Владимир Власюк: Мы продаем сырье, из которого конкуренты производят добавленную стоимость

10.03.2017 – Во второй части интервью председатель ГП «Укрпромвнешэкспертиза» Владимир Власюк рассказывает о том, на какие товары существует спрос в мире. Другими словами что может экспортировать Украина?

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Госпредприятие «Укрпромвнешэкспертиза» (УПВЭ) занимается обработкой экономических статистических данных. Аналитики предприятия следят за ценами на сырье и украинскую продукцию на мировых рынках, собирают информацию об объемах производства, экспорта и импорта.

В первой части интервью директор УПВЭ Владимир Власюк рассказал о том, каким оказался 2016 год для украинских производителей. Это был год исторического минимума объемов украинского экспорта. Также в прошлом году продолжались тренды свертывания торговли с Россией и наращивания продаж аграрной продукции.

Во второй части Власюк рассказывает о том, зависят ли украинские производители от экспорта в РФ, о необходимости наращивания переработки сырья и спросе на украинские товары в Европе.

«Диверсифицируйте свои рынки, потому что Россия уже давно ведет спланированную политику замещения украинского импорта»

О торговле с Российской Федерацией

В 2016 году мы вышли на $3,6 млрд. экспорта в Россию. Это меньше, чем в прошлом году на $1,2 млрд.

Для примера, в 2012 году было около $17 млрд. Такая потеря, конечно, очень ощутимый внешнеэкономический фактор. Доля России в экспорте у нас упала с 17% до 9%.

В то же время, у нас улучшилось торговое сальдо с РФ. В 2016 сократился отрицательный торговый баланс с Россией. В 2015 году он составлял $2,7 млрд., а в 2016 году – $1,5 млрд. Сокращение произошло благодаря тому, что мы отказались от покупки газа у россиян.

Об импорте газа

Сокращение импорта газа из России, а еще лучше отказ от импорта вообще – это благоприятный показатель для нашей экономики. Импорт газа нашу экономику выматывал. Сейчас мы этот фактор в значительной степени сняли.

Украина сегодня получила реальную возможность вообще отказаться от импорта газа. Мы сократили потребление примерно до 31 млрд. кубов, из которых собственная добыча – около 20 млрд. кубов. Надо добавить каких-то 10-11 млрд. кубов собственного производства. То есть мы как никогда близки к тому, чтобы снять вопрос газовой зависимости.

Сейчас «Укргаздобыча» (крупнейшая газодобывающая компания, принадлежащая государству – БЦ) благодаря повышению цен на ее газ получила дополнительные финансовые ресурсы. Вопрос – куда она этот ресурс потратит?

Если мы увидим увеличение добычи газа в Украине, то дополнительные деньги потрачены правильно. Если же этого не произойдет, то эти деньги опять ушли не по назначению.

Читайте также: Как сделать Украину новым поставщиком газа в Европу

О товарной структуре экспорта

Роль России в нашей внешней торговле сокращается. Конечно, товарная структура экспорта в РФ была лучше, чем экспорта в ЕС, поскольку туда мы поставляли больше продукции машиностроения (вагоны, турбины, авиационные двигатели).

Например, поставщики вагонов были завязаны на российский рынок до 90%. Тогда я еще говорил менеджерам предприятий: «Диверсифицируйте свои рынки, потому что Россия ведет спланированную политику замещения украинского импорта».

Найдем ли мы в ближайшее время полную замену России? Нет. Но это заставляет наши компании переориентироваться на другие рынки.

Можем ли мы развиваться без рынка России? Конечно. Мир большой. Главное, что мы имеем теперь возможность свободно контактировать с миром.

Об открытости украинской экономики

Важно, что мы – открытая экономика. Никто нас не ограничивает в нашей торговле. Мы получили возможность самостоятельно строить свои стратегии. Получили свободу, с которой все начинается.

То, что мы потеряли российский рынок поставок машиностроительной продукции – это шок. Но он заставляет наши предприятия искать альтернативы, меняться, совершенствоваться.

Например, увеличилось количество компаний, которые начали поставлять в ЕС. Растет количество стран, в которые мы экспортируем свое оборудование.

Глобальный рынок огромен. Это колоссальные объемы, которые не идут в сравнение с объемами, которые есть в России.

О выборе стандартов сертификации товаров

Благодаря соглашению об ассоциации с ЕС, мы получили четкое определение, по каким стандартам мы работаем. Ранее бизнес терялся и не знал, по каким стандартам работать.

Сейчас мы четко знаем, что мы сертифицируем свои товары по стандартам ЕС. И как только мы сертифицируем продукцию по стандартам ЕС, то перед ней открывается весь мировой рынок.

Если мы сертифицируемся по стандартам ЕС, рынок для нас открылся. Хороший пример – поставки молочных продуктов в Китай. Как только мы сертифицировались по евростандартам, то в Китае не возникло ни одного вопроса. И они все объемы продукции выкупили себе.

Поэтому мы получили от опекунства ЕС возможность, свободу в наших действиях и определенность, куда мы движемся.

О риске стать сырьевым придатком

Сегодня мы все больше привязываемся к рынкам ЕС. Объем экспорта в ЕС составляет 37% от общего, а импорта оттуда уже 44%. То есть мы тесно взаимодействуем со структурно более сильной и развитой экономикой. И здесь есть две стороны.

Во-первых, мы или будем подстраиваться под эту экономику, попадая в ловушку глобализации и поставляя сырье, полуфабрикаты и людей. Или мы используем это взаимодействие, чтобы получать знания, технологии и улучшить структуру своей экономики по образцу более совершенных соседей.

Понятно, что мы должны идти вторым путем.

О наращивании экспорта в ЕС

Уже сегодня у нас есть положительный тренд, который свидетельствует об улучшении нашей товарной структуры экспорта в ЕС. Например, за 10 месяцев 2016 года доля экспорта металлов у нас сократилась с 27,2% в 2013 году до 23,4% от общего объема. В то же время, объем экспорта пищевой продукции в ЕС у нас был на уровне 7,7% в 2013 году от общего, а за 10 месяцев 2016 года — это уже 14%.

Еще одна статья экспорта в ЕС – машины и оборудование, которые в 2013 году занимали 11,8%. За 10 месяцев 2016 года этот показатель составил 15,2%. Но больше за счет открытия заводов по производству кабельной продукции и электропроводки для автомобилей. Это фактически сборочные операции, где много ручного труда. То есть маленькие положительные изменения у нас все-таки есть.

«Всегда выигрывает тот, кто имеет перерабатывающую промышленность. Без нее страны «золотого миллиарда» такими бы не стали»

О муке

Почему наши компании экспортируют зерно, а не муку? Во-первых, муку нужно изготовить, а это – инвестиции. Во-вторых, найти рынки. Но если этим заниматься, то все проблемы решаются. Поскольку мука – это $50 добавленной стоимости на каждой тонне, а мировой рынок на  муку постоянно растет.

Мука быстрее идет в производственный процесс. При этом транспортная составляющая в экспорте муки за счет высокой маржи играет меньшую роль, чем транспортная составляющая в экспорте зерна.

Муку импортируют Южная Америка и Китай. Это наши перспективные рынки сбыта. Я бы рекомендовал нашим экспортерам поехать в Турцию и посмотреть на их мукомольные производства, размещенные прямо у побережья в экспортных перерабатывающих зонах. Там они добывают $45-50 с каждой тонны закупленного в нас зерна. Нам надо делать то же самое.

Проблема в том, что это не стало новым видением бизнеса наших крупных экспортеров. Они не мыслят таким образом.

Посмотрите, они строят инфраструктуру под вывоз зерна. Финансируют вывоз сырья из Украины. Поэтому, когда говорят, что в Украине построили новый зерновой терминал, то не стоит слишком этому радоваться. Ибо это подготовка инфраструктуры под вывоз сырья. Это та модель бизнеса, которая комфортна для них.

И чем дальше, тем труднее компаниям будет перейти от одного бизнеса (экспорта зерна) к более маржинальному виду (экспорт муки).

О пошлине на вывоз сырья

У нас этот рынок сегодня занят компаниями, которые заинтересованы в вывозе зерна и это затрудняет диверсификацию украинского экспорта. В перспективе это может стать фактором риска, который будет сдерживать переработку. Поскольку переработчики будут конкурировать с экспортерами за зерно.

Если бы у нас была экспортная пошлина на вывоз зерна, то это бы способствовало развитию нашей переработки. Как пример, можно привести развитие производства подсолнечного масла, где в свое время экспорт семян подсолнечника был ограничен пошлиной.

В мире на продукты питания постоянно сохраняется высокий спрос. «Укрпромвнешэкспертиза» исследовала этот вопрос. Мы увидели, что спрос на продукты переработки зерна растет на 5-9%. Например, мировой рынок сиропов растет на 7% ежегодно.

О перспективах украинской одежды

Что мы можем экспортировать? Например, одежду. Причем одежду, которая разработана нашими дизайнерами, а не пошитую по толинговым (переработка давальческого сырья) схемам.

Украинские дизайнеры имеют неплохой успех на международных выставках. У нас очень креативные и подготовленные специалисты. Ну и соотношение цена/качество. Поставки украинской одежды нашего дизайна и пошива являются очень перспективными. Однако нужны стратегии по брендам в мире.

Например, свадебные платья, которые шьют в Черновцах. Это просто фантастика. Если у нас стоимость качественного свадебного платья от 150$, то в Европе подобное с элементами ручной работы – от $5 тыс.

Мы должны двигаться в те сегменты, которые приносят прибыль. Если возьмем цепь добавленной стоимости, то больше всего денег приносит создание дизайна и ритейл, а меньше всего – это сборка или пошив.

Ожидания от моратория на вывоз леса-кругляка

Перспективное направление – производство и поставки деревообрабатывающей продукции и мебели. Нашей, дизайнерской. В этом году у нас экспорт перерабатывающей продукции увеличился благодаря действию моратория на вывоз из Украины леса-кругляка.

Такие барьеры, как мораторий на экспорт кругляка, должны быть лет на пять, но не навсегда. Сейчас мяч на стороне наших переработчиков дерева. Они должны ответить увеличением инвестиций в переработку.

Это серьезный вопрос к нашему бизнесу, поскольку у нас есть такой термин, как отторжение инвестиций. В чем он заключается? В том, что местный бизнес и чиновники, которые на местах сидят на этом бизнесе, просто тормозят инвестиции, чтобы не создавать конкуренцию своему бизнесу.

Это можно разорвать, если делать ставку на более современных мэров, которые реально будут привлекать инвестиции. Тогда другим не останется другого выбора, чем подтягиваться за ними.

О перспективах деревообработки

Переработка древесины очень перспективный рынок. Объем импорта мебели в мире ежегодно растет на 5% (4,9%).

Поэтому у нас стоит перерабатывать древесину и производить паркет и фанеру. В одном кубе фанеры $110 добавленной стоимости. В кубе леса-кругляка – всего $12 добавленной стоимости.

Производство мебели, бумаги, энергетических пеллет – это перспективные для поставки в Европу товары, но наши предприятия не должны бояться развивать собственные бренды. Вот именно на бренд должны быть потрачены время и силы. Это все окупится.

О других перспективных товарах для экспорта

Перспективным направлением для экспорта в ЕС является обувь. Мы можем экспортировать экономную обувь хорошего качества по низкой цене.

Если говорить о товарах, которые пользуются спросом на мировом рынке, и которые мы можем продавать, то это продукты питания и пищевые ингредиенты. Например, в мире высокий спрос на мясные продукты. Однако, к сожалению, у нас объемы производства сельхозпродукции выросли, а мяса – уменьшились. Хотя это следующее звено в цепочке добавленной стоимости.

Далее – группа молочных продуктов. Соки. Мы можем производить соки, а не только экспортировать яблоки в Польшу или Нидерланды. Есть группа пищевых ингредиентов: сухое молоко, лимонная кислота, яичный порошок, лизин, казеин, замороженные овощи и ягоды.

Читайте также: Интервью с владельцем компании по производству соков T.B. Fruit Тарасом Барщовским

Из продуктов машиностроения, интегрируясь с другими мировыми производителями, мы можем экспортировать: литье, элементы трансмиссии, электропроводку, подшипники, гидравлическое оборудование.

О ловушке глобализации

Что для нас является тревожным? То, что Украина движется в ловушку глобализации. Это когда в производстве и экспорте преобладает доля продукции с низкой добавленной стоимостью и происходит массовая трудовая эмиграция.

В производстве продукции перерабатывающей промышленности удельный вес высокотехнологичной продукции снизился с 4,6% в 2014 году до 4,3% за 11 месяцев 2016 года. Также за это время снизилась доля средней высокотехнологичной продукции с 15% до 13,5%.

В то же время, доля низкой технологичной продукции выросла с 38,8% до 41,4%, а средней и низкой технологичной снизилась с 41,6 до 40,9%.

То есть, структурно у нас получается так, что доля производства высокотехнологичной продукции у нас продолжает снижаться.

И если мы говорим об экспорте, то сырье (минеральная продукция, древесина и АПК-продукция) возросли с 31,7% до 32,2%. В 2014 году это было 29,9%. То есть у нас продолжает увеличиваться сырьевой компонент в экспорте. Это означает, что мы поставляем сырье, из которого другие страны производят добавленную стоимость.

Об экспорте рабочей силы

Вторая статья – экспорт рабочей силы. В Польше и Чехии не хватает рабочей силы. И они открывают квоты для украинцев. От нас уезжают работники, в том числе и высокой квалификации.

Поэтому, с одной стороны, мы имеем достижения, когда человек свободно имеет право выбирать, где ему работать. С другой – страну покидают специалисты.  Потому что здесь нет рабочих мест, и нет возможностей для самореализации.

Динамика такая, что мы все больше и больше экспортируем товаров и рабочей силы. В целом за последние три года только по официальным данным, Украину в поисках работы покинули 1 млн. 200 тыс. лиц. Эта тенденция очень тревожная.

Единственный выход – создание рабочих мест, в частности, на предприятиях перерабатывающей отрасли, которые у нас продолжают деградировать. Здесь должна быть специальная политика правительства, которой нет.

Если мы этого не изменим, то мы всегда будем отставать, несмотря на наличие колоссальных ресурсов.

О необходимости развития переработки

Всегда выигрывает тот, кто имеет перерабатывающую промышленность. Без перерабатывающей промышленности страны «золотого миллиарда» такими бы не стали.

Темпы развития перерабатывающей промышленности должны превышать темпы роста ВВП страны. Нам надо в течение 20 лет иметь не менее 5% прироста, чтобы наверстывать. Поэтому перерабатывающая промышленность должна в ближайшие годы развиваться темпами не ниже 7-8% ежегодно.

Через этот этап прошли все успешные страны. Это когда темпы развития перерабатывающей промышленности и экспорта были выше, чем темпы роста ВВП, а непрерывная продолжительность роста составляла десятки лет.

Во что государство должно инвестировать, чтобы помочь себе же?

Первое – инвестиции в образование и подготовку специалистов. Второе – финансирование науки и научных разработок. Третье – инвестиции в инфраструктуру.

Авторы: Сергей Головнев, Юрий Винничук

Источник: БизнесЦензор

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий