Олег Ляшко: Тимошенко предлагает канцлера, а я предлагаю жесткую президентскую вертикаль

Олег Ляшко, выборы президента Украины

21.01.2019 – О ненависти Порошенко, «собачьих» боях с Тимошенко и Зеленском, который унижает. Об обвинениях в игре в пользу Рината Ахметова и «радикальных» депутатских зарплатах в конвертах. А также о командных проблемах у Иисуса Христа и жесткой вертикали от президента Ляшко.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Интервью, которое стоит прочитать даже последним скотинякам. Когда разговариваешь с Олегом Ляшко, чувствуешь себя игроком в пинг-понг. Только вместо теннисного шарика приходится иметь дело со словами, смыслами, обещаниями и фактами, настоящими или фейковыми. И тут сказывается незашоренность мысли и быстрая реакция, готовность к импровизации со стороны соперника. Важны все 3 фактора, ведь Олег Валерьевич — игрок талантливый, опытный и, к тому же, почти лишен таких рудиментов, как политический стыд и чрезмерная деликатность.

Читайте также: Мишель Терещенко: Я – нетипичный кандидат в президенты, как Макрон во Франции, но с аграрными корнями

Василий Гацько: Проиграть выборы вчерашнему дню – Тимошенко и Порошенко – мы считаем абсолютно недопустимым

Депутат Игорь Кононенко: Во втором туре мы настроены бороться с Тимошенко. Она может повернуть страну назад

Анатолий Гриценко: Когда стану президентом, то пересажаю топ-коррупционеров

Олег Синютка: Порошенко и Гриценко во втором туре выборов? Мы же не фантасты, мы же реалисты

В определенном смысле Ляшко может позволить себе все, что угодно, кроме совсем уж брутальных вещей, которые могут оттолкнуть архетипического украинского избирателя. Но этого никогда не произойдет: Ляшко свой лексикон знает, как «Отче наш». Мама, бабушка, простые украинцы, благосостояние в каждом доме, олигархи-скотиняки и воины-герои, металлурги-труженики, украинские интересы, крестьянская изба, будущее наших детей, вареники с вишнями, виллы и москаляки на виллах. А уже дальше, отталкиваясь от этого вокабуляра, можно объяснять людям, почему ты проголосовал за тот или иной закон. Или не проголосовал.

«РЕАЛЬНАЯ СОЦИОЛОГИЯ БУДЕТ 31 МАРТА 2019 ГОДА. Я АБСОЛЮТНО УВЕРЕН В ТОМ, ЧТО МЫ БУДЕМ ВО ВТОРОМ ТУРЕ И ПОБЕДИМ» 

Мы встречаемся с Олегом Валерьевичем в его кабинете на Садовой 3-а. Ляшко в хорошем настроении и хорошей полемической форме; за словом в карман не лезет. Поскольку интервью выходит в рамках цикла «Кандидаты в президенты Украины», сразу спрашиваю лидера радикалов:

— Недавно общался с одним украинским политиком, который до этого имел разговор с вами. Говорит: «Представляешь, Ляшко реально верит, что его могут избрать президентом! Вот никакого сомнения в нем не увидел. Он убежден, что ему на роду написано стать президентом». Вы что, действительно в это верите?

— Безусловно. Более того — не один я. Многие люди верят в это.

— Сейчас или в перспективе? 

— Мы сделаем все, чтобы победить на выборах 31 марта 2019 года. Мы сделали все, чтобы эти выборы были, чтобы под предлогом военного положения они не были отменены президентом Порошенко. И я, и моя команда, наши единомышленники по всей стране – мы работаем на победу. И разговоры о том, что мы типа тренируемся и делаем себе плацдарм перед парламентскими выборами, — это все разговоры наших оппонентов, которые пытаются посеять неверие в людях.

— Но ведь и действительно многие идут на президентские выборы сугубо с прицелом на парламентскую кампанию. 

— Меня не интересуют «многие». Вы спрашиваете меня о моих действиях, о моих мыслях – я вам об этом говорю. Поэтому мы сделаем все, чтобы победить. И я, и моя команда – мы сделаем все, чтобы победить на президентских выборах.

А что касается социологии, которую пишут – вот я для интереса взял и вам советую: возьмите социологию 2014 года перед президентскими выборами прошлыми, в мае. За десять дней до выборов – КМИС и другие конторы обнародовали социологию, где мне давали 7-е место и 3,5% рейтинга. А через 10 дней состоялись выборы, где я занял 3-е место и получил 8,5%. Поэтому я и сейчас утверждаю, что вся социология, которую дают, не соответствует действительности.

— А какая отвечает?

— Реальная социология будет 31 марта 2019 года. Я абсолютно уверен в том, что мы будем во втором туре и победим.

— Но дыма без огня не бывает.

— Вы о чем?

— О социологических опросах, согласно которым вас среди лидеров гонки нет. Есть ли у вас в рукаве козыри, которые вы продемонстрируете во время, оставшееся до первого тура выборов?

— Все мои козыри люди видят, в рукаве у меня нет ничего. Мои козыри – это откровенность, искренность, народность в отстаивании интересов людей и радикальное изменение той политики, которая сегодня происходит в стране.

— Когда вы приняли решение идти в президенты? Сразу после предыдущих выборов? 

— С детства. Мне было лет 5, я скакал у родной бабушки на кровати, у бабы Насти, в Коммунарске. Сейчас Алчевск. С детдома меня на каникулы привозили. И я говорил: «Буду Генеральным секретарем ЦК КПСС».

— Ну, так, поста президента тогда еще не было…

— И вот, пока вырос, КПСС уже не стало, Генеральным секретарем не стал, буду президентом Украины.

— Советовались ли с кем-то до того, как принять решение? 

— Безусловно. Со своим сердцем.

— С сердцем – то понятно. А с семьей? 

— Моя семья разделяет мою позицию, мои взгляды и мою борьбу.

— И о чем вам сказала жена?

— Пожелала победы.

— В предвыборные поездки будете с ней ездить? 

— Безусловно, мы ездим вместе, и в детский дом недавно ездили. Вчера с моей дочерью Владиславой ездили в Варву, где моя мама жила. И в два детских сада. Я оделся Дедом Морозом, она Снегурочкой, мы поздравили детишек. Я просто знаю, что детские воспоминания самые яркие; я помню, как я хотел, чтобы на каникулы меня из интерната домой забрали, чтобы пришел Дед Мороз, чтобы прислали подарочек. И поэтому я точно знаю, что дети должны иметь хорошие воспоминания. Чтобы когда вырастут, им было приятно вспоминать о своем детстве.

«МОЯ ПРЕЗИДЕНТСКАЯ КОМАНДА? Я НЕ СЧИТАЮ НУЖНЫМ СЕГОДНЯ ГОВОРИТЬ О ФАМИЛИЯХ» 

— Олег, я – парламентский обозреватель уже много лет и имел возможность видеть, как меняются люди.

— (Иронично) Я вас видел.

— Прекрасно. Так вот, с того времени, как вы возглавили фракцию, вы изменились. Посолидней стали, на лице при общении – чувство значимости. С вами все время ходят по кулуарам ваши соратники. Вам нравится статус руководителя парламентской фракции, с которым советуются и который имеет вес в политическом процессе?

— Смотрите. Не место красит человека, а человек место. Я думаю, что у меня впереди еще много разных должностей будет, как Господь даст и украинцы. На самом деле, я самодостаточный без каких-то должностей. В прошлом в парламенте я не занимал ни одной должности, но тешу себя мнением, что тоже влиял на процессы.

Безусловно, сегодня большинство решений в парламенте не может быть принято без нашей фракции. Спасибо, что вы обратили внимание и говорите, что я изменился. Потому что, как говорится, иногда мудрость приходит с возрастом, но иногда возраст приходит, а мудрость задерживается. Надеюсь, это не обо мне. И благодаря своей работе, своей команде и общению с людьми я действительно получаю много новых знаний, мудрости.

И, кроме того, я чувствую свою ответственность. Миллионы людей за меня голосуют, и это не шутка. Я вообще считаю, что политика не может быть шуткой. Хочешь пошутить — можно с друзьями пошутить, но нельзя шутить с 45-мильонной нацией.

— Это камень в огород Зеленского? 

— Нет, нет. Я говорю только то, что думаю. Ты не можешь шутить с 45-мильонной нацией, ты не можешь шутить со страной. Я говорю о себе и о ком угодно, кто претендует на то, чтобы управлять страной.

— Вы почти в каждом своем выступлении повторяете: «команда, моя команда». Давайте поговорим о вашей команде. Напомню, что президент Украины отвечает за силовой блок, внешнюю политику и еще ряд направлений. Итак: кто во время президентства Ляшко станет министром иностранных дел? 

— У нас есть целый ряд достойных кандидатур, и поэтому…

— Назовите, пожалуйста, эти фамилии. 

— Я не считаю нужным сегодня говорить о фамилиях. Во-первых, мне приятно, что вы увидели, что у Ляшко есть команда. Одним из моих недостатков лет 4-5 назад было ее отсутствие. Все говорили: «Олег классный парень, но где, же его команда?». Так вот, мне удалось за эти годы создать команду. Я хотел бы, чтобы она была еще мощнее, и я для этого все делаю. Потому что в отличие от других, которые к себе притягивают всех, чтобы на их фоне казаться сильными, я наоборот считаю, что сила лидера в том, чтобы ярких, сильных, мощных, интеллектуальных людей привлекать в команду.

После президентских выборов я предложу обществу те кандидатуры, которые, я считаю, лучше будут воплощать мою политику в оборонной сфере, в международной политике, в экономической политике.

— Вообще-то за экономическую политику президент согласно Конституции не отвечает. 

— Почему я говорю об экономике в отличие от нынешнего президента, который, когда речь идет о тарифах, о ценах, о коммуналке, говорит: «это не мое, я за это не отвечаю». Я считаю, что Украине нужно изменить Конституцию, ликвидировать должность премьер-министра, чтобы президент, общеизбранный лидер возглавил правительство, для того, чтобы у людей было с кого спросить. Сейчас много чиновников — а не с кого спросить. И все друг на друга кивают, а нормальный человек остается без защиты.

Вспомните историю с отсутствием отопления в Кривом Роге и Павлограде. Когда мы премьера спрашивали во время заседания правительства: «Почему в Кривом Роге нет тепла?». Кивают на «Теплокоммунэнерго», «Теплокоммунэнерго» кивает на «Фонд имущества», а «Фонд имущества» кивает еще на кого-то. И только миллион жителей Кривого Рога сидят без тепла.

Им безразлично – «Теплокоммунэнерго», «Нафтогаз», правительство или президент. Им надо тепло, чтобы их дети там не мерзли, чтобы в Павлоградской больнице тоже не под тремя одеялами больные спали, и поэтому в стране в этом плане надо наводить порядок. Если будет интересно, я дальше расскажу, как мы это предлагаем.

— Давайте все же ближе к команде. Вот вы говорите: «После выборов я предложу обществу кандидатуры». Но разве может ответственный политик, претендующий на статус отца нации, говорить «после»? Он не должен предлагать обществу кота в мешке. Но ведь пока ваша президентская команда-это тот самый кот в мешке. 

— Нет, вы спешите с выводами.

— Почему?

— Потому что сейчас вы видите нашу команду в парламенте. И часть тех людей пойдет работать во власть.

— Ну, так объясните тогда, кто вовремя президентства Ляшко возглавит СБУ? Это же чрезвычайно ответственная позиция. 

— Еще раз. Каждая должность, за которую украинцы платят деньги, — важная. Начиная с сельского главы и заканчивая президентом. Я еще раз скажу, что у меня есть выбор. Это, знаете, как скамейка запасных. На ней достаточно людей, и называть сейчас конкретные фамилии я не буду, я над этим еще думаю. Кто больше всего заслуживает. Кроме того, я вижу много людей (например, нынешние руководители в армейской среде), которые могут быть министрами обороны, генералами…

— Почему вы их не можете назвать? Хотя бы очертить круг кандидатур? Чтобы читатель понял, по какому вектору вы будете выбирать людей в будущую команду. 

— Мы назовем все в свое время. Люди достойны, каждый будет за свои функции отвечать. Министерство обороны, Генеральный штаб будут возглавлять профессиональные военные, которые уже сегодня зарекомендовали себя на руководящих должностях, обороняя страну. А почему я, например, не называю своих будущих кандидатов на министра обороны, которых президент будет подавать? Очень просто. Один из кандидатов возглавляет сейчас бригаду. Если я назову, что это мой кандидат на министра обороны, боюсь, что завтра он эту бригаду возглавлять не будет. Поэтому всему свое время.

— Назовите тех, кто сейчас не занимает ответственных позиций. 

— Когда мною будут приняты решения, тогда мы назовем фамилии.

— Понимаете, Олег, вы не первый кандидат в президенты, который мне такое говорит. И у всех примерно одинаковая отмашка: мол, если мы назовем этих людей, преступный режим к ним может применить репрессии. Но уже после интервью, не под диктофон, они признаются: «Ну, нам надо будет много с кем договариваться, и эти должности – важный элемент торгов». 

Поэтому я и вас хочу спросить: вы тоже не хотите называть будущую команду, потому что собираетесь заниматься «договорняками»?

— Евгений, мне кажется, вы не слышите, что я вам отвечаю, поэтому, возможно, вам не нравятся мои ответы, — но это мое право. Ваше право — задавать любые вопросы; мое право — отвечать. Если вы не услышали, я вам еще раз повторю: «У меня мощная команда, которую видит вся страна. Часть этих людей, которые сегодня работают во фракции, будут мной делегированы на руководящие должности в правительстве у власти.

Часть людей, мы привлекаем в команду новых, потому что моя прерогатива, чтобы была сильная команда. Это могут быть не только люди, которые сегодня у меня, а и люди из других политических сил. Потому что для меня ключевое – это сильная страна.

Если я вижу в других политических силах людей, которые сильные, я с радостью предложу им, чтобы они реализовывали свой потенциал на должностях в органах власти. Потому что все мы, независимо от политики, я надеюсь, заботимся об одном – чтобы была сильная страна, сильная экономика, наблюдалось повышение благосостояния людей, восстановление обороноспособности.

Я могу вам назвать сегодня одну фамилию — а завтра найдется достойный человек, которого я смогу предложить; послезавтра может другой человек найтись. Поэтому говорить об этом сегодня, за 3 месяца до президентских выборов, когда у нас есть выбор по несколько кандидатурам на ту или иную должность, — я не считаю корректным. Когда мною будут приняты решения по конкретному человеку, тогда я сообщу об этом общественности.

— Работая обозревателем в парламенте, я вижу, что, где бы вы ни выступали, за вами стоят депутаты вашей фракции – и этой «могучей кучке» вы все время апеллируете: «Это моя команда». Извините, но часто это напоминает пионерский отряд с вожатым во главе. Будто это просто статисты, которые бегают за вами по всему парламенту. Считаете, что это похоже на реальную команду?

— (Возмущенно). Я вообще надеялся, что мы с вами будем обсуждать важные вопросы. Поскольку президентские выборы – это выбор пути жизни; каждый человек из кандидатов в президенты выбирает того, кто обеспечивает их работой, зарплатой, будущим для их детей. Если же мы с вами тратим время для того, чтобы спрашивать о пионерских отрядах, мне кажется, что это бесполезная трата времени.

Наши читатели от нас с вами ждут других вопросов и других ответов. Но раз вы задали, я вам скажу. Это достойные люди, это железная команда, и это люди, каждый из которых — самодостаточный, каждый достойный, делает команду сильнее.

— Олег, за 4 года вашу фракцию покинули (или были исключены из нее) 4 депутата; несмотря на размер фракции РПЛ – серьезный процент. Напомню имена этих людей: Сергей Мельничук, Андрей Артеменко, Игорь Попов, Оксана Корчинская. Разные люди, разные обстоятельства – но судя по всему, с подбором команды у вас есть проблемы, не так ли? 

— Если судить, таким образом, то и у Иисуса Христа были проблемы с подбором команды; давайте вспомним Иуду Искариота. Я живой человек, я тоже имею право на ошибки, и я делаю эти ошибки. Я не родился лидером фракции; я родился простым парнем, который всего в жизни добивался сам. Поэтому когда по тем или иным причинам часть людей, которые были членами команды, ушли, предали, продались власти, — Господь им судья. Делаем выводы для того, чтобы на будущее делать меньше аналогичных ошибок.

— Работа в Верховной Раде полна соблазнов. Помню заседание регламентного комитета, посвященное запросу генпрокурора в отношении Сергея Клюева. Тогда, стоя у двери, вы своему представителю Куприенко с сарказмом говорили: «Что, Куприенко, ты человек слабый? Что – не можешь удержаться? Ну, голосуй, потом поговорим с тобой». Куприенко краснел, но в итоге проголосовал не «за Клюева». Но даже эта ситуация дает неплохое представление о том, какие деньги могут предлагать депутатам за «правильное» голосование по тому или иному вопросу. Вам часто приходится следить за своими депутатами, чтобы те не поддались на искушения? 

— Мы в постоянной коммуникации с нашими коллегами-депутатами, и, безусловно, там разные возникают ситуации, которые мы урегулируем. Но я могу сказать, что большинство людей – это достойные люди, которые не поддаются на искушения.

— Оксана Корчинская в интервью «Цензору» рассказала, что в дни ее активной работы во фракции Радикальной партии Ляшко депутатам доплачивали в конвертах по полторы-две тысячи долларов. Это правда? 

— Нет.

— А почему вы стесняетесь признаться? Мне известно, что во многих фракциях Рады разных созывов так делали… 

— Смотрите. Вы меня спросили – правда? Я вам ответил, а вы мне рассказываете, почему я стесняюсь. Тогда я вам еще раз повторяю – это неправда. И поэтому мне нечего стесняться, в чем признаваться. Я поддерживал «Охматдет». Корчинской, безусловно, мы помогали — и не один раз, и много лет. Бог ей судья.

«Я НЕДАВНО ОБЩАЛСЯ С ЮЛИЕЙ. ГОВОРЮ: «ТЫ ЗНАЕШЬ, ХОЧУ ЗАВЕСТИ СЕБЕ ЧИХУАХУА. ХОРОШАЯ СОБАЧКА, ПРАВДА, НЕБОЛЬШАЯ…» 

— Как, по вашему мнению, относится к вам Петр Порошенко – можете сформулировать? 

— Я думаю, что он меня ненавидит. И боится.

— Почему?

— Потому что я независимый. Потому что мы имеем свою позицию. Потому что ему очень трудно найти какой-то общий язык. И потому, что я имею силы и возможности говорить ему то, что думаю.

— Приведите, пожалуйста, пример ситуации (возможно, и непубличной), где бы вы в глаза сказали ему нечто такое, что ему не понравилось. 

— Мы публично об этом говорим.

— Но ведь бывают такие разговоры с главой государства, которые остаются за кулисами публичной политики. Встречи, где обсуждаются серьезные государственные проблемы. 

— Если они остаются за кулисами — значит, так надо. А об остальном мы сообщаем.

Вспомните, что мы были оппонентами Конституционных изменений президентом Порошенко по так называемой судебной реформе. Ибо с самого начала было очевидно, что цель Порошенко — не возвращение справедливости в судебную систему, а подчинение ее себе. Забрать влияние парламента на суды, чтобы самому контролировать. Я могу привести много историй, в частности, когда президент Порошенко пытался убедить меня, чтобы я с его бывшим партнером Онищенко работал по недрам, где мы заблокировали назначение смотрящего от Онищенко председателем Госгеонедр.

Или еще одна история, когда я убеждал президента Порошенко не подписывать закон «О государственной службе», который предоставлял право конкурса глав администрации. Потому что эти конституционные полномочия президента, его вертикаль для реализации им его программы.

— Что он вам ответил?

— Ответил, что от него этого требуют европейские партнеры. Я ему сказал: «Петр Алексеевич, европейские партнеры, американские партнеры, еще какие-то китайские партнеры могут много чего требовать. Да, к каждому партнеру надо относиться с уважением, но как президент вы должны делать то, что надо для Украины и украинцев. А не для партнеров – и за счет украинцев».

И через несколько месяцев он сам инициировал изменения. И эти выборы глав администраций отменили. Представьте: в моем Новгород-Северском районе на Черниговщине несколько месяцев нет главы администрации; прифронтовой район, защищать надо Украину — а они конкурсы проводят! Кто хочет на конкурсы – имеете такую возможность: выборы. Идите на «конкурсы», избирайтесь, идите в советы. А администрация – это вертикаль президента, которая должна четко проводить его политику.

Есть много историй, где президент Порошенко знает нашу позицию. И знает то, что давление с его стороны не проходит. Поэтому я еще раз скажу о его отношении ко мне: несмотря на его искренние улыбки, он меня ненавидит и боится. Мое отношение к нему? Я ему сочувствую.

— Понятно, что вы верите в свою победу, а значит — и в свой выход во второй тур. Но предположим, что во второй тур вышли Порошенко и Тимошенко. На чьей стороне будут ваши симпатии? 

— Мои симпатии? Безусловно, на стороне тех людей, которые за меня голосовали.

— Еще раз. Если во второй тур выходят… 

— Вы хотите меня спросить, будем ли мы поддерживать кого-то из тех, кто будет во втором туре, когда меня там не будет? Ни одного из кандидатов не собираемся поддерживать. Мы самостоятельная политическая сила; мы знаем, что нужно для страны, как навести порядок в стране, мы знаем, что никто из них не способен этого сделать. Все они были у власти; я не был у власти ни разу. В этом мое преимущество. Но я знаю, что надо делать. Они были при власти, они имели возможность сделать — и не сделали. Как я могу их поддерживать? Это исключено.

— От Порошенко перейдем к Тимошенко. Год назад в кулуарах Верховной Рады я был свидетелем того, как вы перед телекамерами произносили пылкий монолог про Юлию Владимировну. Было там и «о кремлевской кукушке», и «о лжеце», «о бабушке украинской коррупции». Много всего было.

Тогда казалось, что в Верховной Раде вы — самые ярые враги. Но вот подошел к концу 2018 год – и что мы видим? Во многом ваши фракции голосуют в унисон. Вообще, ваши отношения восстановились к теплым. Это так или нет? 

— Я бы не преувеличивал, что до теплых, но в политике нет вечных друзей и врагов. В политике, как говорил британский премьер Дизраэли, есть постоянные вечные интересы. Вот мой интерес в том, чтобы мы реализовали нашу программу, которую поддерживают миллионы людей. И ради этого мы находим компромисс, находим общий язык с кем угодно — в том числе и с теми, кого мы критикуем. Я Юлии говорил несколько теплых слов, она мне так же, называла меня «чихуахуа». Хотя вообще у меня ротвейлер, бульдог и дворняги.

(Смеется). Я недавно общался с Юлией, говорю: «Ты знаешь, хочу завести себе чихуахуа. Хорошая собачка, правда, небольшая…».

А относительно тех слов… в политике часто эмоции работают. Возможно, стоило бы и сдерживаться.

— Как раз эмоции вы дозируете умело. Там, где важно продемонстрировать какую-то экспансию – показываете. В остальных случаях — сдерживаетесь, вы же опытный политик. Поэтому в вашем случае «эмоции» — это, как, по-моему, расчет. 

— Нет-нет, я тоже живой человек и могу эмоционально, как любой, реагировать. И потом можешь даже жалеть о том, что сказал, что не сдержался. Бывает и такое. Мы же не роботы. Пока. Поэтому прогнозируют, что лет через 100 уже роботы всех заменят.

И я уже над этим думаю, что будет через 100 лет. Где наши люди будут работать, как быть успешными. Потому что сегодня один трактор загнали — и пол-области обработали. Где крестьянам найти работу, когда тот один трактор работает? Или когда живых людей заменяют роботы? Какая альтернатива для человечества? Чем будут люди заниматься, на чем зарабатывать, где видят свое будущее? Вот о чем надо думать.

К большому сожалению, мы очень сильно отстаем и в технологическом прогрессе, и экономике. И то, что предлагает нынешняя власть, — не дает перспективы на будущее. Живут одним днем, латают дырки, не видят за горизонт. Я вместе со своими яйцеголовыми членами команды — мы очень часто ведем об этом дискуссии.

— Яйцеголовыми? А кто еще кроме Виктора Галасюка в вашей фракции — «яйцеголовый»? Потому что, по-моему, только Галасюк отвечает представлениям украинцев о «яйцеголовых» — интеллигентный специалист по экономике в очках. Но кто еще? 

— Все, кого вы видите в парламенте в моей фракции, они все, в той или иной мере, яйцеголовые. И поэтому мы очень часто собираемся, обсуждаем как раз такие глобальные вопросы. О которых, к сожалению, большинство тех, кто сегодня у власти, даже не думают. О перспективе украинской нации не то, что через 50-100 лет – через 5 лет, — им безразлично. Потому что они не способны этого видеть. Мы об этом думаем — именно поэтому предлагаем тот план действий, который даст возможность быть успешными нашей стране и нашей нации.

— Когда избиратель сможет ознакомиться с вашей предвыборной программой? 

— Программа будет утверждена на съезде 21 января 2019 года. Мы проводим сейчас большую кампанию. Это будет программа, составленная из пожеланий людей. На каждой своей встрече, на всех эфирах я обращаюсь к людям: давайте свои предложения. Все наши партийцы собирают от людей предложения. Это должна быть программа, которая отражает настроения людей. Не просто, знаете, написал в кабинете программу, безнадежно далекую от народа, а реальности нет.

Я хочу, чтобы эта программа была реально жизненной, народная программа, которую я просто озвучу. Не я буду придумывать эту программу. Эту программу напишут люди. Украинцы. А я, как их голос, как их представитель, озвучу эту программу и возьму на себя обязательства ее реализовывать вместе с нашей командой.

«ЗЕЛЕНСКИЙ? ОН НЕ МЕНЯ УНИЖАЕТ. ОН, В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ, СЕБЯ УНИЖАЕТ И УКРАИНУ. Я ПОМНЮ ВЫСТУПЛЕНИЕ В ПРИБАЛТИКЕ, ГДЕ ОН УКРАИНУ СРАВНИВАЛ С НЕМЕЦКОЙ ПРОСТИТУТКОЙ» 

— Вы – человек с колоритной манерой публичных выступлений. Порой даже хочется вас спародировать. Но я не профессионал, и у меня вряд ли получится.

— У Скичка получается хорошо.

— А еще лучше – у Зеленского.

— Нет, я с вами не согласен.

— Почему?

— Потому что… те, кто меня знают, в курсе, что у меня нормальное чувство юмора, иронии, самоиронии. Мне нравится, когда меня пародируют. У меня, скорее, портится настроение, когда я не вижу на себя пародий…

— Возвращаясь к фигуре Зеленского, он недавно объявил о своих президентских амбициях. Временами кажется, что вы с ним похожи – темпераментом, телосложением, манерой поведения. У вас нет опасений, что на политическом пространстве вас скоро будут путать? 

— Нет. Ляшко – это Ляшко. Зеленский – это Зеленский. Я никогда не ходил на эти его «квартала». Ну, людям нравится – и, слава богу. Вот я сделаю, чтобы у людей была такая зарплата, чтобы они каждую неделю ходили и смеялись на его «Квартале». Чтобы у них была возможность покупать билеты и ходить. Там очень дорогие билеты.

И я уже сказал: президентство — это не шутки. Более того, играть президента и быть президентом – это две большие разницы. Когда у тебя все время стоит суфлер, и ты читаешь текст, который тебе написала группа райтеров – это одно. Когда ты президент и должен принимать решения, от которых зависит судьба военных, судьба граждан, судьба страны – это совсем другое.

— Как вам история с Семочком? Я с удивлением вижу, что не все украинские политики высшего эшелона высказались о своем отношении к этому скандалу. 

— Я не могу давать никаких оценок этой истории. Для этого есть соответствующие службы. Создали Антикоррупционное бюро, другие структуры – пусть расследуют. Они миллионные зарплаты получают. И мы надеемся, что когда-то результат они дадут, потому что зарплаты свои не отработали на тысячную долю.

Украина вообще уникальная страна. За последние 3 года создали столько этих антикоррупционных органов, от которых толку как с козла молока. Они уже четвертый год действуют. Где результаты? Кивают – то судов нет, то еще чего нет. Почему Луценко 1,5 млрд. долл. вернул в казну? Ему никакие суды, отсутствие их не помешало. А те находят причины, чтобы рассказать, почему они не имеют результата. Теперь им еще отдельные антикоррупционные суды надо.

На самом деле, я думаю, здесь проблема в том, что все эти новые органы превратились в те же самые, которые были старые. Как инструменты политической борьбы. Поэтому после президентских выборов я их всех поменяю: генерального прокурора, директора НАБУ, руководителя САП, руководителя…

— Минутку, по закону вы не имеете на это полномочий. 

— А я инициирую изменения в законодательство. И ни одного органа в Украине не будет, который будет вне парламентского контроля. Нам ставят в пример Америку. Посмотрите, как в Америке вызывают руководителей спецслужб. Не то, что в парламент — на комитеты парламента. И вытряхивают как липку. А у нас создали органы, которыми руководят из иностранных посольств и они вне парламентского контроля. Нет, по моему президентству НАПК, САП, НАБУ, ГБР, Генпрокуратура, СБУ – все они будут под парламентским контролем.

Более того, парламент получит полномочия увольнять при условии выражения недоверия, получит полномочия увольнять руководителей этих органов. Но для того, чтобы парламент был дееспособен, я инициирую изменения в Конституцию – сокращение численности депутатов до 250 человек. Предоставлю им сильные контрольные полномочия, инициирую закон о процедуре импичмента, внесу в парламент, мы же его в 2015 году, в ноябре, зарегистрировали. Один из первых законов, который мы зарегистрировали, когда моя фракция пришла в парламент.

— Как-то слабо верится в то, что действующий президент собственноручно инициирует закон об импичменте. 

— Значит, Ляшко будет первым президентом, который это сделает. Следующее – подпишу закон о временных следственных комиссиях Верховной Рады. Ранее ветировали все президенты. А я сделаю обратное. Я его подпишу и дам возможность парламенту проводить парламентские полномочия и контроль над деятельностью исполнительных ветвей власти. Поэтому историю, о которой вы сказали, и все другие истории – пусть расследуют те, кому это положено делать.

«Я БЛАГОДАРЕН ТЕЛЕКАНАЛУ «УКРАИНА» ЗА ТО, ЧТО ОНИ ВНИМАТЕЛЬНО СЛЕДЯТ ЗА МОЕЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ. ОЧЕВИДНО, МОЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ СООТВЕТСТВУЕТ ИХ ПРИНЦИПАМ: ЗАЩИТА НАЦИОНАЛЬНЫХ ИНТЕРЕСОВ УКРАИНЫ, НАЦИОНАЛЬНОГО ПРОИЗВОДИТЕЛЯ, РАБОЧИХ МЕСТ НАШИХ ЛЮДЕЙ» 

— Олег, приехав недавно к своей маме на Сумщину, увидел, что она смотрит новости на ТРК «Украина». А там – сплошной Ляшко. На завтрак, обед и ужин, несколько лет подряд. Ляшко посетил металлургический цех, Ляшко выступил перед работниками порта, Ляшко посетил детей в детском саду… 

Скажите, почему вас так много на ТРК «Украина»? Мы же хорошо понимаем, сколько стоит столь часто быть в телеэфире в праймтайм. Особенно – на телеканале, владельцем которого является Ринат Ахметов. 

— (Улыбается). Сегодня я надеюсь, что меня показывает не только ТРК Украина. «Интер» показывает.

— Возможно. Но не с такой сумасшедшей частотой.

— У меня мониторинг есть. Я благодарен телеканалу Украина за то, что они внимательно следят за моей деятельностью. Очевидно, моя деятельность соответствует их принципам: защита национальных интересов Украины, национального производителя, рабочих мест наших людей. И поэтому они показывают. Я буду благодарен любому каналу, который будет показывать мою деятельность. К большому сожалению, есть каналы, где установлена цензура, где меня не показывают. И это очень плохо.

— Какие именно?

— Есть некоторые, не хочу их оскорблять накануне нового года. Пусть они сами сделают выводы.

— Процитирую Оксану Корчинскую, из ее интервью » Цензору»…

— Мне кажется, мы много о ней говорим, нет?

— Нет, это важная тема. Так вот, цитата: «В большинстве ОТГ на выборах как члены СПЧ берутся люди Ахметова. Мне кажется, Ляшко перестал быть самостоятельным субъектом политики и стал орудием олигархов. Принципы в вопросах охраны здоровья фракции реально определяет Татьяна Бахтеева, активный депутат-регионал из Оппозиционного блока.  

Профильные депутаты РПЛ не имеют права даже спорить с ней. Если бы пресса хотела показать, как группа депутатов Ахметова руководит голосованием во фракции Ляшко, достаточно было бы просто снять с балкона ВР голосования ляшковцев. Ляшко считает своих депутатов рабами без права голоса, поэтому решает все единолично. Понятие рассмотрения законопроектов на заседаниях фракции с возможностью самостоятельного голосования практически отсутствует». 

Это правда?

— Я не вижу нужды комментировать эту дурку. Это неправда.

— А слова Коломойского в интервью Гордону вы тоже не будете комментировать? Он сказал, что вы – человек Ахметова.

— Не услышал, что-что? Я не смотрел интервью с Гордоном.

— «У Ахметова есть симпатии. Ляшко у него давний проект, насколько мне понятно», — вот слова Игоря Валерьевича.

— Насколько я знаю, Коломойский сказал, что он тоже ко мне симпатию имеет.

— Он сказал: «Болею за Зеленского, Тимошенко и даже за Ляшко». 

— Спасибо, какой-то волк в лесу сдох, что Коломойский имеет ко мне симпатии. У меня к нему нет симпатии. У меня симпатии к украинцам, а не к олигархам. Поэтому я не вижу необходимости комментировать интервью ни Коломойского, ни Корчинской.

— А ключевую фигуру в политсовете РПЛ вы тоже не хотите комментировать? Ее причастность к Ринату Ахметову?

— Смотрите, вы говорите о Юрии Зинченко. Я с Юрием Зинченко познакомился в Мариуполе, когда он был руководителем металлургического комбината Ильича. Очень достойный человек, который много лет руководил многотысячным коллективом. Поэтому для меня большая честь, что Зинченко в моей команде.

Кроме того, я сказал (очевидно, вы обратили на это внимание), что для того, чтобы Украина была сильная, нам надо восстановление экономики. Зинченко и такие, как Зинченко, — это реальные люди из реального сектора экономики, которые с многотысячными коллективами; которые знают, из чего берется благосостояние каждой украинской семьи. Поэтому во время формирования правительства президента Ляшко Зинченко будет занимать одну из должностей в направлении восстановления промышленного потенциала нашей страны.

Я его пригласил к себе в команду. Я его пригласил. Я его благодарю, что он согласился. И сегодня он возглавляет исполком партии, где системно занимается партийным построением. Я приглашаю всех других мощных руководителей предприятий, промышленников в нашу команду. Некоторые из них, к сожалению, не хотят идти в политику. Я их понимаю, но чем больше сильных людей будет в моей команде, тем сильнее будет моя команда, и тем эффективнее и быстрее мы сможем реализовать нашу программу восстановления благосостояния и экономики Украины.

— Олег, давайте я вас прямо спрошу: Ринат Ахметов, по вашему мнению, — это добро для Украины? Или зло?

— А я вас спрошу: скажите, 450 тысяч людей, которые работают на предприятиях Ахметова – это добро или зло для Украины?

— Это реальность.

— Хорошо. Я скажу вам по-другому. Я не буду говорить об Ахметове, пусть каждый – и вы, и каждый украинец, — решает он добро или зло для Украины. Я могу сказать только одно: я буду поддерживать каждого, кто дает украинцам работу и зарплату; кто платит налоги, создает новые рабочие места, восстанавливает экономику. Точка. Ахметов, Иванов, Петров, Сидоров, как ваша фамилия?

— Кузьменко. 

— Кузьменко, Ляшко. Вот если вы создадите 10, тысячу, 10 тысяч рабочих мест; если вы будете платить налоги — я вас на руках буду носить. Я вас буду звать как президент каждую неделю и говорить: Евгений Кузьменко, что я должен сделать, чтобы у тебя на предприятии не 10 человек работало, а 20? Что от меня, как от президента, зависит, чтобы ты дал людям большую зарплату, больше взял на работу, больше заплатил налогов? Я не буду спрашивать, как ваша фамилия. Но если вы, Евгений Кузьменко, Ринат Ахметов, Олег Ляшко, будете нарушать закон, вы так, же будете за это отвечать. Не будет для вас никаких преференций.

Кроме того. Когда мне рассказывают, что я езжу на металлургические предприятия, послушайте, а куда мне ездить?

— Проблема не в самом факте ваших поездок, а в том, что вас без конца показывает канал владельца этих предприятий. И многих людей интересует: что надо сделать, чтобы Ляшко 2 или 3 года был во всех новостях на ТРК «Украина»? Ведь больше ни у кого, кроме партнеров Ахметова из «Опоблока», нет такого карт-бланша на эфиры ТРК «Украина». Почему так?

— Потому что в украинской политике нет другой политической силы, которая на первый план ставит восстановление экономики, возвращение людей домой, увеличение зарплат, чтобы каждый человек в Украине видел будущее для себя и для своих детей.

Я благодарю всех тех, кто меня показывает. Потому что 85% людей, к сожалению, получают информацию из телевизора. И поэтому, если бы меня не видели и не слышали, то не знали бы нашу программу. Поэтому больше пусть показывают. Чтобы к большему количеству людей дойти, чтобы они видели реальность. А реальность заключается в том, что стране нужны радикальные изменения. Эти радикальные изменения предлагает команда Ляшко. Абсолютно четкий конкретный план действий, чтобы каждый человек мог себя реализовать в стране, заработать, не бомжевать, жить достойно.

— Кстати, лично с Ахметовым вы общались? 

— Нет.

— В цитате от Оксаны Корчинской упоминается Татьяна Бахтеева. Напомню: «Основы в вопросах охраны здоровья фракции реально определяет Татьяна Бахтеева, активный депутат-регионал из Оппозиционного блока. Профильные депутаты РПЛ не имеют права даже спорить с ней». 

Вопрос: это правда? Дело в том, что я неоднократно видел вас в общении с госпожой Бахтеевой еще даже до создания Радикальной партии. Почему вы так часто общаетесь? Она ваш консультант? Помогает выстроить ваше видение медицинской сферы? Или что-то еще? Ведь Татьяна Бахтеева очень близка и к Ринату Ахметову и Борису Колесникову….

— Вы спрашиваете, кто для меня Татьяна Дмитриевна Бахтеева? Я вам скажу, кто она для многих людей, которых я знаю. Она — ангел-хранитель. В частности для Сергея Уха из села Хорошее Озеро Борзнянского района Черниговской области. Во время избирательной кампании в 14-м году я приехал туда; ко мне сошлось все село, и говорят: есть 20-летний парень, который вчера на себя керосиновую лампу пролил и имеет 80% ожогов тела.

Я с того забитого села позвонил Татьяне Дмитриевне Бахтеевой. Через час был реанимобиль, вся помощь. Сегодня этот парень, слава богу, жив и родил двоих детей. 80% ожогов тела! Если бы не Бахтеева, его бы не было. И тех двух замечательных детишек, которых они с женой родили, тоже бы не было.

Я таких историй могу рассказать десяток, когда я, будучи депутатом в оппозиции, обращался к председателю комитета по вопросам здравоохранения Татьяне Бахтеевой — и ни разу она мне не отказала. Кто-то просил лекарство от рака, кто-то просит какой-то протез, еще что-то. Я к ней всегда подходил, она мне всегда помогала.

Я могу этому человеку сказать только искренние слова благодарности за спасенные жизни людей, которых я лично знаю. И она спасла только благодаря тому, что я к ней обращался. Как я могу быть ей неблагодарен за это? И поэтому политика политикой, и ее политическая позиция – это ее политическая позиция. Но то, что этот человек спас десятки жизней – я это могу подтвердить где угодно. И могу сказать исключительно слова большой благодарности.

«ТИМОШЕНКО ПРЕДЛАГАЕТ КАНЦЛЕРА. КТО-ТО ПРЕДЛАГАЕТ ЕЩЕ КАКИЕ-ТО СИСТЕМЫ. Я ПРЕДЛАГАЮ ЖЕСТКУЮ ПРЕЗИДЕНТСКУЮ ВЕРТИКАЛЬ ВЛАСТИ» 

— Сейчас вся страна завешана агитационными бигбордами, лайтбоксами кандидатов. Скажите, у вас с этим возникают какие-то проблемы? Спрашиваю потому, что мне рассказал Андрей Садовый: в некоторых городах ему дали понять, что вешать агитацию от него не станут.

— Нет, пока таких проблем нет. Был один случай в Бердянске Запорожской области, когда там возникли проблемы с нашими агитаторами, с палаткой, местные чиновники пытались запретить. Единичные такие по Украине случаи есть, но сказать, системно – нет, слава богу, пока нет. Что будет дальше – увидим. Думаю, что дальше будет труднее, потому что надвигается избирательная кампания. Власть будет использовать админресурс, злоупотребления, как это было на выборах в ОТГ, которые только что состоялись. Но пока, слава богу, этих проблем системно нет.

— Сколько для вас стоит ваша агитационная кампания – скажем, за месяц? Думаю, что эти цифры у вас как у лидера партии должны быть в голове. 

— Нет, у меня в голове другие цифры. У меня цифры заработной платы людей, их пенсии, цены на газ, на лекарства, на коммуналку, на все остальное. Вот какие цифры. А цифры, касающиеся партийного финансирования, — этим занимается председатель исполкома. Кроме того, согласно законодательству, все эти отчеты раз в квартал публично подаются, обнародуются в НАПК, во время избирательной кампании – в Центральной избирательной комиссии. И каждый будет иметь возможность с ними ознакомиться.

— Кстати, в агитационном поле вы опять-таки дублируете друг друга с Владимиром Зеленским. Вы – «народный президент», он – «слуга народа». Может, вам объединиться и работать вместе? Такое парадоксальное решение проблемы… 

— Да, без проблем, пожалуйста, если он согласится, у меня есть вакансия заместителя руководителя агитационного отдела. Я готов его взять.

— Сколько членов сейчас в Радикальной партии Ляшко? 

— Более 30 тысяч человек, которым мы вручили партийные билеты. Я подписываю эти партийные билеты. Это очень-очень мощная команда.

— Вы является парламентской партией, имеете фракции во многих местных советах. Много ли людей идут в РПЛ, чтобы попасть во власть? И как вы с этим боретесь? 

— Безусловно, это огромный коллектив людей, и в семье бывают проблемы, что уж говорить о партии, где десятки тысяч членов? Бывают люди, которые дискредитируют партию. Мы стараемся отказываться от таких членов, лишать мандата. Недавно в Ровенской области, в Раде, двоих лишили, в Северодонецком городском совете, на Сумщине лишили мандатов.

Почему я сторонник, чтобы был императивный мандат для местных депутатов, и для депутатов Верховной Рады? Чтобы когда ты изменяешь избирателям, не выполняешь партийную программу, предпочитаешь служение власти — значит, необходимо забирать мандат. К большому сожалению, сегодня такой возможности нет. Я это сделаю.

Кстати, по изменениям в Конституцию. Я все-таки жду, когда же мы перейдем к системным вопросам…

— А о каких вопросах вы хотите поговорить?

— Нет, ну это вы задаете вопросы. И мне кажется, что большинство людей все-таки интересуют другие вопросы. Но ваше право задавать вопросы. Я жду-жду, их нет. Если вы не возражаете, я все-таки сам инициирую.

Что я считаю системно необходимым для страны? Первое — это восстановление вертикали власти. В хаосе, в бардаке невозможно экономическое восстановление. Ни один инвестор, никто не придет, не принесет деньги, когда не работает закон, не работает порядок, нет дисциплины. Поэтому должна быть жесткая, но справедливая вертикаль власти.

Второе — конституционные изменения. Тимошенко предлагает канцлера. Кто-то предлагает еще какие-то системы. Я предлагаю жесткую президентскую вертикаль власти.

— Какую именно?

— Это когда президент – глава исполнительной власти, обще выбранный лидер. В парламенте численность будет сокращена до 250 человек, но с сильными контрольными полномочиями.

Кроме этого я предлагаю украинцам отдать право выбирать судей. Потому что сегодня фактически судебной реформы не произошло, и люди видят, что справедливости как не было, так и нет. Я предлагаю, чтобы украинцы напрямую – так, как депутатов, так как президентов, избирали и судей. Это единственная возможность вернуть справедливость в храм правосудия.

Третье – относительно политической системы координат. Я инициирую замену всех до одного руководителей. В том числе и ликвидацию многих органов, которые лишние. Потому что, когда идет дублирование, когда фактически в Украине созданы две параллельные системы (с одной стороны СБУ, МВД, с другой стороны – эти антикоррупционные органы, на чье содержание уходят миллиарды), результата нет. Все это нужно нормировать, сократить, поменять всех тех, кто обманул людей, назначить новых.

Это, что касается политической системы в целом. Более подробно мы это выложим на съезде и утвердим. Что касается экономической политики, то это — фактически продолжение политики конституционных изменений. Я пересмотрю все международные соглашения Украины и все, что в украинцев забирает работу, зарплату. Либо пересмотрим, либо расторгнем эти соглашения.

Вот вам пример: вице-премьер Кубив едет в Китай и подписывает меморандум, что наши партнеры, братья-китайцы, на полмиллиарда долларов должны поставить в Украину турбин. А я спрашиваю: зачем нам китайские турбины, когда есть харьковский «Турбоатом»? Зачем нам на миллиард евро французские вертолеты, когда есть «Мотор-Сич»? Зачем нам много других этих закупок, которые мы можем делать у себя?

— А с чем вы связываете этот китайский лоббизм Кубива? 

— Я не хочу говорить ни об откатах, ни о коррупции. Могут быть подозрения, но никаких доказательств у меня нет. Я могу утвердительно только сказать об отсутствии национального интереса у этих чиновников. И о видении перспективы для Украины. Люди, которые представляют Украину, не могут подписывать таких решений, которыми у украинцев забирают работу и зарплату. Потому что потом ходим, занимаем. Вот пока не восстановим свой потенциал — будем побираться всю жизнь.

Я утверждаю, что реализация промышленного пакета реформ, которую предлагает моя команда, даст возможность за первый мой президентский срок выплатить все долги. И больше не занимать, забыть об этих долгах, как о страшном сне.

Я вчера был в ладане на заводе «Пожмашины». Несколько лет назад завод лежал, он не работал. Его растащили на металлолом. Сегодня это одно из самых успешных предприятий в Украине. Вот пример реализации мной политики промышленного восстановления Украины, когда делается ставка на национального производителя, и тысяча людей, которые вчера были безработные, сегодня имеют работу, в конструкторском бюро работает более 30 человек, и каждый из них получает зарплату.

— Опять-таки: почему вы рассказываете об экономическом векторе развития, если по Конституции этим направлением занимается правительство? 

— Я предлагаю изменить Конституцию, чтобы президент возглавлял исполнительную ветвь власти, возглавлял правительство. С одной стороны, это убирает дуализм, даже триализм во власти. Когда лебедь, рак и щука, парламент, президент и правительство борются между собой за полномочия, за финансы и не борются за украинцев.

С другой стороны, президент не может быть в стороне. Потому что экономика – это обороноспособность страны, экономика – это успех Украины на международной арене, это отношение к стране. Потому что когда ты беден, тебя унижают, с тобой не считается, твою страну используют как разменную монету. Так вот президент, когда хочет быть успешным верховным главнокомандующим, успешным проводником международной политики, у него должна быть сильная экономика.

— Но ведь вы человек прагматичный и понимаете, что, ни этот парламент, ни будущий с большой вероятностью не проголосует за такое перераспределение полномочий. Хотя бы потому, что большинство политических игроков этого не хотят. 

— Я вынесу этот вопрос на всеукраинский референдум, и народ решит. Украинский народ никогда не принимал Конституцию. Почему украинцев лишили права принять Конституцию? Почему украинцы не имеют права определить государственный строй страны? Я предлагаю доверять нашим людям. Чтобы украинцы решали свою судьбу. Поэтому я предложу эти изменения на референдум. И каждый человек придет и решит.

Кроме того, в контексте конституционных изменений считаю необходимым изменение политической системы, избирательной системы. Выборы в ОТГ, выборы по мажоритарке показывают, что системная проблема – это проблема подкупа избирателей. Я предлагаю решить эту проблему, изменив избирательное законодательство.

— Каким образом?

— Открытые партийные списки. Чтобы не от лидера зависела судьба мандата или место в списке, а от голосующих граждан. И это будет реальная борьба с коррупцией, а не та профанация, которую мы сегодня имеем. Смена политической системы, изменение судебной системы, возвращение справедливости. Ключевая проблема в стране – люди не видят справедливости. Вследствие этого появляются все остальные проблемы. Отсутствие перспективы. 94% входят в новый год с тревогой.

Вот моя политика – это чтобы люди входили в новый год с надеждой и с верой, а не с тревогой.

— Еще раз. Даже если вас изберут президентом, и вы объедините вокруг себя мощную команду, политические элиты за 2-3 недели вам не изменить. Их ротация длится годами, особенно в нашей стране. И эти политические элиты сейчас не имеют желание способствовать обустройству жесткой президентской вертикали. Наоборот: среди этих элит есть спрос на парламентскую республику. И как вы собираетесь все это изменить?

— Роль личности в истории никто не отменял. С самого детства, с детского дома, из интерната я ставлю перед собой цель — и достигаю ее. Я остановлю этот маховик и сломаю эту олигархическую систему, которая построена в Украине за последние 30 лет.

Я изменю систему. Я поведу за собой народ — и политические элиты побегут, аж гай будет шуметь. Потому что они приспособленцы, и сегодня они людей фактически обманывают. Они лишают украинцев перспективы. Это гнилое политическое болото, которое сформировалось на Печерских холмах, не дает стране перспектив.

— Но вы как политик росли и развивались в этом гнилом политическом болоте.

— Да, но при этом я сохранился максимально, насколько возможно. Более того, я делал все, чтобы его изменить. Но для того, чтобы его вычистить, мне надо полномочия. Вот президентская должность и полномочия, те конституционные изменения, которые предлагаю, дадут возможность не только вычистить это болото, а навести порядок во всей стране. И все.

Более того. Я вам приведу еще раз пример по военному состоянию. Когда президент Порошенко уже шел с готовым решением и был уверен, что там будет 300 голосов за его решение, мы остановили его планы по отмене выборов, по узурпации власти, по ограничению конституционных прав граждан. Мы остановили!

«Я СКАЗАЛ: ПЕТР АЛЕКСЕЕВИЧ, Я СЕЙЧАС ПРИЕХАЛ К ВАМ С ЖЕЛЕЗНОДОРОЖНОГО ВОКЗАЛА, ГДЕ ГОВОРИЛ С ЛЮДЬМИ. И БОЛЬШИНСТВО ИЗ НИХ СЧИТАЕТ, ЧТО ВЫ ХОТИТЕ УЗУРПИРОВАТЬ ВЛАСТЬ И ОТСРОЧИТЬ ВЫБОРЫ. НО Я НЕ ДАМ ВАМ ЭТОГО СДЕЛАТЬ» 

— А, правда, что в первые часы после захвата россиянами наших моряков, вы скорее поддерживали жесткий президентский механизм введения военного положения. И только потом, после консультаций, поняли, что не все так, как вам казалось в первые часы?

— Евгений, извините за откровенность, но меня удивляет, почему… откуда вы берете вообще такие выдумки?

— Мне об этом рассказывали люди, которым я верю. Вместе с тем, это же интервью, самый честный жанр журналистики. И вы сейчас имеете возможность исправить эти «выдумки».

— Я уже вам посоветовал: вы найдите других людей, или чаще приходите к нам, мы вам будем давать интервью. Я вам скажу, что было правдой. Я ночью, когда увидел всю эту историю, то переспал — и утром встал с решением, что мы должны это остановить.

Потому что для меня было очевидно, что под предлогом военного положения президент Порошенко хочет отсрочить президентские выборы для того, чтобы узурпировать власть. Потому что военное положение надо было вводить в 14-м году. Но в 14-м году не ввели военное положение, чтобы в мае избрать президента. И Порошенко избирался на выборах. Ибо если бы было военное положение, не было бы президентских выборов. Турчинов не ввел военное положение, хотя надо было вводить.

А сегодня за 3 месяца до выборов, когда у Порошенко рейтинг ниже плинтуса, он придумывает причины, чтобы ввести военное положение. Для меня это было очевидно. Только мне нужно было время, чтобы подумать, каким образом действовать, каким образом противодействовать.

И утром я проснулся с этой мыслью. А потом днем, когда парламент принимал эти решения, я поехал на центральный железнодорожный вокзал вместе со своей командой и останавливал каждого человека, которого видел и спрашивал их мнение об этом – что они думают об инициативе президента Порошенко ввести военное положение. 99% опрошенных мной людей сказали то же самое.

После этого я с центрального вокзала поехал к президенту Порошенко. И встретился, и сказал: Петр Алексеевич, я сейчас приехал к вам с железнодорожного вокзала, где говорил с людьми. И большинство из них считает, что вы хотите узурпировать власть и отсрочить выборы. Но я не дам вам этого сделать.

Вот мой разговор с президентом Порошенко. После этого я поехал в парламент, и наша фракция сделала все, чтобы не дать Порошенко узурпировать власть. Наши оппоненты начали разгонять, что Ляшко борется не за Украину, а Ляшко борется за выборы и за власть.

Ляшко не за выборы боролся! И не за власть! Ляшко боролся за то, чтобы украинцы имели право на выборах 31 марта 2019 года избрать верховного главнокомандующего и президента, который не будет обманывать, не будет спекулировать на темах войны и использовать военное положение для того, чтобы оставаться при власти. Если кто-то может подумать, что это было нереально мол, как это — отменить выборы?– я вам приведу историю, которая это подтверждает.

— Интересно, давайте.

— Посмотрите ситуацию с Центральной избирательной комиссией. По закону у ЦИК срок полномочий 7 лет. Но благодаря манипуляциям со стороны президента, ЦИК работала более 10 лет.

Вот так же история с военным положением. Если бы не наша позиция, не наше противодействие узурпаторским планам Порошенко, президентские выборы были бы отменены. Возможно, их и провели 31 марта — только я не знаю, какого года.

— Когда вы говорите о вашем противодействии, то имеете в виду только фракцию РПЛ и некоторые другие политические силы?

— Безусловно, главной была позиция нашей команды. Но мы благодарны всем нашим единомышленникам в парламенте, которые увидели все эти угрозы для страны и для права украинцев выбирать достойного президента. Увидели — и поддержали нас в этой борьбе.

Никто не имеет права у украинцев забирать возможность выбрать власть и избрать президента. Порошенко хотел это сделать. Я ему это не дал. Поэтому – возвращаясь к вашему вопросу, как он ко мне относится – можете сделать выводы. И, при всем уважении к Петру Алексеевичу, мне безразлично, как он относится ко мне.

Мне важно, как ко мне относятся украинцы, которые хотят, чтобы власть и новый президент дал им будущее в своей стране. Вот это мне важно… а все остальное я попробую как-то пережить.

— В начале нашей беседы вы выразили свое отношение к предвыборной социологии. И все же я уверен, что какую-то социологию вы для себя заказываете, и все цифры у вас есть. Может, дадите посмотреть, где у вас лучше результаты, а где хуже? 

— Я могу сказать одно. Мы победим на президентских выборах!

Автор: Евгений Кузьменко

Источник: Цензор.НЕТ

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий