Президент Westinghouse Хосе Эметерио Гутьеррес: Через несколько лет миллионы автомобилей станут электрокарами

04.06.2018 – Президент и исполнительный директор компании-поставщика ядерного топлива в Украину Westinghouse Electric Company Хосе Эметерио Гутьеррес в интервью УНИАН рассказал о сотрудничестве с «Энергоатомом», разработке нового ядерного топлива, про участие в проекте «Энергомост «Украина-ЕС», а также о том, как атомная энергетика сможет преодолеть вызовы современности.

Украина на 100% преодолела зависимость от поставок ядерного топлива из России, начав сотрудничество с американо-японской компанией Westinghouse Electric Company. Эта компания является одним из мировых лидеров в сфере ядерных энергетических технологий и занимает значительную долю на мировом рынке ядерного топлива.

На сегодня топливо производства Westinghouse уже используется на шести из 15-ти энергоблоков украинских АЭС. Более того, «Энергоатом» и его иностранный партнер ведут переговоры о дальнейшем расширении сотрудничества и производства ядерного топлива для энергоблоков ВВЭР-440 Ровенской АЭС (пока что Westinghouse производит топливо только для реакторов типа ВВЭР-1000, установленных на остальных украинских АЭС).

Также мировой ядерный гигант будет помогать «Энергоатому» выйти на европейский рынок электроэнергии и начать ее экспорт по так называемому энергомосту «Украина-ЕС». Westinghouse, вместе с партнерами (поляками и французами) готов стать партнером «Энергоатома» в создании этого «моста» и принять участие в соответствующем конкурсе, который летом этого года должен объявить Кабинет министров Украины.

Недавно Westinghouse столкнулся с определенными финансовыми трудностями, которые заставили его подразделение в США пройти процедуру банкротства. Но компания не только удержалась «на плаву», но и заключила новые долгосрочные соглашения и полностью выполняет все обязательства перед «Энергоатомом».

Господин Гутьеррес, первый вопрос, конечно, о состоянии выполнения контракта на поставку ядерного топлива для «Энергоатома». Для скольких энергоблоков ваша компания поставляет топливо?

На сегодня мы поставляем топливо для шести из 15-ти энергоблоков. Согласно соглашению, срок действия которого продлен, до 2021-2025 гг. мы должны выйти на поставки топлива по семи энергоблокам.

Действующие поставки происходят по графику?

Мы осуществляем поставки в соответствии с графиком. Наше топливо работает хорошо. «Энергоатом» удовлетворен тем, что наше топливо работает хорошо, а мы – тем более.

Ранее компания сделала заявление о разработке ядерного топлива для энергоблоков типа ВВЭР-440. На каком этапе находится этот процесс?

У нас есть разработанный дизайн топлива для таких реакторов. В прошлом мы обеспечили поставку семи партий такого топлива для Финляндии. На сегодня мы должны обновить и улучшить дизайн топлива по новым стандартам. Но для этого мы должны иметь потребителей, которые пожелают провести диверсификацию и будут заинтересованы в таком топливе производства Westinghouse. Мы работаем с такими потребителями для того, чтобы получить обязательства с их стороны. Как только мы их получим, мы будем готовы к согласованию позиций и производства.

Сотрудничаете ли вы в этом вопросе с «Энергоатомом»?

Да. Так же как с потребителями из других стран, например, Чехии или Словакии.

Значит, когда «Энергоатом» определится, что он желает использовать ваше топливо, тогда возможно начало работ?

Сначала мы согласуем финальную версию дизайна топлива – потому, что мы должны его обновить и уже тогда перейти к производству. Этот дизайн будет одинаковым для всех блоков ВВЭР-440, хотя и возможны небольшие модификации.

Сколько времени понадобится от того момента, когда вы найдете совместное решение с «Энергоатомом» до введения топлива в эксплуатацию?

На сегодня я не могу сказать, сколько времени это займет. Но я думаю, несколько лет точно.

Позвольте также вопрос относительно цикла производства ядерного топлива. В Украине производитель уранового концентрата – «Восточный горно-обогатительный комбинат». Возможно ли привлечение отечественного уранового сырья в цикл производства топлива для «Энергоатома»?

Конечно. Но процесс производства топлива не такой простой. Если у вас есть урановая руда, добытая из шахты, вы должны пройти через этап его конверсии и обогащения и только тогда перейти к фабрикации ядерного топлива. Мы занимаемся фабрикацией ядерного топлива.

Если «Энергоатом» возьмет уран, обогатит его и передаст его нам, мы можем сделать из него топливо. Нет проблем. На сегодня уран – это товарный продукт на мировом рынке, вы можете купить его с различных источников и использовать на эти цели (фабрикации ядерного топлива).

Значит, вы используете уже изотопнообогащенный уран, который может прибывать из разных источников (стран) для производства топлива для «Энергоатома»?

Потребитель обеспечивает нас обогащенным ураном, – который он покупает на рынке, где также покупает и услуги по обогащению – а мы уже производим тепловыделяющие сборки. Такой алгоритм работает для всех потребителей, не только для «Энергоатома».

Westinghouse также принимает участие в проекте «Энергетический мост «Украина-ЕС»» вместе с компаниями Polenergia International и EDF Trading. Какова роль и заинтересованность вашей компании в этом проекте?

Мы считаем, что «Энергетический мост» — это очень интересный и стратегический проект. Это путь к синхронизации украинской энергосистемы с Европейским Союзом. Наш интерес и роль в этом проекте состоят в том, чтобы помочь «Энергоатому» улучшить эффективность работы АЭС и повысить их мощность.

Благодаря нашему сотрудничеству «Энергоатом» сможет производить на десять-пятнадцать процентов больше электроэнергии на отдельном энергоблоке и обеспечить ее поставки по этой линии (по ЛЭП, которые обеспечат экспорт электроэнергии в ЕС). Есть техническая роль Westinghouse – это повысить эффективность и мощность энергоблоков.

На каком этапе реализации находится этот проект?

Принятие конечного решения, в том числе открытие тендера, сбор предложений и выбор группы компаний, которые будут выполнять этот проект, зависит от украинского правительства. Наш консорциум с Polenergia и EDF Trading будет принимать участие в тендере, и как только мы получим документы об условиях тендера, мы начнем их обрабатывать и предложим наилучшее предложение.

Украинское правительство не сообщало вам, когда будет начат конкурсный отбор?

Мы знаем, что они планируют запустить тендерную процедуру этим летом (но должно быть соответствующее правительственное решение), мы получим всю документацию и будем готовы обеспечить свое предложение до конца этого года. После этого будет процесс изучения и отбора различных предложений.

Учитывая ваш опыт, что вы можете сказать о безопасности, технологическом уровне украинских энергоблоков в сравнении с другими странами?

Я думаю, что стандарты безопасности в Украине вполне похожи на стандарты других стран. Я знаю, что «Энергоатом» инвестировал много средств, в свои, АЭС, улучшив системы безопасности. У вас хорошие стандарты безопасности.

Мы видим в Украине очень хороших инженеров в сфере атомной энергетики. Эти люди знают, что они делают и разбираются в ядерной энергетике. Также при общении мы увидели высокий уровень профессионализма регулятора (Государственная инспекция ядерного регулирования) и они тесно сотрудничают с регуляторами стран ЕС.

Мы знаем, что «Энергоатом» долгое время работал только с одним поставщиком и одной технологией топлива. Сейчас компания получила возможность работать со вторым поставщиком ядерного топлива.

Они видят уровень технологии и выгоду от диверсификации поставок. Также сотрудничество с Westinghouse дало значительное преимущество для всей атомной энергетики Украины. И мы рады сотрудничать с коллегами из «Энергоатома».

Принимаете ли вы участие в других проектах «Энергоатома», например, в модернизации энергоблоков украинских АЭС?

Мы сотрудничаем в проектах, связанных с модификацией АЭС, а также инструментальным контролем. Мы провели несколько инженерных анализов и планируем продолжить сотрудничество в этих направлениях. У нас есть хорошие технологии и много опыта. Я уверен, – мы можем принести пользу не только «Энергоатому», но и вашей стране в целом.

Ранее сообщалось о том, что канадская инвестиционная компания Brookfield Business Partners L.P. планирует в третьем квартале 2018 года завершить сделку по покупке Westinghouse Electric Company за 4,6 миллиарда долларов. Не изменились ли сроки закрытия этой сделки?

Нет, ничего не изменилось. Мы ожидаем, что сделка может быть закрыта, скажем, между июлем и сентябрем, то есть в третьем квартале. Мы вполне придерживаемся этого графика.

Также ранее Westinghouse объявил процедуру банкротства, повлияет ли эта процедура на выполнение контрактов с «Энергоатомом» и на политику Westinghouse относительно украинского рынка?

Нет. Наши специалисты в США хорошо провели процедуру банкротства, без потери поставок топлива или контрактов. Наоборот, мы подписали новые долгосрочные контракты.

Я также хочу объяснить, что единственное подразделение компании, которое попало под процедуру банкротства – это компания Westinghouse в США. Европейское подразделение Westinghouse Electric Sweden – не находится в процедуре банкротства, компания не останавливала поставок. Процедура банкротства не затрагивает европейского рынка.

Позвольте также поинтересоваться вашим взглядом на развитие атомной энергетики в будущем в мире и европейских странах в связи с такими рисками, как полный отказ некоторых стран (например, Германии) от атомной генерации.

Сейчас очень интересное время для атомной энергетики. Разговоры об ее развитии продолжаются довольно долго. Мы в Westinghouse продолжаем быть оптимистами относительно будущего атомной энергетики. У нас нет никакого сомнения – она будет оставаться мощной частью энергетического микста.

Вы правы, после аварии на «Фукусиме» (авария на АЭС «Фукусима -1» в Японии в 2011 году), в Германии – как я это называю – была эмоциональная реакция, не техническая или политическая, а именно эмоциональная реакция. Они сделали ошибку, остановив реакторы, которые очень хорошо работали и с точки зрения безопасности, и с точки зрения экономики.

Как следствие, Германия не сможет достичь цели по уменьшению выбросов углекислого газа. Фактически, как можно увидеть из статистики ЕС, они увеличили выбросы СО2 в 2016-2017 годах.

Недавно Ангела Меркель признала, что они не смогут достичь целей по выбросам СО2 в плане до 2021 года, потому что они заменяют атомную энергетику сжиганием угля, они не замещают атомную энергетику возобновляемыми источниками энергии.

В Украине с помощью атомной энергетики генерируется более половины электроэнергии, все остальное – из угля и возобновляемых источников. Если Украина решит закрывать атомные блоки, то будет вынуждена заменять атомную энергию углем. Другого выхода нет. Но тогда это приведет к соответствующим экологическим и экономическим последствиям…

Мы видим рост доли возобновляемых источников, но также абсолютно необходимой остается базовая электроэнергия (которую производят АЭС).

Мы очень упорно работаем в Китае. Мы построили реакторы AP1000, сейчас мы также работаем в Индии и Саудовской Аравии. Эти страны хотят поддержать рост своих экономик, но на сегодня они имеют очень значительные проблемы с окружающей средой.

Я недавно был в Индии, там невероятные проблемы с загрязнением воздуха в связи с огромным количеством автомобилей. Их правительство решило, что единственный путь это исправить – это строить атомные реакторы и электростанции на возобновляемых источниках энергии. Именно это делают Индия и Китай.

Мы видим, что страны на Ближнем Востоке и в Азии планируют построить много атомных энергоблоков. Некоторые страны пока задерживают старт по строительству новых энергоблоков, но я верю, что они примут решение использовать новые реакторы, которые будут работать по сорок-пятьдесят лет. Эти реакторы будут очень безопасны, в их разработку было инвестировано много средств.

Есть еще один важный момент. Спрос на электроэнергию в мире сегодня снижается на фоне экономических кризисов, но я верю, что мы увидим электрификацию экономики, включая транспортную отрасль. Еще недавно я сомневался, но сейчас я уверен, что через несколько лет мы увидим, как миллионы автомобилей станут электрокарами.

Нам потребуется огромное количество концентрированной энергии, чтобы обеспечить все эти автомобили. Мы можем производить эту электроэнергию из угля, газа, нефти, возобновляемых источников и атомной энергии. Мы знаем о трудностях с возобновляемыми источниками, поэтому мы верим, что атомная энергия продолжит играть важную роль.

Что вы можете сказать про новые технологии в атомной энергетике? Какие реакторы могут использоваться в будущем?

Я не эксперт по вопросам новых технологий. Есть разные возможности. Одни исследователи работают над реакторами на быстрых нейтронах, которые используют отработанное ядерное топливо для генерации электроэнергии. Эти реакторы имеют различные модификации. Другие ученые работают над малыми модульными реакторами мощностью от 200 до 400 мегаватт.

Идея их использования заключается в том, что инвестиции в строительство будут ниже, чем для больших реакторов. Это дает возможность построить сначала один небольшой реактор, а затем – следующий. Есть даже компании, которые ищут возможность построить еще меньший реактор.

Есть много разных технологий и на сегодня сложно сказать, какие из них получат распространение в будущем.

У Westinghouse есть три разные альтернативы, но на данный момент мы решаем, какой сделать выбор. Развивать все три направления одновременно мы не будем. О том, какой из трех технологий будет отдано предпочтение, мы сможем сказать позже.

Автор: Дмитрий Сидоров

Источник: УНИАН

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Оставить коментарий