Арена боевых действий – «Охматдет». Кто с кем воюет в детской больнице

23.09.2018 – Национальная детская больница «Охматдет» переживает изменения. При поддержке Министерства здравоохранения там изменены принципы управления центрами офтальмологии, неонатологии, токсикологии, а также детской онкогематологии и трансплантации костного мозга.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Реформа заключается в уменьшении количества руководителей центров, это должно сократить коррупционные риски. Врачей, занимавших административные должности, не увольняли, им предложили взяться за врачебную практику.

Если реорганизация центров офтальмологии, неонатологии и токсикологии прошла спокойно, то в центре онкогематологии вспыхнул скандал. Накануне реорганизации был уволен заведующий отделением трансплантации костного мозга Олег Рыжак. После служебной проверки ему объявили два выговора, которые и стали основанием увольнения. Рыжака обвиняют в том, что он ввел в заблуждение родителей, заставляя их за свой счет покупать лекарства, которые были на складах «Охматдета».

Читайте также: «Я добрая, но в меру». Интервью с новым руководителем «Охматдета» Ириной Садовяк

Куратор 100 миллиардов. Кто возглавит Национальную службу здоровья

Медицинская реформа: как европейские стандарты работают в Украине

Врачебная ошибка. Чем она грозит, и защитит ли нас от нее медицинская реформа

Александр Линчевский: Цель медицинской реформы – отсеять врачей с ложной мотивацией

В июле журналисты ICTV подготовили сюжет, в котором родители детей, которые находились в медучреждении, но их жизни спасти не удалось, рассказали, что по указанию Рыжака им нужно было заплатить $5 тыс. только за то, чтобы стать пациентом отделения трансплантации. Врач все обвинения отвергает. И доказать его вину сложно: говорить о коррупции родители тех детей, которые сейчас лечатся в «Охматдете», не готовы, ведь даже после выписки есть риск рецидива, а потому велика вероятность вернуться на лечение в центр. Портить же отношения с врачами, которые будут спасать жизнь ребенка, никто не рискнет.

Руководителю же Центра детской онкогематологии и трансплантации костного мозга Светлане Донской была предложена вместо административной работы должность врача-гематолога педиатрического отделения поликлиники «Охматдет», где она отвечала бы за консультирование региональных онкологических центров и их пациентов и за организацию направления их в «Охматдет». Но Донская от этой должности отказалась, поэтому 20 августа ее уволили.

После освобождения от должностей Рыжака и Донской стало известно, что по собственному желанию начали массово увольняться врачи отделения трансплантации костного мозга и сотрудники референс-лаборатории.

Руководство больницы заверило: все отделения трансформированного центра детской онкогематологии и трансплантации костного мозга будут функционировать, как и раньше.

Но у медиков были свои мотивы. Они аргументировали свое увольнение несогласием с управленческими решениями администрации больницы, и в соцсетях и в комментариях СМИ неоднократно отмечали: работать готовы только под руководством Донской и Рыжака.

Жертвами войны врачей, которых поддерживают такие народные депутаты как Ольга Богомолец и Олег Мусий, с руководством «Охматдета» могут стать маленькие тяжелобольные пациенты.

В МИНЗДРАВЕ заявления уволенных по собственному желанию специалистов расценивают как «беспрецедентный и циничный шантаж, ценой которого является здоровье и жизнь детей», и поддерживают позицию главного врача.

Эту должность в «Охматдете» занимает Ирина Садовяк. 31 мая 2017 года она победила в конкурсе на должность, а перед этим 14 лет работала главным врачом Коломыйской центральной районной больницы. В декларации указана лишь одна квартира на 82,8 кв. м и земельный участок на 12 соток.

Конкурс на должность главного врача «Охматдета» проводился впервые. Ранее глав больниц назначало Министерство здравоохранения, но после того, как истек срок контракта с предыдущим руководителем – Юрием Гладушем, в МИНЗДРАВЕ решили объявить открытый конкурс.

Обязательными квалификационными требованиями к кандидатам на должность было наличие полного высшего образования по специальности «Медицина», наличие сертификата врача-специалиста, стажа работы на руководящих должностях – не менее 5 лет, свободное владение украинским. Желательно английским языком.

Ирина Садовяк после победы сразу заявила, что на новом посту планирует изменить структуру «Охматдета» и превратить больницу в коммунальное некоммерческое предприятие. Садовяк является сторонницей свободного допуска родителей в реанимацию. Она же сама отметила, что является чистым управленцем, и «ни дня не работала врачом». Перед комиссией Садовяк заявила, что за 14 лет работы главным врачом освободила от должностей трех врачей, которые брали взятки.

Ирина Садовяк рассказала «Главкому», как после последних кадровых решений работает медучреждение, и возможна ли после всех этих событий трансплантация костного мозга у детей в Украине.

20 августа вступил в силу приказ о реорганизации больницы, изменилась структура в центрах неонатологии, офтальмологии и токсикологии. Расскажите подробнее об этой реформе?

Под смену нашей штатной структуры попали четыре центры, которые предоставляют круглосуточную стационарную помощь: центры неонатологии, детской офтальмологии и микрохирургии глаза, токсикологии и онкогематологии и трансплантации.

Для работников, работавших в этих центрах, ничего не изменилось. Тем людям, которые работали руководителями, старшими медицинскими сестрами, мы предложили другие должности в пределах тех функций, которые они могут выполнять.

Все руководители, кроме руководителя центра онкогематологии, устроены в «Охматдете», работают врачами-ординаторами. Нет врачей, руководителей центров, которые бы не согласились с предложенной работой. Реструктуризация произошла без проблем, скандал поднялся только вокруг центра онкогематологии.

Единственный, кто не согласился перейти на предложенную должность, поэтому был уволен, – руководитель центра онкогематологии Светлана Донская. Вместе с ней ушла и старшая медицинская сестра, а за ними заявления по собственному желанию написали и другие врачи отделения. Всего уволились 17 человек. 12 из них по собственному желанию, это была их инициатива, а не больницы.

Все отделения, которые были в структуре этих центров, полноценно работают, в том числе отделение трансплантации костного мозга. Там есть пациенты, им оказывается помощь.

Светлана Донская утверждает, что отказалась стать врачом-консультантом поликлиники «Охматдет», потому что «поликлиника никогда не имела и не имеет никакого отношения к диагностике и лечению онкогематологических болезней».

Ей предложили должность с аналогичной функцией, которую она выполняла. Только это была должность не административная, а должность врача. Заведующий центра прежде всего решает организационно-правовые моменты, координирует работу всех четырех отделений, а также консультирует регионы. На предложенной должности в поликлинике Донская могла бы консультировать, решать, целесообразно ли направлять пациентов из регионов в «Охматдет».

В то же время мы гарантировали Донской сохранение зарплаты, которую она получала на предыдущей должности.

Еще один уволенный – Олег Рыжак, в прошлом заведующий отделением трансплантации костного мозга. Вместе с Донской он был фигурантом коррупционных скандалов, против них НАБУ расследует дело.

Есть несколько уголовных производств и сейчас, насколько мы знаем, проводится расследование. Их вызывают как свидетелей, вызывают тех, кто имеет отношение к этому делу.

Еще в марте Министерство здравоохранения обращалось к правоохранителям по фактам завышения потребностей во время закупки препаратов на 63 млн. грн. Кроме того на складах были найдены просроченные лекарства на 10 млн. Каковы результаты проверки? 

Этот инцидент также входит в уже упомянутое уголовное производство, которое сейчас расследуется. В «Охматдете» мы провели свое внутреннее расследование. Когда анализировали заказ препаратов и их использование, выявили нарушения. По факту внутреннего расследования врачи Донская и Рыжак получили выговоры.

Сейчас вы говорите о той ситуации, когда Рыжак, как его обвиняют, заставлял родителей покупать лекарства, которые были на складе? Ибо сам он утверждает, что на складе тогда оставались только просроченные медикаменты. 

Рыжак действительно написал родителям заказ на те препараты, которые были на складах больницы. Например, «Солу-медрол», тот же «Альбумин», один флакон которого стоит 1200 грн., они были на складе больницы, но родителей заставляли эти препараты покупать. Я считаю, что это позорно, таким «медикам» в этой больнице не место.

Некоторых лекарств не было на складе, но часто потому, что руководство отделения не вносило их в список для закупки. Конечно, это не правильно, за это он получил выговор.

Сколько сейчас людей работает в отделении трансплантации костного мозга? 

Вместе с теми, кто ушел в декретный отпуск, 41 работник. Это не правда, когда говорят, что уволились все.

Но уволенные утверждают, что в отделении работали всего семь специалистов, которые делали трансплантации костного мозга, и шесть из них уволились. Соответственно, трансплантацию костного мозга больше некому делать, потому что единственный специалист, который имеет опыт трансплантаций, это врач Александр Лисица. 

Лисица – врач, который работал в этом отделении, он – трансплантолог. Кроме него в отделении осталось еще три врача-гематолога.

Лисица может справиться и будет справляться, мы готовимся к следующей трансплантации. Врачам отделения в течение трех месяцев пытались объяснить, что им ничего не грозит, что отделение никто ликвидировать не будет, а медиков оставят на их же должностях с теми же функциями.

20 августа они решили пойти другим путем, чтобы показать нам, что якобы без них работа остановится. Я считаю: это – шантаж, их действия очень циничны, ведь они просто покинули детей, которые лечились в отделении. Конечно, сложно, когда одновременно уходят с работы сразу несколько врачей, но лечение происходит планово.

Сейчас больница готова принимать новых пациентов?

Да, в отделение трансплантации костного мозга поступают новые больные.

Уволенные врачи утверждают, что с руководителями центра консультировались региональные онкогематологические отделения по тактике лечения пациентов. Есть ли риск, что теперь регионы не получат такой поддержки? 

Врачи-гематологи в регионах без шага и консультации Донской никакого решения не могли принять! И это врачи, которые имеют лицензии, врачи высшей категории. Кто мешал развивать медицину в регионах? Что мешало усиливать и отправлять специалистов оттуда заграницу, чтобы они стажировались и учились? «Охматдет» никогда не потянет всю страну. Врачи в регионах должны брать на себя такую же ответственность, такие же полномочия, как специалисты в Киеве. Процесс не должен быть завязан на одном лице. Очевидно, что это была четкая цель сосредоточить все в одних руках.

Какая судьба ожидает референс-лабораторию по диагностике онкогематологических заболеваний и типированию доноров костного мозга, которая работала на базе Центра детской онкогематологии и трансплантации костного мозга? 

Успешность пересадки костного мозга зависит от подхода к лечению, важно иметь качественные лабораторные обследования, должны быть исследованы различные показатели крови. От результатов этого зависит и подбор лечения и контроль над ним.

Специалистов, которые работали в референс-лаборатории, нам действительно жаль терять, потому что каждый лаборант работал над отдельным видом исследований. Там насчитывалось 13 сотрудников вместе с санитарками, и в результате четыре врача-лаборанта уволились по собственному желанию, просто саботировавши работу, действительно поставили под угрозу жизнь маленьких пациентов. В лаборатории остались работать трое специалистов-лаборантов.

Нам пришлось привлечь к исследованиям 15 работников из других больничных лабораторий. Мы также договорились с другими учреждениями, которые также делают такие же обследования, что и наша референс-лаборатория, а именно с Национальным центром радиационной медицины, с Киевским городским центром трансплантации костного мозга, а также с медицинским университетом имени Богомольца. Гарантирую, что дети не останутся без обследований.

Меня приятно поразило то, что коллектив «Охматдета» сплотился, когда возникла проблема с нехваткой кадров. Сотрудники всех лабораторий, которые есть в нашем учреждении выполняют кроме своей работы еще и дополнительную.

Сколько времени займет поиск и подготовка новых специалистов? 

Врачи, уволенные в знак солидарности с Донской и Рыжаком, утверждают, что строили систему 20 лет. И в результате она развалилась за один день, причем развалили ее создатели.

У нас столько времени нет. Я не хочу делать точные прогнозы, но со всей ответственностью заявляю, что делаем все, что в наших силах. Конечно, чем быстрее, тем лучше. Но для того, чтобы человек овладел определенной спецификой работы, ему нужно время. У нас уже сегодня пару работников работает на новом оборудовании. Они готовились в течение двух недель, учились, приступают к работе. Проводить лабораторную диагностику надо очень скрупулезно, у лаборанта должна быть практика, «набитая рука».

С 3 сентября начались собеседования на вакантные должности. Уже есть какие-то результаты? 

Да, мы приняли на работу в отделение трансплантации педиатра. Это – грамотный молодой педиатр, и мы будем учить ее на гематолога.

К нам на работу пришло также три лаборанты, биолог. С медсестрами у нас, слава Богу, вопросов нет. Вакантные должности есть, но все медсестры из отделения трансплантации костного мозга, которые писали заявления на увольнение по собственному желанию, все вернулись: позабирали заявления и дальше работают.

Конечно, кадровый голод есть. Но с одной стороны, это дает нам возможности повысить заработную плату нашим работникам – доплачивать за сверхнормативный объем. А с другой стороны, нагрузка на персонал является слишком большой.

Нам нужно еще хотя бы два врача в отделение трансплантации костного мозга. Однако на этот объем палат, на то количество деток, которые мы способны принять, достаточно трех трансплантологов. Но их должно в идеале быть больше, потому что, например, если кого-то отправить на стажировку, кто-то должен остаться работать в больнице.

Какое количество пересадок костного мозга делало отделение каждый год? 

По-разному. Могли за один год сделать 16 трансплантаций, а с начала 2017 года их сделали 25. Но трансплантации бывают разные: автологичные (когда реципиент трансплантата является донором для самого себя) и аллогенные (от родственного донора). Последние — тяжелее, но их проводят чаще.

Что интересно, для трансплантации костного мозга для одного ребенка в Украине необходимо 3,7 млн. грн. Эти средства выделяются из госбюджета, также используются средства самой больницы, благотворителей. Эта сумма необходима на проведение исследований, лекарства, изделия медицинского назначения, доноров. Одновременно неродственная трансплантация за рубежом, где обычно зарабатывают на иностранцах, стоит почти так же, как в Украине, аллогенная трансплантация.

Сколько сейчас детей ожидают трансплантацию? 

Сейчас есть двое деток, которые готовятся в отделении трансплантации. Но ее будут делать не сегодня-завтра. Первая трансплантация запланирована минимум через три недели. Конечно, все будет зависеть от состояния здоровья ребенка. 

Придется ли отправлять детей заграницу на подобные операции?

То, чего не делалось до сих пор в Украине, это трансплантация от неродственного донора. Поэтому пациентов, нуждающихся в такой трансплантации, мы вынуждены отправлять заграницу. Все виды трансплантации, которые делались в Украине, и дальше будут делаться здесь.

То, что уже бывшие врачи отделения трансплантации костного мозга утверждают, будто могли приступить к проведению трансплантаций от неродственного донора уже в сентябре этого года, это манипуляции. Отделение само ничего не решает, не решает больница. Нужно, чтобы Министерство здравоохранения разработало соответствующие документы, нужно создать реестр доноров костного мозга. Он не может быть создан только в детской больнице. Это должен быть общегосударственный реестр. Есть еще много этапов, нужно приложить много усилий, чтобы запустить этот непростой процесс.

Кроме того, надо улучшить условия, в которых сейчас находятся дети в этом отделении. Для проведения трансплантаций от неродственного донора нужно помещение, где была бы хорошая вентиляция, стерильность, потому что дети после операции лишены иммунитета.

Все это будет в новом корпусе.

Относительно нового корпуса, вторая очередь должна быть уже готова в 2019 году? 

Мы надеемся, что к концу 2019 года. Первая очередь обновленного комплекса больницы «Охматдет» работает, там лечатся дети. На сегодня 18 деток прошли курс лучевой терапии на линейном ускорителе. Сейчас еще семь деток проходят лечение лучевой терапией. Работает аппарат МРТ, УЗИ-кабинет, центр службы крови, а при нем лаборатория, которая проверяет донорскую кровь на качество.

В новом корпусе предусмотрено 108 коек в отделение онкогематологии. Если сегодня мы имеем шесть трансплантационных боксов, то в новом корпусе их будет 12.

Мы работаем над внедрением неродственной трансплантации, и в этом нам помогают специалисты из Литвы, Италии, Канады и Польши.

Есть ли какие-то конкретные договоренности о сотрудничестве с зарубежными специалистами?

Есть договоренности с Литвой. Специалисты одной из больниц страны будут консультировать врачей из «Охматдета». Это будет происходить дистанционно, благодаря Skype, телемедицины.

Наши сотрудники уже ездили в Литву на стажировку, их готовы принять еще раз. В конце сентября – начале октября в Украину приедут врачи и эксперты из Италии. Они оценят наши возможности, проанализируют, как предоставлялось детям лечение, и соблюдали ли врачи протоколы. Итальянские клиники также готовы взять на стажировку наших врачей-гематологов, лаборантов, медицинских сестер.

«Охматдет» также подписал меморандум с известной канадской больницей SickKids. У нас есть соглашение с канадскими медучреждениями относительно сотрудничества в различных отраслях, в частности, наши специалисты имеют возможность обучаться в Канаде – стажироваться. В октябре на стажировку в Канаду поедут нейрохирурги и окулисты.

Как долго длится такая стажировка? Как в это время больница будет справляться без врачей?

Это не тренинг, который происходит за один день. Врачи там работают, получают практические навыки, осваивают все этапы оказания помощи пациентам. Стажировка первого врача-гематолога, которого отправят с «Охматдета», продлится около полугода.

Врач Александр Лисица уже такую стажировку прошел, поэтому останется работать в больнице. Других будем готовить к стажировке, после чего отправим заграницу.

Относительно клиник стран ЕС, то они готовы принимать лаборантов из «Охматдета» на стажировку.

Автор: Яна Степанковская

Источник: Главком

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий