Юрист-медиатор Вадим Лавренюк: В отличие от переговоров в процессе медиации участвуют владельцы бизнеса

Юрист, медиатор, медиация, переговоры

17.04.2019 – Один из кандидатов в президенты Украины, Владимир Зеленский, в случае, если возглавит государство, обещает предложить Верховной Раде принять закон о медиации. Мол, у человека должен быть выбор: идти в суд или использовать альтернативный способ решения спора.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

В интервью УНИАН юрист-медиатор Вадим Лавренюк рассказал о механизме и принципах медиации, ее преимуществах перед судами, и что следовало бы прописать в соответствующем законопроекте.

Каково ваше мнение, как эксперта, нужен ли такой закон?

Если законопроект будет согласован с экспертами-медиаторами, чтобы было учтено, прежде всего, их мнение, а не мнение политического сообщества или третьих лиц, то нужен. Если же он будет не качественным, то не станет сильной законодательной основой для развития медиации в Украине – такой закон не нужен.

Замечу, что, например, Министерство социальной политики еще в 2016 году приняло постановление о применении медиации в сфере социальной политики.

Также сегодня Национальный офис интеллектуальной собственности разработал проект постановления о медиации в сфере интеллектуальной собственности. Как медиатор я являюсь частью этой команды, поэтому подчеркну, что данное постановление будет чем-то новым и экспериментальным. Это то, что мы уже делаем, не дожидаясь изменений в законодательстве.

Чтобы законопроект был качественным, какие положения в нем должны быть? 

Должна быть прописана защищенная конфиденциальность для медиатора. Я считаю это одним из ключевых моментов. Поэтому что имеем на сегодня? У адвокатов есть защита – их нельзя допрашивать. А медиатор такой защиты не имеет. После процесса медиации меня могут допросить, как свидетеля, например. И пока у нас нет законодательной основы для защиты от этого.

Также нужно закрепить в законе специальное обучение для медиаторов по официальной программе, утвержденной Министерством образования. Не надо ограничивать, что медиатором может быть только юрист и психолог, но специальное обучение для этой деятельности важно пройти.

Ведь сегодня у нас нет официальной программы, соответственно, курсы медиаторов, без привлечения профессиональных экспертов, проводят немало общественных организаций и даже ФОП. Как следствие – на рынок выходят «эксперты», которые вводят клиентов в заблуждение, могут перечеркнуть все положительное для развития медиации, что мы делаем.

Например, когда мы проходили обучение медиации, у меня была первоочередная проблема – снять с себя «шляпу юриста» и надеть «шляпу медиатора». Потому что в медиации подходы иные. Ты ведешь процесс таким образом, чтобы стороны сами пришли к решению, которое им подходит.

Также вначале я думал: если стороны договорились – все, о чем еще спрашивать. Но нет, в медиации надо дальше общаться, уточнять – вы действительно понимаете это именно так, а готовы ли это реализовать, а если будет форс-мажор? Обсудить все моменты, чтобы стороны, находившиеся в конфликте, больше не возвращались к этому вопросу.

Вы упомянули постановление Минсоцразвития о медиации в социальной сфере. А какими еще нормативно-правовыми актами на сегодня регулируется медиация в Украине? 

У нас медиация, в принципе, не запрещена законом. Просто она сейчас не урегулирована. Если говорить, например, о сфере интеллектуальной собственности, то Всемирная организация интеллектуальной собственности имеет свое положение о процедуре посредничества и медиации. Этот документ можно использовать, ведь он не противоречит украинскому законодательству.

Что это вообще за механизм – медиация?

Медиация – это процесс, который дает возможность договориться. В конечном результате идет обсуждение, как стороны видят договоренность, могут ли ее выполнить, обсуждаем, что произойдет, если не смогут. На любом этапе медиации все участники могут выйти из процесса, так же и медиатор.

В каких отраслях стоит использовать этот альтернативный способ разрешения споров?

Если говорить об отраслях, то давайте поделим. Есть бизнес-медиация (интеллектуальная собственность, корпоративные споры, споры между контрагентами).

Второй вид медиации – семейная. Например, у нас в Киеве есть Лига семейных медиаторов. Это общественная организация, члены которой прошли специальное обучение семейной медиации, в них подписаны меморандумы с центрами социальной помощи в нескольких районах Киева. Соответственно, у них есть возможность бесплатно предоставлять услуги по медиации, если обращаются из этих центров.

Кроме того, есть школьная медиация. В 2017-2018 годах я помогал коллегам из общественных организаций, мы проводили консультации на базе гимназий и школ Киева относительно процесса медиации.

Ведь, когда говорим о конфликте учеников 12-13 лет, то классный руководитель или директор – не лучшие кандидаты для его решения. Это пожилые люди, которым ученики не готовы открываться. А во время школьной медиации медиатором выступает их «коллега» – сверстник или подросток на год старше или младше. Соответственно, он понимает, что может быть болезненным, а что – эффективным. Это преимущество, которое помогает ученикам договориться.

На роль медиатора проводится отбор среди учащихся (кому было бы интересно этим заниматься), они также проходят обучение. Взрослые медиаторы помогают школьным медиаторам, также может быть применена комиссионная медиация (когда привлечено два медиаторы).

Мы даже делали опрос среди детей по этому поводу – им идея школьной медиации понравилась. Противодействие буллингу и школьная медиация — это два направления, которые снижают агрессию детей.

Кстати, меня как бизнес-медиатора, это заинтересовало вот почему – все дети приходят домой, видят родителей вечером, часто спрашивают о делах на работе. И если донести детям о медиации, как способе урегулирования конфликтов, то ребенок и родителям расскажет. Возможно, это кому-то поможет.

А чем семейная медиация отличается от семейной психологической терапии? 

Психолог — это арбитр, который принимает решение. Говорит, что правильно, а что – нет, с чем у вас проблема. В медиации это выглядит иначе. Медиатор не отмечает, кто прав, а кто – не прав. В этом и заключается его нейтральность. Для медиатора важно, чтобы то, что произошло, осталось позади. Чтобы одна сторона поняла позицию второй, начали думать и анализировать…

Потому что не хватает информационного распространения. Люди не знают, что такое медиация. В любом случае, первый этап – это введение в медиацию. Медиатор общается со сторонами (преимущественно, сначала это происходит отдельно, чтобы не обострять конфликтную ситуацию). На этих встречах даешь возможность понять, что такое медиация, обсуждаете преимущества, возможные риски.

Если стороны соглашаются работать дальше, процесс переходит ко второй стадии – совместная встреча, подписание договора. Если мы говорим о платной процедуре, то предлагается оплачивать двум сторонам пополам. Иногда одна сторона готова платить за вторую, но важно, чтобы это было согласовано с этой второй стороной. Ведь если медиатор просто без согласования скажет: «Вам не обязательно платить, за вас заплатит первая сторона», – возникает вопрос, действительно ли медиатор будет нейтральным, не будет ли он на стороне того, кто платит?

Кроме того, медиация – это не только процесс урегулирования споров после конфликта, но и процесс, который создает условия, чтобы конфликта не произошло. Скажем, почему бы не пройти медиацию перед браком, чтобы согласовать все вопросы, и потом составить брачный контракт? Должна быть культура, и к этому надо стремиться.

Медиация – это также не всегда о примирении. Если мы, например, говорим о разводе, то не всегда можно сохранить брак. Но медиация дает возможность понять, как действовать дальше, нужно ли делить имущество, будут ли алименты, с кем останется ребенок.

Какие преимущества медиации перед судебными разбирательствами? Я так понимаю, как минимум, конфиденциальность, которой в судебных решениях нет? 

Да, конфиденциальности там не будет, ведь конечное решение всегда будет доступно в Едином государственном реестре. Также в судебном процессе вы не сможете проявить эмоции, там вам просто некому их проявить. Суды у нас очень загружены, поэтому, соответственно, в процессе медиации вы экономите свое время.

Если мы говорим о суде, то здесь конкретная схема – предварительное судебное заседание, судебное, решение, обжалование. А здесь вы можете двигаться – временно остановить, если нужно, дать дополнительное время, можете общаться со сторонами по отдельности или вместе. Поговорили со стороной А и Б, если есть потребность, то снова возвращаетесь к стороне А. Медиация – это гибкий процесс. Хотя не всегда можно и целесообразно использовать медиацию – это не панацея.

Также суды – это гораздо более затратная часть (судебный сбор, платим адвокату, первая инстанция, вторая инстанция, третья инстанция). Для общего понимания, случай из практики: спор аграрных компаний, сумма спора — около полумиллиона гривен. Состоялась медиация, они эту сумму поделили на двоих, за семь следующих месяцев провели операций более чем на 18 миллионов, перекрыли предыдущий минус, сохранили дружеские отношения, работают на рынке дальше.

А чтобы произошло бы, если бы был судебный процесс? – Этот конфликт на полмиллиона решали бы долго, не произошло бы операций на 18 млн., на рынке для контрагентов они уже были бы теми, кто решает спор не конфиденциально, а через суд. Гораздо больше минусов.

Вообще, для многих европейских представителей бизнеса важно, чтобы в договоре были медиацийные предостережения. Это пункт, в котором указывается, что в случае какого-то спорного момента, прежде всего, рассматриваем его в процессе медиации, а только после того обращаемся в суд.

А в украинской бизнес-медиации это распространенная практика?

Не могу говорить за все компании. Те, кто слышал об этом, прописывают медиационные оговорки, ведь законом это не запрещено. Фактически, это одно из направлений досудебного и внесудебного пути урегулирования конфликтов.

Раньше у нас в договорах всегда были прописаны «переговоры», то есть, что в первую очередь ведут переговоры. Впрочем, отличие переговоров от медиации в том, что на переговорах зачастую присутствуют юристы, адвокаты, а не владельцы бизнеса или топовые менеджеры. А в процессе медиации встречаются уже владельцы бизнеса, которые со второй конфликтующей стороной решают, что и как сделать. После того они приобщают юристов и адвокатов, чтобы оформить договоренности документально или нотариально.

Можно ли обратиться к медиатору, если уже идет судебное разбирательство? 

А почему же нет? Более того, к медиации можно обратиться даже во время исполнительного производства. Заканчивается судебный процесс, решение суда передается к исполнению. Исполнительная служба (сейчас даже есть частные исполнители) должны исполнить решение суда. Но если стороны на этом этапе решили, что у них есть свое видение дальнейшего процесса, то могут остановить исполнительное производство и решить свой конфликт, как считают нужным.

Например, суд решил взыскать два миллиона из одного общества в пользу другого. А стороны между собой договорились, что запустят другой проект, который будет им выгоднее. Они приостанавливают исполнительное производство и реализуют свои интересы в другом проекте.

Где искать медиатора, существуют ли какие-то реестры? 

При Киевской торгово-промышленной палате создан центр медиации, у них есть свой реестр бизнес-медиаторов. Есть реестр Национальной ассоциации медиаторов Украины, в Лиге семейных медиаторов свой реестр. Впрочем, если, например, проанализировать реестры, то некоторые из медиаторов есть в каждом из них. Эти реестры доступны, можно ознакомиться с направлениями медиации, которые может вести тот или иной медиатор, с его сертификатами, документами, удостоверяющими, какие курсы проходил, и какое дополнительное обучение.

Кстати, конфиденциальность в процессе медиации, которую я уже называл как преимущество, одновременно является минусом для самих медиаторов. Ведь не можете говорить, что определенная топовая компания заказывала у вас медиации, если это не прописано в договоре.

Как отличить квалифицированного эксперта от кого попало? 

Риски в услугах есть всегда. Как, например, выбрать квалифицированного адвоката? Конечно, есть какое-то информационное распространение об услугах, но оно может быть далеким от реальности. Поэтому, думаю, что здесь больше срабатывает «сарафанное радио». Однако, как минимум, советую выбирать специалистов в каждом конкретном направлении медиации. Не стоит с семейным спором идти к бизнес-медиатору.

Вы упоминали, что медиатор может выйти из процесса. При каких условиях? 

Если, например, понимает, что теряет нейтральность. Вот вы много спрашивали о семейной медиации, моделирующей ситуацию. Если женщина-медиатор при рассмотрении семейного спора чувствует, что ее «тянет» стать на сторону женщины. Или мужщины-медиатора — на сторону мужчины. Можно выйти из медиации, но также можно привлечь другого медиатора (я уже упоминал о ко-медиации).

Например, в том же семейном споре хорошо, когда два медиатора — мужчина и женщина. Сохраняется гендерное равенство, не возникает вопросов, что медиатор может поддержать одну из сторон.

В бизнес-медиации так же. Если, например, спор между украинской и польской компанией, то к процессу можно приобщить медиатора из Украины и Польши.

Сколько стоят услуги медиатора?

Преимущества медиации — в возможности договариваться, в частности, с медиатором. Может быть вариант, когда стороны платят за первые три часа медиации сто долларов, а за каждый последующий час — тысячу гривен. Оплата может составлять определенный процент от суммы спора. Или, например, сейчас сторонам нечем заплатить медиатору, но интересно попробовать именно их кейс – договариваются заплатить позже.

По вашему мнению, стоило бы прописать в упомянутом нами законопроекте государственных медиаторов, которые бы работали на безвозмездной основе? 

Какой будет ответ, если спросить ваших читателей, насколько они доверяют государственным структурам, судам? Будут ли они доверять государственным медиаторам? Однако сказать, что это вообще не нужно, не готов. Если в дальнейшем будет необходимость у государства, почему же нет. В Украине уже есть пул медиаторов, которые готовы предоставлять качественные услуги, и это надо использовать.

Ранее вы сказали, что медиация – не панацея. Когда ее не целесообразно использовать? 

Например, при решении спорных вопросов в области интеллектуальной собственности, когда не знаешь, кто вторая сторона. Например, создан «троллинговый» сайт, который перебивает твоих клиентов и портит тебе репутацию, но серверы за рубежом, вы не можете найти вторую сторону. Соответственно, с кем решать конфликт?

Почему, по вашему мнению, медиация в Украине до сих пор не получила широкого распространения? И вообще многие думают, что «медиация» – это только красивое название?

В 2016 году мне пришлось в офисе поставить факс. Ведь мне надо было сбросить одному фермеру обращение от второй стороны, а электронной почты у него не было. Значит, это мы с вами сейчас сидим с телефонами и ноутбуками, а есть места, где лучшим вариантом будет отправление. Мы еще на таком этапе. Поэтому нужно распространять информацию, проводить форумы, еще какие-то события.

Кстати, именно поэтому Национальный офис интеллектуальной собственности вводит проект симуляции медиации для представителей бизнеса. Будем проводить мероприятия примерно дважды в месяц. Медиаторы будут проводить процесс медиации для участников с незнакомыми кейсами. Можно будет наблюдать, обсуждать, сравнивать с тем, как бы конфликт решали в судебном порядке.

За один день это не построишь. Но, думаю, что сработает, как уже сказал «сарафанное радио» – когда вы почувствуете, что такое медиация, и вам понравится, то передадите эту информацию своим знакомым, родным и близким.

Автор: Ирина Шевченко

Источник: УНИАН

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Комментарии

  • 22 апреля 2019, 13:04 Анна

    Медиация действительно интересный инструмент разрешения спорных ситуаций.

Оставить комментарий