Андрей Садовый: «Фамилия Саакашвили сегодня звучит в голове президента очень часто»

20.09.2017 – На прошлой неделе мэр Львова Андрей Садовый оказался в центре событий, связанных с пересечением украинско-польской границы экс-президентом Грузии Михаилом Саакашвили. Именно к мэру Львова экс-губернатор Одесской области приехал «на кофе» после событий на пункте пропуска «Шегини». При этом депутаты от партии «Самопомощь» встречали Саакашвили на украинской границе.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

На ежегодной конференции YES в Киеве Садовый снова напомнил о себе, пообщавшись с президентом Петром Порошенко в кулуарах мероприятия. После беседы стороны разошлись во мнениях, что добавило еще больше вопросов.

О роли мэра Львова и «Самопомощи» в событиях на границе, об отношениях с Порошенко, о последствиях «мусорной войны» и о президентских амбициях мэра Львова читайте в интервью Андрея Садового «Украинской правде».

Читайте также: Депутат Олег Березюк: «Так увлеклись уничтожением «Самопомощи» и Садового как конкурентов, что начали издеваться над людьми»

Друзья и враги Порошенко, или как избираться на второй срок

Один день с Андреем Садовым. Как мэр Львова работает в «мусорной блокаде»

РАССЛЕДОВАНИЕ ДОЛЖНО НАЧАТЬСЯ С УКАЗА ПРЕЗИДЕНТА О ЛИШЕНИИ СААКАШВИЛИ ГРАЖДАНСТВА

– Господин Андрей, разъясните, пожалуйста, вы сказали, что якобы Петр Алексеевич с вами разговаривал о Саакашвили, но в Администрации Президента это начали опровергать. Как вы думаете, с чем это связано?

– Когда люди знают друг друга давно, то понимают с полуслова, что один хочет сказать и что другой хочет понять. Это все странно, потому что мы с Порошенко шли вместе и общались в присутствии большого количества людей. Все, кто хотели услышать, о чем мы говорили, могли услышать.

Я понимаю, что для президента сегодня фамилия Саакашвили звучит в голове очень и очень часто. Это для него реальный вопрос – как выйти из этой ситуации.

Я бы мог посоветовать только одно – сделать это решение достаточно быстро. Надо вернуться в начальную фазу, потому что, по моему мнению, он является гражданином Украины, и лишили его гражданства с нарушением действующего законодательства.

Прекратить посмешище, которое сегодня существует в глазах внешнего мира в отношении Украины.

Мне очень больно общаться с западными дипломатами, политиками. Они не понимают, что происходит. Это унижает меня как гражданина, унижает статус президента, это унижает нас всех…

– …Да был разговор о Саакашвили или нет?

– Это не была дискуссия о Саакашвили. Это были определенные ремарки, которые он понял и я понял.

– Вы говорите, что надо «вернуться к каким-то вещам». Является ли то, что произошло на границе, нарушением всех норм и пренебрежением государственными символами?

– Я думаю, что в этой ситуации, когда Саакашвили видел, что идут люди, он должен был их остановить, пройти всю процедуру контроля и нормально, легитимно войти в этот процесс. И это было бы правильно.

Но вы также должны понимать определенные законы, которые существуют. Я вспоминаю «Ночь гнева», которая была в Львове, когда много молодых людей в знак протеста против расстрела людей на Майдане начали самовольно заходить в помещения полиции, СБУ, прокуратуры.

Затем мы анализировали, почему так произошло. Оказывается, что среди тех людей были специально обученные люди, которые их к тому побудили. Поэтому, когда стоит 100-200 людей, и они хотят справедливости, честности, то очень часто появляются люди, которые дают им четкие месседжи – что и как надо делать.

– Какой была роль «Самопомощи» в ситуации с Саакашвили? Вы анонсировали, что депутаты поедут на границу, но со стороны польской границы их не было. Вы говорили, что ждете Саакашвили на кофе. Вы были в курсе его планов?

– Конечно, нет, потому что в курсе его планов был только он сам. Наши депутаты присутствовали на границе с украинской стороны. Они уехали немного раньше, потому, что вы помните – сначала поезд останавливали, потом минировали таможенный переход, потом были дискуссии, кто, где будет ехать.

Я сказал, что я с радостью буду приветствовать его в Львове. Он приехал, мы с ним, правда, не кофе пили, а чай, общались. Я его знаю еще с того времени, как он работал президентом Грузии.

Я помню, что большинство наших политиков стояли в очереди, чтобы сделать с ним фотографию в Грузии в его президентских апартаментах, а потом рассказывали, перебивая друг друга, какие реформы он там сделал, как там много инноваций, и какой прогресс имеет эта страна. Что поменялось?

– Но, по сути, вы принимали нарушителя государственной границы.

– Работая в городском совете, я принимаю людей, которые имели заключение в тюрьме, принимаю героев Украины – я принимаю всех. Для меня важно, чтобы человек, который приходит, имел добрые намерения. Мне лично господин Саакашвили никогда и ничего плохого в жизни не сделал. И я не собираюсь ничего плохого ему делать.

– Господин Андрей, то, что вы видели, сам прорыв границы…

– Я не видел этого прорыва.

– …По телевизору показывали…

– …Я это увидел уже поздно вечером, когда вернулся домой.

– …Как вы оцениваете действия людей?

– Я считаю, что должно быть проведено независимое расследование и все, кто нарушает законы Украины, должны нести за это наказание независимо от должности.

– Но вы понимаете, что это было четко спланированное действие Саакашвили?

– Кем было спланировано?

– Саакашвили.

– Вы имеете достоверную информацию об этом?

– Нет, не имеем, но анализируем.

– Моя позиция очень четкая. Я всегда с уважением отношусь к человеку, но я достаточно остро стою на страже закона. Закон надо уважать.

– Когда он пришел к вам вечером в городской совет, вы сказали ему, что он, возможно, неправильно сделал?

– На самом деле он пришел не один.

С ним было достаточно много украинских политиков. На самом деле мы не имели какого-то предметного долгого разговора. Это были определенные эмоции. Потом коллеги пошли поужинать и на этом встреча закончилась.

– Глядя на эти действия из Киева, они очень напоминали начало майданных событий. Такое впечатление, что на Банковой не знали, что делать, а в Львове – эйфория победы Саакашвили, в которой вы также принимали участие. Складывалось впечатление, что Киев не контролирует Львов. Вам не кажется, что это опасные игры?

– Во-первых, вы должны понимать, кто эти игры начал.

– Мы не будем говорить, кто начинал, будем отвечать каждый за себя?

– Моя позиция очень четкая – закон одинаков для всех. Если любое лицо нарушило закон, оно должно нести ответственность. Я с уважением отношусь ко всем людям, которые имеют добрые намерения. Я бы хотел, чтобы было соответствующее расследование, которое бы поставило точку в этом вопросе, но это расследование должно начаться с указа президента о лишении Саакашвили гражданства.

– Какое, по вашему мнению, будет справедливое наказание для Саакашвили и для президента?

– Это мудрый вопрос с вашей стороны. Потому что президент пригласил его работать в Украину. И потом между ними произошли те или иные осложнения, за которыми наблюдает не только Украина, а наблюдает много людей в других странах.

Очень важно, чтобы каждый осознал, что мы живем в воюющей стране. В воюющей стране надо быть максимально внимательным и осторожным к ситуации в самой стране. Мы не имеем права давать нашим врагам радоваться нашим проблемам. Президент, принимая те или иные решения, должен просчитывать последствия на три-четыре-пять шагов вперед.

– Вы думаете, он не просчитывает?

– Вы можете спросить его об этом, что он просчитывает. Но то, что произошло в отношении Саакашвили, унижает Украину как государство. Такие вещи недопустимы.

– Все же о наказании?

– Вы имеете в виду, что согласно действующему законодательству, наказание, которое они сами себе должны назначить?

– Ваше мнение?

– Мы, украинцы, считаем, что если мы кого-то накажем, то это автоматически решит проблему. Я бы хотел, чтобы и Порошенко, и Саакашвили осознавали свою личную ответственность за то, что произошло. Если они это осознают, тогда можно будет делать следующие шаги. Если они этого не осознают, то будет беда.

Порошенко избран президентом Украины, и он согласился брать на себя ответственность за ситуацию в стране. Нет крайних. У меня ситуация по городу Львову очень проста: если в Львове какая-то проблема – я крайний. Нравится это мне или нет – я не говорю, что этот виноват или тот. Я виноват. Если такую же позицию занимает президент государства, тогда все очень легко и просто.

ПОСЛЕ «МУСОРНОЙ ВОЙНЫ» Я УВИДЕЛ, КТО ЕСТЬ КТО В УКРАИНСКОЙ ПОЛИТИКЕ. У МЕНЯ СТАЛО МЕНЬШЕ ИЛЛЮЗИЙ

– Вы прямо обвиняли Банковую в истории с мусором…

– Я говорил о том, кто организовывал эту позорную вещь и поставил под угрозу жизнь миллионного города. И я знаю больше, чем я, возможно, сказал. Но сегодня, когда мы живем в такое непростое время, моя задача – показать пример, как построить новый современный завод.

Мне было приятно во время форума в Киеве провести еще несколько разговоров с Европейским инвестиционным банком, Европейским банком реконструкции и развития. Как вы знаете, ЕБРР уже принял решение о выделении Львову 35 миллионов евро, из которых 10 миллионов – это грант, это является уважением к общине города Львова.

– В истории, которую называли «мусорной войной», выглядело так, что вы проиграли.

– Проиграл, в каком плане?

– Политическом.

– Если все живы и здоровы, я готов принимать любые вердикты, потому что опыт, который я получил, – это уникальный опыт.

– Вы понимаете, что теперь вас могут ассоциировать с мэром, который не справился с вывозом мусора?

– Ну, это технология, которая была запрограммирована, которая была реализована. Пусть занимаются ею.

– Как думаете, какие политические последствия может иметь эта история для вас?

– Очень большой опыт. Я увидел, кто есть кто в украинской политике. У меня стало меньше иллюзий, я стал большим реалистом.

– Эффективна ли в этой ситуации роль жертвы? Почему вы не делали каких-то активных действий?

– Например?

– Например, Березюк не голодал бы возле Администрации Президента, а вы бы приобщили к акции львовян, которые бы приехали на Банковую с мусором?

– Я бы никому не советовал воевать с гражданами Украины, воевать с городом, который имеет 762-летнюю историю. Тот, кто начинает эту войну, всегда проигрывает. Я хочу еще раз поблагодарить всех львовян, которые выстояли в этой позиции. Хочу поблагодарить иерархов всех церквей – и патриарха Филарета, и Святослава, и все конфессии: протестантов, мусульман, иудеев, которые совместно обратились к руководству государства, к президенту, к премьеру с требованием прекратить мусорную блокаду Львова.

Если бы не голодовка Олега Березюка, Оксаны Сыроед, Тараса Пастуха, я не думаю, что это было бы решено в таком скором времени, потому что планы, наверное, были другие.

Вообще план был очень простой – подожгли бы полигон, заблокировали другие альтернативные полигоны, за три дня город должен был бы быть завален мусором, львовяне должны были прийти и выгнать Садового из кабинета. Таким образом, ставим точку на Садовом как городском главе, уничтожаем «Самопомощь».

Мы пробыли в мусорной блокаде больше года. Сейчас начнутся следующие этапы, уголовные дела, чтобы я имел, чем заниматься последующие годы. Это интересный процесс.

ПЕРЕД ВЫБОРАМИ ОЧЕНЬ ВАЖНО СОВМЕСТНО ВЫРАБОТАТЬ ПОЗИЦИЮ

– После того, как Саакашвили появился в Львове, состоялось две встречи с его и вашим присутствием со многими украинскими политиками. Речь шла об объединении?

– Речь шла не об объединении, а относительно важности совместного труда и общения. Потому что очень часто украинцы объединяются перед расстрелом. А это уже бывает поздно. Надо уметь работать вместе, за круглым столом.

Если Львов должен быть такой площадкой для дискуссий, то я не возражаю – пожалуйста, мы открыты. Надо показывать пример, потому что никто не сможет навести порядок в Украине, кроме самих украинцев.

– Вам не кажется, что это очередные грабли по объединению не за идею, а против кого-то?

– Я никогда не буду объединяться против кого-то. Я всегда сочетаюсь в отношении ценностей, идеологии. Я никогда не сочетаюсь вокруг какой-то одной личности. Этот процесс должен быть достаточно длительным во времени. Мы сегодня должны говорить о политической культуре в нашей стране, которая сегодня, к большому сожалению, на очень низком уровне. Еще раз подчеркиваю: ни американцы, ни французы, ни поляки – никто сюда не приедет, и не будет делать нашу с вами работу.

Посмотрите на сегодняшний политикум. Кто новый? Порошенко, Гриценко, Яценюк, Гройсман, Тимошенко – кто? Они все в политикуме последние 10-20 лет на разных должностях.

Вы верите, что появится кто-то другой завтра? Спустят кого-то с другой планеты? Привезут? Нет. Поэтому пока сами украинцы не сумеют научиться быть вместе, работать вместе, признавать правила игры… Ок, сегодня ты при власти, а ты в оппозиции, завтра вы меняетесь местами, но вы должны работать для страны.

Если ты идешь в политику, ты не имеешь права зависимости от олигархов. У нас сегодня 95% всех политических структур в регионах зависимы от местных феодалов, потому что политические партии отдают их по франшизе.

– Вы упомянули об олигархах. Вас не угнетает, что у Саакашвили накануне «прорыва» была встреча с Коломойским? Вам не кажется, что в событиях на границе определенную роль мог сыграть Игорь Валерьевич?

– Я не владею этим вопросом.

– Вы с Коломойским так и не общаетесь?

– Нет, и Саакашвили мне об этом ничего не говорил.

– Насколько вообще возможно объединение оппозиционных сил к президентским или парламентским выборам? Как вы оцениваете свои возможности?

– Я бы очень хотел, чтобы была платформа ценностей, которая бы объединяла украинцев. Что такое политические силы? Политические силы отражают определенные настроения, которые есть в обществе. Мы выбираем во власть себе подобных людей.

Все очень часто вспоминают круглый стол, который был в Польше в 90-х годах. Пообщайтесь, пожалуйста, с Михником. Адам Михник, польский общественно-политический деятель, журналист, диссидент и политзаключенный времен ПНР. Один из идейных вдохновителей «Солидарности». Какое он имел чувство, будучи за круглым столом совместно с руководителем полиции, который его отправлял в тюрьму? Все ждали, он подаст ему руку или нет. Он подал ему руку, у них состоялся круглый стол, и они вышли на определенные правила. Они по тем правилам и живут.

В Украине такой круглый стол не состоялся. В Украине круглый стол происходит для олигархов. Они садятся, потому что они, как правило, являются владельцами большого количества политических структур, они влияют на политиков, имея монопольное влияние на СМИ, и они расписывают пасьянс, кто, где должен быть.

– Вы тоже садились вместе с Саакашвили, Гацком, Гриценко. В чем проблема объединения, что вам мешает пойти на парламентские выборы блоком?

– Во-первых, сегодня нет объявленных выборов.

– А если будут?

– Парламентские выборы будут осенью 2019 года. Я думаю, что перед выборами очень важно будет совместно выработать позицию, а до того времени надо общаться. Или вы хотите, чтобы завтра все сели за один стол, сказали «мы договорились» и пошли вперед? Это невозможно. Это может быть только в теории.

– Возможно, что будет единый кандидат в президенты от политиков, которые собрались на площади Рынок в Львове?

– Я бы хотел, чтобы единственный президент был от граждан Украины, а не от людей, которые собрались на площади в Львове.

– Политики, которые собрались на площади, хотя бы в теории обсуждают возможность единого кандидата?

– Я в таких разговорах участия не принимал.

– Когда вы говорите об олигархах и их пасьянсах, «Самопомощь» не участвует в них?

– Нет.

ЕСЛИ ГОВОРИТЬ О ДОСКЕ, КАК О ПОЛИТИКЕ, ТО, НАВЕРНОЕ, ИГРА ПРОДОЛЖАЕТСЯ

– Отношения с президентом, которого часто так же называют одним из олигархов, после всех историй и войн у вас изменились?

– Нет.

– На региональном форуме, кажется, что вас отчитывали публично. Вам это не залегло на сердце?

– Это вообще был сценарный план. Президент говорит, камера подъезжает, смотрит мне в лицо. Это сценарий – люди готовились. Что такое политика? Это когда ты сидишь, играешь в шахматы, а в какой-то момент берут шахматную доску, бьют тебя по голове, и ставят снова, и ты опять должен продолжать играть.

– Значит, мы снова расставляем шахматы заново, и вы с президентом вновь поставили шахматы на доске?

– Я никогда не играл с ним в шахматы.

– Почему?

– Не было таких предложений. Я имею в виду шахматы натуральные. Если говорить о доске и о фигурах как о политике, то, наверное, эта игра продолжается.

– Мы видели вашу публичную встречу с президентом. Но за закрытыми дверями вам выдвигают ультиматум – «мы можем вам помочь с вашими проблемами, а вы сделайте что-то взамен»?

– По-разному бывает, но, как правило, я такие разговоры не комментирую, потому что это не совсем корректно. Когда вы говорите с кем-то один на один, то комментировать это было бы неправильно.

– От вас просили поддержки в парламенте, от «Самопомощи», для какого-то конкретного законопроекта?

– Неоднократно.

– Кто это делал?

– Просили те люди, которые формируют коалицию, которые принимают решения.

– Порошенко, Яценюк, Аваков?

– Я на эти темы имел разговоры и с президентом, и с премьерами.

«САМОПОМОЩЬ» БУДЕТ ПРИНИМАТЬ АКТИВНОЕ УЧАСТИЕ В ПРЕЗИДЕНТСКОЙ КАМПАНИИ – ЭТО ОДНОЗНАЧНО

– Поговаривают, что «Самопомощь» будет поддерживать пенсионную реформу взамен на поддержку медицинской реформы. Правда ли это?

– Нет, это не соответствует действительности. Каждая реформа является полностью раздельной, и их нельзя ставить одну от другой в зависимости.

– А есть реформы вообще?

– Слово красивое, но если говорить об увеличении пенсий и одномоментной их выдаче людям перед выборами – это интересный ход, людям, наверное, это понравится. Но как это отразится на другом количестве граждан Украины через 5-10 лет – это тот вопрос, на который мы хотим получить ответ премьера.

– Вы ее не получили?

– Пока он не дал ответа.

– Такой шаг когда-то делала нынешний партнер, наверное, так можно сказать, по оппозиции Юлия Тимошенко, когда раздавала «Юлину тысячу». Не кажется ли, что все это циклично?

– Вы правы, у нас на самом деле люди очень часто используют устаревшие технологии за счет ресурса государства. У нас на некоторых выборах в Украине такая технология присутствовала, когда в Кривом Роге, кажется, мэр Вилкул перед выборами выделил для очень большого количества людей материальную помощь. И это достаточно серьезно усилило его позицию.

– Относительно «Самопомощи», эту фракцию можно разделить на две группы – умеренные и неумеренные. Умеренные – это те, кто в основном пришли из бизнеса. А неумеренные, скажем так, революционное крыло – это Семенченко, Соболев, те, кто были на границе.

– На границе были и Подоляк, и Семенуха, простите.

– Это был ваш хитрый прием?

– Почему вы так думаете? Это была наша совместная позиция.

– Революционное крыло отдельно себе пошло…

– Во-первых, фракция единая. То, что у фракции есть дискуссии – это правда и, наверное, это единственная фракция в украинском парламенте, где есть дискуссия.

– У вас нет никакого раскола во фракции?

– Я не владею такой информацией.

– Как, по вашему мнению, может развиваться ситуация в дальнейшем? Президентские выборы почти через полтора года…

– Я бы очень хотел, чтобы эти выборы состоялись, были легитимными, мы выбрали легитимного президента и двигались вперед.

– Вы в них будете принимать участие? Вы уже для себя решили этот вопрос или еще он будет обсуждаться?

– А это что, тема номер один на сегодня в стране – буду ли я участвовать в выборах?

– Это тема номер один на этом моменте нашей беседы с вами.

– Я в последнее время этот вопрос часто слышу. У меня складывается впечатление, что мы, украинцы, очень хотим определить лицо, и сказать «вот ты, пожалуйста, иди, все сделай, а мы будем в сторонке стоять и наблюдать». По моему глубокому убеждению, одно лицо, даже имея статус президента, вряд ли может изменить ситуацию в стране так быстро, как мы бы этого с вами хотели.

Я неоднократно говорил и могу повторить: анализируя успешные страны мира, мы видим, что в этих странах есть успешные идеологические политические партии, которые строились не за один день.

У меня есть амбиция построить мощную идеологическую партию «Самопомощь», которая, будучи проводником, занимаясь большой просветительской работой, будет активной среди граждан, чтобы граждане были активны и создавали свою страну каждый, где он может это сделать. А если сидеть в сторонке и наблюдать, что мы выберем его, и он завтра должен все сделать – это неправильно, это дорога в никуда.

То, что «Самопомощь» будет принимать активное участие в президентской кампании – это однозначно.

– Какая идеология у «Самопомощи»?

– Если сравнивать со странами Европы, то мы близки к христианским демократам. Мы – центристская партия, я бы так сказал на сегодня.

НЕ ДУМАЮ, ЧТО ТИМОШЕНКО И ПОРОШЕНКО БУДУТ ВО ВТОРОМ ТУРЕ ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРОВ

– Почему у нас никто не хочет просто сказать «я хочу стать президентом»? Неужели это такая плохая амбиция?

– Нет, это очень хорошая амбиция – «я хочу сесть на электрический стул и, возможно, я после этого выживу». Таких случаев очень мало.

– Кем видит себя Андрей Садовый в июне 2019 года?

– А почему в июне 2019 года, а не в 2020 году или 2025?

– Хорошо, в июне 2020?

– Гражданином Украины, который горд за свою страну и сделал максимум, что можно было сделать в той ситуации, чтобы не было стыдно перед детьми, друзьями, чтобы прямо смотреть всем в глаза и гордиться своей страной.

– Если перед вами будет бюллетень на президентских выборах, там будет две фамилии – Тимошенко и Порошенко, за которую вы поставите галочку?

– Я не думаю, что ваше предположение будет реализовано.

– Будет третий кандидат?

– Украинская политика, чем интересна? Она довольно динамичная и трудно предсказать не только то, что будет через полтора года, но даже трудно сказать, что будет через месяц.

– Хорошо, «Самопомощь» готова поддержать на президентских выборах Юлию Тимошенко, если они будут завтра?

– Политическая партия «Самопомощь» готова поддерживать украинский народ, потому что он делегировал нам право представлять его в парламенте. И мы будем делать это честно и ответственно.

Еще раз подчеркиваю, не надо объединяться вокруг лица, надо объединяться вокруг ценностей и идеологий. Давайте начинать делать правильные вещи.

Авторы: Евгений Будерацкий, Роман Кравец

Источник: Украинская правда

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий