Как на украинской станции Вернадского в Антарктике считают пингвинов и китов

22.09.2018 – Сейчас в Антарктиде – зима, а в офисах всех антарктических стран – жара: планируется «летний сезон», тот, что будет зимой: ведут переговоры, определяют логистику, подписывают международные соглашения. Какие планы у украинского Антарктического научного центра, «УП. Жизнь» расспросила у Евгения Дикого, который возглавил НАНЦ лишь полгода назад.

Читайте также: Новый глава полярников Евгений Дикий: Антарктика теперь открыта для всех, независимо от пола

Климатолог Светлана Краковская: Игнорирование проблемы изменения климата хуже терроризма

Практическая значимость прогнозов погоды

Синоптик Наталья Диденко: То, что человек боится глобальных проявлений природы – нормально

Евгений Дикий рассказал, как центру удалось сэкономить 10 миллионов гривен и на что их потратят, почему на станции протекает крыша, сколько туристов она примет за сезон, а главное – о научных исследованиях украинских ученых и международных проектах, в которых они участвуют.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

РЕМОНТ: ЧТОБЫ НЕ ПРОТЕКАЛА КРЫША 

– Я хочу на примере одной взятой удаленной от Украины на 15 тысяч километров станции показать, как бы выглядела страна, если бы перестать воровать бюджетное бабло и использовать его по назначению, – говорит о своих намерениях Евгений Дикий.

Впервые готовят полноценный ремонт станции и замену систем жизнеобеспечения, которые остались еще после передачи британской станции Фарадей Украине в 1995 году.

Сердце станции – дизельные установки. Если они посреди зимы заглохнут, станция превратится в лед. Дизельные двигатели, которые используют украинские полярники, 1980 года выпуска.

– Благодаря тому, что наши ребята головастые и рукастые, им удавалось каждую зимовку их подшаманивать, как говорят, с помощью зубила и чьей-то матери, – шутит Дикий.

Сейчас Антарктический центр ведет переговоры с Volvo Penta, чтобы передать двигатели с Вернадского в музей компании – для исследования износа.

Кроме дизелей, готовят замену опреснителя, который не намного моложе – 1986-го года.

Есть на станции и другие проблемы.

– Банально крыша течет! Тазики приходится подставлять! – без шуток говорит директор центра.

По его словам, самая большая проблема с ремонтом – доставка материалов на станцию и их разгрузка.

МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО: НАШИ УЧЕНЫЕ ОТПРАВЛЯЮТСЯ В АНТАРКТИЧЕСКУЮ БЕЛАРУСЬ, АМЕРИКУ И КОРЕЮ

Как рассказал Дикий, этим антарктическим летом один из наших ученых отправится на белорусскую станцию «Гора Вечерняя».

Он там будет исследовать уникальную экосистему – подледные озера.

– У нас станция в морской Антарктике, где по полярным меркам относительно тепло, а у белорусов станция на востоке материка в «высокой Антарктике». Это уже настоящие «марсианские» условия», – увлеченно объясняет Дикий.

Также идут переговоры с корейцами по поводу работы наших ученых на станции «Король Сечжон», где оборудованы прекрасные хайтековые лаборатории, чего еще нет на Вернадского.

Продолжаются и переговоры с испанцами о работе наших исследователей на испанском научном корабле. Эта команда планирует исследования подводных вулканов на дуге Шотландия.

Уже согласовали участие украинского биолога Ивана Парникозы в турецкой антарктической экспедиции в заливе Маргарет Бэй, где в будущем турки планируют построить свою станцию.

Активно развивают отношения с антарктическими соседями – американской базой «Палмер», которая расположена неподалеку от «Вернадского».

Морской биолог Оксана Савенко уже принимала участие в американских программах, прошла стажировку в Калифорнии, и сейчас планирует принять участие в крупном проекте по генетике китов, который будут реализовывать синхронно на «Палмере» и «Вернадском».

– Образцы будут отбирать у живых животных с помощью специального арбалета. По результатам генетического скрининга будут оценивать размер популяции и пути миграции китов, – рассказывает Евгений Дикий.

Дело в том, что после периода китобойного промысла популяции китов восстановились, но неравномерно. Первыми восстановились мелкие киты – малые полосатики, которые фактически заняли всю эконишу, ранее разделенную между разными видами китов, и они съедают корм, который необходим для восстановления гигантов.

– Но сейчас у полосатиков своя проблема – глобальное потепление. Уменьшается количество плавучей льдины, которая нужна им для выживания.

Их место занимают киты-горбачи. Вот этот процесс конкуренции между китами и станет предметом российско-американского исследования, – рассказывает Дикий.

ТУРИЗМ: ЗАПРЕТИТЬ НЕВОЗМОЖНО, ПРИДЕТСЯ ВОЗГЛАВИТЬ 

Станцию «Вернадский» за сезон посещает 4-5 тысяч туристов.

По предварительной информации IAATO, Ассоциации туристических операторов Арктики и Антарктики, этим антарктическим летом на станцию планируется прибытие 46 туристических кораблей.

На станции впервые побывает и украинская яхта: центр выдал первое разрешение на частные туристические перевозки украинской компании, которая является владельцем яхты Mon Coer.

Судно планирует парусные туры из порта Ушуайя в Антарктиду. Вместимость яхты – 12 человек, включая 4 членов экипажа.

– Это один из тех случаев, когда то, что ты не можешь запретить, надо срочно возглавить, чтобы хотя бы контролировать, – объясняет свою позицию относительно антарктического туризма Евгений Дикий.

В этом году центр решил сознательно готовиться не только к научному сезону, а и к туристическому: прежде всего, выдают много информационной продукции на английском – не только о станции и украинской науке, но и об Украине.

– У нас там есть самый южный в мире бар Фарадей – единственный на континенте, где мы всех угощаем нашим самогоном «Вернадовкой».

О баре все знали, что он есть, но делали вид, что его нет – сейчас мы изучаем возможности его легализации, – говорит Дикий.

Также юристы работают над тем, чтобы можно было продавать сувениры.

– Если некоторые пуритане считают, что ой так нельзя, то пусть посмотрят на британскую станцию Порт Лакрой, которая полностью финансируется за счет туризма, – рассказывает Дикий и тут же предостерегает: главное, чтобы его слова в Минфине не трактовали так, что теперь и украинская станция сможет выжить за счет сувениров.

ЧТОБЫ СОСЧИТАТЬ КРЕВЕТОК, НАДО СЧИТАТЬ ПИНГВИНОВ

Все начиналось с криля. Спрос на него с каждым годом растет.

Украина принадлежит к тем 9 государствам мира, которые его вылавливают – в Антарктическом океане работает наш рыболовецкий траулер «Море Содружества».

– Посчитать креветки в океане очень сложно. Послушать рыбаков: запас криля – безграничен. Послушать экологических активистов: криль заканчивается, скоро у пингвинов будет голод, – объясняет Евгений Дикий.

Поскольку метрик измерения креветок не существует, решили мерить популяции пингвинов, которые зависят от криля.

Наблюдать, в частности, за размерами популяций, физиологическом состоянии животных, выживанием птенцов, достаточно ли им еды для полноценного выживания.

– По всей Антарктике поставили много камер, в частности, три у нас на Вернадского, которые нацелены на большие гнездовые колонии пингвинов и в автоматическом режиме каждые три часа уже три года делают снимки, – рассказывает Евгений Дикий, в шутку называя этот проект «большим пингвинометром».

Этот «пингвинометр» станет полем пересечения большой и малой науки: по договоренности с Национальным эколого-натуралистическим центром учащейся молодежи в обработке десятков тысяч снимков пингвинов примут участие школьники.

По словам Евгения, у школьников будет немало работы: планируется докупить на Вернадского еще две камеры.

НАКОЛДОВАТЬ 10 МИЛЛИОНОВ ГРИВЕН И ВОССТАНОВИТЬ ЧЛЕНСТВО В SCAR

Недавно Украина возобновила членство в Научном комитете исследований Антарктиды (Scientific Committee on Antarctic Research, SCAR). Это главная неправительственная организация, отвечающая за международную координацию научных исследований в Антарктическом регионе.

После того, как в 2016 году гривна резко упала, Украина не смогла заплатить членские взносы в международные организации, в частности в SCAR, где наш статус понизили до наблюдателя.

– Ранее риски проседания валюты были положены на Антарктический центр. Поэтому в 2015-м и 2016-м пришлось для оплаты перевозки полярников потратить деньги, предусмотренные на все: и на саму логистику, и на научные исследования, и на членство в международных организациях, и даже на зарплаты сотрудников Центра, – объясняет Евгений Дикий.

Из этой истории сделали выводы, и когда в этом году определяли оператора доставки людей и грузов на станцию Вернадского, валютные риски взял на себя оператор.

– У нас была долгая история по определению оператора логистики, в ходе которой мы столкнули конкурентов лбами, заставив их устроить аукцион на понижение. Так удалось сэкономить более 10 млн. гривен, – говорит Дикий.

Эти средства пошли, в том числе на оплату взносов в международные организации, в частности, в SCAR.

Там «украинский вопрос» рассматривали считанные минуты: «за» возобновление Украины в членах SCAR проголосовали единогласно.

– Я не считаю это весомым достижением, а лишь восстановлением здравого смысла: ибо удерживать антарктическую станцию и повлиять на международные научные организации, за неуплату каких-то копеек – нонсенс, – считает Дикий.

Членские взносы в SCAR – это 12,5 тыс. долларов в год, но это дает возможность участвовать в международных грантовых программах, которые фактически компенсируют эти вложения.

БИОПРОСПЕКТИНГ: УКРАИНА «ЗА»

На последнем совещании, которое проходило на уровне МИД стран Договора об Антарктике, шла бурная дискуссия, о… биологическом проспектинге.

Дискутировали, приравнивать ли биопроспектинг к эксплуатации природных ресурсов, а это значит, что надо его регулировать. Важно, что такой разговор вели уже не на уровне ученых, а на уровне дипломатических ведомств.

– Мы здесь разделяем точку зрения таких стран, как США, Япония, Британия, Россия, что это не является эксплуатацией биологических ресурсов, – говорит Евгений Дикий и объясняет: биопроспектинг – это о том, как найти интересные гены, биохимические адаптации, которые позволяют видам выживать в определенных экстремальных условиях, исследовать их и использовать.

Другими словами, биопроспектинг – это поиск организмов-экстремофилов, то есть жителей специфических экстремальных условий, в частности полярных, перспективных генов для развития биотехнологий.

Выживание в условиях Антарктики требует специфических приспособлений – биохимических, генетических.

Например, в Украине 4500 видов цветковых растений, а во всей Антарктике только два. У них есть интересные приспособления к таким экстремальным условиям. Тем более это касается бактерий.

– Бактерии, выживают в антарктических пустынях или в подледных озерах, с точки зрения биотехнологий – это сундук с интересными генами, – восторженно говорит Дикий.

В Украине этим занимаются Институт молекулярной биологии и генетики, Киевский университет Шевченко, чуть меньше – Харьковский университет Каразина.

Одно из цветочных растений Антарктики – дешампцию – уже даже ввели в клоновую культуру, и использовали ее для дальнейших исследований.

Автор: Леся Ганжа

Источник: «Украинская правда. Жизнь»

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий