Замминистра Ольга Трофимцева: Наши производители не просто учатся производить качественный продукт и продвигать его, а становятся европейскими бизнесменами

17.07.2018 – Заместитель министра аграрной политики и продовольствия Украины по вопросам европейской интеграции Ольга Трофимцева в интервью УНИАН рассказала, как украинские производители работают на инвестиционную привлекательность нашего агросектора.

Заместитель министра аграрной политики и продовольствия Украины по вопросам европейской интеграции Ольга Трофимцева в интервью УНИАН озвучила приоритеты аграрного сектора в контексте евроинтеграции, рассказала о конкретных шагах министерства в поддержку украинского экспорта и объяснила, как украинские производители работают на инвестиционную привлекательность отечественного агросектора.

В прошлом году наш аграрный экспорт едва не дотянул до 18 миллиардов долларов за год – этот результат стал рекордным для Украины. Сохраняется ли эта приятная тенденция в этом году?

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

В этом году ожидаем не меньший результат, но без значительного роста стоимостного показателя аграрного экспорта в долларах. Небольшой плюс, возможно, будет, но это будет зависеть от погодных условий и цен на зерновые. Мы корректируем прогнозы урожайности по основным видам продукции, которые нам дают экспортную выручку, и в ближайшие месяцы также будем это делать.

По нашим предварительным расчетам, будет собрано не менее 60 млн. тонн, но все-таки надо посмотреть, каким будет лето, от этого будет зависеть урожай. Также следует смотреть на цены на мировом рынке. От этого тоже зависит, что мы заработаем на экспорте.

Какие продукты приносят нам наибольшую экспортную выручку?

Согласно официальной статистике за четыре месяца этого года, наш аграрный экспорт составил около 5,9 млрд. долларов – это немного меньше, чем было в прошлом году за тот же период. Лидирующие позиции нашего агроэкспорта стабильно занимают три продуктовые товарные группы – масло подсолнечное, зерновые (пшеница, кукуруза, ячмень) и масличные культуры (семена подсолнечника, соя, рапс и прочее).

2017 год кое-кто из экспертов рынка называл «масляным прорывом»…

Так говорили из-за сливочного масла, которое мы в прошлом году действительно достаточно много экспортировали, в первую очередь, в ЕС. Если не ошибаюсь, стали поставщиком номер три по размеру экспорта этого продукта в страны Европейского Союза. Это действительно был прорыв, ведь ранее таких успехов по поставкам этого продукта в ЕС у нас не было.

Впрочем, если говорить, например, о растительном масле, то мы стабильно являемся экспортером номер один в мире. Ни в прошлом году, ни уже в текущем году — ситуация не изменилась.

Раньше вы говорили о важности запустить в работу экспортно-кредитное агентство. Какую имеем ситуацию с ним сейчас? И почему его создание так важно?

В конце прошлого года был поддержан закон, соответственно, экспортно-кредитное агентство (ЭКА) уже создано, и в принципе начинает действовать в этом году. На 2018 год на его работу было выделено 200 млн. гривен. Понятно, что этого недостаточно, чтобы в полном масштабе заниматься кредитованием или страхованием экспортной деятельности. Тем не менее, по моему мнению, это очень конкретный шаг для создания эффективного механизма поддержки экспортной деятельности в Украине, не только аграрных экспортеров.

Сегодня основная задача Министерства аграрной политики, чтобы как можно больше товарных групп по аграрной и пищевой отраслей вошли в перечень продуктов и товаров, которые будут иметь возможность получать поддержку от ЭКА.

Из опыта других стран мы прекрасно понимаем, что такие учреждения, как ЭКА, могут быть реальными механизмами государственной поддержки именно малого и среднего бизнеса в экспортной деятельности, потому что для них это более важно, чем для крупных экспортеров. Поэтому сейчас мы тесно сотрудничаем с Министерством экономического развития и торговли в вопросе ЭКА, для внедрения такого важного инструмента поддержки экспорта, как в рамках национальной экспортной стратегии Украины, так и нашей секторальной экспортной стратегии.

Читала, что сейчас в аграрном секторе Украины одним из приоритетных направлений является развитие животноводства. Какая у нас ситуация с животноводством в контексте евроинтеграции?

Если посмотреть на структуру нашего аграрного производства и экспорта, то видно, что превалирует продукция растениеводства. Поэтому, если не брать во внимание птицеводство, которое у нас, неплохо развито, именно над развитием отрасли животноводства нужно работать, и поэтому оно для нас в приоритете.

Как вы знаете, в этом году в нашей государственной программе поддержки агропромышленного комплекса достаточно велика поддержка животноводства – на отрасль было выделено более четырех млрд. гривен – достаточно серьезный инструмент, чтобы дать импульс долгосрочным инвестициям в строительство новых животноводческих комплексов и реконструкцию тех, что уже существуют.

Если говорить о евроинтеграционном аспекте всех этих процессов, то нужно брать во внимание определенные факторы. Во-первых, с точки зрения регуляций, стандартов, международной торговли – отрасль животноводства всегда является более сложной, чем растениеводство. Ведь речь идет о ветеринарных вопросах, здоровье и благосостоянии животных. Во всех этих вопросах мы подтягиваем наше законодательство к европейским стандартам. Здесь происходит адаптация нашего законодательства к европейским требованиям так, как и фитосанитарных вопросов.

Так, в конце прошлого года Верховной Радой был принят важный евроинтеграционный законопроект «О безопасности и гигиене кормов», теперь нужно под него разработать подзаконную базу. Также есть важный законопроект №5448-д «Об основных принципах и требованиях к органическому производству», который будет регулировать производство и оборот украинской органической продукции по европейским нормам (он уже принят Верховной Радой Украины 10 июля 2018 года).

И уже принят, ВРУ в первом чтении законопроект №8450 «Об информации для потребителей относительно пищевых продуктов», который касается маркировки в соответствии с европейскими стандартами. Также важным является законопроект №4611 «О требованиях к предметам и материалам, контактирующим с пищевыми продуктами». Все эти законопроекты мы поставили себе в приоритет на 2018 год.

Если говорить о регуляторных актах, которые нарабатываются на уровне министерства, то, фактически, по каждой товарной группе есть определенные документы, которые регулируют требования к тем или иным продуктам. С начала года вступил в силу приказ Минагро о требованиях к продуктам из какао и шоколада, сейчас, чтобы имплементировать европейские требования, работаем над приказами по сокам, сахару, кофе, меду.

Вы как-то сказали следующее: «Моей мечтой является то, чтобы наши продукты искали на полках иностранных супермаркетов, например, украинский мед. Чтобы знали, что по цене доступно, качество хорошее, и что это вкусно и безопасно». Ваша мечта воплощается?

Постепенно, да. Именно по меду пока не совсем, но работаем (смеется).

Действительно, все больше появляется продуктов, в частности, органических, которые уже знают в ЕС. Например, украинский органический березовый сок. Или те же ягодные пасты, которые мы экспортируем вплоть в Японию. Наша черника — самая вкусная, соответственно, и паста тоже, и я уверена, что японцы полюбили этот продукт и уже ищут в своих супермаркетах именно «made in Ukraine». То есть процесс идет.

Впрочем, качественное эволюционное преобразование не может произойти за одну ночь. И оно касается не только качества продуктов, но и ментальности ведения бизнеса. Кстати, еще один из плюсов евроинтеграции, возможно, не такой очевидный – наши производители не, просто, учатся производить качественный продукт и продвигать его на внешних рынках, они учатся вести бизнес по-новому, становятся абсолютно, европейскими бизнесменами.

Дайте нам, три-пять года, и будет наш мед и все остальное под брендом «made in Ukraine» на полках европейских супермаркетов.

А сколько украинских производителей с продукцией животного происхождения уже имеют сегодня выход на европейские рынки?

289 украинских предприятий, в частности, 109 производителей пищевых продуктов. Это производители мяса птицы, рыбы, меда, яиц, молока и молочных продуктов.

Вы неоднократно рассказывали, как факт свободной торговли с ЕС становится аргументом в пользу Украины в переговорах с потенциальными партнерами. Мол, «если наша страна так активно развивает торговлю с ЕС, значит, с нами можно иметь дело».

Я всегда говорю об этом нашим производителям. Почему им важно иметь доступ на европейский рынок? – Потому что это неплохой бонус при выходе на третьи рынки. Если ты реализуешь свою продукцию на рынках стран ЕС, значит, отвечаешь их высоким стандартам. Соответственно, путь открыт и на другие рынки также.

Было бы кому сказать четыре года назад, что почти 290 украинских предприятий получат разрешение экспортировать свою продукцию в ЕС – большинство бы не поверили. То, что казалось фантастикой, сейчас является реальностью.

Для Украины, как государства, зона свободной торговли тоже дает определенные преимущества. Но скорее из-за обязательства, которые мы взяли на себя в рамках Соглашения об ассоциации по приближению своего законодательства к европейскому. Теперь мы отходим от старых советских норм и ГОСТ, и переходим к понятным во всем мире регуляциям, стандартам и прочему.

Оцените сотрудничество Министерства аграрной политики с парламентом в плане евроинтеграционных законов.

По нашим направлениям – замечательное сотрудничество. Здесь я могу только похвастаться. Наш профильный аграрный комитет считается наиболее евроинтеграционным в Верховной Раде. Говорю честно и откровенно, у нас полное взаимопонимание с депутатами, работается очень легко.

Поговорим о законопроекте № 5448-д об органике, который вы уже упоминали, и который уже был принят во втором чтении. Что он принципиально меняет и в чем заключается его евроинтеграционная важность?

Я бы сказала, что это закон о наведении порядка на украинском рынке органической продукции.

Основной принцип работы органического рынка предусматривает двухуровневую систему контроля (и это не только в Украине так, а везде). Первый уровень контроля – это так называемый селф-контроль. В органическом секторе работают коммерческие сертификационные органы, которые выдают компаниям сертификаты. Фактически, они осуществляют в отрасли крупнейший контроль, ведь заинтересованы, чтобы продукция их клиентов соответствовала всем стандартам.

Но, кроме того, эффективным должен быть второй уровень – контроль со стороны государства. Потому что если возникают какие-то проблемы между странами, например, между покупателем и поставщиком органической продукции, то государство здесь выступает арбитром. Поэтому очень важным евроинтеграционным аспектом данного законопроекта является закрепление за Госпродпотребслужбой полномочий осуществлять мониторинг и контроль на рынке органики.

В законопроекте приводятся в соответствие с европейскими директивами разные моменты, которые позволят государству осуществлять мониторинг процесса от поля к конечному потребителю, контролировать, каким образом органическая продукция производится, поставляется. Также, он четко и прозрачно регулирует вопросы маркировки органической продукции, ответственность производителей органической продукции. И, соответственно, вопросы ответственности недобросовестных производителей, которые пытаются зарабатывать на лейбах, производя псевдоорганику.

Какая у нас ситуация с государственным контролем за производством органики сейчас?

У нас есть закон, который регулирует органический рынок, но он устарел. Он разрабатывался еще до того, как наш органический рынок начал активно развиваться, до того, как мы начали восемьдесят пять процентов своей органической продукции поставлять в ЕС. Соответственно, этот закон не адаптирован к европейским требованиям.

В одном из интервью вы говорили о важности создания базы данных производителей органики в Украине, как открытой платформы. На какой стадии мы сегодня?

Работаем. Это наш следующий шаг после принятия законопроекта. Органический рынок должен предусматривать прозрачность для всех – не только для государства (разумеется, в первую очередь, мы и Госпродпотребслужба должны иметь актуальную информацию о количестве операторов органического рынка, производителей, трейдеров, экспортеров), но и для потребителя.

Я всегда как пример привожу американскую систему: если хотите получить информацию о каком-то производителе, аттестованном на американском рынке производителей органики, спокойно можете зайти на соответствующий сайт. Разумеется, не все детали сможете узнать, потому что уровень доступа к информации в реестре должен быть различным для разных категорий пользователей, и это тоже нормально.

«Более девяноста процентов украинских граждан предпочитают употреблять органические продукты. Однако лишь пять процентов из них знает, что это такое и как они производятся», – такой тезис прозвучал на «Органик медиа брекфест» в феврале. Этот законопроект, в частности, научит украинцев разбираться в качестве пищевых продуктов?

На самом деле, ни один законопроект сам по себе не научит украинцев ничему. Обучать – это отдельная просветительско-образовательная работа, которая должна происходить параллельно. Конечно, в рамках имплементации этого законопроекта мы будем делать информационные кампании, объяснять потребителям, что значит «органическое», какие отметки маркировки являются правильными. При этом информационная работа будет опираться именно на закон, который определит, что является органической продукцией, органическим производством. То есть, на самом деле, это связанные вещи.

Представим, что началась информационная кампания. Чтобы вы сказали тем, кто будет заявлять: «Министерство что-то опять придумало, откуда у нас деньги на ту органику…»? 

Нужно быть откровенными: в любой стране органическая продукция дороже. И это нормально. Фактически, это продукция для среднего класса, который готов платить чуть больше, но покупать проверенную продукцию, которая, помимо базовых требований по безопасности и качеству пищевых продуктов, отвечает еще и определенным более высоким частным стандартам.

Что такое органика и почему она дороже? – Фактически, это стандарт, который производитель решает добровольно выполнять, ограничивая использование «химии», придерживаясь определенных технологических операций. Этот продукт не может быть дешевле или даже стоить столько же, как конвенционный продукт. Если честно, единственное, в чем можно убеждать украинцев – это внимательно смотреть, что вы покупаете.

Мол, не ведитесь только на условную зеленую бутылочку?

Именно так. На бутылочку, на которой написано «эко» или «био», и только поэтому вам приходится платить на тридцать-сорок процентов больше, чем за аналогичный товар без этой отметки.

А теперь все будет ясно, – если будет стоять европейский или наш национальный логотип органической продукции, значит, это действительно сертифицированная органика. Вы знаете, за что платите. Здесь вас никто не разводит на деньги.

Вы как-то сказали, мол, Украина уже стала европейским органическим хабом, однако наша цель сделать ее мировым. Насколько мы далеки от ее воплощения? 

Уверенно движемся в этом направлении. Во-первых, по площади сельскохозяйственных земель, которые сертифицированы, как органические, мы уже входим в двадцатку лидеров в мире. Более того, у нас явная тенденция к увеличению площадей земель под органику, хотя и есть незначительные годовые колебания.

Наша органическая продукция сейчас экспортируется в ЕС, Северную Америку, азиатские страны уже начали осваивать Японию, Сингапур, Южную Корею. Так, сказать, что мы уже является мощным игроком глобального органического рынка, я не осмелюсь. Впрочем, осмелюсь сказать следующее: если ничто нам не помешает, то лет через пять, по географии нашего экспорта, будем глобальным органическим хабом.

Поделитесь вашими наблюдениями, есть ли доверие международных инвесторов к украинскому агросектору?

Очень многие иностранные инвесторы уже работают в Украине в аграрном и пищевом секторах, много желающих зайти. Украинский агропромышленный комплекс, с одной стороны, интересен иностранным инвесторам с точки зрения доходности (у нас неплохие показатели). Но с другой стороны, в сравнении с другими странами, характеризуется достаточно высокой степенью рисков (политических, коррупционных и т. п.).

Тем не менее, мы видим тенденции к росту даже внутренних инвестиций. Украинские крупные и средние компании все больше инвестируют в основные средства производства, в капитальные затраты, в приобретение техники. И это также является сигналом для иностранных инвесторов. Ведь, когда наши национальные производители с уверенностью смотрят в свое будущее, покупают много техники, большие комбайны, тракторы, вкладывают в логистические, инфраструктурные объекты – все это работает на инвестиционную привлекательность сектора. Поэтому жаловаться нам не на что.

Почему у нас нет громких информационных кампаний, в которых бы рассказывали, в частности, и о том, что приобретаются новые комбайны, тракторы… Думаю, что рядовой украинец убежден, что у нас до сих пор есть только ржавая техника времен СССР. 

А я тут не уверена, нужно проверить ваш тезис. Мне кажется, что отношение, в целом, к АПК меняется. Достаточно раз посетить агровыставку, чтобы понять, что аграпромышленность – это не только и не столько о тяжелой работе с трех утра на поле, а о технологиях, прогрессивных разработках.

Спасибо вам за идею, наверное, надо больше общаться. Причем, это касается не, только внешних коммуникаций для выстраивания бренда Украины, как страны, достойной инвестиций. Возможно, не хватает даже внутренних положительных примеров коммуникации.

Видите ли вы позитивные результаты децентрализации для развития малого и среднего бизнеса, сельских территорий? 

Я убеждена, что децентрализация – это одна из важнейших реформ в Украине, которая очень положительно влияет на развитие сельских территорий. На самом деле, это тесно взаимосвязанные процессы. Когда мы говорим о децентрализации, то прекрасно видим, как новые неравнодушные локальные лидеры с желанием что-то делать в объединенных территориальных общинах (ОТГ) служат катализатором развития на региональном уровне.

ОТГ – это фактически всегда сельские территории, но исключительно в производстве мы уже не можем дать импульс для их развития. Потому что, опять же, аграрное производство все более технологичное, меньше требует человеческого труда, создать новые рабочие места проблематично, надо идти в связанные подсектора. Именно поэтому важна децентрализация, которая позволяет идти другим путем.

Она дает больше свободы для принятия решений на местном уровне на основе того, что мы нарабатываем на уровне центральных органов власти. Соответственно, почти сразу это дает эффект для развития сельских территорий. Например, какой-то регион пошел по пути «зеленого туризма»: создана пастушья ферма, налажено производство сыра, в общине есть небольшой отель, который принимает туристов, ресторан, который пропагандирует локальную кухню.

Безусловно, не все регионы будут успешны конкретно в этом, кому-то будет подходить путь промышленной переработки ягод, орехов или что-то другое. Впрочем, чем больше полномочий мы даем на локальном уровне, тем больше воспитываем новое поколение молодых управленцев, которые думают иначе, привыкают нести ответственность. Как следствие, села начинают развиваться, рождаться дети, и это круто.

Довольны ли вы лично темпом евроинтеграционного прогресса?

За те почти два года, что я на этой должности, да. Это комплексная работа, которая затрагивает много аспектов. Тем не менее, несмотря на все сложности, Украина движется неплохо. На самом деле, я здесь поддержу недавний тезис своей непосредственной руководительницы по евроинтеграционному направлению Иванны Климпуш-Цинцадзе о том, что процесс евроинтеграции стал неотвратимым. И эта неотвратимость, вероятно, одно из крупнейших достижений за последние несколько лет.

Анонсируйте следующий шаг министерства в рамках выполнения Соглашения. Какова ваша краткосрочная цель, которую хотели бы воплотить к концу года? 

Однозначно, второе чтение органического законопроекта. Хотелось бы, чтобы все законопроекты, о которых я сказала, успешно прошли в Верховной Раде. То есть, с одной стороны, приближение законодательства, а с другой – практическая работа по выведению наших производителей на европейские рынки. В ближайшее время поедем с нашими производителями в Австрию, в июле в Германию, будем презентовать нашу продукцию, планируем такую же активность во Франции и других странах.

Законодательство формирует такой себе «зонтик», без которого двигаться на европейские рынки невозможно, но практическая работа с производителями тоже необходима и очень важна. Эти две составляющие неразрывны.

Автор: Ирина Шевченко

Источник: УНИАН

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий