят последние несколько лет. Причем речь идет не только о Житомирской, но и Волынской и Ровенской областях. «Цензор.НЕТ» встретился с народным депутатом из «Батькивщины» Сергеем Евтушком, чтобы поговорить о «янтарных войнах». Он родом из города Сарны на Ровенщине, и до парламента работал там на руководящих должностях.

«РАНЬШЕ НА ПОЛЕСЬЕ ЯНТАРЕМ ТОПИЛИ ПЕЧКИ»

— Если бы в этой ситуации в Олевске не шла речь о «янтарных войнах», вряд ли бы полиция так реагировала, не так ли?

— Сам прецедент и факт уголовного преступления, возможно и был на бытовой почве. Но есть важная деталь: там присутствуют представители львовской криминальной группировки. Для меня непонятно, почему они туда прибыли и поселились. Их все знают. Видят, где они живут, на каких машинах ездят. Понимают, что именно они администрируют тот процесс, о котором вы упомянули. Остается вопрос: почему именно львовские?! Ответ, наверное, кроется где-то в киевских кабинетах.

Лично я думаю, что именно этим людям предоставлено разрешение администрировать процесс в этой огромной теневой индустрии. Я имею в виду сбор билетов со старателей. Ясно, что эти немалые суммы где-то оседают. Есть мнение, что этим занимаются местные полицейские…

— А также прокуратура и СБУ.

— Да. Насколько я понимаю, прокуратура может быть в процессе и в сговоре с полицией. То же самое с СБУ и другими правоохранительными органами. Но я сразу скажу, что подследственность этого дела – исключительно МВД. Поэтому для Авакова номер один должен был бы стать вопрос, почему руководитель местной полиции (по моим данным) во время задержания львовского криминалитета получает звонок и отпускает этого явно махрового зека всего в наколках и с соответствующим сленгом. Еще и отдает ему незарегистрированное оружие.

Так кто же звонил? Вот Аваков, как министр, должен выяснить и решить этот вопрос. Очевидно же, что такие звонки может делать только кто-то из руководства. Кто именно – нужно установить.

— Это вообще не единственный конфликт. Были жесткие разборки и в вашей родной Ровенской области…

— (Кивает. – А.М.) Я там родился, вырос, работал, был городским главой и руководителем районной госадминистрации (хоть и недолго). Как раз на тот момент пришлось очень острое противостояние старателей и некоторых народных депутатов. В частности, с Владимиром Продиусом (бывший «регионал». – А.М.).

Тогда у меня в Сарненском районе 9 мая была стрельба, в ходе которой был ранен один из старателей. В этот день весь украинский народ чествовал тех, кто одержал победу во Второй мировой войне. Мы также проводили митинг. Когда я как раз находился с ветеранами, мне позвонили и сообщили об этой перестрелке. Это было, как снег на голову.

Интересно, что накануне всем руководителям местных государственных администраций по вертикали власти поступило поручение, чтобы мы провели совещания с силовиками и исключили любые возможности для провокаций. Мы так и сделали. Больше скажу: 8 мая я написал сообщение, что такие совещания проведены, поэтому в Сарненском районе муха без разрешения не пролетит.

А тут на следующий день – такая ситуация! Представьте! Но руководители милиции должны были знать, где размещаются боевики во главе с Продиусом, что их немало, и они вооружены. Они должны были бы об этом доложить! Однако, к сожалению, этого не было сделано.

Так вот после стрельбы старатели быстро организовались и перекрыли трассу Киев-Ковель, которая является международной. Так отреагировали на вооруженный конфликт.

— Тогда виновные были наказаны?

— Я обращался к Щируку (руководителю управления УМВД в Ровенской области), чтобы уголовное дело было переквалифицировано в терроризм. Так и сделали. Сейчас, насколько мне известно, до сих пор идут судебные процессы.

— Общество только в последние несколько лет знает об этих «янтарных войнах». Разве раньше их не было?

— Давайте вернемся в самое начало. Раньше люди не знали, что это за минерал, но четко понимали, что он хорошо горит. Поэтому на Полесье янтарем топили печки. Впоследствии местные в районах, где есть залежи этой породы, начали на нем зарабатывать. Тогда килограмм янтаря стоил примерно 30-50 долларов. Такие средства не могли привлечь к себе криминалитет. По моим данным, он появился совсем недавно, когда поднялась цена. Сейчас янтарь стоит от двух до семи тысяч долларов за килограмм.

Однако администрировали процесс добычи исключительно в милиции. Как это происходило? Образовались артели, которые состояли из 5-6 человек. Они ночью в райотделе получали пароль, платили за него билет. По каждому месторождению они были разные – в зависимости от качества янтаря. Для примера – 500 долларов с одной механической помпы за сутки. Когда к артели на месте подходили проверяющие, они называли этот пароль, и их никто не задевал. Это была целая система, в которой были задействованы все силовые структуры. Я думаю, они все были в сговоре, поскольку им тоже перепадало.

Когда началась реформа преобразования милиции в полицию, ситуация изменилась. Уже в райотделе служат не такие коррумпированные люди (хотя, конечно, по определенным представителям есть вопросы, потому что осталось много бывших милиционеров, которых нужно было люстрировать).

Но повторю то, что сказал вам в начале разговора: кто-то из высоких киевских кабинетов дал разрешение на то, чтобы сейчас в областях, где добывают янтарь (Ровенской, Житомирской и Волынской), орудовал львовский криминалитет. Они, кроме всего, еще и занимаются кражами. Им абсолютно все равно, как зарабатывать: янтарь администрировать или воровать. Что самое опасное – их эта так называемая деятельность сопровождается наркотическими средствами. Причем они не только сами употребляют, но и распространяют.

«НИ Я, НИ МОЯ СЕМЬЯ НИКОГДА В ЖИЗНИ НИ ЦЕНТА ИЛИ ГРИВНЫ НЕ ИМЕЛИ ОТ ЯНТАРЯ»

— Еще в декабре 2014 года вы с коллегами внесли в парламент законопроект о добыче и реализации янтаря. Он принят в первом чтении. Почему дальше процесс не пошел?

— Было много встреч и заседаний рабочих групп. Спикер Парубий поручил их проведение Ирине Геращенко. Мы очень подробно все обсудили. Я хочу сказать, что если кого-то не устраивает какой-то пункт в законе, даже когда сроки внесения поправок прошли, пусть это делают. Мы тысячи раз нарушаем регламент. А это незначительное отклонение. Надо принимать решение, потому что ситуация острая – гибнут люди, а коррупция растет.

В том криминальном хаосе, в котором страна находится сейчас в этот переходный период, законодательство нужно усиливать. Я, в принципе, не признаю любого насилия – как со стороны старателей, так и криминалитета. Но и махновщины не должно быть. Параллельно с принятием законов, которые регулируют создание биржи и рекультивацию земель, надо немедленно увеличить уголовную ответственность за несанкционированную добычу янтаря.

— На сколько лет сажать?

— Надо по возможности ставить максимальную санкцию.

Вот почему силовые структуры требуют мзду либо криминалитет администрирует незаконную добычу янтаря? Потому что закон не пускает того старателя законно работать. Как только законодательство такую возможность предоставит, он будет платить в бюджет…

— Вы говорили, что можно получить 5 миллиардов в госбюджет.

— Это очень скромная цифра. Мы считали с коллегами почти из всех фракций. За законопроект голосовали все, кроме «Самопомощи»…

— Почему так? Как-то интересно: криминалитет приехал со Львова, «Самопомощь» не голосовала.

— Возможно, они не дали голосов и завернули законопроект, потому что их не было среди авторов. Других причин не вижу. Но я бы не совмещал в данном контексте Львов и «Самопомощь». Я общался с не львовскими представителями фракции (например, с Егором Соболевым), которые не касаются процессов в городе. Поэтому не стоит проводить параллель.

Вот давайте посчитаем. В год в Украине добывается ориентировочно 300-500 тонн янтаря. Если даже считать по две тысячи долларов за килограмм, представляете, какой оборот средств имеет эта теневая индустрия?! Доходы были бы существенными. Мы от «Батькивщины» в предложениях к правительству вписали 5 миллиардов, но эта цифра минимальная. Кроме того, я думаю, если дадут «зеленый свет» для покупки минерала на бирже, его не будут вывозить в Китай или еще куда, а здесь будут создавать перерабатывающие предприятия. Это еще дополнительная прибыль и рабочие места.

— Мы часто слышим словосочетание «янтарная мафия». О ком идет речь? Мы уже с вами выяснили, что в незаконном процессе добычи задействованы силовики и криминал.

— Да. Но я бы к ней не причислял старателей. Какая это мафия?! Это, например, учителя, которые пошли туда работать, потому что месячную зарплату в 5 тысяч гривен могут за день заработать. Без сомнения, они являются нарушителями закона. Но мафия – это люди, которые сопровождают этот процесс – администрируют, руководят, дают разрешения, закрывают глаза и отпускают преступников.

— Как их побудить к тому, чтобы направить процесс в законное русло?

— Побуждать нужно тех людей, которые влияют на эти процессы в парламенте и правительстве.

— Фамилии не назовете?

— Я просто не хочу быть голословным. Это было бы неправильно. Я чувствую и вижу, что даются указания, но не могу сказать, кто это делает. Поэтому и говорю, что для Арсена Борисовича (Авакова. – А.М.) это дело номер один – показать, кто именно этим занимается, и наказать их. Оставлять дело в том состоянии, как сейчас, означает одно: стрельба, криминал и смерти.

Знаете, ни я, ни моя семья никогда в жизни ни цента или гривны не имели от янтаря…

— А в интернете пишут, что вы имеете отношение к фирме «Санкамян», которой отдали землю, богатую на янтарь.

— Я очень сильно уважаю журналистов, но тех, которые делают свою работу профессионально, объективно и формируют новую страну. Однако терпеть не могу тех, которые в своей деятельности пользуются советскими рудиментами. Тех, которые делают заказные материалы или гонятся за сенсацией, которой нет.

Смотрите, было три решения Ровенского облсовета. Среди тех фирм было несколько, по которым проголосовали на первом этапе. После них я немедленно появился на местных телеканалах (запись программ есть в интернете) и сказал, что осуждаю эти голосования. А голосовали все фракции. Радикальная партия, БПП, которой спустили указание прямо из Администрации президента, и «Свобода», чей представитель возглавляет комиссию облсовета по экономическим вопросам, которая рекомендовала принять эти решения, и «Батькивщина»…

— Разбирались, почему «Батькивщина» голосовала?

— Этот процесс продолжается. Думаю, руководство будет реагировать.

Хотел отдельно сказать про «радикалов». Их депутат облсовета возглавляет общественную организацию, в состав которой вошли все старатели на Сарненщине. Поэтому для меня тоже остается вопрос, почему они голосовали. По моей информации, давала указание верхушка руководства РП. Не знаю, насколько это правда. Но для меня важнее, что «Батькивщина» это сделала. Потому что у нас в центре позиция сформирована, написаны два закона, где я являюсь соавтором. Мы должны придерживаться своей стратегии.

— Наказывать будете?

— Я свою точку зрения сказал: голосование по всем трем решениям, мягко говоря, неправильное.

Теперь что касается фирмы, о которой вы упомянули. Ее директором (не владельцем или учредителем) является Кравец. Я его знаю. Более того, действительно, до 2008 года мы были в деловых отношениях. Но с того времени я прекратил с ним общаться. Я не в курсе, где он, что и как.

— «Побили горшки»?

— Да нет. Но отношения не поддерживаем. Можем при встрече поздороваться – не больше. Это другая история. В тех расследованиях, которые проводили местные журналисты, написано: «бизнес-партнер». То есть даже не указано, что бывший. Более того, у меня комментарий не взяли. Это непрофессионально.

Гипотетически, если бы Кравец поехал в «ДНР» и, не дай Бог, начал воевать на той стороне, меня бы, в чем обвиняли?! В сепаратизме? Потому что мы несколько лет имели предприятие, которое существовало только на бумаге?! Кравец – это не тот человек, который будет куда-то вкладывать деньги. Искать инвесторов – это типичная для него ситуация. Я так понимаю, он нашел человека, который согласился. Он (я даже не знаю, о ком идет речь) дал средства, и теперь они шагают к центральным органам после получения разрешения на местном уровне. Еще раз повторю: ни я, ни моя семья от янтаря доходов не имели.

— В таком случае не могу вас не спросить о декларации за 2015 год. У вас была прибыль 79 тысяч гривен. Жена в декрете. При этом задекларированные машина Toyota RAV-4 стоимостью 355 тысяч, вашей наличности – 35 тысяч долларов, жены – 30 тысяч. Откуда эти средства?

— Корпоративные доходы, которые были до 2008 года, позволяли мне при их продаже получить определенные средства. Я был городским главой…

— И имели высокую зарплату?

— Чтобы вы понимали, у городского главы города Сарны заработная плата была под тысячу долларов. При этом там особо негде тратить деньги.

Второй момент. Я в 2014 году купил Toyota RAV-4 в кредит. Перед тем у меня была другая машина – Honda Accord, которую мы продали и оплатили половину новой. Тогда доллар был около 12, а я рассчитался за кредит, когда он стал 40. Представьте, сколько мне стоил автомобиль (улыбается. – А.М.).

— Вам повезло.

— Именно так. Машина мне досталась на половину дешевле. У меня уже нет тех 35 тысяч долларов, в 2016 году была приобретена машина Volkswagen Passat. На ней езжу я, а жена – на Toyota. Потому что в Киеве сложно без машины. Тем более, когда есть ребенок.

Вообще у меня нет каких-то драгоценностей, которые нужно декларировать, как и подарков такого рода. Задекларирована квартира в Сарнах. Кстати, ее подарила теща. Она была застройщиком в городе. Построила несколько пятиэтажных домов. Оставила себе полуподвальное помещение. Там сделали ремонт и подарили нам. Если я вам покажу, где живу, вы будете удивлены. Хотя квартира классная. Большое спасибо теще (улыбается. – А.М.).

«Я ВИДЕЛ, КАК САВЧЕНКО ВСТРЕЧАЮТ МАТЕРИ ПЛЕННЫХ. КОЕ-КТО ГОТОВ ЕЙ ВЫЦАРАПАТЬ ГЛАЗА»

— Поскольку мы упомянули о местных депутатах, давайте еще поговорим о народных депутатах. На прошлой неделе парламент ушел на каникулы. Сессия закрывалась не на позитивных нотах. В частности, в вопросе первого номера вашего избирательного списка Надежды Савченко – комитет решил исключить ее из своего состава. Правда, Рада не проголосовала, потому что понимали: голосов в зале не хватит. «Батькивщина» не планирует поддерживать такую инициативу. У меня вообще складывается впечатление, что ваша фракция старается держаться в стороне от того, что касается Савченко.

— Савченко – это уже не наша история. Мы ее исключили за то, что у нас не совпадает политика. Она с нами не советуется. Нам она неподотчетна и бесконтрольна. Я Савченко могу где-то понять в одном контексте: наверное, ее задевает то, что она смогла выйти на свободу, а много украинцев там остаются. Я видел собственными глазами, как ее встречают матери пленных. Кое-кто готов ей выцарапать глаза. Поэтому, вероятно, она хочет сделать все возможное, чтобы вытащить ребят оттуда.

Не исключено, что у нее теперь есть такой внутренний комплекс. Потому что для ее освобождения мы, действительно, сделали все, что могли: «Батькивщина», включив в список, парламент, который поддерживал своими голосованиями, ПАСЕ, где дали дополнительный иммунитет, президент, который дал Героя Украины. Все желали одного – вытащить ее из российской тюрьмы. И мы это сделали. Нельзя сказать, что Савченко с самого начала была идеологически на наших позициях. Я лично не знал, насколько у нее сформировано политическое мировоззрение. Но мы освобождали ее…

— Хотя было много разговоров о том, что, включив Савченко первым номером списка, Тимошенко добавляет партии голосов.

— Я не думаю, что Савченко добавила «Батькивщине» голосов. Смотрите, для примера, я – мажоритарщик. У меня в области партия набрала 6%, а я – 27%.

— Вы лично с Савченко общаетесь?

— Да. Но мне некорректно задавать ей вопросы. Хотя их у меня много. Некоторые из моих коллег (я не буду называть фамилии) даже отказывались комментировать ситуацию вокруг Савченко. Мы за нее волновались, боролись. Летали к ней на суды в Россию.

Более того, последнее путешествие в поддержку Савченко я буду помнить всю жизнь. Нас не пустили в аэропорт Ростова, потому что упал самолет. Мы были вынуждены добираться автодорогами – переходом на Донбассе. Нам меняли маршруты. Ехали 12 часов через блокпосты ночью с выключенными фарами и с ограниченными остановками. Нас сопровождала наша «Альфа». Эта ситуация вызывает вопрос, а почему мы с такими испытаниями и собственными рисками ездили в Россию поддерживать нашу коллегу? Почему Надежда теперь так поступает? Почему к нам не прислушивается?

— А вы ее об этом спрашивали?

— Спрашивали! Но она остается на своей позиции, потому что так считает, и все. Поэтому сегодня говорить о Савченко и «Батькивщине» в одной связке неуместно.

— Однако в случае проведения досрочных выборов она будет находиться на вашем электоральном поле.

— Пусть находится где угодно. Но мы свою миссию выполнили, как и президент, парламент и украинский народ. Надежда должна быть благодарна за это. А то, что она прибегает к известным вещам, пусть это будет четким материалом для изучения силовыми структурами. В частности, СБУ. Мы же не знаем, согласовывает она с кем-то свои действия, и куда ездит. История про освобождение пленных является неплохой. Плохо, что она ездит и с кем-то договаривается…

Однако очень хочется, чтобы всех пленных вернули. Хотя реалии совсем другие. Я вот вернулся из Давоса. Ситуация очень интересная. Там отсутствовали представители украинской власти…

— Это было связано со статьей Пинчука.

— Я изнутри почувствовал всю атмосферу. Как наша власть может игнорировать главу МИД Дании, который публично призвал вкладывать инвестиции в Украину? Неужели министру финансов Данилюку не было о чем с ним поговорить?! Еще там были экс-Генсекретарь НАТО, бывший руководитель Пентагона. Они оба в процессе. Один отстаивал нынешнего министра обороны, которого назначил Трамп. Это о чем говорит? Не исключено, что президент Америки в Твиттере будет писать одно, а за закрытыми дверями приниматься совсем другие решения. Потому что те люди, которые там приходят на должности, с позицией. Они будут Трампу навязывать свою точку зрения. Не ехать к таким людям и не говорить об Украине – это страусиная позиция.

— В ноябре вы лично подводили к трибуне Юрия Шухевича, когда тот должен был выступить от «Батькивщины», из-за чего возник скандал. Почему именно вы?

— Не знаю, почему именно я. Это была просьба лидера, которую я без проблем выполнил. Когда я подошел к Юрию Романовичу, он спросил, кто я (потому что он не видит). Я ответил. Он переспросил, подведу ли я его к трибуне. Я сказал: «Да».

— Вы знали, о чем он должен выступать?

— Абсолютно нет! Мы с ним говорили буквально секунды.

— После того скандала прекратились партнерские отношения «Батькивщины» и Радикальной партии…

— Нет, это случилось раньше, и чувствовалось где-то за две недели до этой ситуации. Тогда на эфирах, когда я начинал критиковать президента, мне пытались закрыть рот именно представители Радикальной партии. Я был очень удивлен. К Порошенко и его команде масса вопросов, и ответственность за состояние страны на нем. Но, знаете, я никогда не позволял себе (и не позволю) называть президента офшорным панамским барыгой, а тем более, обзывать женщину. А вот у отдельных фракций такая риторика была. Хотя сегодня она изменилась.

— Почему?

— Я не в курсе. Наверное, есть какие-то моменты, о которых мы не знаем. Однако на хамстве и черном пиаре государство не строится. Последствия будут нулевые.

Автор: Ольга Москалюк

Источник: «Цензор.НЕТ»

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий