Мошенничество в агрокомпаниях: кто ворует и как это предотвратить?

13.08.2017 – Больше половины украинских агрокомпаний теряют до 100 тысяч долларов в год из-за мошеннических схем. Более 25% предприятий несут убытки в размере от 100 тысяч до 5 миллионов долларов ежегодно по той же причине, показал опрос аудиторской компании Kreston GCG.

Большие земельные массивы и большое количество материальных активов, вовлеченных в производство, — вот что дает возможность мошенникам действовать, говорит консультант Kreston Святослав Ефремов. Хищения в основном начинаются с персонала низшего уровня. «Каждый украл по мешку – попробуй всех поймать. А вместе – это убытки для компании», — говорит Святослав.

Что положено в землю, очень сложно перечислить. Только весной, когда взойдут озимые, можно проверить соблюдение норм при внесении агрохимии. Тогда, взглянув на состояние растений и оценив их развитие, можно понять, насколько честно свою работу выполнил агроном. А если человек взял один мешок удобрений себе, и никто его не контролирует, невозможно сразу определить, внес ли он его, не внес, констатирует Ефремов. Поэтому часто агрохолдинги тратят очень большие средства на физическую охрану, выставляют ее вокруг каждого поля, чтобы избежать краж во время работ.

Объектом мошенничества остается и топливо, которое можно слить, перепродать, использовать в своих делах — нормы расхода топлива все еще не определены, поскольку до сих пор используются справочники, выпущенные для советской техники. Владелец ТД «Украина» Олег Фурдела рассказывает, что имел проблемы с воровством топлива. Учетчик вместе с трактористом проезжал 10 га поля. В это время водитель пытался сжечь как можно больше солярки. Учетчик в соответствии устанавливал завышенную норму расхода горючего на один гектар.

Когда же тракторист работал в поле сам, он экономил горючее и имел остатки. Потом во время заправки вместо 500 л ему заливали в бак 300 л. А еще 200 л тракторист и заправщик сбывали и делили между собой выручку. Однако хозяину удалось найти решение этой проблемы. Процесс заправки автомобилей контролирует охранник. Он также сразу опломбировывает баки, чтобы предотвратить слив топлива.

С началом агрономических работ возникает проблема с нехваткой агрегатов. В случае привлечения техники, ее услуги можно приобрести по завышенным ценам и нажиться на разнице. Если это своя техника, можно заработать на покупке ненужных запчастей. Глава департамента Артем Ковбель рассказывает об одном из способов похищения урожая: «Если комбайн будет ехать со скоростью 5 км/час и увеличит ее еще на 5 км/ч, из него начнет вываливаться урожай. В это время выбегают люди, хватают его в мешки и вывозят».

Он также приводит пример мошенничества на стыке сельского хозяйства и ИТ: «Слышал от некоторых агрохолдингов, что водители во время уборки перепрограммируют gps-трекеры в комбайнах. Соответственно, к главному офису высылается ложная информация о результатах работы комбайна, а пройденные маршруты не отслеживаются.

Ковбель обратил внимание на случай, когда зерно принимают по цене низшего класса. Чтобы предотвратить подобные ситуации владелец СП «Злато Таврии» Игорь Йосипенко оборудовал лабораторию. Она позволяет на месте проверять качество зерна, устанавливать его класс и тому подобное. А дальше ответственные менеджеры сверяют результаты собственной проверки и анализов, сделанных на приемных пунктах. Это мешает недобросовестным покупателям обмануть владельца. Консультант Ефремов в своей практике встречался с ситуацией, когда руководство элеватора организовывало свой серый бизнес, принимая на хранение зерновые культуры. Они же занимались трейдингом этих культур без ведома собственника элеватора.

Мошеннические кейсы аграриев

По результатам опроса около 40% компаний, задействованных в различных секторах экономики, встречались с хищением активов и нецелевыми расходами. «Однажды к нам обратился иностранный инвестор, который вложил средства в развитие сельскохозяйственного холдинга в Украине. Владелец нанял топ-менеджера, который получал деньги и покупал предприятия, арендовавшие землю. Через некоторое время инвесторы начали замечать, что какие-то неурядицы происходят с этим бизнесом, у него не очень высокая рентабельность», — рассказывает Ефремов.

Генеральный директор подтвердил опасения инвесторов и вскоре киевский офис со всеми ценными документами сгорел, а менеджер сбежал за границу. По словам Ефремова, специалисты нашли несколько оставшихся мешков с документацией и обнаружили полный «букет»: приобретение земли, которая не пригодна для использования (директор платил за нее и получал «откаты»), а также разнообразные случаи списания средств на «усушки», «утруски» и прочее. Причем в документах все было открыто, даже стояла виза «Списать на усушку 10% этого автомобиля».

Руководство также осуществляло перепродажу имущественных комплексов по окружности, за счет чего их цена повышалась. В конце объект где-то зависал, а эти деньги выходили из оборота и расходовались на личные нужды.

В своем отчете Kreston GCG сообщает, что 35,8% всех опрошенных компаний выявляли мошенничество в отделах закупок. Артем Ковбель рассказывает, что часто закупщики договариваются с агрономом. Агроном формирует технологические карты, где указывает на количество необходимых удобрений. В результате покупалась лучшая агрохимия, а использовалась, которая хуже. Первую продавали и зарабатывали на разнице стоимости лучших и худших удобрений.

Кто и почему находится в группе риска?

Артем Ковбель замечает, что мошенничество возникает в компаниях с земельным банком до 10 тыс. га. Они уже вышли из ряда маленьких компаний, но при этом еще не успели структурировать свои внутренние процессы.

По словам Святослава Ефремова, самой большой проблемой в сельском хозяйстве является крайне низкое качество учета. «Если его нет, ты вспомнишь то, что было вчера, но не вспомнишь того, что было год назад, сколько чего куда списали», — говорит консультант. Очень часто этим пользуются, когда учет умышленно или затрудняют, или безразлично относятся к нему, чтобы помешать аудиторской проверке.

Ефремов добавляет, когда компания малая или средняя, большое количество процессов и подконтрольных функций возлагается на собственника или топ-менеджера. Тот преимущественно считает, что у него все в порядке, что он все держит под контролем, а если чего не знает, то этого просто не существует. Поэтому там реже фиксируются случаи мошенничества, чем в больших компаниях. Но это не означает, что они отсутствуют вообще.

В отношении крупных игроков рынка, у них достаточно разветвленная структура, много независимых отделов, которые конкурируют между собой. Они могут следить друг за другом. Но в крупных компаниях есть такие типы мошенничества, которые недоступны малым – во взаимоотношениях с акционерами, биржами, банками и так далее.

Одной из главных причин, говорит Артем Ковбель, является недостаточный уровень материального благосостояния. «Любой агроном, управляющий хозяйством, тракторист, поливальщик и охранник ворует тогда, когда руководители не платят достаточно. Но поливальщик украдет мешок удобрений за 1500 грн., а продаст за 500 грн. При этом скажет агроному, что внес эти удобрения. Тракторист заработает на солярке, управляющий — на «лишнем» зерновозе», — говорит директор ТМ «СКВА АГРО» Сергей Гречаный.

Как предотвратить кражи?

Святослав Ефремов отмечает правило: стоимость контроля не должна превышать стоимости рисков. Универсальными средствами остаются качественная физическая охрана на полях и квалифицированная служба безопасности, подчиненная непосредственно владельцу. Она проводит регулярные проверки и выстраивает систему безопасности и контроля внутри. Также — это автоматизация всех бизнес-процессов.

Точный и независимый от человеческого фактора учет всех событий, отслеживание маршрутов транспорта, автоматизированные лаборатории зерна и т.д. Хорошо, если компания может позволить себе независимую систему планирования ресурсов предприятия (НСП) с автоматизированным бюджетом, управленческой отчетностью и учетом, отмечает Ефремов. Ее преимущество в том, что контроллер может в любой момент получить срез всех операций по состоянию на сегодня.

Ковбель заметил, что мошенничеству во время закупок способствует отсутствие тендерного комитета. По его словам, комиссия должна состоять не менее чем из 50-ти человек, включая владельца предприятия. Чем больше людей, тем сложнее договориться между собой. Также должно быть не менее пяти заявок от компаний-поставщиков. Отсутствие тендерного комитета приводит к тому, что сырье и материалы закупают по завышенным ценам, которые не соответствуют рыночным. А разницу забирает себе ответственный менеджер.

Также директор департамента финансовых расследований отметил важность проведения ежегодного финансового аудита. В нем обязательно должны принимать участие инициатор проверки, ответственный менеджер, директор, владелец, а также третье лицо от владельца, которое не работает в компании и может со стороны увидеть недостатки и поинтересоваться причиной их возникновения.

По словам Святослава Ефремова цель руководителя — собрать правильную команду. «Я знаю ситуации, когда владелец агрохолдинга в 20 тыс. га проводил свой отпуск на комбайне. Он садился и шел сам собирать урожай. Так же я знал людей, которые доводили себя до инфаркта, перегружая функциями, задачами, вместо того, чтобы адекватно их делегировать», — рассказал консультант.

Артем Ковбель отметил, что в 90% случаев мошенников наказывают внутри компании. В худшем случае их просто уволят или заставят возместить причиненные убытки. Холдинги стремятся сохранить репутацию, а потому стараются скрыть от общественности любые мошенничества. Собственно, этим и пользуются нечестные сотрудники.

Автор: Анастасия Карпенко

Источник: Agravery.com

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий