Владелец компании аренды авто: история с коронавирусом только начинается. Это была волна, но нас ожидает шторм

трансфер в аэропорт Минск

14.06.2020 – Тарас Гетманский занимается прокатом авто в Украине с 2006 года. Перспективы этой сферы в Украине и до пандемии COVID-19 были призрачными, ведь это плотно связано с туристическим бизнесом.

По подсчетам Тараса, во время карантина спрос на аренду автомобилей в Украине уменьшился на 70%.

Поэтому сейчас он делает ставку на каршеринг – сервис совместного пользования автомобилем с помощью смартфона.

 – Расскажите, что такое каршеринг и чем он отличается от обычной аренды авто? Как это работает?  

– Переводя с английского, это совместное пользование автомобилем. Пользователь каршеринга никогда не видится с ни одним нашим работником, все процессы управляются через смартфон и имеется возможность арендовать и оплачивать авто поминутно.

Есть мобильное приложение, его надо установить, добавить туда документы и банковскую карточку, и с помощью этого приложения находить стоянки таких авто, а потом все – подходишь к остановкам и открываешь по телефону двери автомобиля.

Внутри уже есть ключ. Доехал куда надо, оставил авто на такой же стоянке и вышел. В приложении с вас автоматически списали средства в зависимости от того, сколько вы проехали.

Нет офисов, поддержка онлайн, топливо включено. Это на 30% дешевле такси. Наш каршеринговый парк насчитывает 200 автомобилей, а занимаемся мы этим уже два года, единственные в Украине.

– Какими были ваши первые эмоции и действия как руководителя в начале карантина? 

– Я, пожалуй, как и все, не понимал, что и как будет. Просто смотрел на Китай и на разрушение их экономики и понимал, что время ставит перед нами новые вызовы. В такие моменты страшно наблюдать, куда эта лодка будет возвращаться, чтобы она тебя не задавила.

Но мы все, же надеялись, что до Украины это не дойдет.

Я прочитал все новости и аналитику из зарубежных СМИ и перевел это моим работникам на понятном языке. Всегда так делаю в сложные времена.

Говорю и о негативе, и о позитиве, потому что не хочу, чтобы моя команда упала духом. Я, как вестник позитива, обязан заряжать их.

Мы пытались проработать различные перспективы и просчитать, будут ли для нас какие-то перспективы, или будет крах… А когда понял неотвратимость процессов, отправил всех по домам и просил лишь об одном – берегите себя и давайте вместе переживем эту вирусную заразу.

– С работой понятно. А как в семье воспринимали разворачивающуюся ситуацию?

– У меня четверо детей, и семья дала мне максимальную поддержку.

– Вам явно не было когда скучать на карантине с четырьмя детьми.

– Это так (улыбается).

Быть дома для меня в каком-то смысле тяжелее, чем на работе. Ведь дома более тяжелая для меня работа, а мой рабочий день на карантине стал длиннее.

Жена взяла на себя детей и очень поддержала меня в этом смысле. Но, в целом, дети и семья – это мой маленький оазис, где нет вообще никаких проблем, никакого вируса или эпидемии. Есть только детская улыбка.

– Знаю, что на днях Hertz заявил о банкротстве. Это плохой сигнал для рынка, или для вас он вообще не имеет никакого значения?

– Я бы не сказал, что плохой сигнал. На американский рынок это точно никак не повлияет, и на нас тем более. Даже больше – цены на вторичные авто на аукционах в США сильно выросли, хотя, по сути, вывод того количества авто в продажу, которое было в Hertz, могло наоборот обвалить стоимость.

– Ваши офисы с автопроката – это обычные окошки в залах прилета аэропортов? 

– Нет, мы отказались от этого. Аэропорты обычно находятся в государственной собственности, но де-факто всегда надо договариваться на месте. И здесь есть много подводных камней.

К тому же, конкуренция большая: 5-7 окошек на маленький аэропорт с небольшим количеством рейсов. И, вообще, аэропорты – не такая крутая вещь по конверсии.

Большинство прокатов, понимая эту ситуацию, даже не стремятся туда попасть, а доставляют человеку авто бесплатно или за отдельную плату. Это очень крутая модель, благодаря которой в Европе, например, маленькие компании, которые только-только выходили на рынок, таким образом, валили гигантов рынка.

– Какие размеры рынка проката в Украине?

– Он очень мал, около 2 тысяч авто. В Европе на паркинге только Франкфуртского аэропорта на парковке только одной прокатной компании может стоять такое же количество машин.

– А почему такие мизерные цифры? Украина большая и территориально, и по количеству населения, по сравнению с большинством стран Европы.  

– Из-за недостатка финансов у населения и недостаток туристического потока, который приходит извне. К 2014 году 60-70% клиентов проката составляли россияне, которые переехали в Российскую Федерацию, а приезжали сюда к родственникам, брали машину и ехали в Крым.

В 2014-м году этот рынок закрылся, а иностранцев не прибавилось.

— Хорошо, теперь вижу, что, пожалуй, популярность этой услуги в Украине действительно не такая большая. А как вы считаете, что надо сделать, чтобы рынок вырос? 

– Необходима стратегия туристического развития страны, пути развития внутреннего туризма, которые приведут к развитию автодорог. Ведь дорог у нас нет.

В Херсонской области, например, есть очень большое количество классных мест — пустыни, каньоны. Но туда никто не едет, потому что нет дорог, там можно оставить авто без колес, если проехаться. И неудобно, долго, изнурительно.

Два года назад у нас что-то начало меняться, лоукосты стали заходить, но все остановилось.

У нас нет аэропортов. Борисполь – это, по сути, по пассажиропотоку маленький провинциальный аэропорт какого-то европейского городка.

В Украине внешний туристический поток ну очень маленький. В Грузии, например, он в несколько раз больше и там даже ларечники сдают в аренду собственные автомобили, потому что спрос бешеный. А значит, и постоянный приток иностранной валюты в страну.

– А как же внутренние туристы?  

– Внутренний туризм очень зависит от экономического состояния. Как только доллар немного подрос – путешествия по стране заканчиваются, мы это сразу чувствуем.

– Возможно, этот кризис и замкнутый внешний мир будут провоцировать рост по спросу на путешествия внутри страны? 

– Нет. Сейчас мы сотрудничаем как партнеры с Ukrainians, которые устраивают экспедиции по стране и популяризируют это направление, с певицей Навкой, и еще некоторыми украинскими звездами.

Вкладываем в то, чтобы внутренний туризм рос. Но мне кажется, что экскурсии по стране надоели украинцам, ведь мы с 2014-го года все пересмотрели. Роста сейчас не наблюдаем.

– Вы говорили, что из-за пандемии рынок проката упал на 70%, а каршеринг, наоборот, вырос на 100%?

– Это моя оценка, коллеги это подтверждают. Но в каршеринге во время карантина очень изменились маршруты людей, мы это видим. Если раньше в основном передвигались утром и вечером, то в карантин в основном это были поездки в дневное время.

– Логично, ведь офисы были закрыты. Другой вопрос: куда все ехали днем, ведь, по логике, должны были сидеть дома.

– Пожалуй, к родителям, или в супермаркет, или в больницу.

– А как обеспечивали дезинфекцию автомобилей во время карантина? Ведь, если нет офисов и работников в оффлайне, то и делать это некому.

— Оставляли дополнительно в машинах дезинфекторы, перчатки одноразовые, накладки на руль. Однако были такие клиенты, которые после себя оставляли использованные перчатки в автомобиле, так сказать, в наследство другим. Мы с ними потом связывались и объясняли, что так делать нельзя.

– Как оптимизировали работу в карантине? Прибегали ли к сокращениям?  

– У нас работает до 40 человек, в начале карантина львовский офис отправили по домам, выплачивали им 50% от зарплаты. Все остальные остались на работе. А когда карантин уже закончился, часть людей, которые работали в прокате Львова, сократили, ведь поняли, что восстановление будет очень долгим. Туристов ждать, пока не стоит.

— Какие планы на этот год, учитывая все эти кризисные условия?

– Я считаю, что история с коронавирусом только начинается. Это была только волна, но впоследствии нас ожидает настоящий шторм.

И даже цунами я не исключаю.

Но еще после кризиса 2008 и 2014 годов я выработал для себя такую философию – в любой кризис я буду становиться только более богатым, а не более бедным. Мы научились работать удаленно, это огромный плюс, я так считаю. Мы получили много новых клиентов во время этой пандемии.

Поэтому наши планы — увеличивать парк каршеринговых авто.

– Даже если будет вторая волна эпидемии?

– Даже если вторая, даже если третья – безразлично. Распространяем шеринговую экономику дальше по Украине и миру.

Автор: Татьяна Мерцалова

Источник: Украинская правда SOS

Перевод: BusinessForecast.by (читайте также канал BusinessForecast.by в Яндекс Дзене)

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий