Мишель Терещенко: Если не стану президентом, буду баллотироваться в парламент от Глухова

07.10.2018 – В 2015-м бывший гражданин Франции, потомок славного рода Мишель Терещенко триумфально (с результатом в 64.58%) выиграл выборы мэра провинциального Глухова – родины его предков. Ранее эта часть Сумщины считалась «вотчиной» нардепа Андрея Деркача. По словам Терещенко, такое положение дел сохраняется и сегодня, а команда его оппонента просто не дает ему нормально работать, блокируя инициативы по развитию города.

Следовательно, через два с половиной года мэр Терещенко решил пост оставить, однако одновременно заявил о намерении баллотироваться в президенты. А если не победит, то хотя бы в народные депутаты.

Читайте также: СЕО для города. Можно ли «вырастить» хорошего мэра

Леонид Кравчук: Эти выборы могут быть последними для нас

Анатолий Гриценко: Когда стану президентом, то пересажаю топ-коррупционеров

Один день с Андреем Садовым. Как мэр Львова работает в «мусорной блокаде»

Мэр Конотопа Артем Семенихин: Я отрицаю, что благодаря децентрализации добавились какие-то денежные ресурсы

Соня Кошкина: Сразу после заявления об отставке с должности мэра Глухова вы объявили о намерении баллотироваться в президенты. Почему?

Я принял это решение недавно, буквально неделю назад. Я не могу уехать из Глухова, не защитив свою команду. Там до сих пор действует региональная мафия, связанная с Андреем Деркачем. Не только с ним, но с ним особенно. Проблемы города не решаются в Глухове и даже на региональном уровне, обычно только в Киеве.

Мы должны сломать эту систему, которую я считаю очень плохой. Мы имеем шанс, правильно использовать ближайшие парламентские выборы, ведь раз в пять лет в стране происходит бескровная революция – на выборах, а не на улице.

Олег Базар: В 2016-м году вы заявляли, что людям старше 50 лет, стоит запретить заниматься политикой в Украине.

Это немножко радикально (смеется).

О.Б.: Вам 64 года и ваше намерение баллотироваться противоречит вашим же заявлениям. К тому же недавно в одном из интервью вы отмечали, что президентом должен стать человек возрастом до 45-ти лет… 

Говоря это, я точно не думал, что сам буду кандидатом. Тогда я имел в виду, что люди старше 50 лет просто получили советское образование, которое не дает возможности делать изменения. Что касается меня, то на свои 60 плюс, я успел побывать гражданином страны Евросоюза, офицером армии НАТО (Терещенко служил в вооруженных силах Франции), то есть я немножко понимаю, что нам нужно для изменений в стране.

Я не хочу сдаваться. Хочу получить возможность помочь всей Украине, сломать систему.

С. К.: Фактически, вы проиграли борьбу за Глухов своим оппонентам. Почему думаете, что сможете справиться с целой страной?

Давайте немножко о Глухове. Во-первых, мы демонстрировали, что можем работать без коррупции. За время моей работы мэром, во всем, что касается управления городом, ее просто не было. Мы продемонстрировали, что даже небольшое местечко на границе с Россией может жить без коррупции. Согласно распоряжению Глуховской городской главы от апреля 2016 года, все закупки, превышающие порог в 5 тысяч гривен, надо осуществлять через систему «Прозорро». Однако, как мы знаем, согласно закону этот порог составляет 200 тысяч гривен.

С наполнением бюджета мы справлялись. Так, за 2017-й год собственный доход бюджета втрое превысил аналогичные показатели 2015-го года. Но, к сожалению, как я уже говорил, проблемы города не решаются в Глухове.

Например, 27 ноября 2017 года я передал материалы о коррупции местных чиновников лично в руки генеральному прокурору Юрию Луценко. В частности, о том, как предыдущий мэр украл как минимум сорок миллионов гривен. Однако уже 22 декабря 2017 года мы получили от ГПУ ответ: все производства, открытые по нашим представлениям, были закрыты даже без рассмотрения. Это произошло 9 декабря — справились за две недели. Вот почему я говорю, что системная коррупция является главной проблемой.

После Майдана мы заменили многих людей во власти, у нас новый президент, новый генеральный прокурор. Но система осталась старой. И я вам больше скажу: сейчас уровень коррупции в Сумской области выше, чем до Майдана.

С. К.: После избрания на должность городской главы Глухова вы выражали уверенность, что систему удастся изменить достаточно быстро. Можете вспомнить момент, когда впервые осознали, что ваших полномочий недостаточно и система сильнее? 

Было три этапа. Первый год после победы на выборах мои оппоненты действовали довольно спокойно – они были уверены, что француз, без опыта утонет в океане бюрократии. Было действительно трудно: 3-4 часа в день нужно было читать почту, документы. Притом, что украинский язык не был родным для меня. Плюс весь аппарат городского совета, фактически, работал против меня. Документы, которые готовил аппарат, содержали подводные камни – таким образом, меня пытались подставить под уголовные дела за незаконные решения.

Было очень тяжело, но благодаря моей фантастической команде, которая работает в Глухове, на конец первого года нам удалось взять под контроль ситуацию.

С. К.: Это-первый этап. А второй? 

На втором этапе против меня применили мощный юридический арсенал. Были сфальсифицированы протоколы о коррупции, были открыты девять уголовных производств…

О.Б.: Чего касались, эти производства?

Например, у нас была газета «Народная трибуна». На нее тратили более миллиона гривен из бюджета города, а фактически это был рупор пропаганды Деркача. Мы остановили финансирование этой газеты и когда вместе с юристом пришли забирать печать у коммунального предприятия, которое издавало газету, доступ нам заблокировали бойцы частного охранного предприятия Деркача.

И один из охранников написал заявление, что я будто-то душил его. Хотя весь инцидент был зафиксирован на видео и такого факта, конечно, не было. Я думал, что дело давно закрыли, однако две недели назад новый руководитель полиции пришел в горсовет, чтобы получить информацию о том инциденте и реанимировать производство.

На первый взгляд все это может выглядеть смешно, но нам пришлось тратить много времени, денег и усилий на защиту от таких обвинений. Мы проиграли все суды в Глухове, потому что суд там находится под контролем Деркача, однако выиграли все апелляции.

Уже на второй год моего пребывания на посту, губернатор — по приказу Деркача — полностью заблокировал финансирование для города. Например, из фонда регионального развития Шостка получила десятки миллионов гривен и построила бассейн для детей, а мы в первый год получили всего 600 тысяч гривен на ремонт восьми километров водопроводов, а на второй год лишь какую-то мизерную сумму на ремонт крыши шестой школы – любимой школы Деркача.

Нам нужно семь миллионов гривен на капитальный ремонт улицы Пушкина – это старая историческая улица, по которой проходит трасса Сумы — Харьков и Киев-Москва. Я много раз просил деньги у губернатора, и он обещал средства. В том числе, в присутствии вице-премьера Зубко. Но в итоге мы не получили из фонда инфраструктуры области ничего на ремонт улицы Пушкина.

Глухов получил лишь 400 тысяч на ремонт Школьного переулка. Это очень маленькая улочка, но там живет теща главы фракции «Воля народа» в облсовете Олега Бояринцева – правой руки Деркача. Это был скандал! Как я должен объяснить глуховчанам, почему мы не ремонтируем улицу Пушкина, как все надеялись, а взамен должны ремонтировать этот переулок, который никому не нужен?

С. К.: Третий этап?

По итогам 2017 года мы получили перевыполнение бюджета на 5,5 млн. грн. На 2018 год мы сформировали хороший бюджет для развития города. Начали строить тротуары, реконструкцию центра города. Планировали построить мемориал Ивану Мазепе – так хотели жители по итогам общественных слушаний. Как вы знаете, анафема на Мазепу была наложена именно в Глухове.

Планировали делать аллею гетманов, которые находились в Глухове. Открыли памятник Шевченко и запланировали реконструкцию парка Шевченко – освещение, беседки, павильон для концертов. Планировали построить новый ЦПАУ и сделали проект реставрации Тюремного замка – это единственный свидетель Батуринской трагедии, который сохранился к нашему времени.

Планировали создание пяти музеев: музея гетманщины, потому что Глухов был столицей Гетманщины; музея музыки, потому что в городе родились и учились выдающиеся композиторы Березовский и Бортнянский; музей льна и конопли, потому что у нас есть Научно-исследовательский институт лубяных культур, который первым в мире получил ненаркотическую коноплю; еврейский музей – потому что евреи сыграли большую роль в истории города; музей телевидения и радио на водонапорной башне, которая у нас есть и является своего рода Эйфелевой башней.

Деркач понял, что когда мы все это сделаем, поддержка моя команды в городе вырастет еще больше, и шансов еще раз стать депутатом ВР по Глухову у него больше нет. Потому что если я не стану президентом, я, конечно, буду баллотироваться в парламент в Глухове… Поэтому они сорвали голосование по изменениям в бюджет.

С. К.: Это и стало последней каплей, после которой вы поняли: дальше оставаться на посту мэра Глухова нет смысла? 

Да. Мы также недавно получили перевыполнение бюджета и хотели распределить эти средства: 200 тысяч гривен – на помощь ОСМД; 700 тысяч гривен – на новую спортивную платформу для городского стадиона, чтобы спортсмены могли использовать его зимой; 800 тысяч гривен – на ремонт парка Шевченко, 40 тысяч гривен – на пандус для нашего героя — АТО Сергея Ющенко – он был ранен на фронте, передвигается в коляске и в его доме нужен пандус; 300 тысяч гривен – на закупку оборудования для водоканала; 73 тысячи гривен – на помощь чернобыльцам; 180 тысяч гривен – компенсация для инвалидов и 2,1 млн. грн. – на увеличение зарплаты аппарата городского совета, потому что иначе люди будут вынуждены работать за «минималку».

И вот на такую важную сессию пришли два депутата!

О.Б.: Сколько всего депутатов в городском совете?

Всего 34 депутата, но 5 депутатов-предателей отозвано по народной инициативе. Поэтому сейчас 29 депутатов.

О.Б.: Значит, 27 депутатов находятся под контролем ваших оппонентов? Как так могло произойти?

10 депутатов «Воли народа» – это Деркач, есть 2 депутата БПП – это тоже бывшие «регионалы». Есть 3 депутаты «Укропа», которые получили мандаты благодаря нашей коалиции, но сразу после выборов стали голосовать против нас. Есть 15 депутатов против нас.

Есть 3 нефракционные депутата, которые были у «Воли народа», но они патриоты города, поэтому помогают нам. Фракция «Самопомощь» – 4 депутата. Всего фракция насчитывает 6 депутатов, но двое отозваны и мы ждем перевыборы. У «Батькивщины» 4 депутаты плюс один представитель «Укропа», который перешел к ним. До сих пор они были достаточно верными, но на сессию не пришли.

Потом в фейсбуке написали, что кто-то был на работе и не смог прийти, у кого-то были другие уважительные причины… Я не знаю, насколько это, правда, но ходят слухи, что Деркач хочет финансировать «Батькивщину» на Сумщине и договаривается с Тимошенко о будущем посте губернатора для своей правой руки Олега Бояринцева.

О.Б.: О ситуации в городе после вашей отставки. Временно исполнять обязанности будет секретарь горсовета. Значит, город пока остается под контролем вашей команды? 

Да. И эта команда очень эффективна.

О.Б.: Есть ли шанс, что вашей команде удастся наладить работу с депутатами городского совета?

Мы ждем выборов 5 депутатов. Если ТИК наконец-то заработает и назначит выборы, ситуация наладится.

С. К.: Вы говорили, что неоднократно обращались со своими проблемами к президенту. Что вам отвечали?

Я держал связь с президентом через заместителя главы его Администрации, через Ковальчука. Я не раз ему говорил, что ситуация в Сумской области очень неправильная. Уже через полгода после выборов председателя областного совета поменяли на коррупционера Владимира Токаря, человека Деркача. Это очень скандальный человек. Губернатор области Николай Клочко также начал руководить регионом в интересах Деркача.

Практически ежемесячно я информировал Ковальчука, что нам не оставляют возможностей для развития, наши проекты не финансируют, даже не рассматривают. Но я видел, что обращения к нему результата не дают. И в июле 2017 года я сказал ему: я был верным человеком президенту, думал, что мы живем по-новому, но он вообще нам не помогает. 22 июля прошлого года президент должен был приехать в Сумы и я попросил у Ковальчука 5 минут разговора с президентом.

В итоге у меня не только не было этих пяти минут, меня единственного из мэров городов областного подчинения даже не пригласили на встречу с ним. И тогда я сказал Ковальчуку, что снимаю портрет Порошенко в своем кабинете.

С. К.: Пробовали ли вы найти поддержку у премьер-министра. Он, как мэр в прошлом, должен был бы вас понимать.

Обращался и не раз. Без результата. Например, нужно было разрешение Кабмина на растаможку машины скорой помощи с двигателем «Евро-3», который подарила наша диаспора из Нидерландов. На подобные китайские «скорые» такие разрешения они дают, а Глухову не дали. Гройсман сказал: «Мне не интересно».

С. К.: Вы несколько раз сказали, что децентрализация не работает.

Не работает.

С. К.: Однако, мы общаемся со многими мэрами городов — больших и не очень. И они, конечно, жалуются на проблемы, но никто не говорит, что децентрализация не работает вообще.

Нет, она работает, деньги есть. Но она стала инструментом политических игр. Если губернатор и областной совет соглашаются выделять вам средства из фонда регионального развития, то все работает. Но если вы не дружите с губернатором, потому что не хотите участвовать в его коррупционных схемах, то вы ничего не получите.

О.Б.: Но вы сами сказали, что имеете профицит в бюджете города. Поэтому в принципе вы могли бы обойтись и без средств фонда регионального развития. 

Мы можем собственными силами заполнить наш бюджет развития. Но ведь нужно, чтобы депутаты горсовета разрешили использовать эти средства.

В бюджете на 2017 год мы предусмотрели хорошие деньги на развитие – это впервые в течение 20 лет. Когда формируется бюджет любого города, в последнем квартале остаются незащищенной статьей зарплаты врачам. Так делают все, потому что мы получаем государственные субвенции, но заранее не знаем сколько. У нас были незащищенными 8 миллионов гривен для центральной районной больницы.

А наши депутаты уже в январе начали говорить, что мы подготовили антисоциальный бюджет, потому что не планируем платить зарплату медикам. Наша позиция была такова: если мы закроем эту позицию своими средствами, то мы не получим госсубвенцию. Плюс, поскольку больница районная, часть средств на нее должны были закрыть из бюджета района. Но депутаты решили по-своему, и в итоге мы потеряли 15 миллионов гривен.

С. К.: Была ли какая-то реакция от представителей власти на ваше заявление об отставке?

От президента нет. Я имел долгий разговор – более часа – с Андреем Садовым. Также меня поддержал посол Канады в Украине Роман Ващук. И очень много моих избирателей.

О.Б.: Вы сказали, что после президентских выборов будете участвовать в парламентских. С кем? 

С. К.: «Самопомощь» Садового? «Гражданская позиция» Гриценко? «Демальянс»? 

Большинство политических сил – часть коррупционной системы и бизнес-проекты. А я очень атипичный кандидат и не нуждаюсь в помощи ни от одной из действующих политических сил указанного типа.

О.Б.: Вы уже думали, с кем будете создавать эту политическую силу?

Вы знаете, что только 3% являются членами политических партий.

О.Б.: Это нормальный показатель. 

Нет, это ненормально. 97% украинцев считают, что политики – коррумпированы.

О.Б.: А какой процент французов являются членами политических партий? Видимо, примерно такой же.

Я думаю, что гораздо больше.

О.Б.: Все-таки, с кем вы будете создавать новую партию?

С людьми, которые поверили в идеалы Майдана. И таких людей очень много.

О.Б.: Я конкретизирую: кто ваши соратники?

Это немного преждевременный вопрос. Но такие люди есть. И мы сформируем новую политическую силу, совсем атипичную и совершенно новую силу. Это единственный путь полностью изменить Украину.

С. К.: Но шансов победить, у вас нет.

Почему? Мне такое же говорили, когда я объявил о намерении баллотироваться в мэры Глухова.

О.Б.: Как раз тогда ваши шансы были большими — это очевидно. Сейчас – ситуация другая. Хотя бы потому, что у вас нет организационной структуры в масштабах Украины, а значит некому вести агитацию, некому быть наблюдателями на выборах. Банально, о вас не узнают потенциальные избиратели, потому что в маленьком городке или на селе не будет ваших активистов, которые бы элементарно раздавали ваши листовки. 

У меня будет больше активистов, чем у Юлии Владимировны.

О.Б.: У Юлии Владимировны — крупнейшая партийная сеть, которую строили почти двадцать лет и партийные активисты, имеющие опыт десятка избирательных кампаний. 

Увидим.

С. К.: Вы не собираетесь возвращаться во Францию?

Нет!!! Это сто лет назад моя семья должна была эмигрировать. Я не уеду.

С. К.: Просто вы выставили на продажу свою квартиру в Киеве.

Я продаю свою квартиру в Киеве и уже продал свой бизнес в Глухове – у меня были доли на льнозаводе и масличном заводе – потому что мне нужны деньги.

Авторы: Соня Кошкина, Олег Базар

Источник: LB.ua

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий