Богдан Головченко: Точное земледелие – коренное улучшение плодородия почвы в будущем

06.09.2018 – О важности соблюдения севооборота, точном земледелии и неопределенности в земельных отношениях владелец Sloboda Group Богдан Головченко рассказывает в интервью Agravery.com.

Читайте также: Юрий Умрихин: При переходе на No-Till уменьшаются затраты, но через 3-5 лет урожайность падает

Руководитель R&D центра агрохолдинга «Мрия» Александр Хмелюк: В Украине инновационные технологии применяют больше, чем в Европе

Роботы в поле. Какие задачи, и при каких условиях выполняют информационные технологии в агробизнесе

Директор «Агроэкологии»: В Европе небывалый интерес к органическому нуту

Украина – один из крупнейших производителей зерна, масличных и технических культур. У нас производится много молока, мяса, овощей и фруктов. Но в лицо знают, как правило, или владельцев крупных компаний или руководителей небольших экзотических стартапов. Но основные объемы производят не они, а сотни средних агрокомпаний, крупных и небольших фермеров. Вместе с Всеукраинским аграрным советом Agravery.com начинает проект “Лица аграрной Украины”, где мы будем рассказывать о тех людях, которые каждый день обеспечивают нас и весь мир продуктами.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Богдан Головченко занимается аграрным бизнесом с 1995-го года. За это время предприниматель преодолел путь от владельца небольшой компании до руководителя группы хозяйств. Более десяти лет он практикует точное земледелие и работает на долгую перспективу. Несмотря на то, что Головченко выделяет средства на развитие села, он скептически относится к таким подаркам. Ведь лучшая помощь – уплаченные в полном объеме налоги в местный бюджет, убежден предприниматель.

Сегодня в Sloboda Group входит три предприятия. Как фирма переросла в большую компанию?

— В 1995 году появилась агрофирма «Рассвет». За пять лет – фермерское хозяйство «Слобода», а также в течение двух последних лет развивается молодое предприятие «Слободская усадьба». Sloboda Group – это семейный бизнес: родители управляют одной фирмой, я – другой. У нас отдельные бюджеты, отдельные стратегии. В чем-то мы родственные, но каждый имеет свободу действия. Мы не являемся конкурентами. Вместе производим, вместе собираем продукцию, только владельцы разные.

Какой основной вид деятельности предприятий? 

— Мы занимаемся только растениеводством. В приоритете – соблюдение севооборота. Выращиваем от семи до двенадцати культур, в этом году – десять. Среди них озимая и яровая пшеница, ячмень, овес, просо, гречиха, лен, рапс, кукуруза и подсолнечник. Каждая культура является необходимым предшественником для посева следующей.

Например, соя является нетипичной для нашего региона. Но мы все равно выращиваем ее, поскольку при ее посеве почва обогащается азотом. Это позволяет получить хороший урожай подсолнечника или льна, что посеяны после сои. Кукуруза также не являются для нас экономически выгодной культурой, однако она должна быть в севообороте. Ее корневая система хорошо распыляет землю. А вот гречиха способна усваивать фосфор и калий из труднорастворимых соединений почвы. Она также является хорошим предшественником для зерновых.

Отсутствие осадков прошлой осенью и ливни этим летом отрицательно повлияли на урожайность во многих хозяйствах. Какая ситуация сложилась у вас? 

— Пшеницы получили 4 т, ячменя – 3,1 т, проса – 3 т, гречихи – 2т. Кукуруза и подсолнечник еще стоят в поле. Для сравнения средний показатель урожайности озимой пшеницы в районе составил 2,8-3 т. Хороший урожай проса нам позволили получить агротехнические мероприятия. Там, где почву обрабатывали дисковыми боронами, потери составили 30% по сравнению с участками, где был No-Till. Но я не берусь утверждать, что именно нулевое возделывание способствовало хорошему урожаю. No-Till мы практикуем с 2007 года. В целом по региону эта технология не нашла массового применения.

Вы также занимаетесь точным земледелием. Чем оно принципиально отличается от обычного способа ведения хозяйства? 

— Главная особенность – детальный анализ входящей информации о состоянии почв, уровня развития растений, урожайности и тому подобное. Например, агрофон поля должна быть полностью выровненным по количеству питательных элементов. Нельзя допустить, чтобы на одном участке чего-то не хватало, а в другом что-то было в избытке. Следовательно, под каждый участок нужно вносить разное количество азота, фосфора и калия.

Но как определить необходимое количество питательных элементов? Для этого мы делим 100 га поля на 20 участков (растров) по 5 га. С каждого такого участка в разных точках собираем по 25 проб почвы и смешиваем их в одну. Далее по одной пробе из двадцати растров отправляем на анализ в Швецию или Соединенные штаты. Оттуда я получаю развернутый анализ по каждому участку. Он показывает содержание гумуса, плотность почвы, обеспеченность различными элементами и тому подобное.

Сколько придется заплатить за такое «обследование» почвы? 

— Анализ одного участка площадью 5 га стоит 80 долларов. Но основные затраты пойдут на рекомендуемые в заключении препараты. Удобрения нужно вносить адресно. Только так мы получим одинаковый агрофон поля, равномерные всходы и одновременное развитие растений. От участка к участку сеялка меняет норму внесения удобрений и семенного материала. С одной стороны, хотим больше посеять и получить более густые всходы. С другой, в заведомо малоплодородных участках нет смысла этого делать.

Как еще исследуете поле в рамках ведения точного земледелия? 

— Во время вегетации мы проводим сканирование растений в ближнем спектре инфракрасного излучения. Процесс базируется на количестве отраженной солнечной энергии. Растения, которые хорошо вегетируют, больше ее поглощают. Проблемные посевы, наоборот, больше отражают солнечной энергии.

Таким образом, мы определяем вегетационный индекс NDVI (Normalized Difference Vegetation Index). Он характеризует плотность растительности, позволяет оценить всхожесть и рост растений, продуктивность угодий. Соответствующие снимки делаем с помощью квадрокоптеров.

Также во время сбора культур бортовой компьютер комбайна фиксирует урожайность и влажность зерновых. Поскольку с различных участков можно собрать по 6, 4 и 2 т/га соответственно. Имея точную информацию, можно вернуться на неплодородный участок и установить причины.

Какая техника необходима для ведения точного земледелия? 

— Первое, что вам необходимо, это программное обеспечение. С помощью него вы пропишете задания для сеялки. Во-вторых, собственно техника, которую можно оборудовать бортовым компьютером. На этот компьютер вы загрузите прописанный алгоритм, и техника будет двигаться по заблаговременно проложенному маршруту. От участка к участку автоматически будет меняться норма высева, норма внесения удобрений и тому подобное.

При этом оператор видит на мониторе карту, которая отображает каждый участок поля и показывает насколько оно обеспечено азотом, фосфором и калием. На склонах, обычно, хуже обеспеченность питательными элементами, потому, что в случае дождя они вымываются и стекают в низины.

Для сбора информации нужны анализатор почвы, комбайн с функцией определения урожайности, камеры для сканирования вегетативного состояния растений.

Какие преимущества дает ведение точного земледелия?

— Основное преимущество заключается в том, что мы более эффективно используем имеющиеся ресурсы – землю, семена, СЗР и т.д. Например, вы закупили удобрений на 1 млн. грн. Их можно равномерно внести по всему полю и получить продукции на 1,1 млн. грн. А можно каждый участок подпитать в зависимости от его потребностей в микро — и макроэлементах. Затем собрать урожая на 1,25 млн. грн. Точное земледелие требует затрат и является долгосрочной инвестицией. За несколько лет плодородие почвы коренным образом улучшится.

Есть ли недостатки у такого способа ведения хозяйства?

— Главная проблема – незащищенность аграрного бизнеса, неопределенность в земельных отношениях. Сегодня я вкладываю значительные средства в землю. Однако не уверен, что за год на ней снова буду работать именно я, а не кто-то другой. Вернуть деньги, вложенные в точное земледелие, можно разве что за три-пять лет, а иногда и за семь.

И несмотря на производственные затраты ваше хозяйство в 2014-м году выделило 2 млн. грн. на поддержку украинских воинов. Как именно были потрачены эти средства? 

— Я не хотел бы об этом много говорить. Таким образом, я проявил свою гражданскую позицию. Через нас проходили как военные, так и мирные жители. Нужно было все: одежда, еда, запчасти.

Ваше хозяйство работает на территории пяти сел. Как помогаете этим селам?

— Да, мы обрабатываем землю в Копанках, Первомайском, Вишневом, Зеленом Гаю и Боровской Андреевке. Всего в Sloboda Group работает 70 человек. Для наших рабочих мы держим магазин, где можно купить продукты по оптовым ценам.

Три года назад «Автодор» выделил нам четыре машины КАМАЗ асфальтобетона, и мы отремонтировали 20 км дороги с райцентра. Недавно еще 15 км залатали. В Вишневом в прошлом году установили детскую площадку. А сейчас строим там футбольное и волейбольное поле, обустраиваем остановку автобуса. Как-то предоставили шифер для ремонта кровли дома культуры в с. Боровской Андреевке. Также любим, организовывать в селе праздники. Последний из них — День защиты детей.

Но эта помощь имеет смысл только тогда, когда предприниматель уплачивает налоги и дополнительно выделяет средства на социальную сферу. Часто происходит наоборот. «Добрыми» делами бизнесмены уклоняются от уплаты налогов и приобретают популярность среди местного населения. Если бы все платили налоги, то в бюджете были бы средства на общественные нужды, такие как ремонт дорог, освещение улиц, реставрацию старых зданий и т.д.

Три года назад меня поразила ситуация, когда в бюджет Первомайского сельсовета поступления от пахотных земель на 92% состояли из налогов, которые оплатило мое предприятие. Причем, на то время мы обрабатывали, только половину из той пашни. Куда же делись поступления от второй половины и были ли они вообще?

Что является главным камнем преткновения в аграрном бизнесе сегодня?

— Отсутствие средне- и долгосрочного планирования. Я не видел, чтобы хозяйства в нашем регионе что-то строили. Только покупают подвижную технику. Разве что крупные компании, которые способны себя защитить, осуществляют капитальные инвестиции. Средние производители сегодня незащищенные. Я не знаю, что будет в следующем году, введут или не введут рынок земли. А много затратных процедур с грунтом, которые проводятся сегодня, дадут результат, через три-пять лет. Поэтому на собственный страх и риск инвестирую в условиях неопределенности.

Автор: Анастасия Карпенко

Источник: Agravery.com

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий