Анатолий Гриценко: Когда стану президентом, то пересажаю топ-коррупционеров

16.08.2018 – Бывший глава министерства обороны, кандидат в президенты Украины, «хороший человек», «белая ворона» Анатолий Гриценко главной задачей своей команды видит скорейшее приближение мира. Именно мира, а не перемирия, что даст возможность развивать экономику.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Почему разработанный им совместно с представителями России, Америки и Европы мирный план начнет действовать только после избрания нового президента?

Почему, когда Гриценко станет президентом, то первым своим законопроектом об импичменте он ударит сам по себе?

Комментируя журналисту издания вероятность перехода к парламентской республике, политик утверждает, что сейчас в Украине парламентская модель неприемлема – все равно депутаты и олигархат договорятся между собой для дальнейшего грабежа людей. А фамилию Порошенко, участие которого во втором туре сейчас под большим вопросом, он даже не хочет вспоминать. Потому что за четыре года украинцы почувствовали на себе, что такое «жизнь по-новому» в редакции действующего президента в полной мере.

Об этих и других острых темах говорим в его эксклюзивном интервью журналу Persona.Top.

Читайте также: А в ответ тишина. Почему Садовый не спешит поддерживать Гриценко

Депутат Сергей Березенко: Не стану врать. Победы Порошенко в первом туре не будет

Депутат Виктория Сюмар: Не вижу проблемы, если Порошенко примет решение не брать участия в президентской кампании

Депутат Александр Грановский: У нас с президентом не такие отношения, чтобы он говорил «Саша, сделай»

Председатель ЦПК Виталий Шабунин: Проблема моего поколения в политике – в отсутствии примеров для подражания

– Анатолий Степанович, в Украине не прекращаются дискуссии относительно формы государственного правления. Забрать у президента полномочия и превратить его в «английскую королеву» агитирует Юлия Тимошенко. Бывшая премьер-министр считает, что парламентская республика канцлеровского типа – наиболее удачная форма правления для Украины. Нужна ли Украине, на ваш взгляд, парламентская республика?

– В отличие от позиции Юлии Тимошенко, я считаю, что наиболее эффективной формой правления для нашего государства является то, где, во-первых, народ имеет прямое влияние на избрание главы государства, а во-вторых, где власть эффективна, с персональной ответственностью за сделанное и за несделанное, и которая действует в том ритме, в котором живет страна, а лучше – в более быстром. В этом плане парламентская модель является абсолютно неприемлемой на данном этапе развития Украины. Ликвидировать или ограничивать полномочия президента как всенародного должностного лица неправильно, – я категорически против.

Люди должны избирать главу государства. Именно люди, а не парламент в режиме «междусобойчика» и олигархата, которые тихонько договорятся. Такое «решалово» у нас было более двадцатилетия. Уже достаточно!

– Председатель Центральной избирательной комиссии Михаил Охендовский заявил, что наибольшая опасность и серьезные киберугрозы на предстоящих выборах будут выходить не из-за границы, а с территории Украины. Кому выгодны такие провокации? Грозят ли стране масштабные фальсификации на президентских выборах? 

– Во-первых, я дам ответ на этот вопрос без привязки к фамилии, что прозвучала, – к Охендовскому. Давно пора ему и другим членам ЦИК быть замененными, а затягивание с решением этого вопроса – это персональная безответственность Порошенко. Это нужно исправить немедленно, еще до начала избирательной кампании.

Во-вторых, кибератаки имеют разные целевые установки. Они были и продолжаются время от времени. Возникали и возникают на фоне конкурентной борьбы против украинского бизнеса, например, на международном рынке вооружения. Они усиливаются многократно во время бурных событий, как это было во время Майдана и так же они усиливаются в ходе проведения избирательных кампаний.

Порошенко может попытаться применить какие-то силовые или административные механизмы, чтобы удержаться за кресло… Но ему придется бежать очень далеко и очень быстро, поэтому я не советовал бы этого делать…

Могу добавить с легкой долей иронии, потому что мы все равно идем вперед и не обращаем на это внимание, но вот такие фейковые кибератаки против нашей команды, против сетевых ресурсов были, есть и сейчас продолжаются, причем не с одного, а одновременно из нескольких отечественных избирательных штабов. Мы к этому привыкли и движемся вперед.

– Шансы Петра Порошенко на победу на выборах президента в 2019 году уменьшаются с каждым месяцем. Отдельные социологические опросы ставят под сомнение даже участие действующего президента во втором туре выборов. Каковы его самые большие ошибки как президента?

– Самая большая ошибка – это мотивация. На посту президента в такой кризисный период, тем более на фоне войны, должен быть человек с государственным мышлением, со стратегическим видением, моралью и эффективными действиями. Действующий президент имеет мотивацию стать самым богатым человеком в стране. Он оброс офшорами и занимается в основном пиаром. Я не хочу даже вспоминать его фамилию. Люди за четыре года уже смогли почувствовать на себе, что такое «жизнь по-новому» в его редакции.

Говоря о Европе, политик указывает на негатив. К примеру, Европа хотела бы, чтобы Украина экспортировала лес-кругляк, переделывала этот лес у себя и потом продавала нам готовую продукцию. Это категорически неприемлемо, такого не будет! – утверждает он.

Шансов переизбраться, у него нет никаких. Он может попробовать применить какие-то силовые или административные механизмы, чтобы удержаться за кресло, но даже из недавней украинской истории известно, чем заканчиваются такие попытки. Придется бежать очень далеко и очень быстро, поэтому я не советовал бы этого делать.

– Главный вопрос, который сегодня стоит на украинской повестке дня: как остановить военный конфликт на Донбассе. Минский формат в данном контексте является ли актуальным? У нас еще есть шанс договориться с Россией мирным путем? США может помочь остановить боевые действия на Донбассе?

– Стране крайне, нужен мир. Не короткое перемирие, а именно долговременный, устойчивый мир, который вернет в наши души спокойствие, уверенность и ощущение безопасности. Мир даст нам возможность развивать экономику, провести развитие ныне неподконтрольных территорий.

Это одна из первоочередных задач, над решением которой мы сейчас работаем как команда, не дожидаясь пока пройдут выборы, пока мы победим, получим возможность реализовывать это.

Я не хочу попрекать тем, кто обещал быстрое решение, но по факту люди отчаявшиеся, разочарованные, встревоженные. Нам нужен этот покой и положительная перспектива. Мы понимаем, что этот вопрос будет решен только в многостороннем формате с участием Европы и Америки. Наша команда предлагает решение, которое находится в политико-дипломатической плоскости и предусматривает привлечение международного контингента на переходный этап.

Таким является мирный план, разработанный при моем непосредственном участии совместно с представителями Европы, Америки и России. Этот мирный план будет задействован только тогда, когда зарубежные партнеры увидят в Украине легитимно избранную власть, которая опирается на твердую поддержку народа и держит свое слово. К сожалению, только после завершения президентских выборов. С нынешней властной командой переговоры о долговременном мире уже проводить никто не будет.

– Назовите, пожалуйста, выгоду, которую получила Украина от ассоциации с Евросоюзом. Экономическую выгоду в первую очередь. 

– Сотрудничество с ЕС идет по нескольким направлениям. Ключевые принципы, которые заложены в сотрудничестве – это достижение европейских стандартов прозрачности, приоритета прав человека, защиты собственности. Они для нас крайне важны, потому, что советская история была совершенно иной. Там все решала партия, государство управляло всей экономикой, и мы знаем, как нарушались права человека.

Новейшая украинская история – это шанс для нас закрепить в практике жизни все то, что записано в Конституции. Сотрудничество с ЕС позволяет это сделать быстрее, это абсолютно объективно. На этом пути у нас есть и экономический сектор, о котором вы и спрашиваете.

Здесь пока успехи имеют ограниченные масштабы. Причин этому несколько. Первая – это внутренняя. Украина еще не прошла все соответствующие процедуры, только что приняли необходимые законы для того, чтобы нас воспринимали государством. В котором есть справедливый суд, в нем не берут взяток на каждом шагу, в нем чиновники, начиная с первого лица в государстве, работают жестко в рамках подследственности и прозрачности, а не набивают себе карманы.

Нам нужно пройти свой путь, скажу откровенно – это, возможно, не всем приятно слышать на Западе, но есть фактор, который зависит от Евросоюза. Я говорю об эгоистичности, отдаче предпочтения своим интересам, иногда не на пользу Украины и других государств. Этот фактор так же должен быть отодвинут, если мы говорим о равноправных отношениях.

Например, Европа хотела бы, чтобы Украина экспортировала лес-кругляк, переделывала этот лес у себя и потом продавала нам готовую продукцию. Это категорически неприемлемо, такого не будет, потому что это уничтожает наши леса, экологию, тормозит развитие деревообрабатывающей, бумажной и других отраслей промышленности. Это вызывает ситуацию, когда все рабочие места находятся в Европе, а наши люди вынуждены покидать свою Родину и ехать туда. Такого не будет, придется пересмотреть эти решения!..

Второй пример – это попытка построить еще один газопровод – Северный поток – 2. Он явно противоречит интересам Украины, Польши и Балтийских государств, но эгоистические интересы бизнеса, прежде всего в ведущих странах ЕС, имеют определяющее влияние.

Поэтому, когда зарубежные партнеры совершенно правильно обращают внимание на нерешенные проблемы у нас, мы слушаем и должны делать для себя правильные выводы, но так, же пусть они научатся слушать наши предостережения и уважать наши интересы.

– За последние месяцы произошло несколько конфликтов, основанных на национальной, расовой, этнической основе. Почему в Украине процветает правый радикализм, а власть борется с экстремизмом только на словах? 

– Президент, согласно Конституции, должен быть гарантом соблюдения прав, свобод и законных интересов всех граждан Украины. Все граждане, независимо от того, кто какой цвет кожи имеет, на каком языке мама пела колыбельную, или в какую церковь ходит, должны придерживаться закона, и в случае нарушения отвечать за это. Это базовые принципы.

Когда правоохранительная система работает не для того, чтобы крышевать наркотики или контрабанду, преследовать политических оппонентов, прослушивать их телефоны, а стоит на страже именно соблюдение закона, тогда не будет таких проявлений. Конечно, свести их к нулю невозможно, они есть и на западе, и на востоке, но тогда все будут четко понимать, что принципы, которые я указал, соблюдаются и уважаются, и кто бы, не выходил за эти пределы, будет наказан.

– Часто можно услышать, что у вас репутация «хорошего человека». В украинской политике это встречается не часто. Чем зарабатывается такой имидж? 

– Понимаете, я не просыпаюсь утром и не думаю, как бы мне сделать такое впечатление, что я хороший человек. Если говорить просто, по-человечески, то я благодарен первой учительнице и другим учителям по жизни, благодарен командирам, которые помогали мне стать таким, каким я есть, моим родным и близким.

Считаю, что человек должен быть ответственным, честным, уважать других, уважать труд, соблюдать закон. Я человек верующий, поэтому стараюсь придерживаться Божьих заповедей. Вот, собственно, и все. Какой-то программы по созданию себе имиджа никогда не было, нет, и не будет. Мы должны быть искренними, естественными, живыми и стараться всегда становиться лучше.

– Достаточно большой рейтинг Анатолия Гриценко быстро оброс различными слухами. Вашими спонсорами называли и Сороса, и Кремль, и Пинчука и Левочкина. Кто-то предлагал вам реальную помощь и протекцию?

– Я не хочу комментировать ни сплетен, ни фейков. По состоянию на нашу с вами беседу у меня нет ни перед кем, включая названные фамилии, ни одного обязательства, которое бы ограничивало меня на посту президента в реализации того, что я говорю и обещаю людям. Ни одного. Навешать на себя рюкзаки обещаний олигархата или что? Нет, меня по-другому воспитали.

Ликвидировать или ограничивать полномочия президента как всенародного должностного лица неправильно, – я категорически против.

Больше такие вопросы я комментировать не хочу, потому что это все идет от Банковой и еще из одного штаба кандидата в президенты, фамилию которого я называть не хочу, это и так понятно.

Мы идем своей дорогой. Если слушать и реагировать на всю ту грязь, что льется, не останется времени на продуктивную работу, а это для нас самое важное.

– Вы гордитесь своим старшим сыном Алексеем? Поддерживаете его деятельность в «Автомайдане», даете советы?

– Я им горжусь. Он взрослый, самостоятельный человек, который ведет активную общественную деятельность. Он был соучредителем «Автомайдана» и прошел через бурные события Майдана, рисковал своей жизнью и достойно выстоял. Алексей был мобилизован, выполнил свой воинский долг. С «Автомайданом» прошел Крым, к сожалению, был взят в плен. Там ему было тяжело, постоянные допросы и избиения, имитация расстрелов. Самое главное – он выстоял.

Мы с Алексеем одинаковые люди, смотрим вперед в одном направлении.

– Вам нравится, когда вас сравнивают с Пиночетом? Как считаете, у вас действительно есть что-то общее? 

– Моя фамилия Гриценко. Я родился, живу и буду заканчивать жизнь в Украине. Пиночет – в Чили, это другой период. Там была страшная, жестокая, кровавая составляющая, поэтому сравнение считаю неуместным.

– Как вы считаете, антикоррупционные структуры реально начнут бороться с коррупцией в Украине, или это ручная конструкция действующей власти?

– Здесь есть две новости – как всегда, плохая и хорошая. Начну с плохой. Пока на посту президента остается Порошенко П.А., антикоррупционная инфраструктура, в которую входят НАБУ, САП, НАПК, ГБР и теперь появились надежды на создание Высшего Антикоррупционного суда, не заработает эффективно.

Хорошая новость заключается в том, что эта инфраструктура заработает после победы на выборах команды, которая имеет другие ценности, и не будет имитировать, а будет действительно способствовать изобличению коррупции в Украине. В благоприятных условиях эти органы смогут «брать за жабры» высших должностных лиц, привлекать их оперативно к ответственности и тем самым восстанавливать справедливость в обществе.

В случае избрания меня на пост президента я гарантирую, что это так и будет.

– Значит причина, почему НАБУ не посадило за решетку ни одного ТОП-коррупционера, кроется в том, что им ставит палки в колеса Банковая?

– Совершенно верно. Петр Порошенко пообещал всему своему окружению, что пока он президент – не сядет никто, он не сдаст никого. Насиров, Розенблат и все остальные, несмотря на совершенно обоснованные доказательства, не за решеткой.

При мне такого не будет. Как говорил Глеб Жеглов: «Вор должен сидеть в тюрьме».

– Вы неоднократно отмечали, что если станете президентом, то «посадки будут». Вы обещаете лично продвигать эти процессы? Кто именно сядет? 

– Президент – это гарант соблюдения законов, защиты прав, свобод и собственности людей. Поэтому когда какие-то должностные лица выходят за пределы, они должны отвечать незамедлительно. Независимо от того, в чьей они команде – президента или оппозиции.

Фамилии вы услышите, но если интересует, будут ли среди них персоны самого высокого ранга, то я вам скажу, что обязательно будут. Здесь нет ничего личного. Надо восстановить доверие общества к закону, к власти, показать, что власть начинает очищение, восстановление морали.

А начинать нужно с себя.

Я офицер по жизни. Базовый принцип – делай, как я. Один из первых законопроектов, который внесу как глава государства, будет о процедуре импичмента, то есть отстранения от власти президента. Я с себя начну. Независимо от фамилии, президент должен действовать ответственно, не выходить за рамки уголовного кодекса. И тогда все поймут, что это не какой-то акт личной мести. Нам необходимо провести красную линию и дальше двигаться в соответствии с новым ценностям.

– Если вас действительно изберут президентом, что вы сделаете в первую очередь в экономической сфере?

– Только экономическая основа даст возможность развиваться и медицине, и образованию, и многим другим сферам. Никакой печатный станок, никакие новые долги не помогут. Это все тупиковый путь. Достаточно, надо остановиться.

Если на уровне принципов, то бизнесу нужны две вещи для того, чтобы создавались рабочие места, производилась качественная продукция, и наполнялся государственный бюджет через налоги. Первое – это не мешать бизнесу, не кошмарить его. Маски-шоу, задержки с выдачами лицензий, запугивания, поборы на таможнях – все это надо убрать. Это уже будет большой толчок вперед.

Второе – это стимулировать там, где государство может и должно стимулировать. Создание новых рабочих мест, развитие новых экономических направлений для того, чтобы мы производили качественную продукцию, которая даст нам возможность выйти на международные рынки и занять там достойное место. Вот этим надо заняться. Об этом написано во всех учебниках, ничего нового выдумывать не нужно. Через механизмы государственного заказа, оборонного, в частности, сейчас это важно, через механизмы компенсации процентов за кредиты – там, где это надо.

Вся эта оценка для принятия решений будет уже после выборов, потому что мы должны увидеть, в каком финансовом состоянии новая команда получает государство и бюджет. Мы еще не знаем, как решат это правительство и этот президент вопросы внешнего долга, будут ли проведены переговоры о реструктуризации долгов.

Ответ на эти вопросы определят ход экономических изменений, но то, что настрой будет на стимулирование развития на уровне 8-10 % ВВП, а, то и больше – это факт. Мы не имеем права с такой низкой базой расти на 2-3%, потому что это не путь в Европу, это путь в 50-60 годы прошлого века в Африку. И когда говорю об Африке, я не пренебрежительно отношусь к людям, которые там живут, а просто подчеркиваю тот уровень нищей жизни, который там был.

– Кто, по вашему мнению, самый выдающийся политический лидер? У вас есть политический кумир?

– Для меня это Маргарет Тэтчер, Черчилль, Рузвельт, Деголь, Ли Куан Ю, в значительной степени Ататюрк. Люди, которые смотрели в окно и видели не свой двор, а видели мир. Которые брали на себя ответственность за принятие решений, необходимых для своего государства и мира даже тогда, когда они понимали, что их рейтинги будут падать, но действовали решительно и ответственно.

– Если бы кто-нибудь написал биографическую книгу о вас, какое бы у нее было название?

– Белая ворона.

– Что вы читаете в последнее время? Что вас поразило в этих произведениях?

– Читаю я постоянно. Прямо сейчас – это один из последних бестселлеров, раскрывает человеческую психологию, насколько мы правдивы перед самими собой в мировом масштабе. Это книга «Все лгут» Сета Стивенса-Давидовица. До этого прочитал книгу, которую издал Савик Шустер.

– Вам понравилась книга Шустера? Она собрала очень противоречивые отзывы… 

– Там, где он говорит про свои личные впечатления, ощущения, там, где он выступает участником событий, выглядит интереснее и убедительнее, чем то, что он выдал как исследования общественного мнения и настроений наших граждан через механизм опроса в своей студии. Там, по-моему, в методологическом и научном смысле уровень недостаточный. Но я могу ошибаться, это мое субъективное мнение…

– Что бы вы пожелали читателям издания Persona.Top? Дайте пару мудрых советов, как найти себя и жить в гармонии с окружающими?

– Вы, собственно, все сказали: найти себя и жить в гармонии с окружающими. Это самое важное. Я хотел бы, чтобы читатели уважаемого журнала посмотрели вокруг себя на мир немножко по-другому, через призму того, сколько еще музыки мы не услышали, сколько книг не прочитали, сколько приятных впечатлений не испытали, со сколькими близкими людьми мы еще не переговорили, прикрываясь работой и не добавляя им своего тепла и внимания.

Автор: Мария Маловичко

Источник: Persona.Top

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий