Главная О компании Контакты Обзоры Рейтинги Публикации Базы данных Семинары Партнеры Реклама Охрана труда


 

Министр Лилия Гриневич: «Мы не можем учить современных детей так, как 20 лет назад»


15.06.2017 – Маме министра образования Лилии Гриневич вскоре исполнится 75, но она до сих пор преподает в школе. «Каждый год ее приглашают почитать хотя бы несколько часов в неделю», – с тихой гордостью отмечает госпожа Лилия, которая регулярно получает информацию о ходе реформы образования, которую она активно вводит, буквально из «первых рук». Причем реформа касается не только младшей школы.

С Гриневич мы встретились накануне старта вступительной кампании и детально поговорили о ВУЗ; о том, чего ожидать абитуриентам; сколько молодых людей из Крыма и неподконтрольных территорий смогут стать студентами национальных вузов; могут ли они обойтись без услуг репетиторов и почему Верховная Рада «тормозит» полноценное утверждение нового закона «Об образовании».

Как известно, реформы образования и медицины Кабмин определил одним из главных приоритетов своей деятельности. Собственно, образование и медицина – то, что касается практически каждого гражданина Украины. Читайте, чтобы знать.

«Мы хотим стимулировать абитуриентов идти на сложные специальности»

Вступительная кампания начнется в скором времени. Какой вы ожидаете ее в этом году? Чем она качественно отличается от предыдущих компаний?

Есть несколько отличий, но не принципиальных. В основном все остается, как и было: результаты внешнего независимого оценивания, средний балл аттестата, формулы, по которым зачисляют в высшие учебные заведения. Отличия разве что в том, что мы принимаем сертификаты не только  2017, но и 2016 года. Также введены коэффициенты, в частности отраслевой, региональный и сельский, на которой умножается результат определенных групп абитуриентов.

Например, сельские дети, как правило, учатся не в равных условиях с городскими учащимися, поэтому получают небольшую прерогативу. Если ребенок окончил сельскую школу, и местом жительства его - в год выпуска - является село, в этом случае будет незначительный дополнительный коэффициент. Поэтому же принципу действует и отраслевой коэффициент. Есть специальности, на которых сложнее учиться, например, - технические. Если ты выбираешь такую специальность, твой результат умножается на коэффициент, чуть больше единицы. Таким образом, мы хотим стимулировать абитуриентов идти на сложные специальности.

12 июля начинается вступительная кампания на образовательные программы бакалавра. Но, хочу обратить внимание: уже 29 июня мы приглашаем абитуриентов, открыть свои электронные кабинеты для того, чтобы потом не случилось так, что в первый день вступительной кампании все массово бросятся (регистрироваться – С.К.), чем спровоцируют проблемы  сервера.

Правильно ли я понимаю, что в этом году абитуриенты могут подавать заявления на поступление только через электронный кабинет?

Да, это единственный вариант регистрации для поступления. У нас еще есть отдельная категория - абитуриенты из неподконтрольных территорий и Крыма, но для всех украинских абитуриентов, которые сдали внешнее независимое оценивание, регистрация через электронный кабинет является обязательной. Потому что именно там, в единой государственной базе образования, будут обрабатываться результаты, потом программа - по приоритетам, которые определят абитуриенты - распределит их. Списки будут обнародованы 1 августа до 12 часов дня. И вы увидите, попадаете ли на бюджет, в какой именно ВУЗ. Кроме того, вам могут предложить поступить на платное обучение, если баллов не хватило для бюджета.

Для нас чрезвычайно важно, что правила одинаковы для всех. Конечно, есть несколько категорий (абитуриентов – С.К.), которые могут поступать по вступительным экзаменам, а не по внешнему независимому оцениванию. Во-первых, к таким категориям относятся демобилизованные военные, люди с инвалидностью, которые не имеют возможности писать внешнее независимое оценивание. Такая возможность для наших абитуриентов с неподконтрольных территорий, поскольку они оказались в неравных условиях, по сравнению с украинскими школьниками, в подготовке к внешнему независимому оцениванию. Особенно это касается украинского языка и литературы, истории Украины. В связи с этим они имеют возможность приехать в открытые при университетах центры «Донбасс-Украина» и «Крым-Украина».

Они функционируют при конкретных ВУЗах?

Да. Эти ВУЗы можно увидеть на сайте Министерства образования и науки Украины: у нас есть специальная рубрика, которая выделяется так, чтобы сразу бросалась в глаза, и всем было бы легко найти. Там перечислены шаги абитуриентов, - каким образом они должны действовать. В указанных центрах они будут иметь возможность, как постепенно сдать экзамены на аттестат зрелости о среднем образовании, так и заполнить так называемую образовательную декларацию. Составить тест на украинский язык – потому что абитуриенты должны доказать, что владеют им. Чтобы получать высшее образование, надо сдать историю Украины и профильный предмет по выбранной специальности.

В какой срок происходит прием документов?

С 29 июня по 26 июля. 20 июля он заканчивается для тех абитуриентов, которые проходят творческие конкурсы, потому что на этот экзамен нужно дополнительное время.

Вы уверены в том, что эта программа является абсолютно защищенной? Не получится так, как с электронными декларациями, когда чиновники пытались подать декларацию, а программа просто не работала?

Мы очень тщательно работаем над тем, чтобы программа работала должным образом. Я вам хочу сказать, что у нас еще и, кроме того, есть определенное историческое наследие, потому что, к сожалению, программное обеспечение, которое обслуживало Единую государственную базу по вопросам образования, со времен Табачника находилось в частных руках. У частного предпринимателя! Чтобы вы понимали: частное лицо обслуживала Единую государственную базу по вопросам образования!

Сейчас мы это изменили - делаем государственное программное обеспечение. Я убеждена, что доступ к такой серьезной центральной базе, где есть персональные данные студентов, абитуриентов, преподавателей, не может быть в частных руках. Мы очень напряженно тестируем программное обеспечение. Усиливаем возможности сервера, его способность получать большое количество информации. Надеюсь, что все будет хорошо, ведь этому уделяется большое внимание.

«Есть положительные примеры, когда дети сдают успешно ВНО без репетиторства»

В прошлом году во время ВНО имели место вмешательства в систему. В этом году ГИА и ВНО, что ранее составлялись отдельно, являются комбинированными. Оправдывает ли себя эта практика?

ВНО и Государственная итоговая аттестация украинского языка и литературы соединены с прошлого года. Нам важно, чтобы дети не были вынуждены сдавать экзамен дважды. Если они уже идут на внешнее независимое оценивание, это можно засчитать как Государственную итоговую аттестацию. К тому же, это дает возможность увидеть наши достижения в результате общего среднего образования и картину по всей стране.

Сейчас мы имеем очень серьезную, понятную картину с учебными достижениями в разрезе страны. Например, мы обнаружили, что значительная часть школ меньшинств (особенно это касается других языковых групп, например венгерского меньшинства) демонстрирует очень низкие достижения знаний  украинского языка среди детей. Это говорит о том, что мы должны действовать очень серьезно, чтобы усилить там изучение украинского языка. Поэтому для нас это также помощь в формировании определенной образовательной политики - данные показывают, как где учат в разрезе страны.

В этом году в объединенные  ГИА и ВНО добавились математика и история. Нам также интересно увидеть, какое направление, в каких регионах выбирают дети: гуманитарное или математическое. Я не скрываю, что мы заинтересованы расширить изучение математики в школе, это очень важно для формирования логического мышления и для того, чтобы в дальнейшем дети выбирали как профилирование естественно-математическое направление. Потому что потом из этих детей мы получим будущих инженеров...

Многие родители жалуются на то, что качественно подготовиться к ВНО без занятий с репетитором невозможно. Очевидно, что возможности у сельских детей в этом плане значительно меньше. Да и вы сами говорили, что репетиторы не должны быть обязательным условием успеха ребенка. Действительно ли без репетиторства ВНО невозможно сдать удачно?

Мы имеем положительные примеры, когда дети сдают успешно ВНО без репетиторства. Но обычно они имеют очень высокую самодисциплину и добросовестно готовятся к ВНО. Потому что это сделать действительно трудно. Не нужно скрывать, что за два года профильной школы, которая у нас есть в старшей школе, дети изучают одновременно 25 предметов и не успевают нормально углубленно подготовиться по предметам, по которым сдают ВНО. Это - проблема украинской школы.

Вместе с тем, понятно, что репетитор работает индивидуально с ребенком, уделяет ему больше внимания. Обязывает его и дисциплинирует в освоении систематического материала. Наша цель - сделать такую программу профильной старшей школы, где каждый ребенок, выбрав для себя определенный профиль, смог бы в достаточном количестве учебного времени в школе уделить изучению тех предметов, которые он потом будет сдавать на ВНО.

И еще, вы затронули один момент, я на него не успела ответить, - о том, что в прошлом году были вроде злоупотребления по результатам ВНО.

Да.

Конечно, еще не было суда, нет никаких выводов, но были обнародованы обвинения ГПУ по поводу манипуляций результатами ВНО.

Собственно, речь шла об Игоре Ликарчуке, который много лет возглавлял Центр оценивания образования.

Речь шла, в первую очередь, о программистах, которые работали с базами данных и вроде меняли результаты. Что мы сделали в результате этого? Полностью защитили базу данных. Сейчас она имеет все сертификаты и системы защиты – в случае несанкционированного вмешательства, его можно отследить. И история, которая, возможно, имела место и еще не доведена до конца, не может повториться при такой системе защиты, которая установлена теперь на базу.

Хорошо, вернемся к вступительной кампании. Вы уже упоминали абитуриентов из Крыма и неподконтрольных территорий. В этом году для них выделено 1000 бюджетных мест в вузах четырех областей: Одесской, Николаевской, Запорожской, Херсонской. Поступать они могут без ВНО, только с аттестатом. А каким образом рассчитывалась эта цифра? Почему именно 1000? Ведь в прошлом году только 153 абитуриента с неподконтрольных территорий стали студентами украинских учебных заведений.

Этот вопрос надо задать народным депутатам, которые внесли соответствующую законодательную инициативу. Как они это вычисляли? Почему только эти области? Мы, конечно, пойдем навстречу и будем выполнять закон, если Верховная Рада его примет...

Из вашего скепсиса понятно, что вы были против.

Мы не видим обоснования, почему дети из Крыма и неподконтрольных территорий должны поступать только в эти четыре области. Поэтому проводим комбинированный подход - предлагаем вступать через центры «Крым-Украина» и «Донбасс-Украина», которые открыты во всех областях. Квоты (имеется в виду бюджетные места – С.К.) для этих абитуриентов так же будут выделяться. Также мы готовы обеспечить всех абитуриентов, которые придут в эти четыре области - по этому закону - местами государственного заказа.

Сколько студентов из Крыма и Донбасса вы ожидаете в этом году?

Вы знаете, это трудно прогнозировать. И давать какие-либо оценки рано: абитуриенты из этих регионов могут подавать документы в течение всего лета через центры. Для них мы сделали особые условия, потому что понимаем, как тяжело им вырваться оттуда, банально уехать. Как сложно подготовиться к ВНО. Поэтому каждый, кто будет стремиться учиться в Украине, сможет это сделать.

Меня интересует принцип формирования государственных мест. Не до конца понятно, почему, например, есть государственный заказ на тех людей, которые вряд ли будут работать по специальности. Ежегодно выпускается большое количество менеджеров – на них тоже есть какой-то государственный заказ, юристов... Как это регулировать? В рамках реформы высшего образования это вопрос вообще рассматривается?

Мы значительно уменьшили госзаказ на такие специальности, как менеджеры и юристы. Зато увеличили его на технические специальности, чтобы мотивировать детей идти учиться именно туда. Юристы, менеджеры – это, в основном, платное обучение. Кроме того, там, где государственный заказ очень маленький, нужны студенты только лучшие.

Есть еще одна новация, которую мы вводим в этом году, и она касается вступительной кампании и юристов. Это – ВНО в магистратуру по праву. К большому сожалению, там, где мы сделали доступ на первый курс бакалавриата без взяток, взяточничество перенеслось на магистратуру, где нет ВНО. И наиболее плохую репутацию имела именно магистратура по праву.

В этом году каждый абитуриент, бакалавр права, который будет поступать в профильную магистратуру, должен составить ВНО. Это, без сомнения, не всем нравится - мы имели достаточно большое сопротивление относительно этого решения. Но теперь сможем увидеть в разрезе всей страны, какими являются результаты бакалавров права, ведь их готовит, чуть ли не каждый ВУЗ.

Далее в планах - ввести в следующем году ВНО по иностранным языкам для магистратуры. Потому что магистратура - это следующая ступень высшего образования, и свой уровень иностранного языка также необходимо доказать. Это маленькие шаги, но они приведут к улучшению качества абитуриентов.

Еще одна, последняя, особенность этой вступительной кампании – по результатам ВНО. Мы поддержали решение Министерства здравоохранения, которое установило планку для тех, кто будет поступать в этом году на врачебные специальности, на уровне не менее 150 баллов в сертификате (ВНО - С.К.).

Это достаточно высокий балл.

Да, особенно для платного обучения. Конечно, мы видим угрозу, что высшие медицинские учебные заведения будут иметь сокращенное количество абитуриентов на платном обучении. Относительно этих рисков мы общаемся, в частности, с госпожой Ульяной Супрун. Однако Министерство здравоохранения настаивает на такой позиции, она включена в условия приема.

А как быть с тем, что специалистов готовят непрофильные вузы? Скажем, университет культуры, условно, выпускает юристов?

У нас нет запрета на то, чтобы, например, аграрный университет готовил юристов или экономистов. Более того, когда мы разрабатывали подобные позиции в Министерстве образования и науки в прошлом году, они подверглись сокрушительной критике со стороны академических сообществ. Они стояли на том, что в аграрном праве есть свои особенности, которым они больше будут уделять внимания в своем университете.

Понятно, что существует определенная специализация. Но вы, же понимаете, о чем именно я говорю. В основном, это - коммерция, а не образование.

Понимаю. Поэтому надо очень подробно определять, можно ли аккредитовать эту специальность или нет, есть ли соответствующие научно-педагогические кадры, есть ли база. Но, по моему мнению, в первую очередь общество и абитуриенты, которые выбирают университет, должны понимать: нужно ли им такого качества образование. Когда мы будем иметь результаты ВНО по поступлению в магистратуру права, мы обязательно покажем, как наши высшие учебные заведения, в том числе непрофильные, готовят своих бакалавров права. Сколько из них поступит в магистратуру, и с какими результатами. Мы сделаем эту аналитику.

Очень важно показать обществу: если вы идете на экономический или юридический факультет в такой университет - вы делаете выбор в сторону некачественного образования. Сегодня мы с огромной осторожностью лицензируем новые специальности.

А что со “старыми”?

Мы можем не дать аккредитацию, если нормы и критерии, необходимые для нее, не выполняются. К чему это может привести? Мы имеем уже несколько случаев, когда учебные заведения обучают студентов по лицензии, полученной когда-то давно. Когда же пришло время выдавать дипломы, университет обращается за аккредитацией, чтобы дать выпускнику диплом государственного образца. И не предоставить ее мы можем только по очень серьезным причинам и из-за невыполнения критериев, ведь проучившись четыре года, люди просто не получат диплом. Были такие случаи, когда мы аккредитацию (высшему учебному заведению - С.К.) не дали и предлагали студентам перейти в другой вуз, чтобы завершить обучение.

Вопросы от читателей Lb.ua относительно индексации стипендий. Речь идет о том, что в Киевском национальном университете, который является учебным заведением высокого уровня, балл для получения стипендии - выше, чем, скажем, в вузы на периферии. Следовательно, студенты находятся в неравных условиях по уровню знаний. Как с этим быть?

Это точно так же, как с поступлением. Чтобы попасть в Университет Шевченко – вы вынуждены пройти больший конкурс, чем в какой-то региональный ВУЗ. Это - сопутствующие признаки того, что вы попали в  конкурентное высшее учебное заведение.

Но что важно? Что есть фиксированных 45% (тех, кто получает стипендию - С.К.). Ведь на гуманитарных специальностях легче учиться и получать более высокие оценки, чем на технических. Нам было важно, чтобы 45% студентов технических специальностей с низкими оценками также получали стипендии.

«В начальных школах реформа внедряется, в зависимости от ответственности директора и учителей»

Поговорим теперь о школьном образовании. В прошлом году вы инициировали реформу образования “снизу” – с первоклассников, младших классов. В начале сентября многие говорили о том, какие именно инициативы пытались запустить, начиная с того, чтобы не исправлять ошибки в тетрадях красным цветом. Есть ли уже какие-то первичные результаты? Возможно, почувствовали сопротивление системы? Имеете ли надежду продолжать определенный курс?

Да, мы провели ревизию программ 1-4 классов. Дали рекомендации к ним, дополнили материалами. Заложили 40 видео для наших учителей на платформу EdEra. Состоялось оживленное обсуждение. Более того, на сэкономленные деньги мы еще издали хрестоматию с текстами детских украинских писателей, чтобы в начальных школах дети могли читать тексты не только с 19 и 20 веков, но и современных любимых писателей, чьи тексты близки им и настоящему, которое очень изменилось.

Что мы заметили? К сожалению, в начальных школах все внедряется, в зависимости от ответственности директора и учителей. Есть среди них такие, например, у кого эта хрестоматия находится на каждом уроке чтения. И они не просто выполняют наши рекомендации, они благодарят за них. Говорят, что раньше делали подобные вещи сами - вопреки программе - и только по собственной инициативе. Но есть и такие школы, где хрестоматия лежит на полке в библиотеке. И вот здесь для нас очень важно сотрудничать с обществом и родителями. Сегодня родители гораздо активнее и инициативнее по учебной судьбе своих детей. И я всегда говорю, что образование их детей – это архиважное дело, чтобы отдавать его на откуп только учителям и школе.

Родители должны интересоваться! Мы очень открыты во всех этих изменениях - они все опубликованы на сайте министерства. Сейчас, кстати, прошло публичное обсуждение программ 5-9 классов. Мы начнем вводить основы компетентного подхода для 5-9 классов уже с первого сентября следующего учебного года. Потому что эти дети не могут ждать - с ними надо тоже работать сейчас, потому что основная глобальная реформа – новая украинская школа на основе компетентного обучения – у нас начинается в 2018-2019 учебном году, с первого сентября. Это будет новый стандарт образования. Он требует переподготовки учителей. И это будет новый способ обучения в начальной школе, новый для Украины, но не для ведущих систем образования.

Относительно переподготовки учителей... Ранее вы говорили, что к 1 сентября 2018 года планируется переподготовить 22 тысячи учителей младших классов, правильно?

Первых классов. Именно тех, кто будет брать первый класс.

Каким именно образом и достаточно ли денег заложено в бюджете на такую переподготовку?

Конечно, что это будет кратковременная подготовка. Это не будет абсолютно полный курс, который учителя проходят каждые пять лет. Мы делаем эту переподготовку в так называемый смешанный способ. Сделаем дистанционный курс для учителей, который будет их поддерживать и давать возможность учиться, и очный.

А учителя в регионах способны воспользоваться этим дистанционным курсом?

Да. Они вынуждены быть способными. Я еще раз хочу подчеркнуть – учителя, если хотят быть конкурентными в системе образования, вынуждены учиться и меняться. Мы не можем учить современных детей так, как 20 лет назад. Перед молодым человеком стоят другие вызовы, соответственно и перед школой - тоже. Мы будем мотивировать учителей, все же, учиться. Дадим им для этого доступ. Каждая школа будет обязана организовать доступ учителя к интернету, чтобы они могли работать с дистанционным курсом.

Это является ответственностью школы?

Организовать доступ к интернету? Да. Сегодня органы местного самоуправления, в результате финансовой децентрализации, получили огромный, значительно больше, ресурс для того, чтобы вкладывать его в учебные заведения. Это уже сказывается на том, сколько объектов финансируется из Государственного фонда регионального развития.

Например, в прошлом году мы установили 23 тысячи компьютеров в украинских школах, в первую очередь плохо оборудованных. Так же призываем органы местного самоуправления, подключить школы к интернету. Но указанный дистанционный курс мы сделаем таким образом, чтобы им можно было пользоваться и оффлайн.

Учителя должны между собой общаться. Это очень важно, потому что все ведущие системы образования как раз используют это сетевое обучение учителей. Поскольку учителя более охотно учатся не с предписаний из министерства, а во время обмена опытом между собой. Поэтому для нас главная идея - получить этих 10% учителей – проводников реформы, тех, кто будет лучше, кто сможет делиться своим опытом с другими.

Значит, финансовая база - учитывая децентрализацию - имеется?

Да. Она налицо. Кроме того, мы будем работать с Министерством финансов, и в предложениях к среднесрочному плану развития заложена норма о том, что в образовательную субвенцию из государственного бюджета, которая пойдет в регионы, должны быть заложены целевые средства на повышение квалификации учителей.

«Складывается впечатление, что закон об образовании отложенный на последнюю пленарную неделю»

Вы выступаете за разделение педагогической и организационной функций школы. За первую должно отвечать Министерство образования, за вторую - местная власть. Есть ли поддержка по этому вопросу?

Да. Это первый год, когда мы живем именно по такой формуле: мы предоставили субвенцию на покрытие зарплаты педагогических работников, остальные - по содержанию учреждений - обеспечивает местная власть. Чтобы мы хотели дополнить? Хотим к этим деньгам добавить еще повышение квалификации. Новая формула, которая будет работать со следующего года, должна серьезнее учесть специфику территорий. Усилить финансирование там, где есть проблемы, например, на горных территориях. Учесть то, где сегодня есть недофинансирование и перефинансирование, выровнять эти диспропорции. И это будет сделано по новой формуле.

Предлагаю очень коротко объяснить для родителей, особенно тех, чьи дети пойдут в 2018 году в первый класс, содержание реформы. В чем качественная разница от того, что предлагалось первоклассникам, скажем, в 2010 году?

Процесс обучения будет учитывать возрастные особенности детей. Дети будут учиться в основном через деятельный метод. Не так много сидеть за партами, сложа руки, по двое. Это другой подход относительно управления самим классом, когда он поделен на территории, а дети учатся в форме интегрированного обучения. Например, тема дня и она проходит через все уроки. Дети не будут носить в портфеле одновременно 6-7 учебников, что очень вредно для малышей. Мы будем иметь их и в электронном виде...

Об этом, собственно, и мой следующий вопрос.

Сейчас мы рассматриваем вариант одного интегрированного учебника на определенный период обучения. Например, на три месяца. В нем интегрированные по темам все знания и по математике, и по языку, и тексты для чтения по природоведению. И все это объединено и создает целостную картину мира.

Учителя должны владеть методиками компетентного обучения. А детей должны чаще выводить на улицу. Значит, много аспектов жизни ребенка в школе, которые будут отличаться от того, что мы имеем сегодня.

А как это контролировать? Особенно на отдаленных территориях? В столице такое уже встречается, хотя бы в частных практиках учителей. А как это внедрить там, где вы вряд ли сможете контролировать?

Это, конечно, проблема. И вызов для органов местного самоуправления. Важна и позиция директоров, которые являются лидерами реформы. К тому же нам нужно, чтобы был принят закон об образовании, который сейчас в парламенте.

Ждет второе чтение с прошлого октября. Почему так долго?

Мне очень обидно это признавать, но мне кажется, что нет интенсивной проработки этого законопроекта в парламенте. Я очень надеюсь, что до конца этой сессии он будет принят.

До 15 июля?

Складывается такое впечатление, что закон отложен на последнюю пленарную неделю. Если это так, то возникает большой риск, что он опять не будет принят во втором чтении.

Если его провалят от времени второго рассмотрения, придется начинать все сначала.

Поэтому я буду работать со всеми фракциями и убеждать (голосовать “за” - С.К.), но основную роль здесь должен сыграть Комитет по вопросам образования и науки, потому что от качества проработки этого закона ко второму чтению комитетом также зависит его успешность в парламенте.

У вас есть поддержка Премьер-министра по этому поводу?

У меня есть поддержка Премьер-министра по этому поводу. “Новая украинская школа”, например, утвержденная Кабинетом министров как политическое предложение, и у нас разработан план, как именно его, вводить, который согласован со всеми министрами. Но дело в том, что закон «Об образовании» - в случае утверждения - коснется не только самой реформы новой украинской школы. Там есть много интересных, важных механизмов, которые мы открываем: преодолеваем различные бюрократические барьеры и шлюзы, которые существуют сегодня в нашем образовании.

Например, повышение квалификации учителей. Теперь они могут проходить его только в Институтах последипломного образования, где, честно говоря, не всегда предлагают современные интересные курсы. Зато у нас есть много других провайдеров повышения квалификации, работа с которыми учителю не засчитывается. Есть общественные организации, которые делают феноменальные тренинги по технологиям обучения или по работе с детьми с особыми потребностями. Этим законом (“Об образовании” - С.К.) мы дадим возможность учителю выбирать форму и место повышения квалификации.

Также закон касается и профессионально-технического образования, и вносит некоторые коррективы в сфере высшего образования, поэтому он нужен.

Я призываю народных депутатов и Комитет по вопросам образования и науки интенсивнее проработать этот закон.

Вопрос в том, будут ли под него голоса. Что фактически означает, сможет ли Премьер-министр их обеспечить?

Это вопрос ответственности и народных депутатов. Когда они не идут в парламент или не голосуют, почему этот закон имеет риск провалиться, – это их безответственность. Поэтому без сомнения, мы будем изучать ситуацию, я буду работать с фракциями, будем считать голоса, и если окажется, что голосов нет, то закон можно будет не выносить. Просто бросать в парламент на растерзание, учитывая то, какая огромная работа сделана, - недопустимо.

Этот закон является наработкой трех лет, в него вложено много, и мы не можем позволить, чтобы он стал жертвой языкового вопроса, когда кто-то раздувает разные полярные интересы, жертвой каких-то отдельных лоббистских групп, поэтому надо будет работать. Даже если случится так, что закон будет перенесен на осеннюю сессию, это не задерживает подготовку реформы для внедрения нового стандарта начального образования, поэтому что этот закон выделен, он утверждается Кабинетом Министров.

Но при этом мы не сможем использовать все те возможности, что предлагает закон об образовании. Например, добровольную сертификацию учителей. В результате которой мы можем выделить и выделить именно тех учителей, которые владеют компетентными методиками, дать им соответствующую доплату – 20% к зарплате. После чего они станут теми методическими наставниками, которые будут распространять новые методики обучения.

«Пенсионная реформа для учительства будет положительной»

Собственно, о зарплате. Во время последнего повышения зарплаты, которую инициировало правительство Владимира Гройсмана, она выросла, в частности, для учителей, до 4,5-6,5 тыс. грн. Это средняя ставка?

Нет, бывает больше. Сейчас ставка от 4,5 тысяч до 8,5 тысяч, в зависимости от квалификационной категории и различных доплат. Но что мы сделали? На самом деле, мы не просто подняли эту зарплату, мы продвинули учителей на две тарифные разряды вверх в единой тарифной сетке. Это очень важно, потому что там был разрыв между высшей и средней школой, совсем не оправдан. Этим шагом мы хотим сказать учителям: “Вы для нас очень важны, но вы должны тоже открыться до реформы и учиться”. Понятно, что это недостаточный уровень заработной платы и нужно будет работать дальше над ее повышением.

В настоящее время правительством инициирована еще одна реформа - пенсионная. Владимир Борисович Гройсман выражает надежду, что она будет проголосована до 15 июля. Каким образом не/изменятся условия выхода на пенсию и начисления пенсий конкретно для учителей в случае ее утверждения?

Прежде всего, я хотела бы подчеркнуть, что если мы берем рядовую учительницу-пенсионерку, то, как правило, она имеет очень большой стаж работы, поскольку, даже находясь на пенсии, еще долго работает в школе. Из-за этого пенсия наших учителей чрезвычайно мизерная. Поэтому в подавляющем большинстве наши учителя-пенсионеры (от принятия пенсионной реформы - С.К.) выиграют, и у них будет значительное повышение пенсии.

Существенно - это насколько, хотя бы примерно?

Мы обратились в Министерство социальной политики, оно готовит просчеты в цифрах, чтобы мы видели, в каком случае и какая пенсия насколько увеличивается. И эти материалы будут впоследствии распространены.

Зато, надо также сказать, что проект не предусматривает досрочного выхода на пенсию, то, что ранее предполагалось для учителей и для работников здравоохранения. Возможности досрочно выходить на пенсию не будет. Но надо отметить, что этим и так пользовалась незначительное количество работников. Во всех сферах, которые имели возможность выхода на досрочную пенсию, за прошлый год вышло 10 тысяч человек. И учителей меньшинство.

В принципе, я считаю, что эта пенсионная реформа для учительства будет положительной, потому что большинство наших учителей-пенсионеров существенно от этого выиграют.

Ситуация с учителями начальной школы, учителями-пенсионерами известна вам из первых уст. Ваша мама до сих пор преподает, да?

Да, это правда. Моя мама - физик. Она преподает физику и рисование.

Интересное сочетание.

Ее ежегодно приглашают прочитать хотя бы немного часов.

А сколько ее лет?

В этом году исполнилось 75 лет. И еще несколько часов (учебных - С.К.) она все равно будет иметь со следующего учебного года, потому что живет этой работой. Я вообще убедилась, что талант и открытость к изменениям, к общению с детьми зависит не только от возраста. Мы порой имеем учителей в 40-летнем возрасте, которые полностью охладели, выгорели и не желают меняться. Но также я считаю, что человек в таком возрасте (старшем - С.К.) должен иметь право на то, чтобы жить и наслаждаться жизнью, отдыхать.

И, к большому сожалению, уровень пенсий, мизерных, которые есть у учителей, не то что, не может дать им возможности наслаждаться жизнью, они не дают возможности выживать. Поэтому рядовые учителя, как правило, еще дорабатывают на пенсии.

Напоследок хочу спросить о сроках реформы. Если закон будет принят, он предусматривает постепенное внедрение изменений в течение 10-12 лет. Ни одно правительство в Украине не продержится даже пяти лет. Каким образом заложить основы так, чтобы - в случае вашей отставки - преемники не могли разрушить, а вынуждены были продолжить то, что начато?

Только через общественную поддержку реформы. Только через жесткую привязку к потребностям общества. Поэтому мы много работаем с родителями, общественными организациями. Вообще, эта реформа, появилась не потому, что кто-то “наверху” что-то придумал - она вырастала, как и положение этого закона, из общения с очень широкими кругами людей.

Сегодня и родители, и молодые люди уже понимают, что система образования не отвечает потребностям общества в 21 веке, и они должны давить на власть. Если общество не хочет возвращения к чему-то старому в случае появления нового министра, оно должно дать заказ политикам выбирать тех, кто готов внедрять реформы, генерируемые этим обществом.

Автор: Соня Кошкина

Источник: LB.ua

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

 
Читайте по теме:
 Новая финансовая политика. Как добиться роста в условиях войны
 Арбат Капитал: Инвестиционные рекомендации
 Инфляционный отчет Национального банка Украины. Январь 2017 г. Часть 2
 Беларусь в первом квартале 2017 г. увеличила импорт сырой нефти на 17,7% до 1,170 млрд. долл.
 Понятие патентного поиска