Юрий Умрихин: При переходе на No-Till уменьшаются затраты, но через 3-5 лет урожайность падает

27.08.2018 – Об аграрном образовании в США, оптимальной площади для зернового хозяйства и причинах перехода на No-Till владелец фермерского хозяйства «Умрихин Ю.М.» рассказывает в интервью Agravery.com.

Читайте также: Депутат Иван Мирошниченко – аграрный «кардинал»

Исполнительный директор Союза пасечников Украины Татьяна Сушко: Бесконтрольное использование пестицидов и дальше травит пчел

Алла Стоянова: Чтобы выгодно продать зерно, анализирую рынки и самостоятельно составляю прогноз цен

Председатель Совета по экспорту продовольствия Богдан Шаповал: Африка ждет доступных украинских продуктов

Украина – один из крупнейших производителей зерна, масличных и технических культур. В стране производится много молока, мяса, овощей и фруктов. Но в лицо знают, как правило, или владельцев крупных компаний или руководителей небольших экзотических стартапов. Но основные объемы производят не они, а сотни средних агрокомпаний, крупных и небольших фермеров.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Вместе с Всеукраинским аграрным советом Agravery.com начинает проект “Лица аграрной Украины”, где мы будем рассказывать о тех людях, которые каждый день обеспечивают нас и весь мир продуктами.

Предприятие Юрия Умрихина расположено в с. Трийчате Харьковской области на 700 га, и является классическим примером среднего хозяйства с компактным размещением земельных участков, небольшим количеством постоянных рабочих и мультизадачами руководителя. Предприниматель дважды принимал участие в учебных программах в США. Опыт американских коллег повлиял на украинца, и мотивировал его отказаться от классической обработки почвы и бережнее относиться к земле.

Юрий, в связи с погодными условиями этот год выдался сложным для многих аграриев. Как непогода сказалась именно на вашем хозяйстве? 

— Ситуация сложная. Мы находимся в зоне так называемого рискованного земледелия. Раньше у нас выпадало 500-700 мм осадков, сейчас – всего 400-500 мм в год. За последнее десятилетие повысилась средняя температура воздуха. Осенью дожди выпали поздно, поэтому семена озимых лежали в сухой земле и не могли прорасти. А когда начались дожди, то не было кущения. Также почти не было осадков в мае-июне. Из-за этого удобрения остались в верхнем сухом слое почвы и растения их не усвоили.

Нехватка влаги не позволила нормально развиться яровым культурам. Как следствие – неравномерные всходы и изреженность посевов. То есть, какое-то зерно смогло прорасти, а какое-то – осталось в сухой земле. После дождя это второе зерно также начало прорастать, но путь к солнцу ему уже перекрыли другие растения, которые взошли раньше. Они затеняют землю и подавляют новые всходы.

Какие культуры вы выращиваете, и какую урожайность получаете?

— Выращиваем подсолнечник, кукурузу, пшеницу. Урожайность у нас выше средней по району. В некоторых культурах мы иногда выходим на первые места. Пшеницы получаем от 40 до 60 ц/га. Был год, когда по кукурузе мы получили 35 ц/га – град тогда «выбил» половину. В определенные сезоны было по 106 ц/га кукурузы. В этом году мы засеяли четыре поля пшеницы и везде получили разную урожайность. Одни два поля дали по 43-46 ц/га, а другие два – по 30-35 ц/га, при средней урожайности зерновых в регионе 28 ц/га.

Мы перестали выращивать сахарную свеклу, поскольку поблизости нет перерабатывающих заводов, а потому невыгодно перевозить сырье на расстояние более 100 км. Раньше выращивали гречку, но она потеряла рентабельность в связи с падением цены. В этом году вместо 100-160 га как обычно, мы посеяли всего 20 га гречихи, на семена. Сейчас мы думаем, чем ее заменить. Потому, что в позапрошлом году антимонопольный комитет оштрафовал меня на 54 тыс. грн. за то, что гречка в магазинах дорогая. Вот скажите, как я могу влиять на цену конечного товара?

Как организуете работу на вашем предприятии?

— Всего у меня шесть наемных работников. Один отвечает за подготовку зерна для очистки, складские помещения и за ремонт зданий, другие пятеро – механизаторы. Один из механизаторов – мой старший сын, который одновременно является заместителем руководителя. Каждый работник совмещает несколько профессий. Люди у меня работают по 16-18 лет подряд.

Мы полностью обеспечиваем рабочих кормовой базой для их собственных подсобных хозяйств, продаем им пшеницу по цене 2000 грн./т. У нас небольшая нагрузка на технику, поэтому с 1-го декабря и до конца февраля рабочие в отпуске. Вызываем их только для проведения подкормки. А так из этих трех месяцев они работают 10 дней и получают за это среднюю зарплату.

Как вы поддерживаете село Трийчате, в котором работаете? 

— Я родился в этом селе. Поэтому как я могу отказать людям, если я провел здесь всю жизнь? Выделяем средства на ремонт дорог, школ, детского сада. Все понимают, что ремонтом должно заниматься государство, а не я – тот, кто платит налоги как предприниматель. В прошлом году мы помогли одной семье отвезти сына в Беларусь на операцию. А вот на «поляну» чиновникам и их гостям мне жалко давать деньги – принципиально этого никогда не делаю. Чем больше мы помогаем, тем проще чиновникам разворовывать наши деньги.

Вы получали дополнительные знания в аграрной отрасли в США. Расскажите, пожалуйста, как проходило ваше обучение и что больше всего запомнилось? 

— Я поехал в Америку в 1998 году, по программе тогдашнего сенатора штата Миссисипи Теда Кохрана. С Украины тогда прибыло 50 человек. Нас поделили на группы по 5-6 человек и первые две недели мы учились в Северной Дакоте, следующие две – в Джорджии. Утром мы слушали лекции в университете, а после обеда шли на практические занятия. Нам демонстрировали, как в штатах работает сельское хозяйство, законодательные, налоговые и статистические органы.

Мы увидели, как функционирует совещательная система. Также посетили кооперативы, элеваторы, перерабатывающие заводы, то есть, все звенья цепочки «от поля к столу». Второй раз я приезжал в Америку на 28 дней в 2003-м году по программе обмена между городами-побратимами – Харьковом и Цинциннати.

Больше всего меня поразило то, как американское государство ценит людей, которые работают и зарабатывают для него деньги. Если человек обращается в госорганы с какой-то проблемой, то они бросают все свои дела и помогают тебе.

Как обучение в штатах помогло вам вести хозяйство на Родине? 

— После поездки в США я отказался от классической технологии возделывания и перешел на Mini-Till, а потом и на No-Till. В Америке я увидел, как работает эта технология и понял, что мы все делаем не так как надо. Поэтому начал переходить, понемногу менять технику и главное, изменилось отношение к земле. Mini-Till – это отказ от вспашки, лишь поверхностное возделывание почвы дискованием на глубину до 15 см. No-Till – полное отсутствие обработки. В хозяйстве используются только сеялки и опрыскиватели. По Mini-Till мы работали до 2003 года. Когда перешли на No-Till, эту технологию еще никто не применял.

По каким причинам, по вашему мнению, стоит переходить на No-Till? 

— Во-первых, мы сохраняем микрофлору почвы. В верхнем слое есть аэробные бактерии, которые обеспечивают первичное разложение растительных остатков. Во время вспашки стерня попадает в нижние слои, где нет этих бактерий. Она хуже разлагается. Или же бактерии из верхних слоев попадают вглубь почвы, где они погибают. Следовательно, наверху образуется распыленный слой почвы, который легко выветривается и смывается.

Во-вторых, когда вы переходите на Mini-Till или No-Till, вы уменьшаете расход топлива. Например, раньше на 700 га земли я тратил около 60-65 т дизеля. Сейчас — 20-25 т. При стоимости 25 грн./л горючего, мы экономим 1 млн. грн. Но нужно быть готовым к тому, что при изменении классического возделывания на Mini-Till падает урожайность. В течение первых 3-5 лет она сокращается на 25-30%, но потом восстанавливается и растет.

Почему вспашка прижилась? Дело в том, что за десятки тысяч лет на земле был накоплен достаточно большой слой чернозема. Во время пахоты внутренние пласты почвы попадают на поверхность земли и под действием кислорода и солнца происходят процессы минерализации. Гумус, которым богатый чернозем, превращается в минеральные вещества.

Минеральные вещества легко усваиваются растениями. Когда люди начали применять вспашку, резко выросла урожайность. Шли годы, и запас гумуса начал исчерпываться. Верхний слой смывался в реки и озера. Началось заболачивание. Из-за высокого содержания органики в водоемах, активизировался рост камышей и других растений, которые тормозят движение воды. Следовательно, образовался слой ила, и начали исчезать реки и водоемы.

Растительные остатки, как одеяло, накрывают землю, защищают ее от выветривания и пересыхания. К тому же, после сбора пшеницы или кукурузы в земле остается корень. Он со временем перегнивает, но каналы остаются. Именно по ним на глубину залегания корней проникает воздух и вода.

Представьте, что у вас на столе лежит кучка зерна и кучка муки. И вот пошел дождь. Кучка муки превращается в «тесто». Последнее не пропускает влагу, после дождя оно высыхает и становится похожим на «кирпич». А зерно до сих пор способно пропускать воздух. Его структура не меняется. No-Till – это технология, когда у вас на столе лежит кучка зерна.

Если у вас есть остатки, то дождь по каналам проходит в землю. А если их нет, перепаханная земля превращается в «тесто», что не пропускает вниз влагу и легко смывается водой. Когда идет дождь и на поле стоят еще растения, то капли выбивают из земли кусочки грязи вместе с полезными и патогенными бактериями. Эта грязь попадает на культуры. А когда поле покрыто растительными остатками, то этого не происходит.

После перехода на No-Till увеличилась засоренность? 

— На No-Till засоренность уменьшается. Потому что когда вы перепахиваете, то закладываете семена сорняков в почву, то есть в благоприятные для них условия. В противном случае это семя остается на поверхности и служит кормом для птиц, жуков, червей и т.д. И только часть, попав в трещины почвы, прорастает. В то же время, мы увеличили использование гербицида сплошного действия – глифосата. Мы соблюдаем севооборот, следовательно, прерывается цепочка вредителей и сорняков.

Какие новинки ввели в своем хозяйстве в последнее время. И какие планы на будущее? 

— Мы перешли на жидкие удобрения – карбамидно-аммиачные смеси (КАС). Они более эффективные. По стоимости действующего вещества они стоят примерно одинаково. Но потери на сухих удобрениях выше. Обновляем технический парк: у нас итальянская сушилка, французская сеялка, а в этом году будем покупать еще американскую сеялку под подсолнечник-кукурузу. В этом году хотим попробовать посеять лен, потому что он хорошо переносит засуху, а также нут.

С какими проблемами сегодня сталкивается такой фермер как вы чаще всего? Какие из них наиболее неразрешимые?

— Сельскохозяйственное производство всегда является материально — и капиталоемким. Нужно много основных средств, среди которых техника, производственные помещения, места для обслуживания техники и ее хранения. Лично для меня кредиты не имеют большого значения. Но как можно брать кредит под 18-26%, когда оборачиваемость средств в аграрном бизнесе составляет всего один раз в год?

В Америке нам говорили, что оптимальный размер зернового хозяйства – 500-1200 га. А дальше начинаются проблемы гигантизма. В частности, когда много разбросанных полей, то сложно все проконтролировать. Крупные предприятия не могут работать эффективно. К примеру, 150 тыс. га земли – это 15-20 огромных советских колхозов. Соответственно, и длинная цепочка руководства – от собственника к управляющему на месте. Тогда как в небольшом хозяйстве владелец самостоятельно принимает решение, и все проблемы быстро устраняются.

Эффективна ли сегодня господдержка аграриев? 

— Возврат НДС был единственной эффективной поддержкой аграриев. Это то, что действительно работало.

Как вы принимаете решение, в каком направлении дальше развивать свое предприятие?

— Слежу за новостями отрасли, открытиями в аграрной науке. Получаю знания на встречах с людьми, которые внедрили у себя что-то новое. Также я периодически выезжаю к друзьям в Европу, перенять опыт.

Что первое бросается в глаза в Европе?

 — Дороги. А по уровню развития аграрного сектора мы их догоняем. Когда нас пытаются сравнить по урожайности с Европой, я всегда спрашиваю: «Сколько осадков выпадает в Европе?» А их там – 150 мм в год. К тому же, в Нидерландах вносят до 700 кг действующего вещества удобрений на 1 га земли.

В Украине крупные хозяйства вносят под пшеницу около 150 кг действующего вещества, мелкие – до 100 кг. С Европой можно сравнивать Черкассы, Винницу, Тернополь, Житомир. А наш регион следует сравнивать с Америкой. Недостаток влаги, климатические условия и рельеф у нас больше похож на Северную Америку.

Какие положительные изменения замечаете в аграрном секторе Украины? 

— Я с большим удовольствием наблюдаю за отечественным сельхозпромом. Люди заботятся о качестве, что очень хорошо. Мы не стоим на месте. Понимаете, все быстро привыкают к новинкам. Поэтому мы в основном замечаем только плохое. Да, мы продвигаемся гораздо медленнее, чем это нужно. В животноводстве вообще значительно отстаем. Однако у нас растет урожайность зерновых, поэтому в растениеводстве мы быстро догоняем мир.

Автор: Анастасия Карпенко

Источник: Agravery.com

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий