Без грима. Иван Чайковский – аграрный Илон Маск

Энерджайзер в политике, бизнесе и общественной деятельности – это ключевые характеристики секретаря парламентского комитета аграрной политики Ивана Адамовича Чайковского.

За 22 года работы в агросекторе он стал своеобразным аграрным «Маском». Сначала построил первое частное с/х предприятие в Украине, которое начало брать в аренду паи селян, был апологетом децентрализации в 1990-х годах, когда о ней еще и не слышали, а сейчас пошел в большую политику, чтобы и там отсеять «зерно» от «плевел».

Его кредо: только вперед, чем больше инноваций, тем лучше, и постоянный драйв. Где заряжается его внутренняя мотивационная батарейка, и какой он без грима? AgroPolit.com предлагает вам под другим углом посмотреть на Ивана Чайковского.

Вы ассоциируетесь у меня с человеком энерджайзером, с бесконечными батарейками. Мы приехали к вам в гости, чтобы узнать о ваших местах силы как человека, основателя бизнеса, мецената и политика. Начнем с того, как вы попали в аграрный сектор.

В агросектор я попал случайно в конце 1990-х годов. В 1994-1997 годах мы имели в Тернополе склад с продуктами питания. Торговали украинскими товарами: соусами, горошком, макаронами, маргарином. В Ужгороде был жировой комбинат и совместное украинско-немецкое предприятие, которое изготавливало новый маргарин вроде спреда «Дар солнца».

В то время у нас была большая линия продуктов, но украинские полки магазинов были завалены польскими товарами. Это майонезы, кофе, кетчупы неизвестного происхождения. В Украине не было ничего своего — все возили из Польши, даже картошку, свеклу…

На оптовый рынок приезжали многие люди покупать товары. Из моего села, где я родился (Настасов, Тернопольского района) тоже были предприниматели. Был такой господин Василий, который имел небольшой магазин, пассажирский бус, и он мне постоянно говорил: «Иван, как мне жаль колхоза».

А наши с ним родные (его родители, моя бабушка) работали в том колхозе. Хозяйство тогда действительно было достаточно большим и развитым, 2500 га земли, две земледельческие бригады – занимались семеноводством и растениеводством, картофелеводством, животноводством, был межколхозный свинокомплекс на 10 тыс. поголовья свиней, лошади. Забегу вперед: все это потом было разделено между 998 дольщиками.

В 1998 году тот Василий мне хорошо надоел, и я предложил ему: «Василий, ты иди на председателя колхоза, а я пойду к тебе неофициально заместителем или советником. Буду во всем помогать». Он согласился. Поехали мы в деревню, собрали людей на сборы в клубе. Я даже не знал тогда, как это надо правильно делать (улыбается). Клуб переполнен, потому что людям все это наболело (в колхозе было 450 работников).

Мы приехали, и люди, выслушав, говорят Василию: «Слушай, Василий, какой из тебя председатель колхоза? Ты в тетрадь не пишешь, а в селе, когда у тебя свой магазин, то он там работает как кредитный союз, и всех должников, пока не рассчитаются, получив зарплату, пишут в тетрадь… Ты в «маршрутке» бесплатно в Тернополь не возишь. Ты скуп! С тебя председателя колхоза не будет», – говорили люди.

И все — мечта Василия была убита. А здесь люди меня знают, потому что семья проживала в Настасове, и давай просить меня. Даже не знаю, как они меня уговорили. Я дал согласие. Далее состоялось тайное голосование: 5 кандидатов, и за меня проголосовали 70%. Это было 19 декабря 1998 года на самого Святого Николая. Так в 26 лет я стал председателем колхоза.

Какая аграрная подготовка у вас была в то время?

Я пришел из армии, и бабушка Оля говорит: «Иди внук в колхоз на лето, чтобы немножко зерна заработать курам». Я и пошел. Помогал делать скирду. Так что, какой-то маленький опыт у меня был. А ускоренный аграрный курс я сдавал вместе со своей семьей на делянке – полол свеклу. Мать моя работала в магазине в Тернополе продавцом, но, когда нужно было полоть свеклу, приезжала, и мы с братьями тоже шли с ней в поле – это был долг, который не обсуждался.

Как заработали первые аграрные деньги, и сколько это было? 

Первые аграрные деньги заработал, работая на скирде. Я отработал всю жатву. Потом осень на картофелеуборочном комбайне. Это был 1992-й год. За деньги, которые мне дали, я купил $42. Уже тогда я хотел попробовать себя в предпринимательстве, поэтому вместе с друзьями поехал в Минск, и на все деньги накупили бижутерии. Хотели здесь на рынке ее продавать. Мне тогда было 20 лет. Кроме этих денег в колхозе тогда начисляли еще зерно за работу. Я тогда за полгода заработал и его, но сколько – не помню.

Каким был первый день на посту председателя колхоза? Какие ощущения?

В колхозе работало 450 работников. А в нашем объединении — 20 человек, поэтому у нас не было никаких планерок, совещаний и собраний. Я знал про каждого своего работника все: чем он живет, какая семья, потребности, быт, потому что это небольшой коллектив, и ты его сам сформировал. Ходили на свадьбы, праздновали вместе дни рождения, семьями дружили. А в колхозе был огромный коллектив – и как им управлять? В первый день в 24:00 ночи закончились сборы, а утром уже нужно было ехать на работу. Была запланирована планерка на 7 утра.

Я приехал на работу, а там сидит 70 человек. Было 70 специалистов с высшим образованием, которые всю жизнь в сельском хозяйстве, с которыми нужно было быть в теме и говорить на одном языке.

Такого опыта у меня не было. Но был родственник Иван Иванович – главный агроном в колхозе. Я спрашиваю: «А Иван Иванович где, потому что вижу, что его нет?». В ответ говорят: «А Иван Иванович в отпуске». Я отправляю за ним машину, он приехал, и я говорю: «Иван Иванович, вы проводите совещание, я посмотрю». Так прошло первое мое совещание.

Я начинал работать в колхозе с того, что у меня в подчинении было 70 специалистов, сейчас в компании работает 2,5 тыс. специалистов, а на свиноферме – 70 свиней. Всего же было 280 голов КРС, и везде всего не хватало. Был декабрь месяц. Кормов было мало. Все село жило исключительно за счет того, что украдут в колхозе. Такова была правда.

Каким был первый год?

В первый год было много ошибок. Конечно, я хотел проявить себя как можно лучше… Первая ошибка – посеять по весне овощи. Когда я пришел в село, то из 2500 га земли пшеницей было засеяно 300 га, остальные 2200 га стояли в осаде. Правда, на бумаге считалось еще 200-300 га не собранной кукурузы. Она была 70 см высотой, а сорняки — 1,2 метра. Остальное — перелоги, стерня. Из техники – один трактор МТЗ-80 (сейчас автопарк предприятия насчитывает около тысяч единиц), который с конюшни на ферму возил воду. Очень интересный был год.

Каждый шаг и день в колхозе – это был опыт, потому что ты постоянно сталкивался с новыми вещами и вызовами, которые давали тебе знания. Так вот весной посеяли 300 га овощей. Ведь с предыдущей работы на оптовом складе я знал два или три десятка директоров консервных заводов, с которыми мы работали. Поэтому я рассуждал, что можно поднимать и развивать хозяйство через давальческую сферу по выращиванию овощей, дальше пускать их на переработку, получать добавленную стоимость…

Наши расчеты выращивания зерновых в то время показывали, что заработка фактически не будет. Поэтому я как предприниматель искал пути выхода. Но мы, же понимаем, что по весне пахота, не было необходимой техники – и все это фактически тоже вылилось в убытки, напрасно потраченные средства. Не получилось то, что мы хотели…

Но еще была другая сторона. Уже 10 февраля бухгалтер принесла годовой отчет, и я увидел, что общая задолженность колхоза – 6,5 млн. грн., то есть $1,5 млн. Для меня это был новый вызов. Это были очень большие деньги для меня. И учтите, что при этом я никогда не позволял себе быть перед кем-то должником… все это было не просто, потому, что кредиторы по давальческим схемам (под то же горючее) приезжали ко мне и хотели забрать урожай. Все это заставило меня думать, как выйти из ситуации.

Мы инвестировали свои деньги в хозяйство, отремонтировали технику, закупили автошины… В марте мы сдали годовой отчет, и никто не поверил в то, что мы это сделали. Но мы смогли.

История первого частного с/х предприятия Украины – «Агропродсервис» 

Что вы сделали дальше? Как родилась идея создания первого частного с/х предприятия «Агропродсервис»? 

Вы понимаете обстановку, кредиторы ездят из района и названивают, мы инвестировали средства, везде на меня давили. Примерно в это время я начинаю осознавать, что при таких условиях не удастся вернуть вложенные средства. Однажды мне попал в руки журнал. Тогда была такая украино-американская компания «Ронко», которая помогала проводить в Украине распайки, и она выпускала бесплатно для аграриев одноименный журнал.

Я читаю этот журнал, и мне попадает на глаза статья об одном фермере из Херсона, который на своем пае начал выращивать овощи. Он рассказывает, что на следующий год доберет еще два паи. Я зову нашего юриста и говорю ему: «Если моя бабушка Оля имеет пай, и мы на базе него основываем предприятие, то можем ли мы еще подбирать паи других собственников в аренду?».

Ведь тогда еще были сертификаты, не была выделена земля в натуре, не существовало еще государственных актов. Юрист пошел думать, потому что такой формы собственности тогда еще не было. На другой день приходит и говорит: «В принципе, можно». Поэтому в феврале мы создаем частное предприятие ПАП «Агропродсервис». В названии включено все, что сегодня делает компания: агро, продукты и сервис. И 11 июня 1999 года мы зарегистрировали первое частное агропромышленное предприятие в Украине.

Вы были пионером частной собственности в сельском хозяйстве? Такой аграрный Маск частного с/х предпринимательства в Украине.

(Смеется) Да, мы были первые. Потом начали собираться люди, и меня в деревне стали винить, что я землю в Америку продам и так далее. Каждое воскресенье у меня сборы, иногда – два раза в неделю. Самая большая была проблема в то время — я был правопреемником колхоза, то есть меня хотели заставить взять бремя всех тех долгов… но я не хотел этого делать.

Я уже себе посчитал, когда мы сможем работать прибыльно, зарабатывать и начинать людям платить зарплату. И при ликвидации колхоза мы ничего не взяли. Единственное, что люди немного колхозного имущества получили – часть под выплату долгов, другую – под зарплату, еще что-то – на уплату налогов. Так же в колхозе остались и все мои инвестиции. Я не пошел на правопреемство, потому что, какой смысл было создавать частное предприятие, когда мы его сразу утопим?

До осени мы проводили сборы. Мне поверили только 36% людей, которые отдали мне в обработку свои паи. Поэтому «Агропродсервис» начался с 846 га земли и 120 работников. Люди, пожалуй, были для меня самой большой движущей силой развиваться дальше. Я бы хотел, прежде всего, поблагодарить их всех. Ответственность перед людьми двигала мной. Когда 1 сентября 1999 года мы начали хозяйственную деятельность и нам отдали часть наших земель и начали отдавать имущественные паи (бывший свинокомплекс), то ситуация была не очень.

На свинокомплексе стояли помещения: под крышей было 1 или 2, в отрядах – 70 поросят и никаких средств для ведения хозяйственной деятельности. Чтобы ремонтировать технику, не было мастерской, такого хозяйства, даже телефона…

Что вами двигало, мотивировало?

Люди! Мы понимали, что нужно чем-то помогать. Было такое, что они шли на работу и приносили с собой в ведре картошку на обед. С сентября до весны мы много сделали, телефон провели, мастерскую организовали… Когда весной солнышко блеснуло, мы вышли в поле. Все вышли на работу – 120 работников. А ты думаешь: «Чем их загрузить, заплатить зарплату, ведь у них есть семьи, они же тебе доверили?».

И тогда я понял: имеющейся земли для хозяйствования нам мало, и мы начали расширяться – добирать паи. Первую землю оформили в 30 км в селе Маловоды — 650 га. Поэтому, видите, уже тогда была своеобразная децентрализация, и проводить ее следовало еще в 1999 году, а не в 2020.

Почему вы не побоялись взять на себя ответственность: было интересно или не было другого выхода?

Когда я взял на себя ответственность за колхоз, не зная о последствиях, то уже пришлось искать выход из ситуации. Первый шаг я сделал 19 декабря 1999 года, когда меня люди избрали председателем, а остальные шаги – как следствие, потому что я взял ответственность, и нужно было двигаться вперед.

Не страшно было делать шаг в предпринимательскую невесомость, то есть в никуда? 

Нет. Взял на себя ответственность — надо было доводить до конца, потому что люди возложили надежду.

К тому же, предприятие – это живой организм, который работает. Когда правильно организовываешь, и оно правильно работает, то ты получаешь от этого удовольствие.

Значит, вам было больше не страшно, а интересно?

Страшно мне не было никогда, была ответственность. Человек, который боится чего-то, ничего не достигнет. Как может страх привести к чему-то хорошему? Я этого не представляю. А интерес — нами движет! Когда ты не знаешь, ты пробуешь. У меня не было в то время образования, знаний, но было желание – сначала обеспечить людей шансом и лучшей судьбой, а потом – быть первыми. И это мной двигало.

Ты пообещал платить арендную плату – выполнил обещание, пообещал платить зарплату – выполнил обещание, когда заработной платы никто не платит, а ты платишь ежемесячно. Круто же, правда?

Начинать агробизнес можно, только имея за плечами опыт, можно ли уходить в воду, не зная брода? 

Сегодня мне такие вещи уже не удались бы, потому что изменилась ситуация на рынке, конкуренция достаточно большая. Раньше, когда не было конкуренции, на первых порах, мы собирали слабый урожай, не имели оборотных средств, не было возможности применять технологии так, как сейчас. Нельзя было достигать таких урожаев. Мы фактически наполовину природным способом собирали 3,5-4 т зерна. 4 т зерна – это уже был очень хороший урожай. Но, что я вам скажу – не нужно бояться ошибок.

Что бы вы посоветовали молодым украинским бизнесменам, которые смотрят на сделанное вами и думают, что это нереально сделать сейчас? 

Можно построить! Нужно только две вещи, верить в себя и идти до конца. Наметить цель — и просто идти до конца, с утра до вечера работать с коллективом и людьми, и это даст результат обязательно. Очень многие предприниматели начинают, попробуют, разочаровываются и рановато сдаются. Я много встречал таких. Нужно помнить, что ни один успешный предприниматель не научился на чужих ошибках, все только учатся на своих ошибках.

Каждая ошибка — это опыт, учение. Поэтому учитесь, двигайтесь до конца. Никогда не сдавайтесь на середине. Я еще не видел чемпиона мира, сошедшего с дистанции. Так же не бывает успешного бизнесмена, который бы сошел с дистанции.

Четыре места силы Ивана Чайковского: семья, люди, вера и конкуренты 

Что для вас было местом силы в этот период? Где вы перезаряжаете «батарейки», черпаете энергию для создания сначала машины «Агропродсервис» в 46 тыс. га, далее ряда социальных проектов, а теперь еще и похода в политику?

Первое – это, конечно, семья. От нее зависит очень много. Когда тебя семья поддерживает, жена понимает, тогда муж может реализовываться. Я благодарю, в первую очередь, свою жену и детей, которые дают мне возможность реализоваться. Это — то место силы, которое вдохновляет меня.

Второе — люди и ответственность перед ними. Когда ты взял какую-то ответственность, то ты несешь ее и за их семьи. Это — очень сложно. Но когда ты понимаешь ответственность, а люди – нет, тогда это – серьезная проблема. И такое бывало. Порой просишь людей, делайте правильно, прислушивайтесь к советам и указаниям руководителя. Но все равно люди – это место моей силы, они меня вдохновляют, заряжают, мной движут.

Третье место силы, где батарейка заряжается, – духовная сторона, церковь. У нас есть прекрасное место – духовный греко-католический центр мирового уровня в селе Зарваница. Туда иногда поедешь, просто походишь, погуляешь – и черпаешь энергию. Я считаю, что все делается с Богом и его помощью.

Духовность для меня – это вера во что-то высшее, это определенный покой. Прежде всего, я хожу в церковь попросить здоровья для своих близких, родных, друзей и работников компании. В храме ты можешь быть один на один с собой… Человек должен во что-то верить. Человек без веры – кусок мяса. Бизнесмен, который не верит ни во что – это кусок мяса.

Четвертое — конкуренты. Когда ты едешь к ним, смотришь, видишь, что они сделали, то это заряжает. Конкуренты наши — это европейцы, американцы. Допустим, в Дании сейчас фермер имеет за один опорос 32 поросенка, а у тебя – 22, тогда ты понимаешь, что при всех одинаковых затратах ты куда-то идешь не туда. Поэтому и идешь на перемены. Ты думаешь, как тебе это улучшить. Если в Германии доят с одной коровы 10-12 тыс. т молока в год, а у тебя 7, то это тоже драйвер для изменений и развития. Уехал, зарядил батарейку, приезжаешь и это воплощаешь.

В августе 2018 года вы оставили бизнес, и перешли в общественную, а затем – в политическую плоскость. Почему пошли в политику? 

Моя мотивация очень проста, сегодня налогоплательщики платят огромные средства, а взамен получают в село две лампочки и то с большим цоколем. В таких случаях тобой начинает управлять что-то другое. Например, компания «Агропродсервис» оплатила за 2019 год 249 млн. грн. налогов.

И мы сейчас будем ехать с вами в деревню, где я родился, где находится центральный офис компании, с которого все началось, и вы увидите, кто и что делает реально на местах. Социальная инфраструктура в селе, детсады, дороги – все это сегодня заслуга предпринимателей, которые работают там, а не депутата, который привозит одно окно в сельский клуб и под аплодисменты всех перерезает красную ленточку.

Фактически власть не помогает бизнесу развивать социальную инфраструктуру в селе и видит в предпринимателях только дойную корову. В таком случае есть единственный путь, это брать на себя обязательства, идти в политику и менять ситуацию.

Я пошел в политику, чтобы максимально сделать это и донести до людей, что это не политик главный там, а люди, которые платят налоги и работают на местах. Если сегодня доярка на ферме работает и у нее 30 000 грн. зарплата, то она непосредственно в казну сельской общины приносит 6000 грн. налогов в месяц. Будущее на селе за теми, кто честно платит налоги. А не за теми фермерам, которые землю обрабатывают в «тени».

Я 4 года возглавлял областную организацию «Аграрной партии Украины» (АПУ) на Тернопольщине, 3 года был заместителем председателя партии в Украине. Для меня это было естественно. Я – аграрий, более 20 лет проработал в аграрном секторе. Даже сегодня, будучи народным депутатом, я работаю секретарем в аграрном комитете. Я забочусь обо всем сельскохозяйственном секторе нашей страны. Поэтому не далеко отошел от отрасли. Вместе с коллегами готовим законопроекты, которые бы работали на агросектор.

Но политика — это процессы непростые. Так сложилось, что «Аграрная партия» не развивалась, не росла, не было доверия общества к «Аграрной партии». Она нишевая. Когда я стал народным депутатом, понимал, что один в поле не воин, поэтому вошел в группу «За будущее». Мы работали так полгода. И все это время я был как бы связным между идеями, носителями которых была «Аграрная партия», и группой «За будущее», которая объединяла настоящих хозяев, уже чего-то достигших в своей жизни.

Я не оставляю надежды объединить этих людей, потому что верю, что за хозяевами – будущее! (На момент публикации интервью «Аграрная партия» и партия «За будущее» объявили о своем объединении для совместного участия в местных выборах 2020 года). В нашей группе есть 8 народных депутатов-аграрников, остальные – промышленники, крупные предприниматели, которые сами себя создали и вносят большую лепту в экономику нашего государства.

Поэтому, когда Игорь Петрович Палица предложил создать партию «За будущее», мы все обсудили это и я согласился. Я взвесил, что это мои ближайшие 5 лет работы. Идеология партии «За будущее» близка к аграрному сектору, потому что в ее основе лежит идея экономического патриотизма. Это свой к своему по свое. Поэтому я решил выйти из «Аграрной партии» и войти в партию «За будущее», потому что вижу сейчас перспективу в ней.

Как вас убедил Игорь Петрович? Ведь у вас свое мнение и вы не любите быть ни на кого похожим.

Игорь Петрович меня убедил свое порядочностью. Это человек, который достиг многого в жизни. Я считаю, его большая заслуга, что ему удалось, будучи главой Одесской области, стабилизировать ситуацию в непростой области в непростой период, потому что мы понимаем, что еще со времен Екатерины II там формировался российский форпост. Игорь Петрович как менеджер, как политик, как государственник сумел фактически удержать Одесщину, убедить Одесщину, что это – Украина. Для меня такие вещи очень важны. Я считаю, что он имеет огромные заслуги перед государством.

Что он вам конкретно сказал?

Он сказал: «Каждый из нас в своем регионе что-то сделал, чего достиг. Мы все хотим изменений в стране, мы видим, что эта политическая сила, которая сейчас в Украине является монобольшинством и управляет всеми процессами, не способна до конца все решать. Это люди, которые пришли без опыта, которые не имеют видения, не имеют понимания. У нас нет времени на эксперименты, нам нужно брать на себя ответственность и двигаться дальше». Я с ним согласен, поэтому присоединился.

А вторая часть, которой он подкупил, это экономический патриотизм. Как он связан с агро?

Нам нужно, чтобы аграрники, предприниматели, патриоты объединялись вокруг нашей экономики. Мы должны четко понимать, что нам никто не поможет – ни Восток, ни Запад. То, что Украина находится под внешним управлением, для нас огромная беда. Поэтому мы должны отстаивать четко свои национальные интересы и защищать своего производителя, следовательно, становиться сильными. И мы все понимаем, что с сильными считаются. Нам уже надо быть не объектом, а субъектом международной игры.

В Украине нет сейчас аграрного министерства. Нужно ли его быстро реанимировать? 

Минагрополитики нужно. Понятно, что мы не можем повлиять на запущенные процессы по его ликвидации. Но в аграрной стране, где экономика генерирует 20% ВВП, 40% всей валютной выручки с агро, не может не быть аграрного министерства. Оно должно стать одним из основных наших лоббистов на мировом рынке. Нам нужно думать, как реализовывать произведенную продукцию, формировать добавленную стоимость, а не продавать только сырье. Новые рынки сбыта — это его основная задача.

Кроме того, Минагро должен написать новую программу развития агросектора и сельских территорий, хотя бы на следующие 5 лет и программу поддержки создания добавленной стоимости. Если мы не будем иметь своего аграрного министра, который за эти вещи будет заботиться, то будет очень сложно.

Кто был лучшим аграрным министром за все 29 лет?

Я не всех знал, потому что в агро только с 1998 года. Но поскольку мы не номер 1 в мире по всем аграрным позициям, то значит – еще не было лучшего министра (улыбается).

Сейчас вакантное место. Может быть, вам туда — в министры? 

Чтобы взять бремя на себя, нужно брать с командой. Если наша политическая сила придет к власти, и комплексно будет брать ответственность за все, то почему бы нет. Чем сегодня отличается министерство от любой компании, которая есть в Украине? Ничем. Сегодня вертикально-интегрированная компания имеет гендиректора. Это тот самый министр, который делает все, что и настоящий министр.

На плечах гендиректора абсолютно все, начиная от школ, которые есть на территории компании, заканчивая пайщиками, помощью на погребение пайщиков, содержанием садов, питанием и так далее.

Наибольшее достижение, провал и вызов агросектору Украины за 29 лет? 

Самое большое достижение, это аграрный сектор, что является локомотивом в стране, где мы выращиваем зерновых культур — 70 млн. т, а технических — 26 млн. т, то есть итого 96 млн. т.

Самый большой провал — это то, что мы не сумели с наших достижений на полях создать добавленную стоимость, и продолжаем быть сырьевой страной.

Вызов – создавать добавленную стоимость, максимально перерабатывать продукцию, искать рынки сбыта. Минагро должно стать лоббистом аграриев, переработчиков №1 в мире.

Какую задачу для агросектора вы видите, посетив много конкурентов за рубежом? 

Сегодня в Украину для агросектора нужно завести инновационные технологии. Надо дать нашим научным институтам эти технологии, и пусть они их тоже развивают и внедряют. Ведь сейчас в стране большинство технологий 1970-1980-х годов. Мы отстали от мира на 20 или на 30 лет в аграрной науке. Для чего тратить государственные средства в таком случае на науку? Нужно найти силу воли, раз поставить точку и начать дальше развиваться, как надо.

Есть сегодня в мире 32 поросенка за опорос, значит, отечественные институты свиноводства должны от этого отталкиваться. Есть сорта кукурузы, которые дают высокий урожай, смотрим по нашим зонам, даем задания, реализовываем это и движемся дальше. Надо отталкиваться от инноваций, которые есть в мире, а не проедать ресурс.

Почему вы так стоите на позиции добавленной стоимости?

Рентабельность в растениеводстве будет падать из-за усиления конкуренции. Чтобы чувствовать себя стабильнее, более защищенными, ты должен создать добавленную стоимость. Очень многие сегодня предприятия не понимают, что за добавленной стоимостью скрывается их стабильность. Они пока недальновидны. Добавленная стоимость это — будущее.

Одна из инициатив вас и ваших коллег по агарному комитету – детенизация с/х земли. Почему вы за это ратуете? 

Мы сейчас понимаем, что часть земли находится в «тени». И наша задача сегодня как народных депутатов – сделать все, чтобы ту землю из «тени» вытащить и чтобы земля начала работать на общины, чтобы уплачивались налоги, развивалась инфраструктура сельских территорий.

Я думаю, что с завершением децентрализации, после 25 октября, когда проведем все местные выборы, фактически будут сформированы общины, наступит следующий этап – передать общинам максимум полномочий по распоряжению государственной землей. Наша задача как народных депутатов – доказывать, что каждая община имеет право на жизнь только тогда, если в ней все будут честно платить все налоги.

Не будет так, как сегодня, что ты – хороший, ты – плохой. Ты обрабатывай землю так, а ты – так. После того, как это все «всплывет», вы увидите, что будет происходить в агро. Будет еще один передел, если мы примем закон №3131 «О налогообложении» с 1 га с/х земли. 2-3% недобросовестных фермеров, которые сегодня обрабатывают землю в «тени», уйдут с рынка.

Рынок земли и его последствия 

Будет ли перераспределение агрорынка после запуска рынка земли в Украине? 

Что касается рынка земли, думаю, в ближайшее время структура его не изменится и перераспределения не будет. Почему? У нас сегодня продаются корпоративные права: создал предприятие, заключил сделки – и ты можешь продать предприятие с корпоративными правами. Что может измениться от того, что позволят продавать землю? Ничего.

Мы понимаем, что с августа 2021 года будет свободный рынок для физических лиц – до 100 га в одни руки. Это не есть чего-то много и не есть нечто определяющее. Я думаю, что большинство фермеров, которые сегодня работают, имеют и по 500, и по 1000 га земли, которая не переоформлена. Эту землю они со вступлением в силу закона просто переоформят.

Кроме того, принятие законопроекта №2194, где предусмотрено первоочередное право покупки арендатором, означает, что нынешний арендатор будет заботиться об оставлении в своей обработке этих земель. Открытие рынка земли не спровоцирует каких-то перераспределений.

Прогноз по цене после открытия рынка?

На старте рынка земли цена 1 га будет колебаться в пределах $1000-1500.

Скупят ли иностранцы украинскую землю, когда рынок откроется и для них? 

Речь идет о 2023 годе, когда юрлицам разрешат покупать землю. Для того и есть парламент, правительство и президент, чтобы предотвратить скупку украинской земли иностранцами. Если мы будем видеть угрозу такого сценария, то сможем его остановить.

Возьмем соседей — Польшу. Поляки увидели, что поляк уже не может купить земли, потому что у него нет финансового ресурса, а покупают немцы, австрийцы, голландцы, тогда они остановили рынок, дали полякам немного финансового ресурса, потом снова разрешили покупать иностранцам.

Мы должны так же отстоять национальные интересы своей страны. Если мы будем видеть, что рынок земли будет работать не в пользу украинского товаропроизводителя, наша партия «За будущее» будет делать все, чтобы это остановить.

Вы аграрий с рождения?

Поскольку я родился в деревне, то можно сказать и так.

Вы не любите, когда вас с кем-то сравнивают, но, возможно, есть политический деятель, на которого вы бы хотели быть похожим или который импонирует вам? 

Для меня нет сказочных или виртуальных персонажей. Даже в детстве не было никого, на кого я хотел бы быть похож.

Видимо, потому что неповторимые не повторяются?

Я делаю свою работу, хочу делать ее хорошо, чтобы за мной никто не переделывал. И не пытаюсь быть похожим на кого-то.

А кем вы мечтали стать в детстве? 

Я родился на хуторе. К селу Марьяновка — километр, до Настасова — 5 км. Мама рассказывала, что когда я был маленьким, любил ходить в поле. А поле было вокруг дома, собирал горох, бобы, ячмень, это все «молотил» вручную, это у меня такая игра была, и говорил, что я буду председателем колхоза. Я этого не помню. Но так мать мне говорила.

У вас много общественных проектов, вы много работаете, остается ли время на хобби? Или жизнь в драйве — это и есть ваше хобби? 

Работа — это мое хобби, хобби – это моя работа. Конечно, есть безделушки, которые мне нравятся. Например, я люблю, чтобы было красиво. Я собираю тарелки из разных стран: из Австрии, Венгрии, Польши конца 19 – начала 20 вв. У меня есть небольшая мечта – сделать музей сельского хозяйства. Уже начали собирать экспонаты. Есть плуг 18 века, бронзовые топоры, посуда со времен трипольской культуры… Но, к сожалению, сейчас из-за политики все меньше бываю дома, поэтому ищу человека, который бы возглавил этот музей.

Мой брат Виталий тоже загорелся этим проектом, и он собирает экспонаты, уже есть старые паровые двигатели с первых с/х машин. Самый старый экспонат из моей коллекции сельскохозяйственных древностей — бронзовые серпы II-III тыс. до н. э.

Кто для вас был учителем в вашей жизни? 

Первыми учителями были мать, бабушка, которые давали первые шаги по жизни. Пожалуй, это у каждого человека так.

Основной урок от мамы… 

Любить, уважать, уважать людей… и работать.

Кого вы возьмете на работу – профессионала с характером или совсем «зеленого» с драйвом?

Профессионалы с характером очень разные. И «зеленые» драйвовые – аналогично. Команда подбирается по разным критериям: и профессионалы, и «зеленые». Нельзя «зеленого» научить, если нет рядом профессионала. Надо брать обоих.

Что больше всего цените в людях?

Порядочность.

Что не простите?

Ложь. Когда человек совершил ошибку и пришел, сказал правду, то это ошибка, которую можно исправлять. А когда человек врет и скрывает свои ошибки за ложью постоянно, то это вредит и коллективу, и работе на результат.

Дружба – это…

Дружба – это тогда, когда ты можешь положиться на тех людей, с которыми работаешь и имеешь общее видение жизни. Когда тебя понимают с полуслова. Когда есть не только о чем поговорить, но и о чем помолчать…

Друзей много бывает?

Настоящих друзей немного. Они формируются годами, не за один день.

Есть любимые книги?

Я читаю очень мало. Открываю страницу, начинаю читать и засыпаю. Истощение на работе делает свое (улыбается).

Куда идет Иван Адамович Чайковский сейчас?

Поскольку я на сегодня народный депутат, мой путь на ближайшие четыре года определен. Я работаю секретарем аграрного комитета, пока не собираюсь ничего менять.

Лично куда растете?

Расту до новых высот, потому что приобретаю новый опыт, новых друзей, становлюсь политически сильнее.

Конечная стратегическая цель?

Стратегическая цель на ближайшее время – 25 октября выиграть выборы, чтобы во все 55 общин Тернопольской области к власти прошли хозяйственники, чтобы прошло минимальное количество популистов, которые ничего в своей жизни не сделали.

Хочу, чтобы политики, о деятельности которых последние 5-10 лет мы не можем ничего хорошего сказать, ушли. Чтобы развитие Украины началось с ОТГ. Хозяйственники, когда будут приходить в местную власть, точно будут заботиться о своих селах, городках – и оттуда будет начинаться экономически сильная Украина.

Когда вы сейчас смотрите на компанию «Агропродсервис» со стороны, какой ее видите в будущем? 

Сегодня я смотрю на всю аграрную Украину. Когда я еду по Киевской области, или по югу Украины. Где бы я ни ехал, мне сердце болит за весь аграрный сектор.

Куда идет дальше «Агропродсервис», во что оно должно переродиться? 

Стратегия хозяйства «Агропродсервис» неизменна, это курс на добавленную стоимость. Сегодня руководство компании этой стратегии не отвергло, они движутся согласно ей. Значит, зерно, которое сегодня производит «Агропродсервис», должно все перерабатываться на 100% в Украине. К этому должны идти.

Вот так же я мечтаю о главной цели для аграрного сектора в Украине, чтобы мы не продавали просто кукурузу, а только готовый продукт. Не пшеницу, а муку, смеси, спирты, биоэтанол, мясо – так необходимо делать.

Автор: Наталья Белоусова

Источник: AgroPolit.com

Перевод: BusinessForecast.by (читайте также канал BusinessForecast.by в Яндекс Дзене)

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий