Деньги партий. Гендерная квота депутатов

19.11.2016 – «Самопомощь» получит почти 20 миллионов гривен за то, что имеет в своем составе одну треть женщин. Такое решение о дополнительном финансировании было принято в минувшую пятницу Национальным агентством по вопросам предотвращения коррупции (НАПК). Очень вовремя принятое решение – вокруг этих денег, как и почему партия их должна получить, уже начинали распространяться спекуляции.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Хотя речь идет о радикальных изменениях в политическом сознании украинцев. А именно о доступе женщин к принятию политических решений.

И не просто о «представительской функции», а о реальных действиях женщин-депутатов, равно как и об ответственности за собственные решения.

ВАЖНАЯ «ТРЕТЬ»

Год назад, 8 октября 2015 года, норму о «гендерной квоте» впервые включили в избирательное законодательство Украины. И это стало революционным шагом для украинской политической системы.

Все просто: если партии по результатам выборов имеют в своем составе не более двух третей одной статьи, им предстоит дополнительное финансирование в размере 10% ежегодного объема государственного финансирования уставной деятельности политических партий, которое распределяется поровну между политическими партиями (согласно Закону Украины «О политических партиях», ст. 175).

В украинских реалиях это значит – минимум треть избранных депутатов в партии должны составлять женщины.

Кроме партии «Самопомощь», у которой из 32 избранных народных депутатов, среди которых прошли 11 депутатов-женщин, это почти 36% (треть), никто из других партий этого показателя не имел.

Так, в «Блоке Петра Порошенко» приняли присягу 13 народных депутатов-женщин (всего избранных – 63, из которых – 50 мужчин).

«Народный фронт» имеет 12 народных депутатов-женщин (избранных мужчин – 52). «Батькивщина» в парламент привела 4 женщины-депутата (и 14 мужчин).

А Радикальная партия Олега Ляшко и «Оппозиционный блок» имеют в своем составе по 3 женщины-депутата (соответственно выбранных мужчин 19 и 24 человек).

Спекуляции вокруг партии «Самопомощь» и получения средств начали разворачиваться после того, как Оксана Сыроед была избрана заместителем председателя Верховной Рады и стала внефракционной (по закону «О Регламенте Верховной Рады Украины»).

А еще трое женщин – народных депутатов – Анна Гопко, Ирина Суслова и Виктория Пташник – были исключены из фракции (вместе с тремя другими депутатами-мужчинами) из-за неучета позиции фракции при голосовании по вопросам специального статуса Донбасса и других вопросов.

Теперь в «Самопомощь» входит 26 народных депутатов, 8 из которых (почти 31%) являются женщинами. А если нет трети – нет и средств?

«Здесь даже не может быть какого-либо двойного толкования – в законе четко прописано, что эти средства предоставляются в соответствии с результатами выборов. На сегодняшний день или через год после выборов фактическое количество может измениться – и это объективно. Политическая партия проходит в парламент, и она может участвовать в формировании правительства, как в случае с Оксаной Сыроед, которая была избрана по спискам партии «Самопомощь».

Поэтому не случайно в законе было указано, что гендерная квота предоставляется по результатам выборов. Это понятная позиция для всех», – объясняет Любомир Зубач, член исполнительного комитета партии «Самопомощь», народный депутат.

Пока НАПК еще раздумывало, давать деньги или нет, Любомир Зубач заметил, что в партии не хотели политически давить на НАПК, поскольку такая институция «не может себе позволять именно с начала своей деятельности нарушать закон».

«Тем более это не вопрос только нашей партии. Это вопрос вообще политической системы Украины – готовы ли мы выполнять свои обязательства перед европейским сообществом, в том числе – в соблюдении политических прав женщин. В следующих выборах в составе другой партии или других партий может быть треть женщин. Поэтому на сегодня очень важно заложить этот гендерный принцип, который будет работать и в дальнейшем, независимо от конкретных субъектов получателей дополнительного финансирования», – добавляет Зубач.

Народный депутат убежден, если эта норма закона будет выполнена, то это определенно вдохновит другие партии привлекать больше женщин к политическому процессу.

«ЭТО – ПРЕЦЕДЕНТ!»

Зачем нужны квоты и как появилась эта идея?

Украина среди европейских стран является одной из самых низких по уровню представительства женщин во власти. Показатель не превышал 4-8% со времени обретения Украиной независимости.

«На сегодня имеем самый высокий за всю историю независимой Украины показатель – 12%. И все равно он значительно меньше, чем среднеевропейский, который достигает 25%. А для развитых стран, как того требуют европейские стандарты – это до 40%», – разъясняет координатор Общественного совета по гендерным вопросам при МФО «Равные возможности» Лариса Кобелянска.

Такая цифра не случайна – психологи говорят, что любая группа становится замеченной и такой, к которой прислушиваются, когда есть не менее трети представительства этой группы.

«Ничего для нас без нас. Это и является девизом тех, кто исповедует идею гендерного равенства», – отмечает Кобелянска.

На IV Всемирной конференции по положению женщин 15 сентября 1995 года была принята Пекинская декларация, в которой определены глобальные цели, в частности, представление интересов и прав женщин, которые требуют репрезентативного представительства, равного участия в распределении ресурсов нации и др.

Впрочем, Украина никогда не демонстрировала политической воли к решению этих вопросов практически, хоть и подписала эти документы.

«Интересно, что Украина чисто эмоционально, теоретически и пропагандистски всегда была «за». Какая у нас стратегия хоть одного президента обошла защиту прав женщин? Это могли быть мамы, многодетные семьи, молодежь… Только с середины 90-х лет идея гендерного равенства начала протискиваться. Именно протискиваться. Я не играю словами. Потому что искренней доброй воли для включения гендерной составляющей в политику – ее не было и, к сожалению, нет. Несмотря на то, что премьер-министр научился говорить правильные вещи, а президент – евроцентристский политик…», – рассказывает Лариса Кобелянска.

Только через десять лет после Пекина произошли первые изменения в Украине, когда был принят закон «Об обеспечении равных прав и возможностей женщин и мужчин» в 2005 году.

«Конечно, этот закон принимался в пределах тех компромиссов, которые можно было достичь. Таким компромиссом стала квота. Сейчас этот закон – это политический документ. Так сказать общественное согласие относительно того, что женщины наделены равными правами… в конце концов, этой декларацией закон исчерпывается. Наверное, самое главное в нем то, что впервые выделено понятие «гендер» – уже ради этого этот закон стоило принять…», – рассказывает Кобелянска.

И добавляет, что действие этого закона распространяется на все сферы жизнедеятельности, на все уровни ответственности, в частности, на формирование политики Верховной Радой, на внедрение ее Кабинетом министров и др.

«Это все было очень важно в свое время. Но как показали следующие политические кампании, действенная сила, которая бы привела к распространению женского представительства, не появилась, пока не наступил 2015 год – когда состоялись первые реальные изменения в избирательном законодательстве.

«Одним из недостатков законодательства по обеспечению равенства мужчин и женщин является то, что отсутствуют карательные санкции за невыполнение основополагающих основ. Ну не назначили министром ни одну женщину. Или в Верховной Раде есть каких-то 4% или 8%, ну и что? Кто несет ответственность? Очевидно, партии, которые выдвигают в партийный список кандидатов», – объясняет Лариса Кобелянска.

С другой стороны – в политической системе не было и мотивационных моментов. И лишь с принятием изменений год назад в качестве поощрительного механизма было предложено ежегодное дополнительное финансирование партий на 10%.

«Это – прецедент! Именно сейчас остро стоит вопрос – так мы за или мы против паритетного участия женщин и мужчин в политическом процессе. И ситуация вокруг гендерного квотирования является своеобразной лакмусовой бумажкой для общества», – замечает Кобелянска.

По ее словам, квотирование – пока один из лучших механизмов, другого… нет. Впрочем, никакая квота не гарантирует профессионализм депутата.

«Но к маленькой группе (а женщины в парламенте все еще остаются такой «маленькой группой») всегда прицельно больше внимания – и это нужно учитывать. Поданные законопроекты, предложения и прочее. Или… стоимость обуви и украшений. Женщины в парламенте – все как на ладони. Любой рядовой граждан может сказать, кто такая Птичник, кто такая Геращенко… И совсем не потому, что та блондинка, или рыженькая. Или обула угги. Женщины стали заметны своими заявлениями и действиями», – комментирует Лариса Кобелянска.

Эксперт подчеркивает, что эта прецедентная ситуация, когда по партийным спискам прошла треть женщин дает «зеленый свет» для представления впоследствии интересов и прав менее заметных групп населения. Например, представительство крымских татар и лиц с инвалидностью.

«Может возникнуть вопрос, а не захотят ли после этого пойти в парламент блондинки, а дальше ребята с серьгой в левом ухе или люди, у кого размер ноги 37… И вспомните, как двигалось законодательство – от защиты интересов крупнейшей группы к защите наиболее уязвимых. Возможно, наступит такой период, когда представительство в Верховной Раде будет разнообразным. Но уже сейчас четко видно, что именно в этом направлении мир и движется – обеспечить максимальную репрезентативность тех, чьи интересы должны быть представлены», – объясняет Лариса Кобелянска.

«Сегодня для Украины это незаметные вопросы. Мы даже не способны обеспечить равное участие двух крупнейших групп – таких, как мужчины и женщины. И если мы сейчас это не будем прниимать во внимание, сама идея «гендерного равенства» будет нивелирована. А этого не должно произойти. Только паритетное представительство обеспечивает паритетное представление интересов общества», – убеждена Кобелянска.

И КНУТ, И ПРЯНИК

Народный депутат Любомир Зубач отмечает, что решение НАПК относительно финансирования партии хоть и принято положительное, однако есть опасный момент.

«Существует другое разъяснение НАПК, которое говорит, что все средства государственного финансирования должны быть использованы до окончания бюджетного года. Поэтому я просто волнуюсь, что придет это решение, и средства будут, но их будет нереально использовать… Поэтому с одной стороны, формально вроде исполнят закон, а фактически эти средства придется возвращать…», – говорит Зубач.

Наталья Линник, заместитель Генерального директора Комитета избирателей Украины (КИУ), комментируя ситуацию, отмечает, что в бюджете 2016 года действительно предусмотрена статья о финансировании партий, но не предусмотрена сумма относительно финансирования 10% ежегодного объема государственного финансирования уставной деятельности политических партий, которые выполнили «гендерную норму» закона.

«Для внесения изменений в Закон о бюджете 2016 необходимо вынести эти изменения на голосование парламента. И сейчас стоит задача предусмотреть данные расходы в бюджете 2017. В первую очередь это касается фракции «Самопомощь», поскольку данное финансирование будет выделяться ежегодно до следующих парламентских выборов», – подчеркивает Наталья Линник.

КИУ также считает необходимым внесение изменений в закон «О выборах народных депутатов Украины» и закона «О местных выборах» относительно введения императивного характера гендерных квот и установления четкой нормы ответственности за несоблюдение гендерных квот в списках партий. Именно такие изменения готовит межфракционная рабочая группа «Равные возможности», в состав которой входят как народные депутаты, так и представители общественности, включая КИУ.

Пока что квотирование имеет лишь рекомендательный характер и не допускается отказ в регистрации кандидатов в депутаты по основаниям несоблюдения представительства лиц одного пола в избирательных списках (ЦИК Постановление ЦИК № 362 от 23 сентября).

Поэтому именно введение квоты в законе «О местных выборах» может стать поворотным моментом для реформирования избирательного законодательства в целом. Поскольку закон «О местных выборах» как раз содержит положения о тех важных 30% представительства лиц одного пола в избирательных списках кандидатов в депутаты местных советов, убеждена Линник.

Гендерный лед тронулся?

Автор: Ирина Виртосу, Центр информации по правам человека

Источник: «Украинская правда. Жизнь»

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий