Инфекционист Надежда Дребот: Я бы хотела напомнить обществу, что врачи могут «закончиться»

«Главком» регулярно публикует интервью с чиновниками и врачами, которые борются со вспышкой коронавируса в Украине и за ее пределами. Они в один голос настаивают, что потребление антибиотиков пациентами с подтвержденной коронавирусной инфекцией нужно срочно остановить.

«Вместо того чтобы сидеть на самоизоляции, они ходят в аптеки, магазины, в гости…»

Врач-инфекционист из Мелитополя Надежда Дребот отмечает, что у этой проблемы несколько утечек:

отсутствие критического мышления у врачей,

усталость медперсонала,

распространение в соцсетях ложной информации,

неспособность пациентов обуздать собственную панику.

«Этого монстра очень трудно преодолеть», – констатирует медик.

В интервью «Главкому» Надежда Дребот поделилась собственными наблюдениями за особенностями лечения Сovid-19 в Украине, рассказала о текущей эпидемиологической ситуации в своем городе, и поделилась мыслями относительно мер, которые могли бы остановить распространение коронавирусной инфекции в Украине.

«Наполненность госпиталя практически 100%» 

Какая сейчас наполненность в госпитале, где вы работаете? 

Я работаю в госпитале №3. Это инфекционный госпиталь, который развернут на базе Мелитопольской городской больницы №1. Госпиталь развернут на базе бывшего корпуса травматологического отделения. Сейчас у нас госпитальная база на 250 коек, наполненность практически 100%: и в реанимации, и в интенсивной терапии. Поступает очень много пациентов, мы госпитализируем с подозрениями на ковид, потом вопрос решается, где они будут находиться дальше.

ПЦР на месте делаете?

ПЦР берут у нас и отправляют в Запорожье.

Хватает ли кислорода на все развернутые койко-места?

Кислорода, в принципе, хватает на все кровати.

Какова ситуация с заболеваемостью врачей?

Все медики болеют: и амбулаторная специализированная помощь, и стационарная помощь для больных с ковидом, и семейные медсестры.

Среди ваших коллег в этой больнице были ли летальные исходы среди врачей?

В нашем госпитале, слава Богу, не было, но мы, мягко говоря, молодая команда – работаем вместе чуть больше месяца. Но были случаи, когда врачи были вынуждены самоизолироваться из-за родственных контактов.

«Есть протокол лечения, но врачи дают свои рекомендации. Иногда абсурдные» 

Какой процент или какую сумму пациенту приходится доплачивать за лечение из собственного кармана? 

К сожалению, есть много самоназначений, поисков дополнительных, непротокольных назначений. К сожалению, многие пациенты, не требующие антибактериальной терапии, уже поступают со списком таких препаратов. Пациенты вкладывают много денег в антибиотики, которые на коронавирус не действуют, однако провоцируют очень много проблем.

А если говорить именно о протокольных лекарствах, какие это расходы? 

Пациенты подписывают специальное соглашение о том, что они не против покупать некоторые препараты. Однако основные препараты и кислород у нас есть. Поэтому, по большому счету, если и врач, и пациент выявляют критическое мышление, то тратится много средств.

Есть протокол лечения, но все врачи сейчас дают свои рекомендации. Причем эти рекомендации бывают довольно абсурдными.

С чем связано такое поведение специалистов?

Существует определенная ложная схема лечения антибиотиками, которая передается из рук в руки, из уст в уста. Существует много хаотических информационных потоков относительно «планов лечения», за которые люди сразу же хватаются. Я иногда читаю в соцсетях: «Вот нам семейный доктор посоветовал такую хорошую схему. И вот мы эту схему раздаем всем, и всем, кто по ней пролечился, она помогла». Учтите, что 80% людей болеют легкими формами коронавирусной инфекции. И по схеме, или без нее они бы легко выздоровели. Но эта «схема» пошла в народ.

Кроме того, часто усталый семейный врач, который ведет десятки пациентов каждый день и каждую ночь, на которого давят пациенты с требованиями выписать антибиотики, просто берет и выписывает. Есть, к сожалению, когорта врачей, которые действительно свято верят в то, что антибиотики с первого-второго дня реально нужны. И эта когорта хоть и небольшая, но агрессивно доминирующая.

Среди адептов такого подхода есть и руководители системы здравоохранения, которые раздают налево и направо такие рекомендации: «Вы должны так лечить, потому что так должно быть, и все».

Недавно слышала, как пациентка, которую привезла скорая, жаловалась, что мол, «вот мы на 6 тыс. накупили медикаментов». Потом оказалось, что это не семейный врач ей назначил, а кто-то из знакомых посоветовал, и что это вообще не ей советовали, а ее мужу. А она их купила и привезла мешок ненужных таблеток с собой.

«Антибиотикорезистентность – это проблема популяции» 

Лечение антибиотиками – единственная большая ошибка пациентов?

Нет. Пациенты, не имеющие клиники тяжелого течения, должны не суетиться, дать возможность врачам глубже заняться людьми из группы риска. Тогда бы у всех семейных врачей, в первую очередь, появилось время получить знания. Слава Богу, у нас много разных вебинаров, но я не уверена, что руки, уши и глаза рядового семейного врача доходят до них.

А информация все время меняется. Врачам приходится отвлекаться на «легких» больных, которые оббегали половину города и подключили три области к решению своей проблемы.

На слуху термин «антибиотикорезистентность». Как долго после неправильного лечения человеку при настоящей необходимости не будут помогать определенные группы лекарств, которыми он уже «пролечился»?

Понимаете, антибиотикорезистентность – это проблема не только тех людей, которые получали неправильное лечение, это проблема популяции. Патогены определенным образом трансформируются, приобретают новые признаки – такие, на которые не действуют антибиотики.

Иными словами, если 30% больных людей пропьют антибиотики тогда, когда они не нужны, то на остальное население страны при ряде заболеваний эти препараты не подействуют?

Да, верно. Если бы это касалось только одного человека, который пропил антибиотики, когда не нужно было, и его организм перестал их воспринимать, то можно было бы сказать: что ж, это его выбор. Однако, к сожалению, выбор этого человека может коснуться всех нас. Нужно срочно остановиться с этими назначениями антибиотиков.

Люди настолько заточены под собственное представление того, как их должны лечить, что в обратном не убедишь. Одни убеждены, что их нужно лечить антибиотиками. Другие уверены, что полноценная консультация и дальнейшее лечение возможно лишь при условиях, если им померят давление. Врачи меряют сатурацию – показатель, который необходимо знать при лечении Covid-19.

Казалось бы, ну для чего вам мерить давление? Вы же продолжаете принимать препараты для корректировки давления. Но пациентов не убедишь: им надо, чтобы и таблеток было больше, и чтобы давление померить, и послушать, и чтобы не один укол, а два, как соседу по палате. А если три – то уж лечение самого высокого качества! Происходит какое-то коллективное безумие, люди не готовы критически мыслить.

«Самая большая ошибка – отсутствие какой-либо работы с контактными людьми» 

Вы получаете 300% надбавки? 

Я работаю со второй половины октября. За половину месяца компенсацию получили. Однако по состоянию на 22 ноября мы до сих пор не получили даже аванса, хотя обычно аванс получали до 20 числа. Когда заплатят деньги – у меня информации нет. Я бы хотела сказать, что наша работа сейчас – это жертвенность, это очень тяжелый труд. Лично я нахожусь на коронавирусной территории ежедневно в течение 4-х часов. И за это время можно успеть выгореть.

Я считаю, что медикам не доплачивают, причем всем: и тем, кто работает в стационаре, и семейным врачам.

Но больше чем недоплаты, меня беспокоит другое, что если медик заболеет, то он платит за лечение и восстановление из собственного кармана. Насколько мне известно, работники силовых структур получают компенсации за лечение, если заразились коронавирусом. Медики не получают.

Если говорить о страховке, то для того, чтобы доказать, что врач заразился именно на работе и именно коронавирусом, нужно собрать такое количество бумажек и справок, что опускаются руки. Разве может больной человек этим заниматься? Не все так просто.

Я бы еще хотела напомнить обществу, что врачи могут «закончиться». Мы перешли черту, и это притом, что в Украине достаточно профессиональных эпидемиологов. Мы могли бы иначе прожить год пандемии, если бы не наделали ошибок.

Каких именно?

Самая большая ошибка – отсутствие какой-либо работы с контактными людьми, теми, кто контактировал с больными. Вместо того чтобы сидеть в самоизоляции, они ходят в аптеки, магазины, в гости друг к другу, переносят вирус. Какая структура контролирует количество случаев в определенном кластере, анализирует, откуда пошло заражение? К сожалению, уже сейчас остановить распространение очень трудно.

Контактных лиц надо отслеживать, тестировать, изолировать. Например, если в средней школе, в классе с подростками выявлен носитель коронавируса, то весь класс надо на 14-17 дней поместить в обсервацию, чтобы каждый из подростков не заражал своих бабушек и дедушек или родственников с сопутствующими заболеваниями. Этим детям надо сделать тесты, а также нужно, чтобы за ними присматривал кто-то – медсестра, к примеру. Для этого не нужен человек с высшим медицинским образованием.

Остальных детей, показавших положительный результат ПЦР-теста, нужно изолировать. Для таких нужд подойдет школа-интернат, какой-то санаторий. Чтобы туда родители приносили вещи, еду, чтобы не прерывался учебный процесс. Я не подчеркиваю, что это единственная правильная схема, это лишь мое мнение.

Карантин выходного дня как-то сможет сломать кривую заболеваемости?

Возвращаемся к только что сказанному. Кто отследит, куда эти контактные, которые могли заразиться в пятницу, уйдут в выходные? А потом, в понедельник? Напомню, что люди приглашают к себе домой каких-то знакомых медсестер, чтобы они им что-то там вкололи – часто неизвестно, кем и зачем эти препараты назначены. Эти медсестры ходят по домам, переносят вирус.

Сможет ли полный локдаун продолжительностью в течение месяца разорвать цепи передачи и свести на нет вспышку? В условиях того, что границы у нас не закрыты, а сезон для ОРВИ в разгаре?

Смысл такого локдауна, по большому счету, – это временно разгрузить медицинскую систему, дать немного отдохнуть врачам. Более жесткие ограничения нужны, но однозначно прогнозировать, как они сработают, нельзя. Мне бы хотелось надеяться на здравый смысл наших людей, но я вижу, что это не про нас.

Автор: Наталья Сокирчук

Источник: Главком

Перевод: BusinessForecast.by (читайте также канал BusinessForecast.by в Яндекс Дзене)

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий