Роман Шпек: Власть нужна человеку, который хочет одолжить денег, но не знает, как будет их возвращать

03.08.2016 – Председатель Совета Независимой ассоциации банков Украины Роман Шпек о перспективах получения третьего транша от МВФ, а также о результатах работы законодателей и взаимоотношениях с международными финансовыми учреждениями. «Однозначно можно сказать, хотя это и неприятно, – к Украине нет доверия у кредиторов», – считает он.

Читайте также: Комплексная программа развития финансового сектора Украины до 2020 г.

Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Ситуация в финансовом секторе в последние месяцы выглядела будто спокойно – без девальвации гривны и громких банкротств банков. Вы согласны с этим?

В целом ситуация действительно неплохая. Экономика вышла из рецессии в конце прошлого года, и сейчас есть предпосылки для экономического роста. Благодаря работе Нацбанка и правительства проведена консолидация государственных финансов и осуществляется здоровая макроэкономическая и денежно-кредитная политика.

Завершается очищение банковской системы. Такие действия позволили снизить темпы инфляции, что превзошло даже оптимистичный макроэкономический прогноз, составленный в начале года.

Наблюдается улучшение конъюнктуры на основные продукты украинского экспорта. Есть положительная динамика с реальной заработной платой населения после двух лет сумасшедшего пике. В июне рост депозитов составил 0,9% в годовом измерении.

Это немного, но значимо на фоне двух предыдущих лет большого оттока. И это с учетом всех проблемных банков, если же говорить только о работающих банках, то динамика будет лучше. Думаю, что Нацбанк и дальше будет иметь основания снижать учетную ставку. А это означает, что стоимость привлеченных ресурсов будет снижаться.

Но есть и другие факты. Нестабильная динамика промышленного производства. Постоянные остановки шахт и заводов из-за обстрелов и перерывы в работе железных дорог. На фоне спада за последние два года, рост на 1-2% – это не достижение, а диагноз стагнации. Но первых признаков макроэкономической стабильности недостаточно для самоуспокоения.

Настораживает, что на следующий год предполагается курс гривны к доллару на уровне 27,2. Те, кто сегодня работают на рынке и формируют видение на следующие двенадцать месяцев, понимают, что будущее выглядит не так уж и хорошо…

Хотя есть явные признаки оздоровления, но они еще не набрали критической массы, чтобы говорить, что пациент может встать с кровати и наслаждаться полноценной жизнью.

Это макроэкономика, а что касается банковской системы…

Убытки банковской системы в 2014 году составили 53 млрд. гривен, в 2015-м – 67 млрд. За 5 месяцев этого года – лишь 9 млрд. грн. Причем из топ-20 банков с убытками работали только 7. Это еще не прибыльная деятельность, но разница очевидна.

К тому же, уже несколько месяцев подряд банки фиксируют избыточную гривневую ликвидность. Около 60 млрд. грн. банки держат в депозитных сертификатах. Потенциально это сумма, которая может пойти на кредитование реального сектора экономики и населения.

Основные игроки, которые консолидируют 90% активов, прошли стресс-тесты и уже подписали планы докапитализации. Определены объемы финансирования банками связанных лиц и разработаны мероприятия по снижению этого показателя. Большинство банков, акционеры которых не хотели или не были готовы увеличивать капитал, – ушли с рынка. Это объективный процесс.

Все это больно ударило по вкладчикам. И медикам тоже иногда приходится применять ампутацию, чтобы спасти весь организм. Но радует, что болезненная ампутация в банковской сфере завершена примерно на 90%.

Конечно, нужно отслеживать, насколько банки из топ-10 выполнят свои обязательства. Тем более что время от времени приходится слышать, что кто-то пытается передоговориться по определенным планам. Такого нельзя допускать, потому что это уже будет не оздоровлением.

Банки почти сформировали резервы. Почти, потому что раньше задача решалась в условиях стресс-теста. Сейчас НБУ разработал новое постановление относительно оценки рисков, которое вводится в тестовом режиме с сентября. Тогда и увидим насколько это постановление объективно и соответствует реалиям.

Нацбанк знает позицию НАБУ, нужна четкая методология, а не новый стресс-тест. Нужен механизм, который не просто фиксировал бы проблемы, которые уже возникли у банка, а не допускал бы негативного развития событий.

Выполнять какие-то новые требования можно, когда к лучшему меняется ситуация во всей экономике. Не могут одни акционеры из одного бизнеса вносить капитал, когда другие пытаются вывести его из страны, пользуясь, в частности, несовершенством законодательства.

Вы одобрительно откликаетесь о работе НБУ в то время, как его не критиковал разве что ленивый…

Вовсе не собираюсь идеализировать Нацбанк. Говорил неоднократно, что имею определенные претензии к правлению различных периодов. Но нельзя игнорировать тот факт, что НБУ значительно больше сделал для реформирования банковского сектора, чем правительство в структурных реформах, в создании здоровых условий для бизнеса.

Валерия Гонтарева взяла на себя ответственность за трансформацию банковской сферы. Она сделала то, что не делалось на протяжении десятков лет.

НАБУ и Нацбанк нередко спорят. Но это профессиональная, непубличная дискуссия. Не всегда с первого раза, но они к нам прислушиваются. И мы адекватно воспринимаем намерения оздоровить и реформировать банковскую систему.

Что по вашему мнению мешает развитию финансовой сферы сегодня?

Если сказать одним словом – недореформированность. Чрезвычайно слабая институциональная способность украинской власти. Почему все задают вопросы про кредиты, транши? И никто не говорит о реформах. Или говорят, а не проводят. Стабилизация в экономике должна стать базой для дальнейших действий. А действий нет.

Остро стоит проблема защиты прав кредиторов. Имеющиеся в законодательстве правовые лазейки отвлекают банки от возобновления нормального кредитования бизнеса и населения. В Раде зарегистрировано несколько законопроектов, направленных на качественную реформу финансового сектора.

Например, законопроект по повышению эффективности процедур банкротства №3132 или относительно стимулирования кредитования №4529. НАБУ, НБУ и видимо весь украинский финансовый мир ожидали принятия депутатами этих и еще около 10 законопроектов еще в июле. Однако парламент решил отдохнуть.

Зарубежные кредиты не решат проблемы нашей экономики. Нужно понимать, что кредит – дает возможность выстоять до того момента, когда станет лучше. Пока реформированная экономика не начнет давать результаты. И возвращать кредит.

Почему политики, чиновники, журналисты говорят о кредитах и траншах, и не говорят о реформах? И почему мы тогда удивляемся, что инвесторы обходят страну стороной?

14 июля представитель МВФ Джерри Райс заявил, что возможность принятия решения о выдаче очередного транша Украине в июле до сих пор сохраняется, если на договоренности с украинским правительством не понадобится больше времени. Это очень похоже на тактичный отказ. Какова ваша мысль?

Нет, это не отказ. Со стороны правительства делается немало, чтобы транш МВФ был получен. Кабмин подготовил и передал в парламент необходимые законопроекты. Однозначно можно сказать, хотя это неприятно слышать – к Украине нет доверия у кредиторов. Наше государство подобно человеку, который хочет очередной раз одолжить денег, хорошо не понимая, как будет их возвращать.

Наши кредиторы хорошо знакомы со всеми теневыми, коррупционными схемами. Хотя бы ситуация с Одесским припортовым заводом. Нам говорили, что необходимы условия для честной конкуренции и реформы, а мы сделали все, чтобы процедура напоминала непрозрачное распределение среди своих.

Так и в истории с траншем. Нам не доверяют и начинают заниматься техническими процедурами, затягивать время.

Среди политиков, которые уважают себя и страну, есть понятие наследственности правительственных институтов. Это означает, что каждый чиновник, который приходит на высокую должность, не начинает открывать свой космос или новую целину пахать! Должна быть какая-то последовательность. Кредиторы с ума сходят!

Они потратили средства на подготовку проектов и уже ждут, что мы полным ходом реализуем. А мы рассказываем, что хотим еще раз поменять проект.

В прошлом году доходы от приватизации были предусмотрены в 17 млрд. грн. Получили 300 млн. В этом году предусмотрено 15 млрд… И мы уже видим, что получилось с приватизацией ОПЗ.

Предусмотренные Украине средства ЕС, ЕБРР, Всемирного банка на различные проекты мы хронически не выбираем – и из-за общего недоверия, и из-за недостатка компетенций в получении технической помощи.

Кредиторы не видят генеральной линии реформ, соблюдения общего курса. Ленинская фраза «Шаг вперед – два шага назад» намертво засела в головах наших политиков. Они только что-то сделают, так сразу расслабляются и отматывают дело обратно.

Было же обращение ЕБРР и МВФ, что начальная цена приватизации ОПЗ завышена и это может привести к тому, что не будет заявок. Мы как-то отреагировали? Так и получилось – заявок не поступило.

Я имел отношение к разработке первой программы с МВФ еще в 1994 году. Хорошо знаю их стиль работы и требования. То, что мы почти год не получаем денег, а постоянно ведем разговоры и о чем-то договариваемся – это признак недоверия. Они не видят, что мы играем в долгую.

В 2015 году мы недополучили 3-й и 4-й транши. Международные финансовые институты видят определенные усилия для получения транша, но не видят системной работы по реализации программы реформ, под которой стоят подписи президента, премьер-министра, председателя НБУ, министра финансов.

Как в анекдоте про одесский вокзал, нас в конце концов могут спросить: «Вам шашечки нужны или все таки ехать?».

Как вы оцениваете ситуацию с принятием законопроектов, входящих в «пакет МВФ»? Работа провалена или ситуация под контролем правительства и парламента?

Работу Верховной Рады оцениваю только негативно. Вместо рассмотрения и голосования по важнейшим законопроектам, они больше занимаются политическими игрищами.

Из 12 важных для экономики законопроектов за 2 пленарные недели парламент принял в первом чтении лишь по устранению административных барьеров для экспорта услуг и о разделении полномочий Нацкомфинуслуг между НБУ и НКЦБФР. Это хорошо, но мало.

Вне внимания остались крайне важные законопроекты по стимулированию кредитования относительно усовершенствования процедуры банкротства (входит в пакет МВФ) и немало других. Такими темпами мы еще долго будем барахтаться в грязи.

Напомню, что сформированная в парламенте коалиция формирует правительство. Как мама не может отказываться от ребенка, так и коалиция не должна снимать ответственность за действия созданного ею правительства. И наоборот.

Не могут чиновники не ходить в Раду и не доказывать, что действуют в соответствии с коалиционным соглашением, что делают что-то такое, что изменит положение в экономике к лучшему. Понимаю, что крайне трудно находить аргументы для некоторых персонажей нашего политикума, но все равно нужно сотрудничать.

Неоднократно говорилось, что ситуация с принятием пакета МВФ буксует еще и потому, что она является заложницею борьбы за власть и экономические интересы внутри. То есть опять государственные интересы заменяются клановыми. Например, часть законопроектов пакета не является требованием МВФ, а «проталкиваются» под шумок. Ваше мнение?

Да, идет борьба за власть, но не за будущее Украины. Кто-то спекулирует на высоких коммунальных тарифах, чтобы заработать электоральную поддержку. Кто-то надеется, что шаткость существующей коалиции и ее неспособность принимать решения даст основание говорить о досрочных выборах.

Пора нашим политикам, в конце концов, ездить не в Женеву, а в Румынию, Польшу, Эстонию или Словакию. Где на основе последовательности политики и преданности реформам изменена страна. Где пришли инвесторы, где нормальные дороги. Вот Украина и Польша по многим показателям сопоставимы. По количеству населения, по структуре промышленности. Я помню времена, когда мы туда возили телевизоры, косы и утюги на тамошние базары. Сегодня польский ВВП больше украинского примерно в 5 раз.

И весь объем газа, который использует польская экономика, не превышает 15 млрд. кубометров. Это меньше, чем объем, который потребляет жилищно-коммунальный сектор Украины.

Не имеет значения количество законов в пакете МВФ, а только польза, которую они принесут. Если в процессе принятия закона что-то завуалировали, что искажает его суть, то приходится создавать новые законопроекты.

Последний транш кредита МВФ Украина получила почти год назад. На протяжении года мы наблюдаем не только прекращение падения экономики, но и небольшой рост. Нужно ли Украине влезать в дополнительные миллиардные долги, которыми в том числе являются кредиты от МВФ, или, возможно, мы и сами способны стать на ноги? Тем более что МВФ требует жесткого урезания социальных расходов и увеличения коммунальных тарифов.

Однозначно мы летом транш не получим. Без него можно прожить, но недолго. Ситуация на финансовом рынке позволяет удерживать стабильность, но приближается отопительный сезон. В начале сентября также нас ждет большой платеж по еврооблигациям, около полумиллиарда. Западные партнеры могут дать дополнительные кредиты только тогда, когда убедятся, что есть нормальное сотрудничество с МВФ. В этом важность нормальной работы по получению траншей кредита фонда. Бездействие правительства и парламента приводит к запуску цепной реакции: отсутствие реформ – невыдача транша кредита МВФ – отказ других кредиторов. Тогда у нас действительно начнутся проблемы.

Если без посторонней помощи Украине никак, то, возможно, стоит обратить внимание на других международных партнеров, кроме МВФ?

Такое сотрудничество ведется постоянно. Например, Нафтогаз получил кредит от ЕБРР на приобретение топлива для отопительного сезона. Но насколько эффективно мы используем предоставленные нам возможности? Из всей суммы зарубежной помощи, львиную часть Украина уже должна была получить. Из $26-27 млрд. МВФ предлагал $17 млрд. Остальная часть средств должна была поступить от других доноров – Европейский инвестиционный банк, ЕБРР, Всемирный банк и других. Средства предназначались на развитие внутреннего рынка – инвестиционные проекты, энергосбережение, развитие инфраструктуры и энергоснабжения.

Осуществление этих проектов происходило бы в гривнах. А проданные валютные средства пошли бы на пополнение золотовалютных резервов. Не может экономика страны строиться исключительно за счет экспорта. Мы имеем низкую добавленную стоимость в товарах украинского экспорта, поскольку они имеют сырьевой характер.

Нужно думать о внутреннем рынке, но развивать его за счет денежной эмиссии недопустимо. Меня беспокоят такие намерения. Необходимо развивать внутренний рынок именно за счет средств международных финучреждений. Но опять же, они предоставляются только тогда, когда страна в ладах с МВФ.

В прошлом году за счет бездействия властей мы не получили почти $6 млрд. Какими были бы золотовалютные резервы? Появились бы основания на снятие валютных ограничений, которые действуют и сейчас. Сколько бы тех средств пошло на модернизацию дорог и жилищно-коммунальное хозяйство? Отсутствие реформ привело к такой ситуации.

Недавно я встречался с уже бывшим главой представительства ЕС в Украине Яном Томбинским, которого знаю еще со времен службы в Брюсселе. Он рассказал, что почти полтора миллиарда средств, заблокированных в бюджетах Европейской комиссии для Украины, они не могут нам выдать. Это 600 млн. евро макроэкономической помощи и другие виды поддержки. Они просто лежат, мы платим проценты за резервирование, но не можем ими воспользоваться. А сколько таких денег в ЕБРР лежит? Еще большая сумма неиспользованных средств от Всемирного банка.

Неоднократно от разных представителей власти звучали бравурные сообщения, что якобы есть договоренность с США о миллиарде на помощь. Но тот миллиард так и не поступил. И не поступит, пока не будет восстановлена программа с МВФ, которая хоть и не остановлена, но и не продолжается с прошлого года.

Кстати, представители МВФ в последних своих заявлениях упомянули о долге России. Может ли это повлиять на получение долгожданного транша?

МВФ – коллективный орган с группой директоров, один из которых представляет Российскую Федерацию. Будет заседание и будет обсуждение. Международный валютный фонд сторонник того, что любой долг должен быть оплачен. И стороны должны урегулировать долговые конфликты путем переговоров. То есть они дали сигнал Украине и России: «Договаривайтесь. Будьте прагматичными». Хотя Россия может поднять этот вопрос на совете директоров, изменения в положении о кредитовании дают нам право рассчитывать на получение средств при выполнении всех других условий независимо от долга северному соседу.

Единственное, что требуется от нас – демонстрировать готовность к диалогу. Или наши аргументы, почему мы не ведем диалог, должны быть подкреплены международным правом и международной практикой.

Автор: Анна Степанова

Источник: Экономическая правда

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий