Мучают в школе. Как содействовать мирному разрешению конфликтов в образовательной среде

23.11.2016 – Недавно я посетила своего знакомого в психиатрической больнице. Разговаривая с ним, подумала, что, если бы не знакомство с Маршалом Розенбергом и с методом ненасильственной коммуникации (ННК) 20 лет назад, я могла бы быть здесь не посетителем, а пациентом», – говорит венгерский тренер о ННК Ева Рамбала в начале нашего разговора.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Ева работает в сфере медиации конфликтов и техник примирения в более чем 33 странах мира, помогая внедрять развитие эмпатии детей и взрослых в школьные программы.

В Украину она приехала по приглашению ОО «Международная просветительская инициатива «Открытый дом» в рамках проекта «Социальная интеграция через развитие эмоционального интеллекта и навыков миротворчества в школах на Востоке Украины», который реализуется при поддержке Литвы и Швеции.

В рамках этого проекта на своих тренингах Ева учит группу учителей, школьных психологов, директоров школ из самых уязвимых областей – Донецкой и Луганской (освобожденные территории).

В чем именно заключается метод ненасильственной коммуникации можно подробно прочитать в статье «От семьи до страны. Как научиться преодолевать конфликты?».

Мы же встретились с Евой, чтобы обсудить именно школьные дела и конфликты, а также булинг – этот сравнительно новый для украинцев термин означает постоянное и целенаправленное издевательство одних школьников над другими, насмешка, оскорбление и травля их.

На своих тренингах по ненасильственному общению, Ева постоянно подчеркивает, что фундаментом для решения любого конфликта является понимание чувств и потребностей каждой из сторон.

Злость, агрессия, эмоциональное и физическое насилие возникают тогда, когда мы не можем открыто заявлять о своих потребностях. ННК позволяет научиться лучше понимать свои чувства и потребности, честно и не манипулятивно коммуницировать их другой стороне.

К чему здесь булинг в школах, спросите вы? Дело в том, что, несмотря на не слишком активное обсуждение проблемы в СМИ, она тоже очень актуальна для Украины.

По последним результатам исследования инициативы ЮНИСЕФ U-Report, половина опрошенных из Украины лично пострадали от булинга.

Ева убеждена: и тот, кто травит, и его жертва нуждаются в помощи. В психологии и педагогике набор навыков, связанных с умением регулировать свои эмоции, строить качественные и дружественные отношения с другими называется «эмоциональным интеллектом» или «социальными компетенциями».

Умение качественно строить отношения – залог успешной и счастливой жизни. Однако специально этому не учат ни в семье, ни в школе, ни при подготовке молодых учителей.

Делать такие выводы ей дают свыше 20 лет работы тренером и специалистом по примирению в корпорациях, сообществах, детских домах и школах различных стран.

Ниже приводим наблюдения из опыта Евы и практические советы родителям и учителям.

О ПРИЧИНАХ БУЛИНГА

Некоторые дети приходят с такими сложными жизненными ситуациями, что почти неизбежно – они станут агрессивными.

Иногда я слышу ужасные истории, когда ребенок видит, как папа бьет маму по ночам. От ребенка, который переживает подобное, не стоит ожидать, что днем он нормально будет учиться в школе. Это чрезвычайно трудно, ведь если ребенок нервничает и беспокоится, это не может не повлиять на его академические результаты.

Я не думаю, что школа может отучить детей от тех ценностей, которые они приносят из собственного опыта в семье.

Например, в некоторых семьях часто работает правило: «У меня есть сила, я делаю, что хочу, а ты еще слишком мал/а, и твоя задача – слушаться».

Такие дети не могут выразить в полной мере свои эмоции, они прячут свое недовольство в подсознание и, понимая, что более сильные получают все, сами начинают вести себя агрессивно.

Если мы хотим влиять на булинг в школах – то нам надо работать не только с учителями, но и с родителями, со всем окружением детей.

Так, учитель может сильно повлиять на то, как дети в классе общаются между собой и решают конфликты. Однако как бы мы не хотели искоренить проблему булинга, если в семье оказывается слишком сильный прессинг, учитель в классе может не справиться с эмоциональными проблемами ребенка.

Внутри того, кто травит, на самом деле много боли.

Ребенка можно научить, как постоять за себя без того, чтобы совершать насилие – эмоциональное или физическое – по отношению к другому человеку. И это сильно повлияет на атмосферу в классе.

Навыки ненасильственного общения могут расширить перечень способов реагирования на ситуации, когда происходит нечто, что нам не нравится.

Я бы хотела подчеркнуть: тот, кого травят, и тот, кто травит – одинаково нуждаются в поддержке.

КОГДА И ПРИ КАКИХ УСЛОВИЯХ МЕТОД НЕНАСИЛЬСТВЕННОГО ОБЩЕНИЯ МОЖЕТ БЫТЬ ЭФФЕКТИВНЫМ?

Мы будем максимально эффективными в том, чему я учу, если начнем работать с пятилетними детьми.

Поэтому моя модель помощи скорее о профилактике, чем о том, что может быть сделано в классе подростков, где есть булинг. Хотя и с такими случаями мы тоже работаем.

Проблема одинакова и в 5, и в 15, и в 55 лет: у большинства взрослых и детей в арсенале нет эффективных инструментов решения конфликтов.

Для того чтобы воплотить в классе культуру ненасильственного общения, нужно усвоить 4 шага:

1. Отделить факт от оценки и четко сказать, что именно случилось. Но так, чтобы другая сторона не услышала в этом критики.

2. Назвать свои чувства и эмоции, которые испытываете прямо сейчас. Среди таких ощущений может быть отчаяние, разочарование, печаль и др.

3. Назвать потребность, неудовлетворение которой привело к появлению тех эмоций. Это может быть потребность в безопасности (физической или эмоциональной), потребность во внимании, желание быть услышанным и т.д.

4. Высказать просьбу – что бы вы хотели, чтобы случилось?

Если дети усваивают эти 4 шага и учитель это поддерживает в случае конфликтов, тогда атмосфера в классе меняется к лучшему, между всеми формируются дружеские и плодотворные отношения. Дети даже могут быть медиаторами в своих же коллективах.

Такой вид медиации (программа называется «peer-to-peer mediation», или «медиация между сверстниками») практикуется в одной из венгерских школ и является очень мощным инструментом формирования в детях эмоциональной компетентности. Когда у детей возникают конфликты, они пробуют их решить самостоятельно. Если конфликт очень острый – они зовут на помощь своего учителя, который сам практикует ННК.

Это не означает, что в классе, где практикуют ННК, будет меньше конфликтов. Обычно – нет, но конфликт здесь воспринимается как источник для личностного роста, и следствием конфликта может стать еще более тесная связь. И это хорошая новость.

Плохая новость, что трудно найти учителя, который имеет такую степень самосознания, что может отказаться от возможности наказывать, а учится решать конфликты без наказания.

Ведь обычно как происходит? Ты ведешь себя плохо, поэтому мы тебя накажем. Отступиться от этого – значит постичь собственную эмоциональную природу и избавиться от страха перед тем, кто олицетворяет власть. Фактически перейти в общении в режим ненасилия – это означает освобождение от эмоционального рабства.

По-настоящему свободных и достойных людей могут воспитывать лишь «внутренне свободные» учителя.

О ВМЕШАТЕЛЬСТВЕ РОДИТЕЛЕЙ В КОНФЛИКТЫ В ШКОЛЕ

Когда мой младший брат шел в садик, отец ему сказал: «Если кто-то более сильный, чем ты, то не стыдно и бежать. Но если кто-то слабее, чем ты, то можешь драться».

С тех пор прошло почти 40 лет, однако некоторые мужчины до сих пор дают своим сыновьям подобные советы. Не думаю, что это лучший способ воспитания в детях толерантности, умения сотрудничать в команде и находить совместные решения в интересах всех заинтересованных сторон.

Часто маленькие агрессоры должны доказывать, что они сильнее. Если вам надо доказывать, что вы сильнее кого-то, то вы, скорее всего, не чувствуете себя в безопасности. Ведь если я в безопасности, зачем мне доказывать всем, какая я сильная?

Случается также, что у некоторых детей есть просто избыток энергии.

Моя подруга как-то призналась: «Если бы я не попала в балетную школу, то половину жизни провела бы с психологом». Она была гиперактивной и имела гораздо больше энергии, чем другие дети.

В моем детстве было много конфликтов между девушками. Но я очень рада, что никто из родителей не вмешивался. Здесь очень важно почувствовать грань: когда это естественный процесс и простые житейские споры, а когда действительно стоит вмешаться.

У нас есть известная история о мальчике, которого травили в школе. Он умер, и эту историю теперь учат все в школе как пример, какого поведения нужно избегать. Это было давно, но такие истории случались как во времена детства моей мамы, так и продолжают происходить сегодня.

С тех пор, как существуют школы, были те, кто травит, и их жертвы. Просто мы раньше на эту тему не говорили. Сейчас – только начинаем.

При этом стоит понимать, что нынешние дети в когнитивном плане умнее, чем в моем детстве.

Если им дать небольшой толчок, дети способны лучше осознавать свои эмоциональные проблемы. Как-то после занятия в одном классе ко мне подошла 13-летняя девочка и спросила: «А как быть с самокритикой? Меня смущает то, сколько времени я трачу на пустую травлю самой себя». И это мне сказала 13-летняя девочка!..

Представим, что вы являетесь свидетелем ситуации, когда ребенок подвергается травле. Я предлагаю поговорить об этом с учительницей или директором. Если можете встретиться с родителями «жертвы» – обязательно попробуйте обсудить ситуацию с ними.

Часто ребенок может стесняться просить о помощи. Поэтому вы можете поговорить с родителями ребенка и сказать: «Я беспокоюсь о психологическом комфорте вашего ребенка и всего класса. Я слышу от своего ребенка, что «…». Скажите, пожалуйста, как Вы смотрите на эту ситуацию?».

Не надо спрашивать: «Как я могу вам помочь?», ведь если семья может не видеть здесь проблемы, то и предложение с помощью может восприниматься как оскорбление.

ЧТО РОДИТЕЛИ МОГУТ СДЕЛАТЬ ДЛЯ СВОИХ ДЕТЕЙ, ЧТОБЫ СЛУЧАЕВ БУЛИНГА БЫЛО МЕНЬШЕ

Во-первых, это откровенные разговоры с детьми о состоянии дел в их жизни и их чувствах.

Я предлагаю вам поиграть с ребенком в следующую игру: вы даете возможность ребенку в течение 3-5 минут говорить все, что у него на сердце, и внимательно слушаете его, не прерывая и не комментируя. А потом вы поменяйтесь, и он слушает то, что на сердце у вас.

Я вижу проблему в том, что по-настоящему внимательно обычно ребенка не слушают даже по 3 минуты в день.

Я сейчас имею в виду не практические вопросы, «какие ты получил оценки в школе» и не совместное выполнение домашних заданий, а откровенный разговор о чувствах, эмоциях.

Обычно у детей нет ощущения, что их эмоциями интересуются. Если и вы научитесь делиться с ребенком своими эмоциями и чувствами в безопасной атмосфере, то между вами постепенно сформируется качественно новый уровень отношений, в которых будет много тепла и взаимопонимания.

Постепенно это время можно увеличивать, для старших детей это время может быть уже 10 минут. Но не используйте его для поучений.

Я верю, что высокое качество разговора, проведенного вместе, – это когда ребенок может быть полностью откровенным.

Только когда мама или папа могут предложить эмоционально безопасный контейнер, дети могут заглянуть внутрь себя и сказать, зачем они сделали то или иное.

Книги, которые Ева советует почитать родителям для лучшего понимания эмоционального интеллекта ребенка и практик ненасильственного общения:

Как-то женщина, которая одна воспитывает 3 детей, рассказала мне о применении этой практики у нее дома. Каждый из сыновей имеет свои 3 минуты, и они слушают разговоры друг друга. Когда начинаются их 3 минуты, дети говорят о том, что хотят. Вскоре дети действительно научились заглядывать внутрь себя, и ждать новой встречи в семейном кругу, чтобы почувствовать эмоциональную разрядку.

Но эта игра принесет пользу лишь в том случае, если вы не будете использовать эти 3 минуты, чтобы почитать ребенку лекцию о том, «как надо жить».

СОВЕТЫ УЧИТЕЛЯМ

Относитесь к детям как к партнерам по совместному творческому процессу обучения и развития.

Мы забываем большинство того, что мы изучили в школе, но мы не забываем эмоциональный заряд, который поступал вместе с ними.

Я не очень много помню само содержание предмета истории, который нам преподавали в школе, но я очень помню страх, когда мне нужно было сдавать экзамен по истории.

То есть в страхе я могу что-то запомнить и научиться, но эти знания останутся со мной ненадолго.

Я бы хотела, чтобы каждый учитель осознавал эмоциональный фактор в своей работе и формировал такую атмосферу, в которой детям было бы легко и комфортно учиться. Ведь в атмосфере психологического комфорта вероятность того, что они действительно поймут и запомнят, значительно больше.

Настоящее обучение и развитие идут в состоянии покоя, они не происходят в стрессе. С точки зрения нейронауки, во время стресса лимбическая система блокирует префронтальную кору, которая отвечает за анализ, синтез информации и эмоционально-волевую саморегуляцию.

Книги, которые стоит прочитать учителям, чтобы стать эмоционально ближе к детям:

Станьте для детей примером того, как можно вести себя во время конфликтов.

Большинство из нас не показывают детям пример, которому стоит подражать. Если для нас что-то важно, мы силой заставляем детей это делать.

Я иногда прошу на тренингах: поднимите руки те, чьи дети решают конфликты так же, как мама с папой дома – спокойно, мирно, путем диалога.

Очень мало людей поднимают руку со словами: «Да, я могу быть примером для своих детей».

Нам важно научить учителей становиться эмоционально ближе к детям.

Одна учительница мне рассказывала, что они используют в учебном процессе расслабление и медитации. Среди учеников была девочка, которая очень старалась свободно и легко читать и говорить, однако запиналась.

Одноклассники с нее насмехались. Во время одного из сеансов такого расслабления учительница сказала: «Представьте, что вы очень пытаетесь говорить красиво и хорошо, для вас это не просто вызов, а ежедневная тяжелая борьба. Но весь класс с вас смеется. Как вы себя при этом чувствуете?».

Полкласса расчувствовались. После этого они стали более внимательными друг к другу.

Учителя могут использовать эти знания из ННК в различных школьных активностях – от анализа прочитанного произведения к самостоятельному решению конфликтов детьми.

Сегодня методы ненасильственного общения активно внедряют и в международных корпорациях.

Любой бизнес вынужден бороться за своего покупателя. Практика доказывает, что в корпоративных культурах, в которых господствует честность и открытость, лучшие результаты – эмоциональная атмосфера влияет на эффективность работы сотрудников. Поэтому руководители компаний заинтересованы в том, чтобы их сотрудники учились давать друг другу качественную обратную связь и мирно решать конфликты.

Важный совет от Евы родителям. «Я предлагаю вам поиграть с ребенком в следующую игру: вы даете возможность ребенку в течение 3-5 минут говорить все, что у нее на сердце, и внимательно слушаете его, не прерывая и не комментируя. А потом вы поменяетесь, и он слушает то, что на сердце у вас».

Метод ненасильственного общения Маршалла Розенберга распространяется во многих школах мира, однако на официальном уровне ни в одной из систем он еще не внедрен из-за нехватки сертифицированных тренеров (по всему миру их около 400).

Подготовка таких тренеров занимает от 5 лет постоянной практики и преподавания. В Украине подготовкой тренеров по развитию эмоционального интеллекта и эмпатии в образовательной среде с привлечением международных специалистов занимается ОО «Международная просветительская инициатива «Открытый дом».

Начиная с 15 декабря 2016 года, начнет свою работу портал empatia.pro, на котором можно будет черпать информацию по методикам развития эмоционального интеллекта и эмпатии, плану проведения семинаров и тренингов для педагогов, медиков, родителей и детей.

Авторы: Галина Титиш, Зоя Звиняцкивская

Источник: «Украинская правда. Жизнь»

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий