Замминистра Виктор Довгань: Транспортную отрасль очень легко критиковать, потому что быстрые результаты показывать трудно

26.06.2018 – Заместитель министра инфраструктуры Украины по вопросам европейской интеграции Виктор Довгань в интервью УНИАН рассказал об инфраструктурных проектах, которые объединяют Украину с ЕС, озвучил планы министерства относительно платных дорог, дноуглубления Днепра и развития региональных аэропортов, и объяснил, что мешает эффективно выполнять Соглашение об ассоциации с ЕС в сфере транспорта.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

УНИАН решил расспросить представителей исполнительной ветви власти, которые непосредственно отвечают за вопросы европейской интеграции, об успехах и неудачах на этом пути.

На вопросы УНИАН уже ответили заместитель министра экологии и природных ресурсов Украины по вопросам европейской интеграции Николай Кузьо и заместитель министра юстиции по вопросам евроинтеграции Сергей Петухов.

Наш следующий собеседник – заместитель министра инфраструктуры Украины по вопросам европейской интеграции Виктор Довгань в интервью УНИАН рассказал о конкретных инфраструктурных проектах, объединяющих Украину с ЕС. Озвучил планы министерства относительно платных дорог, обновления общественного транспорта, дноуглубления Днепра и развития региональных аэропортов, а также объяснил, что мешает эффективно выполнять Соглашение об ассоциации с ЕС в сфере транспорта.

Украинская железная дорога недавно открыла Бескидский тоннель – «окно в Европу» в международных транспортных коридорах. Назовите еще несколько актуальных #незрад в транспортной отрасли в аспекте евроинтеграции.

Вот это на самом деле реальная евроинтеграция, потому что такие инфраструктурные проекты объединяют Украину с Европейским Союзом.

Важный инфраструктурный проект GO Highway – сочетание польских балтийских портов Гданьск/Гдыня с нашими черноморскими портами Большой Одессы. Дорога 1-й категории, четыре полосы, по сути, продолжение польских автобанов. За счет кредитов польского правительства (100 миллионов евро) мы разовьем подъездные пути и пункты пропуска. Уже провели тендер, есть польские и украинские компании, которые в этом году будут строить. Есть проект по строительству дороги Краковец-Львов, готовится ТЭО.

Первый этап большой кольцевой дороги вокруг Киева, чтобы соединить Житомирскую и Одесскую трассы. Уже приняты изменения в закон Украины о концессиях автомобильных дорог, и я очень надеюсь, что мы выйдем на первые проекты платных дорог этого года.

Привлекли 50 миллионов льготного кредита венгерского правительства на подъездные пути и развитие пунктов пропуска в Закарпатье. Работаем над тем, что сочетать железнодорожным сообщением Украину и Европу. Уже более года работает направление поездов Киев-Перемышль, в этом году надеемся запустить Мукачево-Дебрецен (необходимо 5 миллионов евро для восстановления евроколеи), договорились с румынским министерством транспорта сделать скоростное сообщение Черновцы — Сучава.

Начинаем реализовывать крупные евроинтеграционные проекты, над которыми работали практически два года, по обновлению общественного транспорта в 11 городах. Привлекли 400 млн. евро займа (200 млн. – Европейский инвестиционный банк и 200 млн. Европейский банк реконструкции и развития). Даже вышли уже на тендеры по обновлению общественного транспорта. В основном, это экологичный электротранспорт в первых четырех городах – Суммы, Чернигов, Харьков и Львов.

Общая сумма этих проектов около 89 млн. евро, это новые трамваи и троллейбусы, реконструкция пути. В следующих городах мы должны в этом году тоже утвердить тендерную документацию и уже выйти на закупки, чтобы люди увидели евроинтеграцию в действии.

УЖД получила кредит от Европейского инвестиционного банка и Европейского банка реконструкции и развития на электрификацию железнодорожного направления Долинская — Николаев. Это позволит увеличить пропускную способность этого направления, доставка грузов в порты Одессы и Николаева станет дешевле, и конечно, электрическая тяга является лучшей для экологии. Сейчас готовится проект, думаю, работа начнется в следующем году.

В общем, на чем сейчас сосредоточено Мининфраструктуры в реализации Соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС в транспортной сфере?

Два больших блока. Первый блок – это, конечно, адаптация нашего законодательства. Есть пять базовых законопроектов – о железнодорожном транспорте, два об автомобильном транспорте, о внутреннем водном транспорте, и о перевозке опасных грузов. Принять эти законопроекты – и выполним на 90% Соглашение.

У каждого из этих законопроектов своя сложная история. Внутренний водный транспорт, в принципе, сейчас не регулируется законодательством. В Советском союзе, когда груз по Днепру проходил из Беларуси в Херсон, мы перевозили 67 миллионов тонн грузов, а сейчас – 6,7 миллионов тонн. Грузовладелец сейчас платит небольшие деньги только за шлюзовку, а за использование инфраструктуры вообще не платит. Шлюзы, по сути, не ремонтировали 25 лет, потому что государство не имеет денег.

Год назад мы получили техническую помощь от ЕС 4 миллиона евро, но, чтобы полностью отремонтировать шлюзы на Днепре, нам нужно еще 21 миллион. И это уже не только вопрос транспорта – это вопрос национальной безопасности.

Потому что мы понимаем, насколько завязаны эти гидроэлектрические станции, гидротехнические сооружения. Кроме того, надо делать дноуглубление Днепра, чтобы восстанавливать грузовой и пассажирский трафик. На это тоже нужны средства. Именно поэтому мы говорим: давайте примем закон, введем речной сбор. Под этот закон о внутреннем водном транспорте ЕИБ готов нам дать льготный кредит.

Мы даже совместно с ними назвали – это Dnipro Development Initiative, там очень, хорошая ситуация: 25 миллионов евро на ремонт шлюзов, 10 миллионов евро – на дноуглубление и посмотрим, какие еще будут вопросы, информационная система или реконструкция гидротехнических сооружений, портов, которые остались в государственной собственности.

Как вы в целом оцениваете коммуникацию между правительством и парламентом?

Очень хорошо, что есть вице-премьер-министр и парламентский комитет по евроинтеграции. Нужно еще много сделать в плане коммуникации выполнения Соглашения об ассоциации с ЕС. Мы отстаем в плане выполнения транспортных директив, поэтому и предлагаем кардинальные реформы, но это, же не просто идея министерства – этого требует Соглашение об ассоциации.

Президент подписал Соглашение, парламент его ратифицировал, поэтому давайте выполнять. Очень важно сейчас прийти к компромиссу до начала политической турбулентности.

Имеете в виду следующий год выборов?

Да. Поэтому нам нужно принять необходимые законопроекты этого года.

Второй большой блок в работе министерства?

Национальная транспортная стратегия до 2030 года, которую мы разработали (30 мая 2018 года правительство одобрило НТС). Мы работаем с европейцами над имплементацийным планом. Это те конкретные инфраструктурные проекты, которые уже реализуются или есть в планах, и о которых я говорил в начале нашей беседы.

Через все-таки ограниченность кредитных ресурсов (хотя условия очень хорошие 2-3% годовых и в течение 10-15 лет возврат), должны постепенно увеличивать составляющую часть грантовых средств и инвестиций, за счет чего восстанавливалась инфраструктура у наших соседей, в отношении новых стран-членов ЕС — Польши, Венгрии, Чехии, Словакии, Румынии.

Они достаточно мало привлекали кредитов, малые были нагрузки на бюджет, больше было помощи из Брюсселя. Однако они были странами кандидатами на членство в ЕС, а мы же пока не кандидат. Есть очень хорошая инициатива бывшего премьера Литвы – «План Маршалла» для Украины. Речь идет о сумме помощи до 5 млрд. евро, под этот План готовим инфраструктурные проекты.

К разработке НТС до 2030 года, мы действовали по старым планам, согласно стратегии, рассчитанной до 2020 года. Можем ли подводить промежуточные итоги, все воплощалось, как планировалось?

В 2014-2015 годах кардинально изменилась наша ситуация – подписание Соглашения об ассоциации, конфликт с Россией. Поэтому, собственно, Еврокомиссия с нами инициировала разработку новой стратегии, ведь старая стратегия, рассчитанная до 2020 года, не отражала всего этого.

Говорить, что все хорошо воплощалось, действительно сложно. Дорожный фонд запустили с 2018, хотя, конечно, надо было запускать раньше. Чтобы вы понимали, когда в 2016 году заработало новое правительство, у нас на дороги в год выделялось 14 млрд. гривен, в этом году – 47 млрд.

Опять же, только сейчас началось нормальное обновление грузового парка вагонов, снята коррупционная составляющая по инвентарным вагонам, подписан контракт, с General Electric по обновлению дизельных локомотивов.

Сейчас реализуется проект в рамках Twinning «Поддержка Министерства инфраструктуры в создании условий для применения европейской модели рынка услуг железнодорожного транспорта в Украине» (срок реализации проекта: 2016-2018 годы). Уже первое полугодие 2018-го прошло. Успеваем ли? И что уже сделано?

Модель Twinning у нас есть не только по железнодорожному транспорту, но и, по опасным грузам. Предусматривает подготовку законопроектов совместно с европейскими экспертами, коммуникация в комитетах, с депутатами, экспертами, наработка подзаконной нормативной базы. Я знаю, что, несмотря на то, что законы не приняты, европейские эксперты Twinning вместе со специалистами Мининфраструктуры работают над подзаконными нормативными актами.

Кроме того, это сотрудничество предполагает возможность увидеть, как конкретные нормы уже реализуются в странах Европы. Благодаря Twinning, очень много работников и специалистов министерств, железной дороги (по железнодорожному Twinning), по опасным грузам были в транспортных инспекциях, на железных дорогах в Польше, Литве, Венгрии. Смотрели, как это работает там.

Надо признавать, что для кого-то это была первая поездка за границу. Когда, например, руководитель украинской железнодорожной станции увидит, как перегружались цистерны с опасными грузами в Германии – это для него будет интересный и нужный опыт.

Кстати, аэропорты. Вы знаете, что Соглашение о Совместном авиационном пространстве (САП) заблокировано из-за спора между Великобританией и Испанией о применении Соглашения к аэропорту Гибралтар. Но мы нашли решение – мы готовы имплементировать это Соглашение в одностороннем порядке.

Готовы открыть рынок и, если Еврокомиссия согласует мандат странам-членам, будем на двустороннем уровне «открывать небо». Сейчас у нас из 28 стран-членов ЕС 14 (половина) не имеют никаких ограничений с Украиной. И это мы видим по появлению новых авиакомпаний и лоукост — операторам.

Плюс, в 2017 году мы приняли План по подготовке открытого неба с ЕС, в котором прописали не только либерализацию на двустороннем уровне, но и выполнение базовых регламентов по безопасности, по доступу к аэропортам, наземному обслуживанию. Мы предвидели то, что уже должны были выполнить за два года, пока САП не вступит в силу. Сектор развивается бешеными темпами, поэтому нам надо догонять, а не ждать подписания Соглашения.

Относительно того, когда все-таки САП заработает, в СМИ фигурирует 2019 год… Есть перспективы?

2019 год – это возможно, но посмотрим, многое зависит от пакета соглашений Brexit. На самом деле, нам не интересно летать в Гибралтар, мы готовы его исключить, Испания готова его исключить. Со своей стороны, мы пошли на беспрецедентное открытие, потому что это нужно украинскому пассажиру и украинским авиакомпаниям.

Я читала, что в приоритете министерства на следующие 12 лет — стимулирование развития региональных аэропортов. Каково ваше видение этого процесса? Будем ли строить аэропорты или только реконструировать старые?

На самом деле некоторые проекты мы уже начали реализовывать. Например, в прошлом году выделяли средства на капитальный ремонт взлетно-посадочной полосы в Одессе. Готовим стратегию развития региональных аэропортов в контексте Национальной транспортной стратегии.

Региональные аэропорты имеют очень хороший потенциал. В Херсон – уже летают Турецкие авиалинии (первые начали выполнять рейсы) и МАУ. Полтава – с этого года начинают чартеры, на следующий год тоже крупный план. Для открытия терминала «F» в Борисполе ищем инвестора.

В первую очередь, надо разобраться с теми аэропортами, которые имеют перспективу. Да, нам нужно разобраться с аэропортом Днепр, который монополизирован одной компанией, что не дает возможности летать европейским компаниям.

Продолжаются судебные процессы, есть диалог с местной властью, думаю, что в итоге компромисс будет найден по развитию аэропорта. Впрочем, это дало огромный шанс аэропорту Запорожья, который, по сути, забрал трафик Днепра. Соответственно, в Запорожье есть сейчас инвестпроект на 50 млн. евро – строительство нового терминала, капитальная реконструкция взлетно-посадочной полосы.

Второй важный аэропорт – Ужгород. Закончилось соглашение со Словацкой республикой об обеспечении воздушного пространства, так, чтобы до конца года возобновить регулярные рейсы в Ужгород, должны заключить новую сделку. Потому что самолеты, которые садятся в Ужгороде, заходят через воздушное пространство Словакии.

Поскольку Словакия – член ЕС, и в одностороннем порядке не может заключить эту сделку, нам надо провести аудит в Европейском агентстве по безопасности полетов (EASA). Вот сейчас подаемся на этот аудит.

На эти проекты реконструкций, строительства мы привлекаем кредитные средства?

Полосу должны сами реконструировать за бюджетные средства, ведь это государственная либо коммунальная собственность. Терминалы – это уже пусть попробуют инвесторы, потому что аэропорт – это прибыльный бизнес. Поэтому – открытые конкурсы, концессия терминала, а дальше — пусть зарабатывают на пассажирах, кафе, duty free, паркингу, на наземном обслуживании.

В этой стратегии развития региональных аэропортов как-то предусмотрен ли вопрос создания новых отечественных лоукостов вроде SkyUp?

Опять же, это частная инициатива. И любая частная инициатива по украинским авиакомпаниям будет поддерживаться. Для государственной авиакомпании пока что нет ресурсов.

Что сейчас сдерживает? – Акциз на топливо и НДС на авиаперевозки. Люди не готовы платить большие средства, чтобы лететь со Львова в Одессу (очень жаль, что нет такого рейса), поэтому сейчас рынок дотационный. МАУ зарабатывает только на международных рейсах, по сути. Чтобы сделать рынок интересным, он должен быть упрощен. Кстати, соответствующий законопроект подан через депутатов.

Знаю, что министерство разработало логистическую стратегию, которая является логическим продолжением Национальной транспортной стратегии 2030. Зачем нам нужна еще одна стратегия?

Национальная транспортная стратегия определяет приоритеты во всех отраслях. Логистика – это грузовые перевозки. То, что сдерживает сейчас развитие экономики, по сути. Высокие портовые сборы, акциз на авиационное топливо, НДС на авиаперевозки, узкие места в припортовой инфраструктуре и на железной дороге. План по логистике показывает, что нужно сделать, где построить подъездную колею, расширить дорогу, сделать мультимодальный комплекс, то есть фокус на груз.

Обратила внимание на вашу колонку «Робот никогда не заменит человека», где вы пишете: «Мы несовершенны, но в стране всегда есть шанс изменить нас на молодых и умных. Мы точно не будем держаться за протертые чиновничьи кресла… Да, есть много проблем – и воруют, и врут, но нам точно не стыдно смотреть в глаза киборгов из Донецкого аэропорта или семьям героев Небесной сотни».

Это похоже на крик души человека, которого достало то, что его усилия не видят. Это так? Это как-то связано с тем, что именно транспортную отрасль называют одной из самых «тормозящих» сфер в плане выполнения Соглашения?

Определенным образом да, у нас действительно не самые лучшие показатели выполнения Соглашения об ассоциации, но я всегда говорю: «Мы разработали законопроекты, вопрос за депутатами, которые должны за эти проекты голосовать».

И так, мне кажется, что наше поколение не держится за эти должности. Как только изменится политический цикл, придут более эффективные, молодые, с большим пылом в глазах для этих реформ.

Относительно показателей. Согласно правительственному Отчету о выполнении Соглашения об ассоциации между Украиной и Европейским Союзом в 2017 году, в сфере транспорта действительно едва ли не самый низкий уровень выполнения плановой работы по СА – 11%. Какие факторы являются барьерами в плановой работе?

Нет принятых законов.

Исключительно это?

Исключительно это. То, что мы можем делать на подзаконном уровне, делаем. Могли по автомобильному транспорту сделать на уровне приказов министерства и распоряжений Кабмина: конкурсы, выдача разрешений, хартия качества – это огромные вещи, которые дадут эффект через год-два.

По весовому контролю, хорошо, что есть принятый закон, закуплены за средства Евросоюза 71 мобильных весовых комплексов. Опять же, только в этом году они вышли на дороги, вскоре увидим результат.

Открытие неба в одностороннем порядке – этого никто не делал.

К сожалению, подготовительную работу не видно. Ведь мы разработали законопроекты, согласовали с депутатами, зарегистрировали, есть замечания, опять доделали, прошло полгода. Впрочем, да, формально закона нет.

На самом деле, ряд законопроектов был тоже провален во время согласования в правительстве. Например, о внутреннем водном транспорте. Соответственно, мы его зарегистрировали через депутатов. Однако, эта работа, по сути, никого не интересует. Ибо «галочки», что закон принят, нет. Транспортную отрасль очень легко критиковать, потому что быстрые результаты quick-wins — показывать очень трудно.

По аналитике Украинского центра европейской политики, по состоянию на ноябрь прошлого года в сфере морского транспорта не разработано почти ни одного проекта нормативного правового акта в рамках приближения нашего законодательства. Сейчас что-то изменилось уже?

На самом деле осенью прошлого года мы приняли дорожную карту по адаптации законодательства в сфере морского и речного транспорта, утвержденную распоряжением Кабинета Министров. Тем более, 9 июня у нас начался аудит Международной морской организации (ИМО), который длился 10 дней в Киеве и Одессе.

Действительно, законов не было принято, поскольку ряд норм, которые относятся к морскому транспорту, относятся к законопроекту о внутреннем водном транспорте. Но максимально то, что министерство может (ратификация международных конвенций и принятие на уровне министерства, на уровне Кабмина), мы выполнили, к аудиту Международной морской организации подходили в готовом состоянии.

После него получим четкий ответ, насколько мы соответствуем международным нормам в сфере морского транспорта.

Согласно рекомендациям экспертов ИМО, создана Государственная служба морского и речного транспорта Украины. Морская администрация уже с 1 августа этого года официально будет реализовывать государственную политику в сферах морского и речного транспорта, торгового мореплавания, судоходства на внутренних водных путях, а также в сфере безопасности на морском и речном транспорте на основе результатов аудита.

У вас есть рецепт, как бороться со скептицизмом украинцев, мол, ничего не меняется?

Только коммуникации. Брошюры, открытые семинары, лекции, использовать медийный ресурс. Примером удачной коммуникации в стране является система ProZorro. О ней знают все, и изменить ее, даже если бы кто-то хотел, невозможно из-за общественной поддержки.

Евроинтеграция тоже должна стать такой популярной, «священной коровой». Разработан и подан законопроект – все, его принимают, закон выполняют. Очень важны конкретные результаты – когда на улицах городов трамваи и троллейбусы, закупленные за средства ЕС, будут ездить по хорошим дорогам, сделанным за средства ЕС.

Следует эффективнее привлекать к имплементации Соглашения представителей региональной власти?

Абсолютно. Мы, когда обсуждали НТС прошлого года, провели десять региональных обсуждений от Мариуполя до Ужгорода. Действительно, регионы определенным образом оторваны от того, что происходит в Киеве.

Например, мы объясняли, почему стратегия нужна, какие имеет конкретные приоритеты – повышение мобильности, энергоэффективности транспорта. Далее, когда говорили на уровне местной власти, общались с руководителями филиалов железных дорог, портов, автодорог, транспортных предприятий, то был хороший диалог.

А лично вы довольны темпом евроинтеграционного процесса? Какую бы «оценку» от 1 до 12 поставили?

Я бы «восьмерку» поставил – законодательная база сделана, проекты реализуются, стратегия готова.

Какие ваши приоритеты по имплементации Соглашения об ассоциации на 2018 год?

Национальная транспортная стратегия принята – теперь необходимо, чтобы парламент проголосовал за евроинтеграционные законопроекты. А дальше — большие планы развития внутренних водных путей и безопасности дорожного движения, потому что у нас на дорогах людей гибнет больше, чем на войне.

Должны подписать кредитное соглашение с Европейским инвестиционным банком на 75 млн. евро по безопасности дорожного движения в городах. Подчеркну, что это деньги не на дороги, а на повышение безопасности – перекресток, освещение, развязки, светофоры. Выбраны два пилотных региона – Днепропетровская и Львовская области. Сначала хотим реализовать эти проекты там, посмотрим, как дальше будет. Вообще, предполагаем, что 5% от Дорожного фонда должно иди на безопасность.

Автор: Ирина Шевченко

Источник: УНИАН

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий