Интервью с совладельцем издательства Наш Формат Антоном Мартыновым

24.09.2016 – Совладелец издательства «Наш Формат» рассказывает, как заработать миллион на издательстве книг на украинском языке. Издательство книг в Украине может быть не только хобби для узкого круга лиц, но и бизнесом. На этом настаивает совладелец издательства «Наш Формат» Антон Мартынов.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

В книжном деле он – со студенческих лет. Начинал с продажи в Украине аудиокниг, которые были созданы в России. Кризис 2008 года заставил его переехать на балкон родительской квартиры, распродать остатки аудиокниг и переориентироваться на продажу сувенирной продукции и книг.

Серьезный этап его предпринимательской деятельности начался со знакомства с инвестором художественного агентства «Наш формат» Владом Кириченко, который также сначала занимался созданием и реализацией аудиокниг.

Поработав полгода наемным директором, Мартынов вошел в капитал «Нашего формата» на правах равноправного партнера. С того времени началась новая эра «Нашего формата». Издательство переориентировалось на выпуск мировых бестселлеров на украинском языке. Главный акцент был сделан на жанре нон-фикшн, в том числе и деловой литературе.

Выбранная стратегия оправдала себя – обороты издательства за два неполных года выросли с 1 млн. грн. до 10 млн. грн. Мартынов на этом останавливаться не собирается. В его планах выпуск новых мировых бестселлеров на украинском языке и издательство более сотни новых книг до 2018 года.

В интервью совладельца и директора «Нашего формата» для БизнесЦензор читайте, возможно ли появление в Украине своего Amazon, почему на заправках книги продаются лучше, чем в магазинах и кого должно дотировать государство: металлургов или книгоиздателей.

Как вы попали в издательский бизнес? Чем раньше занимались?

Все началось в 2003-м году, когда я учился в компьютерной академии. Тогда мы с друзьями впервые услышали об аудиокнигах, как разновидности бизнеса. В Москве на то время это был крупный развитый рынок, а в Украине об этом еще даже не слышали. И мы решили скинуться и купить у россиян архив аудиокниг, зарегистрировали свободный на тот момент домен Audiobooks.com.ua и начали продавать их на дисках. То есть тогда мы продавали продукт, сделанный в России. Честно говоря, большинство аудиокниг были не лицензионными, поскольку, на то время, официально завозились лицензии только двух издателей – российских Сидиком и 1С Мультимедиа.

Но уже через два года мы опомнились, поняли, что нужно развивать собственный цивилизованный рынок, и создали первую аудиокнигу на украинском языке – «Энеида». Официальную, лицензионную, красиво и качественно сделанную. А в 2006 году появился «Наш формат», с которым я тогда никак связан не был. Они взялись аудиокниги пачками выдавать – начиная от классики и заканчивая современной литературой. Как не странно говорить это сегодня, но на тот момент «Наш Формат» был самым большим моим конкурентом, и я перешел на другой ассортимент – аудиокниги на языке оригинала.

Тогда я работал фактически на своем балконе у родителей дома, продукцию сдавал на диване. Как я уже узнал позже, с балкона я продавал аудиокниг столько же, как большая украинская книжная сеть. В деньгах это было около 400 тысяч гривен в год, по курсу 5 гривен за доллар. Для меня, как для студента, оборот был вполне приемлемый.

Но впоследствии в 2008 году вместе с кризисом и торрентами рынок аудиокниг начал быстро отмирать. Все перешли на «пиратку» и издатели, которые были в Украине, вынуждены были закрыться.

Мы продали почти всю продукцию, которая у нас была, затраты окупили, но перспектив не было. Хотя до кризиса этот рынок рос мощными темпами, примерно в 200% год к году.

Именно тогда все вышли из бизнеса, в том числе россияне и «Наш формат», который на тот момент был крупнейшим производителем аудиокниг в Украине. Лично я переключился на книги. На сегодня рынок аудиокниг практически не функционирует. Другие книжные магазины добавили к ассортименту смежные категории: канцелярию, детские товары, сувенирку.

На каких условиях вы зашли в «Наш формат»?

В конце 2012 года, после года переговоров с Владом Кириченко, мы договорились, что я возглавляю его компанию. Условия были такие: первые полгода я – наемный работник, а далее, по результатам работы, мы говорим о моем вхождении в бизнес. Фактически, со своим капиталом в эту компанию я не входил. Мой вклад – работа и идеи.

Речь шла о том, что есть корабль под названием «Наш Формат» и его нужно как-то сдвинуть с места. Все буксовало, Влад с момента создания компании сменил пять директоров, а потом и вовсе передал управление другой фирме. Но это все было не то, что нужно компании.

В конце концов, я решил возглавить «Наш формат» и войти в долю как совладелец. Фактически, история издательства начинается с 2014 года, но художественное агентство «Наш формат» было создано еще в 2006 году.

Агентство занималось разными вещами. Выпускали значки, плакаты, футболки, аудиокниги.

Сейчас вы являетесь совладельцем издательства. В каких долях Вы зашли?

Сейчас это 50% на 50%. Операционного участия Влад не принимает, мы работаем с ним по стратегическим вопросам. У него есть некоторые пожелания и общее видение. Часто он советует реально классные вещи, к которым мы прислушиваемся.

Каковы масштабы «Нашего формата» сейчас?

В разное время бренд «Наш формат» включал в себя издательство музыки, аудиокниг, изготовление футболок и различной символики. Сейчас мы остановились только на книгах, поскольку все остальное – это мелкий бизнес, который нам уже не интересен и масштабирование там невозможно.

Сегодня продажи «Нашего формата» – это 85% книг и 15% другой продукции. Наша компания – это 25 человек, 400 квадратных метров своего склада (хотя мы начинали с 50), несколько тысячных тиражей и амбициозные планы. Мы печатаемся в харьковских типографиях. Так делает подавляющее большинство издателей. Никто не держит свои производственные мощности, ведь это просто не окупается.

Нам приходится держать свою логистику и розницу. В Европе, если ты издатель, то ты занимаешься исключительно подготовкой и изданием книг. Они имеют отдельно фирму-логиста, отдельно фирму-дистрибьютора. У нас, к сожалению, если ты просто издатель, то ты имеешь риски недополучить по цепочке деньги обратно. Поэтому приходится быть и дистрибьютором, и логистом, и работать в рознице.

Назовите оборот, полученный от издательства книг?

С начала 2016-го года наш оборот составляет около 10 миллионов гривен. Мы планируем, что до конца года он составит 20 млн. грн. Почему такие амбициозные планы? Сейчас начинается сезон и эти четыре месяца делают больше половины выручки по году. Сезонность в этом бизнесе имеет большое влияние. Сентябрь-январь – это наиболее оживленные месяцы.

Сезон заканчивается в январе, а затем динамика спадает. Наибольшие проблемы летом. Это лето нам было трудно пережить из-за большого количества незавершенного производства. Много проектов, в которые мы вкладываемся, – и в роялти, и в переводчиков. Это было самое тяжелое лето за всю историю, но, как видите, пережили.

Какая самая большая статья расходов в себестоимости выпущенной книги? Это интеллектуальная составляющая, или материальная?

Себестоимость издания делится на допечатную подготовку (35%-45% от цены в зависимости от издания) и на печать (30%-35% от цены). Допечатная подготовка – это расходы на роялти, перевод, редактуру, корректуру, верстку, дизайн, текстуальные и визуальные моменты. Печать – это расходы на бумагу, краску и непосредственно сама печать, то есть вся типографская деятельность.

Насколько ваши доходы выросли в 2015-2016, по сравнению с 2014 годом?

У нас значительно выросли обороты после начала войны. Раньше мы выдавали 5 книг в год, а сейчас – 55. Когда мы начинали, то годовые обороты по книгам не были больше миллиона. Сейчас рост в 10, а может, даже, и в 20 раз.

На прибыль операционно мы вышли еще в 2015 году. Кредитуемся у физических лиц, так как кредитование в банках нам недоступно. Есть физические лица, которые поддерживают нас морально и материально. Они дают нам кредиты по адекватным ставкам, которые мы не можем взять в украинских финансовых учреждениях. Мы не работаем с грантами, а работаем на свободный рынок.

На 2016 год у нас были очень амбициозные планы. Хотели выдать 100 новых книг, но уже сейчас я вижу, что мы не выйдем на эту цифру. Мы не выдадим 100 книг из-за дефицита кадров.

Почему? Ведь книжный рынок в Украине развивается быстро, как и рынок пошива одежды, например. Слышал историю, что швеи после ПТУ пришли на собеседование и просили сразу 15 тысяч грн. зарплаты, потому что рынок растет и спрос на работников безумный. У вас разве не так?

Адекватных человеческих ресурсов, качественных профессионалов, в Украине не так и много. Мы не можем финансово позволить платить за перевод те деньги, что платят иностранцы, потому что тогда значительно возрастет себестоимость книги и она станет очень дорогой и, соответственно, недоступной для читателя.

Но мы должны как-то выбирать из тех людей, которые соглашаются работать по украинским расценкам. Людей, которые качественно работают, – очень мало. Но они есть.

Но я не люблю критику ради критики. Мы решили самостоятельно выращивать себе качественные кадры.

На базе нашего издательства мы планируем развернуть обучение людей, потому что нам банально не хватает рук, ведь у нас сейчас рост бизнеса на 100-150%.

Вы уже заработали свой первый миллион на книгах?

Я не считал точно, но думаю, что так. Всю прибыль мы реинвестировали. Мы стараемся строить свой бизнес на книгах, а для этого нужны инвестиции. Проблема украинского издательского рынка заключается в том, что много кто к нему относится как к хобби, а не как к бизнесу. А это за собой влечет большие риски, ведь в какой-то момент издателю может просто стать неинтересно этим заниматься. В результате читатели могут недополучить качественной литературы, а страна – необходимых ей профессионалов.

Что вообще украинцы покупают? Кто формирует их вкусы?

Посчитать сколько и каких книг было продано в Украине за последние несколько лет и четко понять динамику и тренды – сложно. У нас есть различные государственные органы, которые не могут предоставить адекватной сводной статистики для игроков книжного рынка. Соответствующие структуры даже не могут сказать, сколько занимала, например, в процентах российская книга – речь идет не о русскоязычной книге, а о книге, изданной в России – в 2013 году и сейчас. По нашим приблизительным подсчетам, по информации от наших партнеров, коллег-издателей, книжным ритейлерам, речь идет о том, что с 80% этот показатель упал до 50%-60%. И показатель присутствия российской книги в Украине продолжает падать.

Падает за счет повышения цены, подорожания логистики и изменения потребительского спроса. Люди реагируют на российскую книгу более негативно, чем раньше.

Какими тиражами вы выпускаете книги, чтобы проект был рентабельным?

Сейчас максимально эффективно, с точки зрения капиталовложения, издавать книгу двумя-тремя тысячами экземпляров, чтобы она быстро оборачивалась, а затем переиздать ее еще раз. Ориентируемся на оборот за три-четыре месяца, чтобы не замораживать оборотные средства. Иногда продаем тираж за короткий период.

Тираж одной из последних книг – «Почему нации приходят в упадок?» – в количестве 3000 экземпляров продали за 25 дней. Она выходила в партнерстве с инвестиционной компанией ICU. Мы с ними не одну книжку уже выдали.

Сотрудничество с инвестиционными компаниями – относительно новая форма монетизации. Если, например, к вам придет экс-глава Администрации президента Борис Ложкин со своей следующей книгой (например, «Пятой республикой»), то вы будете печатать ее?

Есть издатели, которые занимаются подобной литературой, а мы выдаем, то, что нам интересно, во что мы верим. Кроме того я думаю, что мы политикам неинтересны. У нас совершенно иной читатель. То есть мы такую книгу не продадим. Да и вообще украинский автор пока что нами рассматривается не очень активно.

Их у нас всего несколько процентов, поскольку топовые авторы все уже имеют контракты с другими издателями, а авторов, которые могут расти, но постепенно, мы еще не можем себе позволить. Для того чтобы проект отбился, по нашим оценкам, должны продать 4000 экземпляров за год.

Через какие каналы продаж вы реализуете свои книги?

У нас есть своя розничная продажа, магазин и интернет-магазин nashformat.ua. Он у нас занимает 15%-20% от продаж в зависимости от месяца. По году думаю, что 17% будет. Также – оптовый сбыт, который разделяется на специализированную розницу, онлайн и FMCG-сегмент. То есть мы представлены на заправках Сокар, Окко, в Эпицентре, Новуси, Ашане и менее крупных сетях.

На заправках, например, тоже покупают книжки. Покупка книжки на АЗС – это импульсивная покупка. Из 250 заправок Окко, в которых мы присутствуем, книжки хорошо продаются на 40.

Общемировая тенденция свидетельствует, что FMCG-сегмент – постепенно растет. Растет интернет-сегмент. В то же время, сокращается количество книжных магазинов. Я не могу сказать про все страны однозначно, но в основном везде так. Остаются только специализированные крупные сети, маленькие закрываются.

Если же брать нашу оптовую продажу за 100%, то 15% из них – это интернет-магазины, специализированные книжные магазины – это 65% и FMCG, соответственно, до 20%.

В Украине может появиться свой локальный Amazon?

Да, может. Я думаю, что он уже появляется. Я не буду называть эту компанию, но есть четкие тенденции к становлению Амазона в Украине. У них это успешный и эффективный бизнес. В первую очередь за счет систематизации, быстрой логистики, оптимизации бизнес-процессов и отсутствия качественной конкуренции.

В отличие от интернет-магазинов в стационарных книжных магазинах наценки 100%-130%. Это высокие цифры, по моему мнению, но это связано с высокой арендой платой, а иногда с неэффективной операционной деятельностью.

Однако продажа книг не перейдет полностью в интернет. Я думаю, что более чем за 25% этот показатель у нас в ближайшее время не перекатится. Люди, которые читают бумажные книги, будут всегда, их доля, возможно, уменьшится за счет увеличения популярности электронной книги, но это будет не критично.

Преимущественно люди доверяют книжным магазинам, хотят посмотреть на товар, который покупают, а магазины как раз эту возможность и дают. Поэтому книжные магазины, которые сейчас есть, не являются угрозой для интернет-коммерции. Поэтому и тот, и тот сегмент будут расти.

А что касается электронных книг? Насколько успешно они у вас идут?

С этим огромная проблема, потому что в Украине есть буквально два лицензионных сервиса: это smart.kyivstar.ua и Obreey Store (или BookLand). Это единственное место, где мы можем легально продавать книги, кроме своего сайта.

Еще интересно продавать книги через Google Books, iTunes и Amazon. На Google Books сейчас закрыта регистрация, уже полгода они что-то переделывают, и мы не можем туда зайти со своими книжками, ждем от них сообщения о возобновлении работы.

С Amazon и iTunes проблемы с тем, как получить легально деньги обратно, по-белому, на организацию – юридическое лицо. Сейчас мы продаем несколько книжек для тестирования, но чтобы зайти масштабно, мне хотелось бы зайти легально. Сейчас нельзя получить деньги в Украине, нет соответствующей платежной системы, которая позволит это сделать без существенных затрат на оформление офиса фирмы в иностранной юрисдикции, PayPal на вывод денег с Украиной не работает.

Кроме того, при регистрации на iTunes или Amazon есть еще одна проблема — нужно иметь определенный Tax ID – это идентификационный номер налогоплательщика США. Он выдается компании, которая зарегистрирована или в офшоре, или в США.

Офшор – это расходы, фирма в США — это еще большие расходы. Мы не покроем их. Можно найти партнера там. Мы сейчас этим и занимаемся. Но там, опять же, есть проблема в договорах между нами и правообладателями. Это получается такая схема с костылями.

По вашим прогнозам, электронная книга заменит бумажную?

Это как с театром. Все говорили, что театр умрет, потому что есть кино. Но театр – живой. Книга так же не умрет.

В США рынок электронной книги занимает 30%-35% от общего, в других странах – это 10%-15% и это не позволяет операционно выйти на рентабельность. Бумажная книга сейчас, кроме своей традиционной функции, стала еще и такой-себе «фишечкой», интеллектуальным аксессуаром, что подчеркивает социальный статус человека.

Данные нам говорят, что процент электронной книги на рынке рос очень мощно до 2014 года, из-за эффекта «низкой базы», в частности, но в 2015 году статистика показала прекращение бурного роста электронной и прекращение падения бумажной. Это мировой тренд.

Мы не знаем на самом деле как оно повернется, сложно все спрогнозировать в процентах, но бумажная книга точно не умрет.

А вот «дешевая» книжка, цена которой достигается преимущественно за счет некачественного изготовления, умирает, она переходит в электронный формат, потому что бумага дорожает.

Кстати, качественной бумаги в Украине нет. Пока мы можем выпускать только туалетную бумагу и бумагу очень сомнительного качества. Бумагу в широких масштабах в Украине раньше производили более трех фабрик, но осталась одна. Бумага, которую она производит нам не подходит из-за качества, поэтому мы всю бумагу покупаем заграницей. Импортируем через типографии.

Кто ваши конкуренты в жанре нон-фикшн?

Наверное, все понемногу. Но наш основной профиль – бизнес литература. И этот рынок, без преувеличения, начали активно развивать именно мы. Пока другие издательства занимались разграничением рынков и думали, стоит ли издавать бизнес-литературу на украинском языке, мы упорно работали над подписанием соглашений по большинству лучших авторов и книг, которые хотели издать.

Пока другие думали об изменениях стратегий, решали, покупать права, или нет – мы купили 95% прав на те книги, которые нам были нужны. Так в нашем портфеле прав оказались такие авторы, как Айн Рэнд, Дэниэль Канеман, Нассим Талеб, Дарен Аджемоглу, Оливер Сакс и многие другие. Раньше конкуренции за право на перевод книги на украинском языке никакой не было. Когда мы только начинали общаться с правообладателями о покупке прав, многие из них говорили нам: «Ого, чуваки, мы знали об Украине, но никогда не могли подумать, что у вас свой язык. Он очень похож на русский? В чем отличие?».

Сегодня же украинские издатели начинают уверенно заявлять о себе. С каждым годом на украинский язык переводится все больше качественных мировых бестселлеров. Начиная с 2015 года и до сих пор, у нас уже есть по четыре-пять претендентов на право издать одну книгу. Это еще раз свидетельствует об активном развитии рынка.

И вот много иностранных правообладателей в Лондоне в этом году меня спрашивали уже не о языке, а о стремительном развитии украинского издательского рынка. «Антон, что случилось? Почему у нас так много запросов из Украины, почему вы раньше не работали с нами?». Я объясняю, что после революции страна изменилась. Общество – в поиске новых знаний и опыта.

Расскажите о переводе роялти за авторские права? Какие проблемы у вас возникают с этим из-за административных и валютных ограничений НБУ?

Сейчас немного упрощают этот процесс. Раньше было очень трудно, потому что, менеджеры на валютном контроле в банках часто не могли понять, что в контракте написано и требовали 100%-ный перевод с английского языка на украинский.

Сейчас тоже требуют, потому что, государство не может прочитать, что написано в контракте. Так как мы платим все по-белому, то нам это конечно дополнительная головная боль, потому что надо иметь билингво-контракт, и самое сложное здесь — доказать иностранцам зачем подписывать контракт на двух языках: английском и украинском. Приходится в украинской версии писать, что английская версия – привилегированная.

Тогда, это удовлетворяет и наш Нацбанк, который пропускает этот контракт, и иностранцев, которые не тратятся на дополнительного юриста, потому что им это «съест» все это роялти. Выплата роялти идет через НБУ. И есть так называемый налог на репатриацию, который составляет 15%.

Сегодня из-за того, что у нас типовые договора, мы автоматизировали этот процесс. С нами работает уже более десятка крупнейших агентств и издателей, которые знают требования нашего банка – это act of reception transfer, типа акт выполненных работ. Я когда ездил во Франкфурт, им рассказывал: «Чуваки, нам надо акт выполненных работ». Они такие: «Что это?». А я говорю, что акт выполнения работ нам нужен, чтобы наш банк убедился, что мы действительно от вас получили права. Они же только смеются и говорят, что это что-то невероятное. Такая вот у нас регуляция.

Что бы Вы хотели передать Нацбанку?

Сейчас в разработке закон №4496, где есть инициативы, которые должны упростить, например, ИТ-шникам получение денег от зарубежных заказчиков, а нам — перевод денег для роялти. Там есть правильные инициативы, которые очень нам помогут. Да и не только нам, а и большой части украинского бизнеса.

Хочу пожелать НБУ, чтобы английский язык для них не был чем-то диким, чтобы нам не приходилось уговаривать иностранцев подписывать соглашения на украинском языке, который они не понимают. Английский в цивилизованном мире уже давно является языком делового общения.

Кому надо льготы давать – металлургам, которые экспортную выручку сюда заводят, или книгоиздателям?

Чтобы потом в металлургии были адекватные кадры, то однозначно нужно вкладываться в подготовку образования, в том числе и в книги. Потому что, потом просто не будет, кому работать в той же металлургии. Поэтому здесь ответ однозначный, по моему мнению.

Какие налоги сегодня платят книгоиздатели? Какие сейчас есть льготы?

Мы платим НДФЛ (Налог на доходы физических лиц), ЕСВ (Единый социальный взнос), военный сбор. У нас какого-то проблемного сотрудничества с налоговой не было.

Что касается льгот, то украинская книга имеет льготу по НДС (Налог на добавленную стоимость) — 0%. Это льгота, которая нам помогает, но эта льгота — это мировая практика, ничего нового.

Классический вопрос к участникам гуманитарной сферы: нужен ли Украине Минкульт?

Как издатель, я не знаю, чем занимается Минкульт. Это очень похоже на «работники работают работу», но результата очень мало. По крайней мере, так это все выглядит с нашей колокольни. Надеюсь на изменения.

У нас также есть такие структуры как Госкомтелерадио, Украинская ассоциация издателей и книгораспространителей (УАВК) и Книжная палата. В идеале они должны были бы хотя бы давать статистику по издательскому рынку. Если я веду в Украине книжный бизнес и хочу завести кого-то с Запада с инвестициями, то я должен дать развернутую статистику, а не придумывать ее сам.

Если открыть отчеты наших госорганов, то видим, что в них нет почти никакой полезной информации для бизнеса. Соответственно, вопрос «Зачем они?» – открытый. Проблема в том, что эти органы были созданы уже давно, по совсем другим правилам игры и реалиям.

Сейчас, например, создается государственная организация «Институт украинской книги». Недавно мне прислали устав, в котором все прописано классно, красиво. Как это будет на практике – я не знаю. Сейчас и.о. Института книги назначен Ростислав Семкив, поэтому есть большие надежды на него. По идее, эта организация могла бы стать таким себе локальным Минкультом для издателей.

Собственно, этот «Институт украинской книги» должен взять на себя функцию обновления и реформирования подходов к издательскому делу со стороны государства.

В том числе они бы смогли заняться администрированием государственной программы «Украинская книга», которая осуществляет закупки книг для библиотек. Обещают какие-то льготы для издателей в плане продвижения. Кроме того, обещают очень нужную штуку – финансирование переводов украинских авторов на другие языки, такие себе гранты.

Если ты хочешь продать право на украинского автора куда-то заграницу, первый вопрос, есть ли у вас возможность на это получить грант. Так работают норвежцы, чехи, шведы, французы. Они продвигают своих авторов, помогают с переводом.

Сколько государство тратит на книги в год?

Есть, например, программа «Украинская книга», согласно которой за последний год государство должно было потратить 42 миллиона гривен на поддержку украинского книгоиздания. Но есть вопросы к распределению средств. Например, раньше была практика закупать книжки для этой программы по розничным ценам, а не по оптовым. Но это не единственный недостаток. Я не знаю, как могут эксперты в количестве даже нескольких десятков людей оценить 1500-2000 книг за две недели. Я не понимаю. Это выбрасывание денег налогоплательщиков на ветер.

Советский союз гордился тем, что у него были «самые читающие люди». Украинцы – читающая нация? Есть ли у нас борьба между книгой и телевизором?

Процент людей, которые уменьшают свое чтение книг, постоянно увеличивается. В Украине этот показатель растет более быстрыми темпами, чем в других странах. В Украине количество книг на душу населения составляет 0,8 или около 1-й книги на человека. Это не плачевный показатель, но есть страны, где этот показатель составляет 4-5 и более 12 книг.

Проблема не в количестве изданных книг в Украине. Мы много издаем, и можем экспортировать. Из того же Харькова экспортируется книга в Россию, в Казахстан. Наши книги (издательства «Наш формат») не экспортируются, потому что мы нацелены на внутренний рынок.

Какие шаги государство может сделать для издательского бизнеса?

Во-первых, обеспечить возможность кредитования украинских издателей в банке под льготный процент (5-10%) в гривне. Это даст возможность активно инвестировать в производство новых книг, которые пока не доступны в Украине. Это очень важно, ведь оборотного капитала у украинских издателей не хватает, потому что продажа книг происходит, в основном, на условиях предоплаты, а реализация и оборот активов составляет не менее 3-х месяцев – то есть деньги издателей заморожены, а в условиях инфляции и роста курса – вообще обесцениваются. У издателей просто нет средств, на которые можно начать предпечатную подготовку оригинал-макетов (что составляет около 50% себестоимости книги).

Во-вторых, законодательно поощрять торговые центры площадью от 5000 квадратных метров выделять не менее 1% площади под книжные магазины в качестве социального взноса в развитие общества. Главное – провести отбор арендаторов прозрачно, на конкурсной основе. Все должно работать по принципу win-win. Конечно, в претендентах на площади не должно быть российских структур или аффилированных с ними лиц.

Кроме того, речь должна идти о внедрении механизма компенсации части арендной платы в торговых центрах книжным магазинам за счет государственного бюджета при условии соблюдения квоты на украиноязычную литературу в размере не менее 30% в первый год с увеличением доли на 5% ежегодно.

Государство должно разработать правила игры и обязать издательство, которое берет деньги, играть по этим правилам.

Нужно, чтобы было заведено, – когда строится торговый центр, то в нем 0,005% от площади вы отводите под социальную ответственность, то есть – книги. Социальная ответственность, это, например, ставка аренды – 100-200 гривен в месяц в проходном месте.

А как насчет инициативы введения эмбарго на российские книги. Чем для вас это не помощь?

Говорят: «Давайте запретим русскую книгу». Нельзя запретить российскую книжку, потому что банально у нас пока что нет ассортимента, который бы мог заменить российский. И мы сейчас этот ассортимент расширяем на 3%-5% в год. И это еще будет длиться 10 лет минимум. Если государство воплотит те два шага, о которых я говорил выше, то разовьет рынок значительно быстрее, чем все эмбарго вместе взятые. Этот рынок будет интенсивно развиваться.

Автор: Юрий Винничук, Дмитрий Казанцев

Источник: БизнесЦензор

Перевод (с сокращениями): BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий