Председатель Национального банка Украины Яков Смолий: Какая экономика – такой и курс гривны

20.12.2018 – О чем журналист Андрей Яницкий расспросил председателя НБУ Якова Смолия: Азов и экономика, бюджет, выборы, президент, политическое давление, инфляция, ВТБ, суд над «Приватбанком», привилегии «Ощадбанка» и Ко, наказание ТАС, будущая рецессия, стоимость доллара в 2019-ом.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

На недавней встрече украинских аналитиков с иностранными инвесторами возник гипотетический вопрос: что хуже для украинской экономики, если страна допустит дефолт, но Нацбанк сохранит независимость, или если ради «интересов страны» НБУ вновь перейдет под контроль политиков и «поделится» деньгами. Ответ инвесторов – независимость важнее.

В контексте грядущих выборов это не совсем риторический вопрос: часть кандидатов в президенты публично призывают лишить части полномочий НБУ и усилить влияние на банковский регулятор. Какое будущее ожидает Национальный банк Украины, банковский рынок и украинскую экономику? Об этом в большом интервью главы НБУ Якова Смолия Андрею Яницкому.

Читайте также: Яков Смолий: Депозиты не должны быть основным источником доходов населения

Владимир Лавренчук: За два года кредитный портфель «Райффайзена» в Украине увеличился почти на 80%

Андрей Пышный: Если Укрпочта хочет быть банком, то банкам нужно дать возможность торговать чайниками и гречкой

Франсис Малиж: Украина снова в первой пятерке стран по объему инвестиций ЕБРР

Яков Смолий: Курс, который Нацбанк Украины взял в 2014 г., сохраняется

О политическом влиянии

Андрей Яницкий: Начнем с актуального, как повлияло введение военного положения на банковский рынок и экономическую ситуацию? 

Яков Смолий: Объявление военного положения не имело значительного эффекта на экономические процессы. Банковская система продолжила работать в обычном режиме, а высокий уровень ликвидности позволил ей беспрепятственно осуществлять платежи населения и предприятий. К тому же граждане и сами повели себя достаточно разумно и не побежали массово снимать сбережения со счетов.

Можно сказать, все закончилось разъяснительной работой Национального банка и коллцентров коммерческих банков. Люди узнали, что никаких ограничений на снятие наличных не будет, и быстро успокоились.

Что касается валютного рынка, то курсовые колебания оказались краткосрочными. Определенный ажиотаж в первые три дня после объявления военного положения быстро сменился укреплением гривны в конце недели. Национальный банк сглаживал колебания валютными интервенциями – в поддержку курса с 26 по 30 ноября из резервов было потрачено около 125 млн. долларов.

Читайте также: Как торговать валютами, акциями, облигациями и криптовалютами в Forex Club 

Учебные курсы по торговле на валютном рынке Forex 

Книги по трейдингу на финансовых рынках в издательствах «Альпина Паблишер», «Читай-город», «Бамбук» (Украина), Yakaboo (Украина)

Вместе с тем, когда ситуация стабилизировалась, мы даже смогли выкупить с рынка избыток валюты в объеме 40 млн. долларов для пополнения резервов. В целом с начала года чистая покупка валюты Национальным банком превысила миллиард долларов. Объем резервов сейчас находится на отметке почти 18 млрд. долларов. Значит, валюты в резервах достаточно, чтобы мы могли в случае необходимости сглаживать чрезмерные колебания на валютном рынке.

Ситуация, которая сейчас сложилась в Азовском море, для украинской экономики не является критической. Движение грузов через порты Бердянск и Мариуполь, по информации Мининфраструктуры, уже частично восстановлено. Поэтому, по нашему мнению, ситуация не должна ощутимо сказаться на поступлениях экспортной выручки и на экономике в целом.

Вопрос на 13 млрд. бюджетных денег 

Почему цифры запланированных поступлений от НБУ в госбюджете расходятся с прогнозными показателями Нацбанка? 

Мы не являемся участниками бюджетного процесса, но согласно закону «О Национальном банке» мы обязаны давать прогноз прибыли до распределения. Такой прогноз Нацбанк подает в апреле. За следующие девять месяцев ситуация может существенно измениться, поэтому мы не гарантируем, что прогнозная цифра совпадет с реальной по отношении друг к другу.

Доходы НБУ зависят от многих факторов, например, от денежно-кредитных обязательств Нацбанка, от валютных интервенций, от резервов, которые мы будем формировать, потому что по закону мы должны держать 10% от обязательств в резерве.

Все эти факторы влияют на размер прибыли, поэтому реальные и прогнозные цифры могут не совпадать. Но по результатам международного независимого аудита мы всю прибыль, относящуюся к распределению, перечисляем в бюджет.

Понятно, что прогноз и реальный результат не всегда совпадают. Но цифры в бюджете иногда не совпадают. Ни с прогнозными цифрами, ни с реальными цифрами по прибыли, что идут на распределение. Сейчас какое различие по вашим цифрам и по депутатским?

В сентябре мы давали уточненный прогноз 34,9 млрд. грн., а в бюджете заложено 47,6 млрд. грн.

Это скрытый дефицит бюджета, который депутаты сознательно закладывают. И потом оказывается, что опять не хватает средств на финансирование Пенсионного фонда или еще на что-то.

Я бы не говорил, что это скрытый дефицит. Цифры НБУ будут откорректированы по результатам финансового года и подтверждены международным независимым аудитом, и они могут отличаться от прогноза в обе стороны.

Но различие составляет почти 13 млрд. гривен! Даже если вы ошиблись с прогнозами, то реальная цифра будет где-то посередине.

Я не могу сейчас сказать, какая будет прибыль. Вычислить сумму прибыли до миллиона практически невозможно, ни один бухгалтер вам этого не скажет.

Депутаты, Администрация президента или Кабмин на вас давят?

У нас нет контакта по этой процедуре ни с депутатами, ни с Администрацией президента. Единственное, с кем мы контактируем, это Министерство финансов, потому что они являются авторами бюджета, и они иногда могут уточнять какие-то цифры. Но мы опираемся на официальную переписку, на официальную информацию, которую мы обязаны предоставлять – это наша позиция.

Как вам новый министр финансов?

Для нас нет какой-то четкой привязки к персоналиям, мы работаем с институтом. У нас, было, есть, и, я надеюсь, будет нормальное сотрудничество.

Нам важно знать платежный календарь Министерства финансов по обслуживанию и внутренним доходам и расходам, внешнему долгу. Международные резервы, ликвидность банковской системы – это все взаимосвязано. И единственный источник информации о доходах и расходах – это Минфин и казначейство, которое ему подчинено. Поэтому персоналии здесь не имеют значения.

Должность министра – это политическая фигура, а Национальный банк вне политики.

Нацбанк и выборы 

Чувствуете ли влияние выборов 2019 года на свою работу?

Сейчас мы не ощущаем какого-либо политического давления со стороны потенциальных кандидатов или народных депутатов. Иногда в СМИ появляются определенные спекуляции или провокационные заявления, но нельзя сказать, что это как-то влияет на деятельность Нацбанка. Никоим образом не влияет.

Встречались ли с вами самые рейтинговые потенциальные кандидаты, например, Юлия Тимошенко или кто-то другой?

Нет, у меня не было встреч, ни с каким потенциальным кандидатом.

Если вдруг она станет президентом, какими будут ее взаимоотношения с Нацбанком? 

Я могу только сослаться на законодательство, которое действует. Председатель Национального банка назначается по предложению президента, Верховной Радой на семь лет. Совет Национального банка имеет четыре представителя от Верховной Рады и четыре представителя от президента, и все они имеют разные сроки каденции.

В законе четко прописано, что может быть основанием для увольнения члена совета Национального банка, председателя Национального банка, членов правления Национального банка.

Учитывая то, что мы живем в правовом государстве и придерживаемся законов, при условии отсутствия законных оснований для увольнения я не вижу проблем сотрудничества с новым президентом и новой Радой.

Вы готовы работать с любым президентом?

Я физически чувствую себя хорошо, у нас профессиональная команда, которая поддерживает меня, и мне с ней комфортно работать. Я не планирую без уважительных причин покидать эту должность.

О новом мировом кризисе 

Мировые СМИ, например, The Economist, пишут о приближении нового глобального экономического кризиса. В то же время представитель МВФ в Украине такого риска не видит. Видят ли ваши аналитические структуры такой риск? 

Я бы не говорил сегодня о глобальном кризисе, однако определенные риски действительно усиливаются. В частности, мы уже неоднократно обращали внимание во время коммуникаций, что риск от монетарной политики возможен, риск развертывания торговых войн, которые могут коснуться торговых партнеров Украины.

Мы все же ресурсно-ориентированное государство, и если такая проблема возникает, можем ощутить последствия. Могут упасть цены на основную нашу экспортную продукцию: металл, руду, продукцию сельскохозяйственного производства. Но сейчас конъюнктура достаточно благоприятна для нашего экспорта.

Другая сторона – цены на энергоносители. Если цена на нефть поднялась, мы это сразу чувствуем по ценам на автозаправках. Горюче-смазочные материалы дорожают мгновенно, такие изменения отражаются быстро.

О МВФ 

Решение МВФ о новой программе – политическое или нет?

Я не могу назвать это решение политическим. У нас есть действующая программа расширенного финансирования EFF, которая заканчивается в марте следующего года.

2019 год критически важен: выборы президентские и парламентские, плюс у нас накладывается график существенных платежей правительства по внешнему долгу. В 2019-2020 гг. Украина должна выплатить по внешнему госдолгу около 12 млрд. долларов, включая процентные платежи. И без программы МВФ мы не имеем доступа к другим каналам финансирования: средствам Европейского Союза, Всемирного банка. Поэтому предложение подписать новую программу с МВФ экономически обосновано.

Но разговор идет о программе стенд-бай на год и два месяца, хотя стенд-бай бывает и на два года. Почему именно такой тайминг? Кажется, МВФ держит Украину на коротком поводке – не дает много денег, но держит, чтобы не обанкротились.

Я смотрю на эту ситуацию по-другому. Программа EFF была пятилетней, объем финансирования был внушительный – 900% квоты Украины. Но определенные условия программы Украина не выполнила. Соответственно, даже не выбрала все предусмотренные программой средства.

Я не исключаю, что после окончания программы стенд-бай мы можем снова вернуться к обсуждению программы EFF на более длительные периоды и с новыми условиями. Это абсолютно нормальная мировая практика.

Насколько я понимаю, стенд-бай не предусматривает каких-либо политических условий. Например, EFF предусматривал антикоррупционную составляющую. 

Стенд-бай – это более короткая программа с меньшими требованиями и меньшим объемом финансирования. Но для нас важно, чтобы она была, потому что на МВФ ориентируются другие международные организации и финансовые учреждения. Это позитивный сигнал для участников рынка относительно дальнейшего прогресса в осуществлении реформ в Украине. Плюс это важно для размещения суверенных долговых бумаг.

Вы уже обсуждали, какими будут требования относительно сферы Национального банка в новой программе с МВФ? 

Мы в процессе обсуждения, поэтому я пока не могу ничего озвучивать. Детали программы могут обсуждаться только после ее подписания.

НБУ прогнозировал, что Украина может получить следующий транш от МВФ до конца года. Это будет еще программа EFF или уже стенд-бай?

Это зависит от решения совета директоров МВФ. Мы ожидаем, что он рассмотрит вопрос сотрудничества с Украиной до католического Рождества.

Правда ли, что принятие сбалансированного бюджета на 2019 год является условием получения транша?

Условие сбалансированного бюджета было и остается и в действующей программе, и в той, которую мы сейчас проговариваем. Безусловно, сбалансированный бюджет – это одно из важных условий ценовой и финансовой стабильности. Как принимать несбалансированный бюджет? Вы же не живете в долг, если не можете его обслуживать.

Следующий год – выборный. Думаю, многие хотят заложить в бюджет большие расходы.

Бюджет-2019 является сбалансированным. Дефицит составляет 2,3% от ВВП, что является абсолютно приемлемым.

Но бюджет на бумаге не всегда совпадает с реальностью. Мы уже говорили о переводе прибыли Нацбанка – и это только одна из возможностей скрыть дефицит. Раньше его прятали в Нафтогазе, еще где-то, сейчас это могут быть субсидии, например. 

Пожалуй, в таком случае Министерству финансов надо будет выбирать, какие именно расходы финансировать в первую очередь. Нет поступлений – нечем финансировать расходную часть.

Об инфляции 

Почему в очередной раз не выполняется целевой показатель НБУ по инфляции?

Отклонение фактических показателей инфляции от целевых ориентиров часто случается с центральными банками, использующих режим инфляционного таргетирования. Из-за этого режима не столь важно, когда мы достигнем целевого показателя, насколько тот факт, что наша цель остается неизменной, мы не «подгоняем» цель под тот уровень, которого скорее достичь.

Наоборот, мы остаемся последовательными в нашей политике, направляя ее на приведение фактической инфляции к нашей цели, и когда нам не удается выйти на целевой уровень – объясняем, какие факторы к этому привели. Именно так и делают наиболее успешные центробанки-таргетеры инфляции во всем мире.

На достижение цели по инфляции влияют различные факторы, и не всегда НБУ может повлиять на ожидаемую ситуацию инструментами монетарной политики.

Да, мы выбились из графика. Наши прогнозы по росту потребительских цен на конец этого года были 8,9%, мы уже их откорректировали в последнем Инфляционном отчете. Сейчас ожидаем, что инфляция составит 10,1%.

Главные причины – рост мировых цен на энергоносители, которые отразились на стоимости топлива, а также более высокие темпы роста зарплат, что стимулирует потребление и осуществляет определенное давление на инфляцию из-за увеличения производственных расходов.

Плюс снижение инфляции сдерживается поднятием тарифов на газ, что сказывается на тарифах на теплую воду и на отопление. Однако этот фактор лежит вне влияния монетарной политики и, соответственно, ее инструменты не должны применяться для его нивелирования.

Тем не менее, по нашим прогнозам, уже в начале 2020 года инфляция войдет в наш целевой диапазон 5% +/- 1 п.п.

Сдерживает ли сегодня инфляцию учетная ставка Нацбанка? 

Учетная ставка Национального банка достаточно высока, и именно это станет одной из основных причин снижения инфляции до 5%. Высокая учетная ставка НБУ косвенно влияет на ставки коммерческих банков по депозитам и кредитам – это называется трансмиссионный механизм. Стоимость денег повышается, и люди выбирают, делать сбережения или тратить деньги. Таким образом, мы влияем на потребление и динамику потребительских цен.

От чего зависит учетная ставка НБУ, как вы ее определяете?

Мы проводим заседания комитета НБУ по монетарной политике — восемь раз в год. Последнее в этом году будет 12 декабря. Во время комитета обсуждается текущая ситуация и прогнозы, возможные решения, после чего его принимает правление.

Если мы видим угрозу усиления инфляции, Национальный банк проводит жесткую политику. В случае отсутствия таких рисков – смягчает. Ставка – это наш основной инструмент, но говорить заранее, какой она будет, мы не можем, поскольку ситуация постоянно меняется, а окончательное решение принимается правлением коллегиально.

ВТБ, «Приват» и другие банки 

Что происходит с ВТБ банком и другими российскими банками в Украине? 

О банках с государственным российским капиталом нужно говорить в комплексе, потому что санкции, которые были введены против них в прошлом, ограничивали вывод активов из Украины в пользу материнских банков. Эти банки поняли, что их бизнес должен сворачиваться.

Мы выступаем за цивилизованный выход банков с российским государственным капиталом с украинского рынка. И, действительно, эти банки за последние два года заметно уменьшили свое присутствие на украинском рынке. Например, «VS Банк» был продан группе Сергея Тигипко, «БМ Банк» самоликвидировался, сдав лицензию, и рассчитался со всеми вкладчиками.

ВТБ банк также принял решение о сворачивании бизнеса. Последние годы он сокращал свою филиальную сеть и постепенно рассчитывался с вкладчиками и кредиторами. Для этого он продавал залоговое имущество и активы.

Но сентябрьское решение суда повлияло на операции ВТБ банка. Среди прочего суд запретил банку самоликвидацию, продажу акций, любых активов. И это притормозило возможность поддержания ликвидности.

Мы коммуницировали о том, что ВТБ имеет определенные проблемы с ликвидностью в последнее время, и сам банк об этом говорил. Они ввели ограничения на снятие депозитов, установили повышенные комиссии на перечисления, что сдержало на некоторое время отток средств.

В связи с дальнейшим снижением объемов ликвидности и ухудшением его финансового состояния, 13 ноября Национальный банк отнес ВТБ банк к категории проблемных банков. Тогда же был установлен срок для принятия банком ВТБ плана мероприятий по приведению своей деятельности в соответствие с требованиями законодательства. Поскольку реальных действий со стороны владельцев для улучшения ликвидности банка и стабилизации ситуации так и не было, Национальный банк принял решение отнести его к категории неплатежеспособных.

Какие последствия банкротства ВТБ, почему это произошло, надо ли волноваться вкладчикам других банков с российским государственным капиталом?

Это никоим образом не влияет на стабильность банковского сектора Украины, поскольку доля финучреждения составляла около 0,6% от чистых активов платежеспособных банков. На другие банки с российским государственным капиталом ситуация с ВТБ также не влияет. Хотя их хозяйственная деятельность частично ограничена решением суда, однако они имеют достаточный запас ликвидности.

Есть ли смысл клиентам других банков с российским государственным капиталом нервничать?

Каждый вкладчик самостоятельно выбирает себе банк и оценивает соответствующие риски. Со своей стороны Национальный банк неоднократно заявлял, что не видит перспектив для работы банков с государственным российским капиталом в Украине.

Как повлияет негативное решение Лондонского суда по делу «Приватбанка» против бывших акционеров, на планы по продаже банка? Можно ли в таких условиях найти покупателя на крупнейший государственный банк?

Обычно Национальный банк воздерживается от комментариев по судебным делам, рассмотрение которых еще не завершилось. Судебные процессы, как правило, являются сложными и длятся не один год, тогда как выход государства из капитала банка запланирован не ранее 2022 года.

Отмечу лишь, что за два года с момента приобретения права собственности на акции банка государством, «Приватбанк» исправил значительные недостатки в своей деятельности. Более того, сегодня «Приватбанк» демонстрирует лучшие среди государственных банков и выше чем средние по рынку показатели эффективности.

Портфель кредитов малому и среднему бизнесу банка вырос в три раза, а портфель кредитов физическим лицам – вдвое. Следствием положительных изменений стало восстановление операционной доходности, и значительный рост чистой прибыли «Приватбанка», который за 10 месяцев 2018 года достиг 7,1 млрд. грн.

Поэтому, по мнению Национального банка, в среднесрочной перспективе инвестиционная привлекательность банка и шансы на его продажу потенциальным инвесторам должны увеличиться.

Летом НБУ сообщил, что через «Таскомбанк» было выведено более 4 млрд. гривен. Банк оштрафован на 6 млн. гривен, а два члена правления уволены. Почему именно штраф и кадровые изменения, а не, например, лишение лицензии?

Мы действуем в пределах своих полномочий. Одна из функций Национального банка – это недопущение операций по отмыванию средств, полученных преступным путем, которые могут быть использованы для финансирования терроризма, оружия массового уничтожения и др.

Когда происходит обналичивание средств в больших объемах – это всегда является предметом для проверки службы финансового мониторинга. Если выясняется, что это операции, которые создают риск для других вкладчиков этого банка, Национальный банк имеет право применять меры воздействия.

Меры воздействия являются дискретными, они имеют последовательный характер, и мы их применяем в зависимости от того, какой уровень риска операций был выявлен в банке. Поэтому неправильно говорить о том, что мы завтра у кого-то отзовем лицензию. Все зависит от конкретных операций, конкретной ситуации, насколько то, что произошло или происходит, несет угрозу самому банку или определенной группе клиентов.

В Латвии банковский регулятор постоянно публикует информацию о банках и о примененных санкциях. В Украине такой устойчивой практики нет. Почему так?

Мы также ведем достаточно прозрачную коммуникационную политику. Ежемесячно Национальный банк публикует данные о примененных к банкам мерах воздействия из-за нарушений законодательства в сфере финансового мониторинга. Поэтому Латвия не является каким-то исключением.

В приведенном выше примере, санкции состоялись в феврале, а название банка мы официально узнали только летом.

В этом конкретном случае название банка и примененные к нему меры воздействия были обнародованы в начале марта 2018 года, то есть сразу после их введения. Более подробная информация была опубликована в сентябре этого года. Это связано с тем, что согласно ст. 60 Директивы ЕС от 20 мая 2015 года мы должны обнародовать основания, по которым было принято решение о применении меры за нарушение требований законодательства в сфере финансового мониторинга, в случае обжалования этого решения.

Кажется, государство тормозит процесс превращения государственных банков в конкурентные коммерческие банки. Никак не обновляются наблюдательные советы, не решается вопрос с неработающими кредитами, не продаются банки международным финансовым институтам, «Ощадбанк» до сих пор не является клиентом Фонда гарантирования вкладов…

Мы возлагаем большие надежды на подписанный президентом закон «О корпоративном управлении». Он позволит владельцам государственных банков в лице Кабинета Министров, Министерства финансов сформировать независимые наблюдательные советы «Укрэксимбанка» и «Ощадбанка» и лишить их деятельность политического влияния.

Что касается неработающих портфелей, то действительно, сегодня их уровень в государственных банках значительно выше, чем в коммерческих банках. Но этому есть объяснение. Это наследство прошлого, когда деятельность госбанков была достаточно «политизирована», и долгое время у них не было действенных механизмов их реструктуризации.

Что делать с этими кредитами? Мы поддерживаем разработанный группой специалистов под руководством ЕБРР законопроект о создании компаний по управлению проблемной задолженностью. Необходимо этот проект вносить в Верховную Раду, обсуждать и принимать. Это позволит изъять неработающий портфель с балансов государственных и коммерческих банков и передать его профессиональным участникам рынка проблемных активов.

Относительно вхождения в капитал государственных банков международных финансовых организаций, то это предусмотрено стратегией реформирования госбанков на ближайшие пять лет. В этом документе, в частности, речь идет о продаже «Укргазбанка», о вхождении ЕБРР в капитал «Ощадбанка». Я думаю, эти шаги постепенно будут делаться. Ни один из потенциальных инвесторов не заявил о том, что он прекращает работу в этом направлении.

Что касается приобретения «Ощадбанком» членства в Фонде гарантирования, то этот вопрос также на повестке дня.

Это может произойти в следующем году или, поскольку в следующем году выборы, годом позже?

Я бы не связывал эти процессы с выборами. Этот сектор живет своей независимой жизнью, каждый день принимает депозиты, выдает кредиты, осуществляет платежи. Нельзя остановиться и сказать, что мы подождем, когда состоятся выборы.

О курсе

НБУ комментирует только вопросы инфляции, а люди все равно спрашивают о курсе гривны…

Национальный банк придерживается режима гибкого курсообразования и не таргетирует никакого уровня курса. Мы отошли от фиксированного курса, по которому Украина жила до 2015 года и что привело к последствиям, о которых не нужно напоминать.

Когда курс искусственно удерживается на определенной отметке, которая не соответствует его реальному рыночному уровню, то расходуются международные резервы, и потом в один момент происходит стремительное обесценивание гривны. Даже если зафиксировать курс, на улице он будет другим. Если продавец готов по этой цене продать, а покупатель готов по этой цене купить – это и есть формирование курса.

Сейчас в Украине курсообразование работает именно так, как на улице, только с использованием публичных профессиональных торговых систем, таких как Reuters или Bloomberg, где покупатели-продавцы выходят с предложением и со спросом, и заключают сделки. Этот курс регулируется рынком.

Вместе с тем Национальный банк присутствует на рынке. Если предложение преобладает над спросом, и на рынке есть «лишняя» валюта, то выходим с интервенциями на покупку и пополняем этой «лишней» валютой резервы. Если есть значительные колебания курса, мы выходим с интервенциями на продажу.

Хочу подчеркнуть – ситуативные колебания, а не изменение рыночного тренда. Мы никогда не пытаемся развернуть тренд курса в ту или иную сторону – только сглаживаем колебания. Ведь чрезмерные колебания курса гривны приводят к ухудшению ожиданий и могут представлять риск для снижения инфляции.

Значит, никакой цифры соотношения гривна-доллар вы назвать не можете? 

Курс зависит от многих факторов. Например, сезонности. На рынке всегда происходят определенные колебания, это нормальная реакция рынка на изменения в экономике. Аграрии собрали урожай – продают, поступает валютная выручка. Месяц назад нужна была гривна для окончания осенне-полевых работ по сбору урожая и посеву озимых – был на нее спрос.

Гарантировать, что курс будет на конкретном уровне, не может никто. Объемы валютного рынка растут, мы ослабляем свои регуляции, поэтому колебания могут быть различными. Но мы внимательно следим за развитием ситуации на валютном рынке и готовы в дальнейшем осуществлять валютные интервенции в случае необходимости, чтобы не допускать резких «скачков» курса.

Совсем популистский вопрос. Возможно ли когда-то возвращение к курсу восемь? Сейчас, кажется, что нет, потому что за все время независимости Украины гривна постоянно девальвировала. Но если пофантазировать, то, что должно произойти, чтобы гривна настолько укрепилась? Украина должна стать каким-то экспортным монстром? 

Не только экспортным монстром. Если у нас будут нормальные условия для инвесторов, и сюда, кроме выручки от внешней торговли, хлынут и прямые иностранные инвестиции, если мы начнем развивать экономику сверхбыстрыми темпами, то и курс будет другим. Какая экономика – такой и курс.

Автор: Андрей Яницкий

*Когда Андрей Яницкий договаривался об интервью, он был редактором раздела «Экономика» в издании «Левый Берег». Но именно в день интервью он ушел из этого медиа. Андрей предупредил об этом пресс-службу НБУ и главу НБУ лично. Он вел беседу с Яковом Смолием уже в статусе «свободного журналиста». После того как интервью было готово, Андрей обратился к VoxUkraine с предложением опубликовать его (на безвозмездной основе). С точки зрения главного редактора VoxUkraine, это интервью содержит общественно важную информацию, поэтому оно опубликовано на сайте VoxUkraine. Спасибо Андрею Яницкому за качественную журналистскую и редакторскую работу.

Источник: VoxUkraine

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий