Арбитр GAFTА Иванна Дориченко: Скорее всего, мы увидим сезон технических дефолтов агрокомпаний

29.08.2018 – О закулисье арбитража GAFTA и FOSFA, его стоимости и реальной репутации украинского товара на международном рынке и правильном поведении в конфликтной ситуации между контрагентами рассказала международный арбитр и эксперт по разрешению споров GAFTА Иванна Дориченко.

Читайте также: Судья Константин Пильков: Как адвокат и арбитр я позволял себе очень серьезно критиковать некоторые позиции Верховного Суда

Иванна, вы недавно стали одним из первых арбитров GAFTA (Международная ассоциация торговли зерном и кормами) родом с Украины и одним из немногих юристов, которому позволили присоединиться к этому эксклюзивному клубу. Расскажите, как это вам удалось?

— Арбитром GAFTA я официально стала около четырех месяцев назад и теперь жду свое утверждение Наблюдательным советом в качестве арбитра FOSFA (сестринская ассоциация GAFTA – Федерация ассоциаций по торговле маслом и семенами масличных культур). Это своего рода беспрецедентный случай, поскольку юристов частной практики, которым я была еще до апреля этого года, в арбитры, как правило, не берут.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Но я имею за плечами 15-ти летний опыт работы, как в трейдинговой компании, так и в различных юридических компаниях со специализацией в международной торговле, что и сделало мой бизнес-кейс настолько привлекательным.

Начала я свою практическую деятельность в Украине в 2003 году. Сразу после окончания университета пришла в группу компаний «Рамбурс», где как юрист-международник отвечала за направление международной торговли и сопровождение экспортных контрактов. Именно тогда у меня и начались первые арбитражи GAFTA, работа с английским правом и регулярное общение с этой организацией.

Эти вопросы были для меня достаточно понятными и комфортными в работе – меня еще со времен университета избрали на программу по обмену с нашими партнерами в Великобритании, и я год училась в школе права университета Носамбрия в Ньюкасле. На украинском юридическом рынке на тот момент не было этого направления услуг, а необходимость в них продолжала расти, поэтому я решила перейти в нишевую юридическую компанию, где возглавила практику международной торговли.

Уже после этого, в 2009 году, меня пригласили работать в Лондон. Получив квалификацию английского адвоката и торговый диплом GAFTA, а также поработав в нескольких английских юридических компаниях, я решила оставить юридическую практику и вернуться к более полезному и востребованному для бизнеса формату — создала собственную консалтинговую компанию. После этого я и имела разговор с главой GAFTA в Лондоне, госпожа Джейн Чишам-Конт, и именно она, в определенной мере, убедила меня попробовать себя в качестве арбитра.

Что входит в круг ваших обязанностей арбитра?

— Арбитры – это круг людей, который назначается или сторонами конфликта, либо самими ассоциациями для решения споров между торговыми компаниями. Можно сказать, что арбитры GAFTA и FOSFA – это своего рода независимые судьи, которые помогают в разрешении международных конфликтных ситуаций.

Что нужно для того, чтобы получить эту должность? Какие экзамены нужно сдать для этого?

— Для того, чтобы стать арбитром, нужно пройти ряд образовательных курсов GAFTA, а потом сдать экзамен на торговый диплом GAFTA, а дальше при условии, что у вас есть, по крайней мере, 10 лет работы в бизнесе, вы можете стать арбитром GAFTA. Сам экзамен достаточно сложный, имеет несколько частей и требует досконального понимания, как коммерческих процессов, так и арбитражной процедуры, включая подготовку проектов арбитражных решений. Потом все зависит от того, каким образом вы себя проявите и сможете влиться в процесс.

А в FOSFA такая же процедура?

— Что касается позиции арбитра в FOSFA, то вы можете так же подать свою заявку на назначение, но решение будет принимать Наблюдательный совет FOSFA по представлению генерального секретаря федерации при условии, если вы имеете соответствующий опыт работы и бизнес-кейс, который можете продемонстрировать.

Сколько вообще арбитров GAFTA и FOSFA на сегодня существует?

— В GAFTA всего около 80, в FOSFA несколько меньше, однако открытой статистики нет, поэтому общую цифру сложно оценить.

А какие наиболее сложные моменты в работе арбитра вы можете назвать?

— В этой работе я еще новичок. Однако из опыта представительской работе в арбитражах и общения с коллегами арбитрами по этому, могу сказать, что нюансов и процедурных тонкостей много. Арбитры нередко сетуют, когда арбитражные документы подаются контрагетами из ряда стран, которые включают Черноморский регион страны, что развиваются.

Часто эти контрагенты просто не понимают, куда именно и зачем они подают документы, их документы не имеют абсолютно ничего общего с нормами английского права, по которым ведутся споры в GAFTA и FOSFA, да и английский язык и владение терминологией оставляют желать лучшего.

Ведь ведение процессов и их форма в английском праве существенно отличаются от принятых, например, в Украине, Индии или других странах. Иногда мне приходилось видеть очень грустные исковые заявления, написанные юристами. И речь здесь не о структурированности подачи информации, последовательности позиции и логичности аргументов, что для хороших 80% юридических представителей остается, пожалуй, физически необъятным. И с этой информацией арбитру приходится работать, реагировать.

Бывают и другие случаи, когда юристы подают в арбитраж буквально кипы бумаг – и то, что нужно, и то, что не имеет по сути дела никакого значения. Часто аргументы, которые подают арбитрам для начала дела, не являются исчерпывающими и краткими, такой себе, как я это называю, «поток бессознательного», в котором трудно выделить причинно-следственные связи и это занимает много времени.

Оппонентам вполне достаточно короткого сета документов на 10-15 страниц, остановиться на тех моментах, которые являются наиболее важными для данного дела. Все арбитры за это будут только благодарны.

Знаю, что вы в свое время работали и в представительстве GAFTA в Украине. Как вы оцениваете его работу?

— Я помогала открывать офис GAFTA в Украине в 2005 году и сопровождала его на первых этапах становления. Потом я переехала в Лондон и начала уже больше общаться и сотрудничать с лондонским главным офисом. В 2015 году меня пригласили временно возглавить в GAFTA департамент профессионального обучения, поэтому в течение 6 месяцев я занималась подготовкой и начиткой образовательных курсов GAFTA по всему миру и сейчас остаюсь их регулярным резидентским тренером.

Сейчас работу организации в Украине я оцениваю положительно – растет и количество членов, и их активность, также проводится ряд мероприятий различной направленности, в том числе и социальных.

Об арбитраже GAFTA и спорах компаний

 

Наблюдаете ли вы в последнее время увеличение обращений в арбитраж GAFTA и именно от украинских компаний?

— По правилам GAFTA и FOSFA на сегодня торгуется около 70% мировых контрактов за зерно, масло и масличные культуры. В обеих организациях есть отдел, который занимается решением споров, то есть арбитражами. Если мы говорим об украинских компаниях в спорах GAFTA и FOSFA, то можно этот вопрос рассматривать узко и широко. Узкий аспект – это когда контрагентом по контракту и, собственно, стороной спора выступает именно украинская компания. Как правило, в роли продавца или отправителя на условиях СРТ, реже – FOB.

Если говорить шире, то следует понимать, что часть украинских компаний работает в тандеме с международными компаниям. Входят в их группы или, будучи с ними аффилированными. Такие международные компании уже являются полноценными игроками на международном рынке и могут не только лишь отгружать или продавать товар, но и перепродавать его дальше по всему миру, что дает нам гораздо более широкую палитру вопросов и проблем, которые могут быть доведенными до арбитража.

Поэтому для меня понятие «украинские споры», прежде всего, ассоциируется с товаром украинского происхождения, а не с национальной принадлежностью сторон.

И все же есть статистика по количеству таких дел?

— Торги на украинскую аграрную продукцию происходят активно, поэтому обращений в арбитраж достаточно много. Но объективной статистики именно по украинским спорам GAFTA не называет. Год-два назад контракты, касающиеся Черноморского региона и Восточной Европы (проформа 48 и особенно проформа 49), были самыми популярными среди обращений в арбитраж GAFTA. Но здесь речь идет не только о спорах относительно Украины, но и России, Казахстана, Болгарии, Румынии и тому подобное.

Сейчас ситуация немного изменилась – за прошлый год «пальма первенства» в спорах перешла к странам Латинской Америки, ведь там была большая проблема с задержкой судов на реке Паранагва. Мне кажется, в текущем сезоне мы очень быстро отвоюем этот пьедестал. Скорее всего, мы увидим сезон технических дефолтов агрокомпаний.

Почему вы так считаете? Вы видите какие-то тенденции?

— Конечно, и их достаточно сложно не заметить. Несмотря на специфику нынешнего сезона, и на тот хаос, который происходит на украинском рынке, можно сказать, что сейчас Украина и наши черноморские соседи снова могут стать лидерами арбитражных обращений GAFTA. Это, конечно, неутешительный сценарий, однако все к этому идет. Последние несколько лет я неоднократно подчеркивала возможности технических дефолтов за низкой маржинальности рынка, и именно этот сценарий сейчас и разворачивается, хотя и по несколько другим причинам.

Никто не ожидал такого значительного роста цен. Все ждали великолепный урожай и продолжение так называемого ценового «медвежьего тренда», однако за счет сначала засух, потом дождей, объем, и определенные качественные характеристики нынешнего урожая оказались несколько ниже ожиданий.

Добавим к этому целый ряд геополитических факторов и проблем в ряде стран – наших главных конкурентов на рынках сбыта (США, Бразилия), и становится понятным, почему текущие цены значительно подскочили в отношении тех, по которым компании заключали контракты весной. И если контрактная маржа перед началом сезона закладывалась на уровне $3-5, сейчас разница в цене составляет уже $25-30, и это еще далеко не конец.

Конечно, компания, которая «попадает» на эту разницу, вряд ли будет готова брать на себя стопроцентный убыток, а значит, будет искать пути выхода, в том числе и возможность, зацепиться за какие-то технические детали, что я называю «техническими дефолтами».

Для примера, за последние несколько недель я получила в некоторой степени шокирующее количество звонков и обращений от трейдеров, которые жаловались на недобросовестных контрагентов, что не хотят поставлять товар по невыгодной цене и под всеми предлогами откладывают дату поставок или пытаются «соскочить» с контрактов. В некоторых случаях даже шла речь об открытом шантаже со стороны тех или иных компаний.

Какой может быть выход из этой ситуации? 

— Все очень просто. Есть контракт и его надо выполнять. Если вы «счастливчик», который заключил контракт по низкой цене, которая значительно выросла на дату поставок, на самом деле, выиграли не вы, а ваш контрагент. Именно ему теперь выполнение этого контракта не является интересным, потому что ваш прямой заработок он должен заплатить вам из собственного кармана за счет своего убытка.

Здесь вам, увы, придется, в прямом смысле, отвоевать ранее купленный товар, тем более, если вы в цепи поставок и имеете обязательства перед другими игроками на рынке. Ваш контракт должен быть вашей Библией, от которой вы не можете отступить ни на шаг, чтобы дать возможность вашему контрагенту придраться к какой-то технической детали.

Что рекомендуете?

— Моя рекомендация – следить за рынком, и, если вы видите, что цена растет, и вас теоретически могут «бросить» поставщики, нужно начинать строить с ними диалог совсем по-другому и всеми правовыми способами не давать им возможность этого сделать.

Расскажите о наиболее интересных делах и спорах, касающихся украинских компаний, которые происходили в последнее время? 

— Не буду называть конкретных случаев, однако скажу следующее. Когда в 2010 году Украина ограничила экспорт, стало понятно, насколько влияет на международную торговлю все то, что происходит в нашем государстве. Это событие вплоть до 2014 года «кормило» весь лондонский юридический мир, ведь количество дел о неисполнении контрактов было просто бешенным. То есть, внутреннее событие на уровне Минагрополитики потащило за собой ряд арбитражных споров.

К сожалению, в большинстве этих дел украинская сторона не смогла доказать свою правоту. Были также случаи, когда украинских трейдеров кукурузы обвинили в наличии диоксина, и с того времени в Европе существует предвзятое отношение к компаниям, которые торгуют кукурузой. Хотя ситуация понемногу меняется.

Сколько времени занимает прохождение споров в GAFTА?

— GAFTA и FOSFA имеют двухступенчатую структуру арбитража – первую инстанцию и апелляцию. На арбитраж первой инстанции идет от 3 до 6 месяцев – как правило, обмен документами продолжается около 3 месяцев, и далее 3-6 месяцев арбитры берут на вынесение решения. Если есть апелляция, то она занимает около года, и если на апелляционной стадии будет устное слушание, то это может добавить время. Например, если мы попадаем на лето, то вряд ли можно ожидать дату слушания раньше сентября-октября.

Дела с участием GAFTА сколько могут стоить предприятию? 

— Депозит GAFTА на начала дела составит около 10-12 тыс. фунтов стерлингов. Дальше – все зависит от интенсивности ведения дела, количества обменов документами. Стоимость решения в первой инстанции составляет около 10 тыс. фунтов. Добавьте к этому ваши расходы на юристов и советников, эти суммы в GAFTА не возмещаются.

О поведении в конфликте 

На ваш взгляд, в чем главные причины споров в арбитражах?

— Первое, как не странно, это опыт. Компания, которая уже имела опыт прохождения арбитражного процесса, хотя бы один раз понимает, что спешить, туда не стоит. Предприятия, которые там не были, иногда очень хотят попробовать. Это хорошая инициатива, однако, арбитраж должен быть крайней мерой, когда стороны понимают, что по-другому никак.

По моему мнению, если вы трейдер, то можете договориться о чем угодно с кем угодно, вопрос, лишь в цене. Здесь хорошо работает правило – плохой мир лучше доброго спора. Арбитраж – это не панацея, вы можете получить решение в вашу пользу, но будете достаточно долго бегать за контрагентом, у которого ничего нет.

Вы советуете обращать внимание на своевременную «диагностику» потенциальных проблем, чтобы не доводить дело до суда, в том числе и международного арбитража. Как правильно это делать? 

— Правильная коммуникация с контрагентом может уберечь вас от похода в арбитраж. Ведь всегда проще договориться с другой стороной, чем начать судебную тяжбу. Вы должны не пропустить тот именно момент, когда теоретически может возникнуть конфликт. Как правило, если компания имеет опыт работы на международных рынках, то хорошо видит, когда тональность переписки меняется, и коммуницировать с контрагентом становится сложнее.

Если вас начинают «прогибать», чтобы вы изменили определенные контрактные условия, то, возможно, есть смысл пообщаться со своими и внешними юристами, каким образом помочь ситуации. Правда, агрессивное поведение некоторых юристов может наоборот ускорить поход в суд. Зачастую стороны не обращают внимания на определенные моменты в контракте, а сразу начинают обвинять друг друга, угрожать. А в этой ситуации нужно быть и стресоустойчивыми, и оставаться с «холодной головой». Но это все абстрактные советы, поскольку у каждого контракта своя специфика и условия.

Увидеть выступление Иванны Дориченко вы сможете во время Международной конференции GRAIN UKRAINE-2018.

Автор: Ирина Глотова

Источник: Agravery.com

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий