Сценарист “Слуги народа” Юрий Костюк: Мы думаем о “фишечках” на инаугурацию

Сценарист “Слуги народа” Юрий Костюк, политика, выборы

05.05.2019 – В прошлом году Юрий Костюк занимался обычной ежедневной рутиной – писал сценарии к сериалам и кинофильмам студии «Квартал 95». Вместе с группой других «кварталовских» сценаристов он придумывал образы героев, сюжетные коллизии и перипетии сериала «Слуга народа», благодаря которому Владимира Зеленского и начали воспринимать как потенциального политического игрока.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Во время избирательной кампании Костюк готовил сценарии уже для реальной жизни – он входил в креативную группу штаба Зеленского, предлагал собственные варианты видеороликов и билбордов.

«Юрка – мой коллега, мой товарищ», – с теплом в голосе говорил Зеленский о своем креативщике в интервью УП.

После второго тура выборов мы встретились с Костюком в рамках видеопроекта «Четкое интервью», он вскоре выйдет на Youtube канале «Украинской правды». Разговор записывали на заднем дворе избирательного штаба Зеленского, который расположен в элитном районе на Печерске. Это люксовое трехэтажное имение, которое со двора чем-то напоминает дом премьер-министра Великобритании на Даунинг-стрит. Изнутри – это офис открытого типа со стеклянными дверями и перегородками, словно в банке.

Двор избирательного штаба Зеленского симпатичный и скромный одновременно – аккуратно подстриженный газон, вокруг – елки, которые закрывают вид от соседних домов.

Все время, пока мы разговариваем, за забором раздается шум от строительства и детей, играющих где-то рядом.

В ходе часовой беседы Костюк спокойно и уравновешенно рассказывает о ходе избирательной гонки, вспоминает, как Трамп звонил Зеленскому, объясняет, как руководитель «95 квартала» шел в политику, и признает, что Администрацию президента, скорее всего, перенести не удастся.

– Чем вы занимались в штабе Владимира Зеленского?

– Если говорить о моей роли – это креатив, медиа, то есть все, где нужна фантазия. Например, это создание роликов «Слуги народа», которые исполняли роль и промотирование сериала, и кампании в то же время, другие рекламные ролики, какие-то билборды. В целом, чем мог помочь – помогал.

– Давайте говорить хронологически. Когда Владимир объявил «95-му кварталу», что идет в президенты? Как это происходило? 

– Был разговор, когда мы собрались тесным кругом людей, которым доверяет, где он сказал, что имеет такие мысли.

– Тесный круг – это кто?

– Это люди из «Квартала». Например, Иван Баканов, Сергей Трофимов (исполнительный продюсер «Квартала»), Михаил Валеев (креативный продюсер «Квартала»), братья Шефиры (совладельцы студии «Квартал 95»). Это очень ответственное решение, поэтому Владимир не говорил, что идет в президенты. Он говорил, что думает об этом, и спрашивал, не пора ли нам пойти в политику и попытаться что-то сделать для страны.

Этот разговор состоялся в апреле прошлого года. После этого у нас была такая себе «разведка»: мы встречались с разными политологами, политконсультантами, слушали их мысли.

99% из них говорили, что это все невозможно, что «ваша аудитория в основном – молодежь, которая не приходит на выборы; если у вас нет, по крайней мере, 50 миллионов долларов на кампанию – можете об этом не думать; это все сетки, структуры»…

Это на самом деле сыграло положительную роль – чем больше нам не верят, тем больше хочется доказать, что мы можем. Это принцип «Квартала», который работает еще со времен КВН.

– Значит, уже в апреле прошлого года Зеленский начал говорить о возможном походе в политику?

– Он сказал, что думает, и что у него есть идея, какой должна быть кампания. Володя хотел, чтобы все выглядело нестандартно, чтобы была другая связь, и говорил, что не станет политиком в классическом смысле этого слова…

Политконсультанты нам рассказывали, что нужно сделать переход образа от актера и шоумена до лидера общественного мнения, и лишь после того –  политика. Это не был наш путь. Владимир говорил: «Я классическим политиком не стану никогда в жизни».

Мы сразу говорили, что не хотим показывать, что Владимир является каким-то большим специалистом во всех сферах и сейчас за два месяца подготовится и на интервью разложит все по полочкам с процентами, графиками и диаграммами.

Самая главная наша история заключалась в сохранении органичности. Главный тезис кампании – как стать президентом и остаться человеком.

— Как собрался ближайший круг Владимира Александровича, который влиял на его решение во время кампании? Кто вообще эти люди, ведь вы тоже входите в этот круг? 

– Во-первых, все решения принимает сам Владимир. Люди, которые находятся рядом, могут помочь советами или своими мыслями, которые он слышит, но влиять на принятие решений достаточно сложно.

Люди, которые находятся рядом – это уже упомянутые братья Шефиры, Иван Баканов, Сергей Трофимов, Михаил Валеев, Ирина Победоносцева (директор по развитию студии «Квартал 95»), Мария Левченко, которая является его ассистентом.

Это люди, которые были в начале. Уже потом присоединился Дима Разумков. Руслан Стефанчук, кстати, тоже был с самого начала – они с Владимиром знакомы еще со времен КВН. Стефанчук в свое время был автором команды «Три толстяка».

Так понемногу эта компания формировалась и собиралась, и она продолжает формироваться сейчас.

– Вы не назвали Андрея Богдана, которого в расследованиях уже показали «Радио Свобода», «Bihus» и другие.

– Андрей Богдан – это товарищ Владимира, это юрист…

– Клиентами его в свое время были, например, Геннадий Корбан и Игорь Коломойский.

– Мы же не говорим о его юридической карьере. С точки зрения его участия в кампании – самая главная ценность Андрея то, что он знает, как работает система, знает очень много нюансов, которых мы не знаем.

Когда у тебя есть желание разрушить систему или, по крайней мере, понять, как все устроено – ты не обойдешься без людей, которые были внутри.

– Если обобщить – у вас были две линии рекламных роликов под избирательную кампанию – это трейлеры третьего сезона «Слуги народа» и видео, Зеленский сам выкладывал в Instagram. Чья была идея подвязать рекламу «Слуги народа» под выборы?  

– Это полнейшая идея Владимира, которую в начале никто не понимал. Все говорили, если мы идем в политику, это как-то несерьезно, по крайней мере, я тогда не понимал это.

Мне казалось, что это странно, что это реклама сериала, как оно будет коррелироваться? Где Голобородько, а где Зеленский? На самом деле эта идея все-таки сработала, ведь в роликах была и реклама третьего сезона, и собственно через эти ролики мы могли доносить определенные позиции.

Фактически, это победа креатива над ограниченными ресурсами, когда телеканал их размещал в рамках промо телесериала. Эта история работала и для Youtube, и Instagram.

– Как вы придумали проводить дебаты на стадионе? 

– Историю надо разделить. Когда наши противники активно поднимали тему дебатов: «мы хотим дебаты», Ирина Геращенко хотела внести закон, чтобы сделать их обязательными… Мы понимали, что наши конкуренты будут ездить на этой пластинке, поэтому мы сразу готовились к дебатам.

Но Владимир говорил: нам нужно думать о формате, мы точно понимали, что это не студия. В конце марта «Квартал» поехал по Украине с концертами. И помню, был концерт в «Днепр Арене», мы стояли за кулисами, спустился Владимир и говорит: «Я понял, где стоит делать дебаты. На стадионе».

Еще перед первым туром у нас возникла эта история. Решение записать видео-приглашение на «Олимпийском» рождалось уже в этом здании (в штабе Зеленского), в обед придумали – уже утром записали.

– Вы ожидали, что Порошенко согласится на ваши условия? 

– Честно? На 90% думали, что откажется.

– Как Зеленский готовился к дебатам? Нам рассказывали, что над ним много работали психолог и учитель украинского языка.

– Это неправда – ни психолога, ни учителя здесь не было. Украинский язык Владимир начал изучать, кажется, года два назад. Он об этом говорил Екатерине Осадчей.

Когда началась активная фаза кампании, он занимался с учителем. На самом деле помогало окружение – мы пытались говорить с ним как можно больше на украинском языке.

К дебатам Зеленский готовился со своим штабом. Можно сказать, что он готовился к ним на протяжении всей кампании, здесь почти ежедневно происходили экспертные совещания из всех возможных вопросов. И, так или иначе, это также прокачка.

Перед самими дебатами Владимир должен был просто сесть, самостоятельно систематизировать информацию и собственно готовиться к вопросам оппонента.

– На дебаты он пришел «заряженным» и агрессивным – это вы его так настроили?

– Такой истории, как показывают в кино про бокс, когда есть тренер, который настраивает: «ты должен порвать» – такого не было. На самом деле, если бы так все происходило, это могло бы помешать.

– Как вы сейчас готовитесь к инаугурации? Когда вообще она будет – до 27 мая или после?

– Пока не знаем. Мне кажется, что ЦИК должна назначать дату инаугурации (на самом деле – Верховная Рада). А как готовимся – думаем о «фишечках». Понятно, что есть официальная процедура, которую мы уважаем.

– В Верховную Раду вы придете, да?

– Да. Мы, кстати, думали, можно ли вывести депутатов в другое место на инаугурацию, но для этого надо менять регламент. Исторические процедуры, которые мы должны уважать и выполнять. А потом – мы еще что-то придумаем.

Мы в процессе обсуждения, не хочу раскрывать все секреты. Я думаю, что такой инаугурации еще не было. Могу сказать, что что-то будет интересно.

– Забыл спросить: вы были в ночь выборов в штабе, когда Трамп звонил Зеленскому?

– Да. Но на самом разговоре не был.

– Но вы видели реакцию Зеленского.

– Мы испугались, что это пранк.

– Трамп на мобильный телефон звонил? 

– Они как-то связывались через Баканова. Первая реакция… Ну, представь, звонит Трамп… Говорят: звонит Трамп, хочет пообщаться. Мы такие: «классно», такая чисто человеческая реакция. «Но это точно Трамп? Точно он?». Слава Богу, что все нормально.

– Когда вы планируете представить команду? Президент имеет право предлагать своего руководителя СБУ, генпрокурора, министра обороны и МИД, начальника генштаба и так далее. Когда вы покажете обществу свои кандидатуры?

– Как только команда придет в Администрацию президента, появится доступ к определенной информации.

– Значит, до инаугурации этих фамилий не назовете?

– Да. Мы не можем назвать главу СБУ или, например, генпрокурора, потому что одно дело – назвать этого человека, а другое – назначить. Мы сейчас не имеем ресурсов, полноценно проверить людей так, как это должно быть – проверить, есть ли у них родственники в России, каков их бэкграунд, какова их реальная биография.

В том числе, нам кажется, что должна быть проверка не только спецслужб, но и со стороны общественности. Сегодня общественные активисты пользуются в обществе большим уровнем доверия и находят скелеты в шкафу лучше, чем кто-либо. Поэтому когда будет полноценная проверка, тогда этих людей можно будет называть.

– Кстати, вы хотели переносить Администрацию президента, но вам все равно придется заезжать на Банковую.

– Мы хотели не заезжать на Банковую. Я не знаю, как оно в конце будет, но сейчас нам говорят, что это достаточно дорого, есть ряд очень сложных вещей, которые связаны со спецсвязью, безопасностью. Поэтому пока нам говорят, что это невозможно.

Автор: Роман Кравец

Источник: Украинская правда

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий