Влияние информационно-коммуникационных технологий на изменения на рынке труда и качество занятости

11.01.2019 – Статья посвящена исследованию актуальных вопросов статистического изучения воздействия информационно-коммуникационных технологий на изменения на рынке труда и качество занятости.

Читайте также: Как создать идеальную среду для удаленной работы

Продлить жизнь на 9 лет. Что стоит знать о телемедицине в США и Канаде

Как сохранить рассудок, работая на трудоголика: 10 советов по восстановлению баланса между личным и рабочим временем

6 тенденций, определяющих условия труда в ближайшем будущем

Десять практических рекомендаций по управлению проектами

15 препятствий на пути к эффективной работе вашей команды

Цель. Целью исследования является анализ тенденций изменений условий труда и качества занятости, связанных с повсеместным внедрением ИКТ. Необходимость понимания последствий таких изменений для региональных рынков труда в Украине побуждает к разработке теоретико-методологических основ статистического обеспечения управленческих решений по повышению качества занятости и условий труда.

Метод (методология). Для достижения поставленной цели в статье рассмотрены мировые подходы к определению таких понятий как «телеработа» (telework) или «мобильная работа с использованием ИКТ» (ICT-mobile work) – T/ICTM. Проанализированы особенности практического применения T/ICTM и ее структура по выделенным категориям в 28 государствах-членах ЕС. Осуществлена операционализация категорий Т/ICTM согласно «использования ИКТ» и «места работы».

Результаты. По результатам проведенного исследования определены основные проблемы, связанные с распространением такого явления, как «телеработа» или «удаленная работа». Одна из них заключается в том, что, несмотря на растущий консенсус, до сих пор не существует общепринятого определения этих понятий. Другим является ограниченное наличие данных о частоте и интенсивности Т/ICTM во многих странах мира.

Ключевые слова: информационно-коммуникационные технологии; телеработа; удаленная работа; рынок труда; качество занятости; условия труда; теоретико-методологические основы; статистическое обеспечение управления.

Традиционное понимание занятости и трудоустройства существенно меняется с внедрением информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), поскольку цифровые технологии распространяются на все аспекты рабочей жизни.

Важным фактором изменений на рынке труда является достижение информационных и коммуникационных технологий, которые произошли за последние годы. Несмотря на то, что домашняя работа использовалась в течение десятилетий, так называемые «новые ИКТ», такие, как смартфоны и планшетные компьютеры, вызвали революцию в работе и жизни людей двадцать первого века. Важным аспектом этого развития является отрыв работы от традиционных офисных помещений.

По мнению Д. Боллиер (D. Bollier), с внедрением Всемирной сети (the World Wide Web) в 1994 году значительно ускорилось развитие ИКТ, что имеет важные последствия для работодателей и отдельных работников. K. Шваб (K. Schwab) обосновал, что «четвертая промышленная революция» подтвердила предыдущие кейнсианские прогнозы о распространении технологической безработицы.

Например, С. Фрей (C. Frey) и M. Осборн (M. Osborne) утверждают, что 47% рабочих мест в США находятся под высоким риском автоматизации в течение следующих 20 лет. Делиот (Deloitte) прогнозирует, что в Великобритании 20-25% рабочих мест будут автоматизированы, но ожидается, что скорость автоматизации будет увеличиваться «экспоненциально», так что рабочие места, которые сегодня есть в наличии, окажутся под вопросом завтра. Некоторые аналитики даже прогнозируют «безработное будущее» и «конец работы».

Такие ученые, как Г. Граетс (G. Graetz) и Г. Майклз (G. Michaels), доказали, что автоматизация не может иметь негативного влияния на рынок рабочих мест. Некоторые исследователи доказали положительный эффект автоматизации на создание рабочих мест, что обобщает эти неясности, описывая четыре основные тенденции понимания того, как технологические изменения могут повлиять на рынок труда:

– разрушение рабочих мест;

– создание рабочих мест;

– смена рабочих мест (то есть внедрение новых форм взаимодействия работников и машин, новых форм рабочих мест, которые приводят к новым рискам);

– перемещение рабочих мест (то есть развитие цифровых платформ и рабочих групп, содействие перемещению услуг стран с низким уровнем социальной защиты, и развивающихся стран).

Цель статьи

Целью исследования является анализ тенденций изменений условий труда и качества занятости, связанных с повсеместным внедрением ИКТ. Необходимость понимания последствий таких изменений для региональных рынков труда в Украине побуждает к разработке теоретико-методологических основ статистического обеспечения управленческих решений по повышению качества занятости и условий труда.

Изложение основного материала исследования

Новые ИКТ совершили революцию в повседневной работе и жизни двадцать первого века. Они позволяют людям общаться с друзьями и семьей, а также с коллегами и руководителями в любое время, однако они также облегчают вмешательства платежеспособной работы в пространство и время, которые обычно предназначены для личной жизни. Перемещение оплачиваемой работы с традиционных офисных помещений было решающим фактором в этом развитии.

Сегодняшняя работа в офисе поддерживается Интернетом, и ее можно выполнять практически в любом месте и в любое время. Эта новая пространственная независимость выделила роль технологий в рабочей среде, предлагая как новые возможности, так и новые вызовы.

Смартфоны, планшеты и подобные устройства позволяют выполнять не только традиционные формы работы в режиме удаленного доступа (работа дома или домашняя работа), они также облегчают работу и дают возможность работать в любом месте. Во многих исследованиях используется такое название этой работы, как «телеработа» (telework) или «мобильная работа с использованием ИКТ» (ICT-mobile work) – сокращенно – T/ICTM (telework/ICT-mobile work).

T/ICTM можно определить как работу с использованием ИКТ, таких, как смартфоны, планшеты, ноутбуки и настольные компьютеры, для работы вне помещений работодателя.

Так, результаты шведского национального исследования свидетельствуют, что с 2005 года повышение мобильности, интерактивности и богатства средств массовой информации, новых ИКТ сделало дистанционную работу в большей степени реалистичной для многих работников. Использование ИКТ для выполнения работ вне помещения работодателя также связано с продолжением использования гибких механизмов рабочего времени.

По данным Европейского фонда улучшения условий жизни и труда (European Foundation for the Improvement of Living and Working Conditions – Eurofound) мотивы внедрения гибких механизмов рабочего времени связаны с улучшением условий труда. А именно – путей, с помощью которых работники могут совместить работу и личную жизнь, а также адаптироваться к требованиям конкретных производственных систем, а, следовательно, удовлетворить организационные потребности по повышению производительности.

Поскольку ИКТ обеспечивает пространственную и временную гибкость, то рабочие места, где разрабатываются гибкие режимы рабочего времени, также могут быть средой, где развивается T/ICTM.

Наконец, можно сказать, что занятия и рабочие задания все больше содержат общение и передачу знаний и информационных продуктов, символов и услуг на большие расстояния. По этим причинам рабочие места постепенно становятся более пригодными для T/ICTM. Эта тенденция все еще сильно связана со статусами профессии в секторе услуг.

Несмотря на это, некоторые факторы препятствуют фактическому применению организациями T/ICTM независимо от имеющейся технологии. Например, в некоторых странах и организациях культура труда способствует нежеланию организаций вводить телеработу и другие виды гибкой работы, и отдельные работники могут не желать использовать эти варианты, даже когда они являются доступными.

Например, согласно испанскому исследованию, культура труда в этой стране характеризуется относительно высоким уровнем престижности труда. Результатом является сравнительно низкая реализация гибких механизмов работы, в том числе удаленная работа.

Наряду с работодателем (или организатором) управленческого отношения, T/ICTM является еще одним важным фактором для развития или сдерживания роста этой организации. В отличие от ситуации в Испании, шведское исследование доказало, что менеджеры в Швеции более положительно относятся к тому, что их сотрудники работают удаленно, чем руководители в других странах.

В США телеработа (или удаленная работа) началась в 1970-х – 1980-х годах в информационной промышленности в Калифорнии и постепенно расширялась в течение десятилетий. Закон о повышении квалификации работников (TEA) в 2010 году даже предполагает, что американские федеральные правительственные учреждения должны содержать T/ICTM для всех сотрудников федерального правительства. Сегодня телеработа все шире пропагандируется в США как тип бизнес-модели, что привлекает крупнейшие таланты и сокращает время и затраты на работу, офисные помещения.

В Японии T/ICTM поощряется главным образом как инструмент борьбы с эрозией рабочей силы. Снижение уровня рождаемости в сочетании со старением населения и низким уровнем занятости среди женщин привело к уменьшению доли рабочей силы в течение последних двух десятилетий.

В ответ государственные учреждения, такие, как Министерство внутренних дел и коммуникаций, Министерство земель, инфраструктуры, транспорта и туризма и Министерство здравоохранения, труда и социального обеспечения, активно продвигают T/ICTM, чтобы поощрять увеличение участия рабочей силы, особенно среди женщин с маленькими детьми.

Более того, общие национальные данные с этой темы формируются в Японии на регулярной основе, в связи с тем, что особое внимание на T/ICTM обращают государственные органы.

Однако существует четкая разница между удаленными рабочими, которые работают преимущественно дома, которых называют «telecommuters», и «мобильными сотрудниками». Несмотря на то, что участие в телеработе вполне добровольное, часто для мобильных сотрудников, которые в основном являются продавцами, необходимо увеличить время обслуживания клиентов и уменьшить расходы на офисные помещения.

Текущее исследование, проведенное компанией Eurofound по трудоустройству населения, доказывает, что работа, в которой цифровая платформа является посредником между работником и клиентом, и определяет условия труда и трудоустройства, связанные с этой новой формой занятости, а также ее масштабом. Создается онлайн-ресурс, который позволяет получать доступ к различным типам информации о занятости населения, которую составил Eurofound.

В Евросоюзе в 2015 году около 3% работников имели постоянную домашнюю телеработу, около 5% – высоко мобильную T/ICTM работу, а около 10% – случайную T/ICTM работу. В общем примерно 18% работников занимались T/ICTM работой.

Исходя из того факта, что те, кто выполняет «постоянную домашнюю телеработу», составляют наименьшую группу, можно предположить, что работа на дому является формой T/ICTM, наименее популярна среди работников.

Однако сотрудники, работающие дома, также могут быть вовлечены в группы случайных и высоко мобильных T / ICTM, поскольку эти работники работают в разных местах, к которым иногда могут принадлежать их дома. Фактически 47% людей из группы высокой мобильности T/ICTM и 51% группы случайной T/ICTM работали дома в определенный момент в течение 12 месяцев до интервью.

Среди стран ЕС большая часть работников скандинавских стран использует ИКТ всегда или почти все время, и в разной степени работает вне помещений работодателя. Другими странами ЕС, которые имеют относительно высокую долю работников, выполняющих T/ICTM, являются Бельгия, Франция, Нидерланды и Великобритания.

Четыре из стран, привлеченных к исследованию, опускаются ниже среднего показателя: Германия, Венгрия, Италия и Испания.

С учетом различных методологий и источников информации, используемой на национальном уровне, результаты европейского опроса по условиям труда (Eurofound’s European Working Conditions Survey – EWCS 2015) и национальных источников информации, представленных выше, являются сопоставимыми.

Обследование рабочей силы дома ЕС 2015 показывает, что среди 10 стран, в Германии, Венгрии, Италии и Испании доля наемных работников, которые работают дома, ниже средней, тогда как Бельгия, Финляндия, Нидерланды и Швеция превышают среднее значение ЕС относительно доли работников, которые работают. В этом случае приведенные индикаторы содержат работников, работающих дома независимо от использования ИКТ. Однако, как отмечалось ранее в отношении стран ЕС с соответствующей информацией, это делает большинство работников, которые работают дома с ИКТ.

Исходя из основного места работы и сообщенного использования ИКТ, можно создать прокси-индикатор на основе данных EWCS 2015, который отражает частоту использования T/ICTM во всех странах-членах ЕС. В EWCS респондентам задают вопрос о том, как часто их основная оплачиваемая работа содержит работу с компьютерами, ноутбуками, смартфонами и тому подобное. Им также задают вопросы о частоте работы на основной оплачиваемой работе: в помещениях работодателя; на территории клиента; в машине или другом транспортном средстве; на внешней площадке; дома или в публичном месте.

Операционализация определения работников, выполняющих T/ICTM в EWCS 2015, содержит работников, которые (1) работают с ИКТ «все время» или «почти все время» и (2) работают в одном или нескольких других местах, вне помещения работодателя «по крайней мере, несколько раз в месяц».

Разница между работниками, которые работают преимущественно дома (обычные домашние работники), и мобильными работниками состоит в том, что группа T/ICTM также может быть разделена между теми, кто регулярно работает не в помещениях работодателя, и теми, кто делает это лишь иногда. Различение происходит главным образом потому, что в обзоре соответствующей литературы было выявлено, что различные уровни интенсивности T/ICTM и диапазоны мест, на которых люди работают, потенциально могут иметь разные последствия для условий труда.

T/ICTM работа рассматривается как полезная и для работодателей, и для работников по ряду причин. Одна из них – это потенциальное улучшение баланса между работой и жизнью, что важно за счет сокращения времени, затрачиваемого на проезд. Это может привести к сокращению частного транспорта и заторов в городе, загрязнению атмосферы, снижению использования энергии, уменьшению затрат на офисные помещения.

Это может создать возможности для трудоустройства, привлечь и содержать квалифицированных работников и потенциально даже поддержать экономический рост в отдаленных регионах. Большинство этих мотиваций освещаются в национальных исследованиях Франции, Германии, Италии, Нидерландов, Испании, Швеции и Великобритании, а также во всех исследованиях МОТ.

Во всех этих странах T/ICTM, особенно домашняя телеработа, становится все более важной стратегией развития для компаний, пытающихся сочетать ежедневное использование времени с разными целями в разных местах.

Как было отмечено в исследовании EWCS 2016, одним из основных факторов для принятия T/ICTM и гибких механизмов работы в целом является совершенствование баланса между рабочим и личным уровнем жизни работников. ИКТ помогает работникам лучше сбалансировать свою работу и личную жизнь путем уменьшения времени на работу и / или адаптации рабочего времени к их личным потребностям. Для компаний это также способ улучшения состояния работников.

Например, в Германии в опросе компаний относительно согласования работы и семейной жизни считается, что улучшение семейной привлекательности в компаниях является главным двигателем для принятия механизмов гибкого рабочего времени, в том числе работы на улице и на мобильных работах.

Исследование, проведенное БИТКОМ (BITKOM, Берлин), подчеркивает тот факт, что, помимо стремления улучшить баланс труда и жизни работников, компании стремятся добиться большей стабильности работников.

Дальнейшие причины, по которым работники пришли к принятию мобильных схем работы, содержащие лучшее согласование семейной и трудовой жизни («сильно важно» или «очень важно» 86 % опрошенных), большую гибкость времени («важно» или «достаточно важно» для 79 %), удовлетворенность работой («довольно важно» для 65%), а также отсутствие коммуникации («важно» или «очень важно» для 63%).

Аналогично в Испании, согласно опросу, проведенному IDC в 2013 году, освещенному в национальном отчете Испании, 70,9% опрошенных работодателей сообщили, что основной причиной применения гибкой политики работы это «социальные мотивы», особенно улучшение условий работы, баланса жизни.

Стоит внимательнее ознакомиться с рабочими привычками отдаленных рабочих и мобильных работников ИКТ, с точки зрения основного места работы, частоты работы в режиме удаленного рабочего дня. Место работы является критическим элементом в различении домашней рабочей силы (дома как основного рабочего места) и работы с ИКТ-мобильных устройств (работа с других мест вне помещения работодателя, таких, как кафе, поезда, самолеты и другие общественные помещения).

М. Волрав (M . Walrave) и М. Де Би (M. De Bie) показывают, что во Фламандском регионе Бельгии более половины (60%) работников, работающих вне помещения работодателя, используют ИКТ и делают это из дома. Гораздо меньше работников, выполняющих T/ICTM, пользуются телецентром или другим дополнительным рабочим местом (4%).

Подобным образом С. Пфистерер (S. Pfisterer) и др. доказывают, что в Германии основным местом для работников, которые используют ИКТ вне помещений работодателя, является дом работника, после него автомобиль и поезд, а потом отели и другие места. Эта картина справедлива и для мужчин, и для женщин почти в равной мере (женщины, как правило, работают дома немного больше, чем мужчины).

Таким образом, вообще домашняя работа по ИКТ-услугам является более распространенным явлением, чем работа с мобильных устройств: при использовании ИКТ вне помещений работодателя, работники в основном работают дома.

Выводы и перспективы дальнейших исследований

Исследователи все больше заинтересованы в частоте и интенсивности телеработы / ИКТ-мобильной работы (T/ICTM), с большим количеством данных об этих темах, что собираются на национальном и субнациональном уровнях. Трудности, связанные с имеющимися данными, препятствуют сопоставимым выводам, из которых следует, и, таким образом, складывается всесторонняя картина T/ICTM во всех странах.

Одна из проблем заключается в том, что, несмотря на растущий консенсус, до сих пор не существует общепринятого определения «удаленной работы» или T/ICTM. Используются различные определения в зависимости от места работы, интенсивности использования ИКТ и распределения времени между офисом и домом / другими местами.

Например, хотя некоторые исследования сосредотачиваются исключительно на доме как на рабочем месте, то есть на домашних работниках удаленного рабочего времени, другие обращают больше внимания и привлекают все места работы вне помещений работодателя.

Кроме того, некоторые авторы учитывают только тех, кто регулярно выполняет T/ICTM, в то время как другие рассматривают тех, кто время от времени занимается телеработой. Эти различия, в конечном счете, приводят к различным выводам и результатам, которые препятствуют составлению сравнительного анализа или, по крайней мере, затрудняют такой анализ.

Другой проблемой является ограниченное наличие данных о частоте и интенсивности, Т/ICTM во многих странах. Несмотря на растущую заинтересованность исследователей в этой работе, точные и исчерпывающие данные в некоторых странах являются редкими или не отражают реальное население, занимающееся этим видом работы, поскольку они касаются только людей, работающих дома.

Данные о частоте и интенсивности T/ICTM представлены главным образом относительно занятых. Однако для некоторых стран и некоторых показателей информация доступна только для общей занятости. Таким образом, эти национальные цифры охватывают всех работников, а не только занятых.

Важной проблемой для применения принципов профилактики охраны здоровья и законодательства в области охраны здоровья и безопасности T/ICTM работников есть трудности в наблюдении за рабочей средой вне помещений работодателя. Дальнейшие исследования будут направлены на детальное изучение такого аспекта качества занятости, как безопасность и этика занятости T/ICTM работников.

Автор: Юлия Лазебник, кандидат экономических наук, доцент кафедры статистики, учета и аудита, Харьковский национальный университет имени В. Н. Каразина.

Источник: Сборник научных трудов «Экономический анализ», том 28, №3 (2018) (издается Тернопольским национальным экономическим университетом).

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий