Замминистра финансов Роман Ермоличев: Учителей у нас на 36 тысяч больше, чем нужно

28.07.2020 – Еще задолго до объявления карантина и пандемического кризиса украинское правительство имело большие проблемы с дырой в бюджете. С марта, когда экономика остановилась, шансов исправить ситуацию точно не прибавилось. Проблема все возрастала, ведь бюджет выполнялся еще хуже.

Более того, в связи со вспышкой Covid-19 Кабмину пришлось делать перераспределение средств ради создания фонда по борьбе и преодолению последствий эпидемии. Этого, в частности, требовал МВФ.

Согласно закону об изменениях в бюджете, решать, на что выделять средства из этого фонда, должно было правительство по согласованию с бюджетным комитетом Верховной Рады. На практике же оказалось, что взаимодействие между Кабмином и парламентом в этом вопросе относительное, да и к целевому использованию этих денег есть много вопросов. Скажем, половина «коронавирусных» средств из фонда почему-то пошли на … главный пиарпроект власти — «большое строительство» дорог.

О том, как распределялись средства из коронавирусного фонда, который уже исчерпан, на что именно пошли эти деньги, и сколько из них получила медицина в интервью «Главкому» рассказал заместитель министра финансов Роман Ермоличев. Разговор также коснулся ситуации в образовании. Главный месседж правительства – в Украине 32 тыс. лишних учителей. И решать эту проблему предлагается за счет увольнения пенсионеров, на которых часто держится образовательный процесс в глубинке.

«Кое-кто считает, что в подвале Минфина есть печатный станок…» 

Роман, как использовался фонд для борьбы с последствиями Covid-19 и куда ушли эти десятки миллиардов?

Фонд был создан, прежде всего, для дополнительного финансирования здравоохранения и социальных расходов, непосредственно связанных с эпидемией Covid-19. Сначала в фонд закладывалось 64,7 млрд. грн. (63,4 млрд. грн. с изменениями). Правительство уже приняло решение о распределении этих средств фонда по приоритетным направлениям.

Прежде всего, около 3 млрд. выделено Министерству здравоохранения; фонду по безработице – около 9 млрд., из которых 4,7 млрд. выделено на помощь по частичной безработице.

Еще 1,7 млрд. выделено Минсоцполитики на детей, у которых родители находятся в статусе ФЛП. Это физические лица-предприниматели, которые избрали упрощенную систему налогообложения и относятся к первой и второй группе плательщиков единого налога, которые не могут работать из-за карантинных ограничений, и имеют детей в возрасте до 10 лет. Эта категория людей имеет право на денежную помощь в размере прожиточного минимума на каждого ребенка.

Если бизнес не работает, предприниматели имеют возможность получить дополнительные средства на выплату зарплат сотрудникам. 2,7 млрд. выделено для системы МВД. Это доплаты для военнослужащих, полицейских и соответствующих категорий, которые обеспечивают жизнедеятельность населения, медикам, работающим в учреждениях здравоохранения МВД.

Кроме того, еще 35 млрд. пойдет на реконструкцию, ремонт и содержание автомобильных дорог.

Объясните логику выделения средств из фонда борьбы с эпидемией на строительство дорог? 

С одной стороны, фонд действительно создавался для поддержки больниц, закупки лекарств и тому подобное. С другой – должны поддерживать не только социальную, но и экономическую составляющую. Для этого необходимо строительство или модернизация инфраструктуры. Инвестирование в дорожную сферу означает привлечение дополнительной рабочей силы, то есть создание рабочих мест.

Следовательно, будут происходить соответствующие уплаты ЕСВ, от которого зависят, в частности, поступления в Пенсионный фонд, фонд безработицы и соцстраха.

А другого источника средств для строительства дорог не было? Только этот «коронавирусный» фонд?

Надо понимать, что бюджет уже утвержден, и за его объемы мы не можем выходить. Да, на строительство дорог уже были заложены средства, но правительство и президент приняли решение о необходимости дополнительной стимуляции экономики в условиях пандемии коронавируса, в частности, путем капиталовложений в дороги. Именно поэтому это направление учтено при формировании фонда.

Еще одна причина — использование средств из коронавирусного фонда происходит с задержками. Например, 1,7 млрд. грн., выделенных на детей, родители которых работают в ФОП, и они фактически выплачены в размере 0,5 млрд. грн. Казалось бы, что все они должны были бы подавать заявления в органы соцзащиты и получить помощь.

Но фактически нет такого количества обращений, чтобы выбрать все выделенные средства. Потенциально ожидалось, что помощь поступит на 300 тысяч детей. Но сейчас обратились родители только около 60-70 тысяч детей.

Это касается также и 4,7 млрд. грн., которые предусмотрены для выплаты помощи по частичной безработице. Из которых фактически выплачено 1,2 млрд. грн.

Кстати, 35 млрд. грн. на дороги тоже пока не реализованы – впереди еще тендеры.

Почему, по вашему мнению, предприниматели не выбрали предусмотренные для них средства? Была неправильно изначально просчитана сумма или дело в плохой информационной работе? 

Для получения помощи не нужно предоставлять множество документов, механизмы прозрачные, без бюрократических проблем. Я бы не сказал, что информационная кампания слабая, ведь везде прозвучало, что правительство выделяет средства на пособия для детей предпринимателей и на частичную безработицу. Кто-то, возможно, действительно не знает, а кто не хочет тратить время на получение средств.

Когда ожидать результатов аудита по использованию этих средств? 

Государственная аудиторская служба осуществляет регулярный аудит средств коронавирусного фонда. Кроме того, Минфин поручил Госаудитслужбе еженедельно информировать о ходе проверок по каждому из направлений использования этих средств.

Замечу, что целевое использование финансовых ресурсов находится также под пристальным вниманием Международного валютного фонда. Об этом говорится в Меморандуме об экономической и финансовой политике.

Общая картина по аудиту средств фонда, который будет осуществлен с привлечением международных партнеров, станет известной не позднее марта 2021 года.

Если карантин продолжится и в 2021 году, будут ли в новом бюджете выделяться средства на пополнение этого фонда? 

Любые расходы имеют бюджетный период – год, который заканчивается 31 декабря. Трудно спрогнозировать, будет ли предусмотрен такой фонд в госбюджете-2021. Бюджетный процесс только начался. В меморандуме с МВФ прописано, что фонд должен действовать до 31 декабря 2020 года. Если будет всплеск заболеваемости, рассмотрим вопрос о создании фонда на следующий год. Пока не вижу таких оснований.

Фонд ‒ это возможность оперативно решать актуальные вопросы. Например, если появляется необходимость срочно приобрести аппараты ИВЛ (искусственной вентиляции легких), то можно не вносить изменения в бюджет, а решением правительства по согласованию с парламентским бюджетным комитетом направить на эту потребность средства из фонда. В условиях экстренных ситуаций это, по нашему мнению, положительное решение.

За день до того, как глава правительства отчитывался про деятельность первых 100 дней работы правительства, «Главком» имел разговор с нардепом Лесей Забуранной (председателем парламентского подкомитета по вопросам бюджета, нардеп «Слуги народа»). На вопрос, сколько на тот момент денег было потрачено, она назвала сумму около 9 млрд. грн. На следующий день Шмыгаль назвал цифру в 30 с лишним млрд. Как так получается? 

Народные депутаты могут не учитывать в своих оценках некоторые решения правительства. Допускаю, что определенные решения были приняты Кабмином, но депутаты не ознакомились с ними. Это – технические вопросы. Ведь вся правительственная деятельность происходит открыто и прозрачно.

Глава МИНЗДРАВА Максим Степанов, когда объявил о том, что медреформа будет «улучшена», среди прочего пообещал повысить зарплаты врачам. Уточню, что речь идет не о 300% временных выплат, а о повышении. Та же Забуранна назвала два источника для реализации такого решения, один из них – коронавирусный фонд. Со стороны это выглядит так, что министр хочет поднять свой авторитет в отрасли за счет фонда борьбы с коронавирусом. Это законно?

Мы исходим из реалий, которые существуют в Украине. В сравнении со странами ЕС наша медицина недофинансирована. У нас бюджет здравоохранения составляет 162,3 млрд. грн., или 4,1% ВВП. А в европейских странах — более 5%. Если посмотреть на структуру государственного бюджета-2020, то увидим, что на социальные выплаты выделено – 140 млрд., в Пенсионный фонд – 202 млрд., на образование – свыше 250 млрд., долг – 400 млрд. и не менее 5% ВВП – на оборону. Все, бюджет закончился. У нас нет других источников поступлений.

Вы, например, или любой другой гражданин, получаете заработную плату и тратите именно столько, сколько заработали. Если нуждаетесь в большем размере средств, идете в банк за кредитом. Так же с государственным бюджетом. Правительство определяет и финансирует приоритетные потребности. Среди них и медицина, и образование, и строительство дорог. Последнее дает толчок развитию экономики.

Вернусь к вопросу о расходах на медицину. Мы никуда не денемся от медреформы. Возможно, есть смысл пересмотреть некоторые подходы, чтобы не было жесткого вхождения в эту реформу. Ведь у нас немало учреждений медицины откровенно неэффективных, которые не предоставляют качественных услуг. Конечно, их надо реорганизовывать или перепрофилировать. На это необходимо время.

Но на большее качество надо большие средства. Поэтому желание министра повысить заработные платы медикам я понимаю. Однако на это надо найти ресурс. Решение относительно источников сейчас прорабатывается.

Вы слышали заявление экс-главы Нацбанка Якова Смолия о том, что власть хочет напечатать эти деньги и так стимулировать экономику. Существуют ли какие-то предохранители на работу печатного станка?

У Нацбанка есть совет по финансовой стабильности. Насчет предохранителей – решение там принимается коллегиально и законными методами.

Опять о деньгах для медиков. Глава МИНЗДРАВА Максим Степанов обещал 300% зарплаты медикам, имеющим дело с коронавирусом, но они не всегда получали эти деньги, возмущались, выходили на митинги. По состоянию на сегодня можете ли назвать количество медработников, которые получили эту надбавку? 

Сложность в том, что у нас коронавирусный карантин наложился на реформу медицины. В чем заключается суть реформы? В том, что деньги платятся за конкретную медицинскую услугу. Было принято решение увеличить расходы на 15,8 млрд. грн. через Национальную службу здоровья (НСЗУ), чтобы служба включила выплату этих доплат в тарифы медицинских услуг. Именно в этом тарифе и предусмотрены те 300%.

Фактически на уровне правительственного решения все сделано. Эти средства через НСЗУ приходят в больницу, где главный врач их распределяет. В последнее время уже не вижу проблем с выплатой доплат. Однако, вероятно, могут быть такие невыплаты, и в каждом отдельном случае необходимо выяснять их причины.

«Есть отдельная категория пенсионеров – судьи. Для них ограничений пенсий не существует» 

В правительстве не скрывают, что с наполнением Пенсионного фонда есть проблемы. Насколько они масштабны в условиях кризиса и пандемии?

У нас нет проблем с выплатой пенсий. Общие расходы бюджета Пенсионного фонда достигают 481 млрд. грн. Основными источниками покрытия этих расходов являются поступления по уплате ЕСВ (единого социального взноса) и средства Госбюджета. В этом году из Госбюджета в Пенсионный фонд поступит 202 млрд. грн.

Проседание началось из-за меньшей уплаты ЕСВ, что стало следствием карантина. Есть возможность получения Пенсионным фондом займа от Госказначейства. Предлагаю, кстати, посмотреть на динамику таких займов. Они начались в 2008 году, правительство тогда возглавляла Юлия Тимошенко. Затем дошли в какой-то момент до регулярного ежегодного невозвращенного займа в 49 млрд.

Значит, они их не возвращали ни разу?

Не возвращали, потому что у них не хватает собственных доходов. Хотя Пенсионный фонд в принципе должен быть бездефицитным.

А бюджет где берет деньги для этих займов? 

Это единственный казначейский счет.

Фактически все эти ссуды запрограммированы в бюджете? 

Потенциально да, потому что это норма бюджетного кодекса, которая позволяет Пенсионному фонду идти в казну по займам. Разумеется, в законодательстве написано, что они должны возвращать эти займы. Но мы осознаем, что если у Пенсионного фонда нет своих доходов, то он не вернет долги.

В то же время по динамике я вижу, что у нас, например, в июне этого года уплата ЕСВ возросла по сравнению с июнем прошлого года на 449 млн. грн. Это значит, что просели апрель-май, но июнь ушел в плюс.

Назовите самую маленькую и самую большую пенсию в Украине по состоянию на середину 2020 года? 

Самая маленькая пенсия у нас установлена на уровне прожиточного минимума и составляет 1712 грн. Есть отдельные категории пенсионеров, которые могут иметь большую минимальную пенсию, – например, те, у кого страховой стаж 30 лет у женщин и 35 у мужчин, они получают минимальную пенсию 2100 грн. Самая большая пенсия у нас ограничена 10 прожиточными минимумами. По состоянию на 1 июля 17 120 грн.

В то же время есть отдельная категория пенсионеров – это судьи. Для них такого ограничения нет. Средний размер пенсии у них около 45,9 тыс. грн.

Посмотрите (показывает на таблицу) – всего пенсионеров в Украине 11 млн. Пенсионеров, которые получают 2-4 тысячи, около 9 млн. Этого достаточно? Нет, но из чего добавить пенсионерам дополнительные средства? Если у нас потенциально трудоспособное население уменьшается, а количество пенсионеров увеличивается, то или мы дополнительно должны давать деньги из госбюджета, или что-то делать с пенсионной системой.

Ни одно из перечисленных вами предприятий не имеет бюджетного финансирования. Поэтому невозможно забрать, например в «Укрпочты», и раздать пенсионерам. Это обычный хозяйствующий субъект, который платит немалые налоги. И вот мы видим эти размеры пенсий, видим зарплаты руководителей «Укрпочты», «Укржелдора», «Нафтогаза». У рядового гражданина возникает диссонанс…

Когда формируем бюджет, то не заглядываем в чужой карман, а смотрим макропрогноз Минэкономики. Учитывая доходы, считаем расходы. Что главное для Минфина? Баланс. Мы не можем принять несбалансированный закон о бюджете. Поэтому у нас происходят сложные дискуссии с другими министерствами.

За это Минфин никто и не любит. 

Правильно, поскольку думают, что в Минфине где-то в подвале есть печатный станок, чтобы каждому желающему выдать деньги. Но еще раз подчеркиваю, что наша цель – сбалансировать. Мы поддерживаем и пенсионеров, и здравоохранение, и педагогов, и национальную безопасность.

Именно так, министр внутренних дел Аваков попросил 2,5 млрд. грн. из-за коронавируса – и ему дали. А кому-то не дали…

Это было решение правительства, в рамках распределения средств фонда по приоритетным направлениям, в частности, и для системы МВД. Считаю, не стоит переходить на персоналии…

Хорошо, не Аваков, а МВД…

Да, МВД. Но если посмотреть, куда предусмотрены те средства, то увидим, что их получат обычные полицейские. Именно они патрулируют улицы и имеют дела с теми, кто нарушает карантин. Они во время выполнения служебных обязанностей подвергают себя опасности. И, кстати, это – небольшая сумма доплат, учитывая масштабы страны.

Расскажите о главных изменениях в социальных выплатах, запланированных на второе полугодие.

Лучше с этим вопросам обратиться в Минсоцполитики. Кардинальных изменений в этом году не состоится. У нас с 1 мая проведена индексация пенсий. Затем с 1 июля, 1 декабря – повышение прожиточного минимума, с 1 июля добавлено 74 грн. и с декабря – 57 грн. Да, суммы незначительные, но они определены законодательством. Есть определенные точечные вещи, скажем, повышение выплат по уходу за пожилыми людьми старше 80 лет.

У нас много социальных пособий. Более 100 млрд. идут на социальные выплаты, но сказать, что это эффективно, не могу. Есть, в частности, пособия по 5 или 7 грн., принятые еще в 1990-х годах. Минсоцполитики и работает над тем, чтобы была единая социальная помощь, чтобы не просто раздать эти деньги, а чтобы эта помощь принесла пользу.

На сегодня вместе с Минсоцполитики мы работаем над созданием единого порядка исчисления среднемесячного совокупного дохода семьи для всех видов государственной социальной помощи и жилищных субсидий; определением состава семьи для всех видов помощи; унифицированием принципов оказания помощи.

Так же и с медицинскими услугами, и с образовательными. Средства нужно предоставлять на оптимальную сеть учебных заведений, учитывая количество учащихся в классе. Например, в школах, где достаточно учеников, имеется экономия средств образовательной субвенции, направляемой на другие важные нужды.

Следует обратить внимание также на рациональное обеспечение учреждений образования педагогами: где-то их не хватает, скажем, в Киеве, а в отдельных случаях фактическое количество учителей превышает нормативное количество ставок. Вот здесь должны быть приняты соответствующие решения учредителями.

По расчетам Минфина, фактическое количество ставок педагогических работников в учреждениях общего среднего образования (без интернатов) составляет 502,3 тыс. единиц. Это больше расчетного количества ставок на 36,2 тыс. единиц. У нас учителей на 36 тысяч больше, чем нужно.

Сколько это в расходах из бюджета?

Речь идет о дополнительных 5,6 млрд. грн.

В то же время для нас главное – осуществление органами местного самоуправления всех мероприятий, которые позволят предоставлять детям качественное образование, независимо от того, где ученики живут, в городе или в селе.

Есть и другие важные нюансы.

Уточнение: Единая социальная помощь — это проект в процессе проработки или просто идеальное видение?

Сегодня все понимают, что это надо делать, и в правительстве, и в Минсоцполитики, и в Минфине. Я общался с заместителем министра соцполитики. В этом ведомстве считают, что эту идею, возможно, воплотить в 2022-2023 годах.

«Проблема, что в школах работает большое количество пенсионеров» 

Образовательный омбудсмен утверждает, что в Киеве в среднем за год обучения школьника тратится около 22 тыс. грн., а в условном селе – более 100 тыс. Что делать со школами в селе, где в классах мало учеников? Увольнять «лишних» учителей? 

Образование – это деликатная тема. Школьная сеть у нас очень разветвленная. И если сравнить цифры 1990-х годов, сколько у нас было школ, а также, сколько детей и учителей в этих школах, то сейчас количество учеников у нас уменьшилось почти вдвое, а вот учителей не уменьшилось. Поэтому надо оптимизировать сеть. Ведь в районе, или в каком-то городе образование качественнее, чем в селе.

Наталия Пипа (нардеп «Голоса», член комитета по вопросам образования и науки) объясняла подходы реформы простым языком так, что какие-то школы перепрофилируют на обучение детей в младших классах, какие-то в средних классах и какие-то в старших. Как это может выглядеть на практике? 

Школы действительно должны быть с начальными классами обучения, гимназии и лицеи с профильным образованием. Я, к слову, вырос в районном центре в Черкасской области, где было две школы. В одной училось около 1 тыс. детей, в другой – 400. Сегодня в первой – 676 детей, во второй – 315. Может, надо делать их опорными и возить детей из сел школьными автобусами? И тогда там будет больше детей, школы большие и могут иметь надлежащую материально-техническую базу, а поэтому их не надо закрывать.

Ладно, но вопрос что делать с «лишними» учителями, так и не прояснился?

Должна быть комплексная государственная программа. У нас кадровая проблема заключается в том, что в школах работает большое количество пенсионеров. Почему так? Потому что низкая пенсия у большинства пенсионеров. Если уйдут учителя пенсионного возраста, то можно было бы повысить зарплаты молодым педагогам. Путем оптимизации процессов мы можем повысить зарплату тем работникам, которые эффективно работают.

Значит, это и есть план оптимизации?

Нет плана. Каждые район, город и ОТГ специфические, и мы должны это понимать. Если ты живешь в Киеве, ты оцениваешь киевские школы.

Если поедешь в Верховинский район, в горы, – увидишь, что дома стоят в нескольких километрах друг от друга, а дорог между ними нет. Дети спускаются с гор, ходят пешком по 2-3 км, чтобы дойти до школы. Как там оптимизировать сеть? Там нельзя сделать дороги, нельзя запустить школьный автобус. А есть, например, Черниговщина, где село от села расположено на 50 км. Можно ли оптимизировать здесь? Ты же не будешь возить детей за 50 км. Вот почему большие средства идут на образование.

Какие изменения будут в зарплатах учителей с нового учебного года?

Проблема в том, что у нас бюджетный и учебный годы не совпадают. Поэтому, соответственно, с 1 сентября ничего не изменится, ни в зарплатах, ни в чем, потому что бюджет рассчитан с 1 января по 31 декабря. Если будет принято решение о повышении минимальных зарплат, это будет комплексное решение, которое коснется всех бюджетников, в том числе учителей.

Насколько были урезаны расходы на культуру после пересмотра госбюджета?

Я бы не говорил об урезании. Когда в правительстве искали источники для коронавирусного фонда, то под сокращение попали многие отрасли. Но мы не сокращали первоочередные статьи расходов. Например, в государственных театрах не уменьшали зарплату. Но забрали, в частности, 120 млн. грн., что были предусмотрены на ремонт Харьковской и Киевской оперы. Можем в этом году обойтись без ремонта Харьковской и Киевской оперы? Считаю, что да.

Значит, дороги строить – лучше?

Опять-таки речь идет об определении приоритетов. Что лучше: отремонтировать Харьковскую или Киевскую оперу, которые в аварийном состоянии, или выделить средства на борьбу с коронавирусом? Подчеркиваю, что из зарплат и из содержания заведений средств не брали. Недавно, кстати, было принято решение о выделении из фонда на культуру 1 млрд. грн. Львиная доля денег пойдет через Украинский культурный фонд, который запустил прозрачный механизм предоставления грантов.

Это, прежде всего предоставление грантов институциональной поддержки юридическим лицам независимо от формы собственности, деятельность которых связана со сферой культуры, культурно-познавательного (внутреннего) туризма.

Вернусь в театры. Их работники как получали зарплату, так и получают. Даже в условиях, когда театры закрыты вследствие пандемии. Если посмотреть динамику ЕСВ, общие суммы по искусству, спорту, развлечениям и отдыху, то увидим такую картину, что январь — 159 млн., май — 167 млн. грн. Да, просел апрель – и все. Я не вижу проблемных вопросов в области культуры.

Возможно, есть какие-то нюансы, кинопроизводство остановилось, из-за карантина не снимают фильмы. Постепенно карантин ослабляется, и возможностей становится все больше.

Авторы: Павел Вуец, Наталья Сокирчук

Источник: Главком

Перевод: BusinessForecast.by (читайте также канал BusinessForecast.by в Яндекс Дзене)

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий