Подражать успешным примерам

Почему внешняя торговля для Украины может быть и драйвером экономического развития, и причиной дальнейшего упадка государства.

В развитии любой страны торгово-экономические связи могут стать мощным локомотивом роста и модернизации, и причиной упадка. Именно через активную внешнюю торговлю в свое время стремительно развивались и обогащались самые состоятельные страны Европы, а затем других частей света. Но так же из-за невыгодных ее условий другие отставали и деградировали.

И за последние века принципиально ничего не изменилось, место страны в международном разделении труда и далее определяет позицию в мире и уровень благосостояния ее граждан. А внешнеторговая политика обычно относится к ключевым маркерам различных политических сил.

Однако те страны, которые не уделяли этой проблеме должного внимания, теряли собственную субъективность и экономическую перспективу, медленно превращаясь в доноров (сырья, энергии, рабочих рук, менее рентабельных простых товаров) для развития других.

И Украина на протяжении последних десятилетий последовательно вытеснялась именно в эту последнюю группу. Вместо поощрения и защиты собственного производства в высокодоходных и высоко динамичных секторах наше государство на протяжении десятилетий оставалось пассивным в отстаивании национальных экономических интересов.

Наблюдало, как украинский рынок все больше наполняли товары, произведенные в других странах. В то же время в обмен на открытый внутренний рынок Украина не получала соразмерных возможностей для сбыта собственных товаров с высокой добавленной стоимостью.

Рынок для других 

Динамика внешней торговли по отдельным отраслям в течение последних 20 лет отчетливо демонстрирует, что масштабный наплыв импорта подавлял внутреннее производство. Или уничтожал уже имеющиеся, или, по крайней мере, исключал любые возможности создавать новые производства нужных украинцам товаров.

Если еще в 2005 году завезенные из других стран непродовольственные товары составляли 42,4% всех проданных в Украине, то в 2020-м их доля уже превысила 67%. В прошлом году на импортные товары украинцы потратили почти 1,5 трлн. грн, и львиную долю среди них составляли готовые промышленные товары.

Только фиксированные таможней объемы (ведь настоящую стоимость часто занижают) ввоза продукции легкой промышленности в течение с 2000-го до 2020 года выросли более чем в 4,5 раза. С $0,59 млрд. до $2,73 млрд. А производство продукции легкой промышленности в Украине увеличилось за это время лишь с $0,57 млрд. в 2001-м до $0,88 млрд. в 2020 году. Да и ту продукцию производят преимущественно по давальческим схемам для европейских компаний.

Еще хуже ситуация с разнообразной химической продукцией, где импорт с $0,9 млрд. в 2000 году вырос до $7,3 млрд. в 2020-ом. В то же время всей продукции украинской химической промышленности в 2020 году было более чем вдвое меньше ($3,4 млрд.), а ее экспорт с 2000-го вырос лишь с $1,5 млрд. до $1,9 млрд.

Не лучшие тенденции с металлопродукцией. Импорт в Украину готовых изделий из черных металлов в прошлом году почти сравнялся по объему с их экспортом ($874 млн. и $879 млн. соответственно), хотя еще 20 лет назад (в 2000-м) более чем в пять раз ему уступал ($125,3 млн. и $653 млн.).

В то же время из Украины для оплаты импорта готовых промышленных товаров с каждым годом поставляли за границу все больше сырья и рабочих рук. До недавнего времени мы были экспортерами промышленной продукции с невысокой добавленной стоимостью, например металлических полуфабрикатов, сырого масла или электропроводки.

Но углубление тренда, который наметился в последнее время, грозит превратить Украину в экспортера, прежде всего зерна, руды, семян масличных и лесоматериалов с минимальным уровнем обработки.

Например, в условиях роста продаж за рубеж зерна и масла по итогам 2020 года экспорт украинских молокопродуктов уменьшился на 23%, говядины — на 28,9%, сахара — на 30%, муки — на 36,6%, продукции плодоовощной промышленности — на 18,8%.

Наш горный металлургический комплекс все больше эволюционирует из производителя металлопродукции в поставщика сырья для металлургии других государств. Только по итогам 2020 года на фоне значительного роста экспорта железорудного сырья на 24,7%, продажа готового проката черных металлов из страны снизилась на 20,7%, трубной продукции — на 23,6%. В то же время в течение последних 20 лет, выручка от экспорта металлических руд выросла почти в 10 раз. С $465 млн. до $4,4 млрд.

Уязвимость украинской экономики резко возросла после вступления во Всемирную торговую организацию в 2008 году. Еще до вступления в организацию в Украине были сильно снижены ставки пошлин на самые разнообразные товары.

Однако при вступлении в ВТО они легли в основу наших обязательств по так называемым связанным ставкам — согласованного при вступлении размера пошлин, которые страны — члены организации в дальнейшем не могут превышать. В результате, как показывает сравнение с другими странами мира, в Украине «связанные ставки» были зафиксированы на уровнях, сопоставимых с самыми развитыми и богатыми странами мира (ЕС, США, Японии, Канады). Их производители имели несравненно большие конкурентные преимущества, чем украинские.

В то же время они оказались в разы ниже по сравнению с развивающимися странами, в том числе и азиатскими, которые сегодня буквально заваливают украинский рынок своей готовой промышленной продукцией. Так в двусторонней торговле мы изначально оказались в неравных условиях.

Поэтому, несмотря на стереотипы, наибольший вред после вступления в ВТО закономерно наносила торговля именно со странами Восточной Азии. Она оказалась самой распространенной по товарной структуре и фактически превращает Украину в сырьевую колонию.

Совокупный дефицит торговли только с Китаем за 2009-2020 годы превысил $42,7 млрд. Аналогичная ситуация, хоть и в несколько меньших масштабах, сложилась и с другими странами Азиатско-Тихоокеанского региона (Южной Кореей, Тайванем, Вьетнамом, Филиппинами, Таиландом). И хотя в последнее время объемы украинского экспорта туда росли быстрее, а дефицит торговли уменьшался, однако это происходит за счет вывоза больших объемов сырья и снижения доли готовой промышленной продукции.

Однако структура нашей торговли с ЕС и, прежде всего ее динамика значительно благоприятнее для развития экономики Украины и ее перспектив в будущем. Доля в экспорте туда продукции украинской обрабатывающей промышленности значительно больше доли сырьевых товаров, и она стремительно растет.

В то же время объем поставок сырьевых товаров в наших поставках в ЕС наоборот уменьшается, в том числе и благодаря квотам, которые ограничивают преимущественно такую продукцию. С $2,16 млрд. в 2013-м до $3,03 млрд. в 2020 году выросли объемы поставок украинской машиностроительной продукции, а ее доля в нашем экспорте в ЕС с 10,6% до 16,2%.

В конце концов, именно для европейских индустриальных компаний может быть гораздо интереснее как производственная площадка, чем для китайских гигантов, которые обычно ищут только рынки сбыта и сырья. В то же время средняя ставка пошлины на товары, которые были импортированы в 2020 году из стран Восточной и Юго-Восточной Азии, составляла менее 3,7%.

С таким уровнем таможенной защиты доступность украинского рынка для азиатских производителей мало, чем отличается от его доступности для стран, с которыми мы имеем соглашения о свободной торговле (в том числе и с ЕС).

В результате в то время, когда абсолютное большинство азиатских стран и до сих пор проводит политику ограничения доступа готовых товаров на свои внутренние рынки, в Украине отсутствуют условия для развития новых производств вместо старых отраслей в упадок. Ведь производство в Азии уже налажено и оно имеет очевидные преимущества через «эффект масштаба» и различные формы стимулирования экспорта.

Следовательно, ситуацию, в которой сегодня находится Украина, можно обозначить как подавление экономического потенциала, что исходит с Востока (Азии), и неиспользованных возможностей наращивания экспорта на Западе (прежде всего в Европе). Кроме общих для всей страны негативных последствий, продолжение обозначенного выше тренда грозит экономическим разломом Украины по линии Север-Юг.

Именно в группе южных и прилегающих к ним отдельных регионов Центральной Украины экспорт сырья растет преимущественно на рынки азиатских стран. В то же время на северо-западе формируется группа областей, ориентированных преимущественно на европейский рынок, имеющих значительно более высокую долю в экспорте промышленной продукции и лучшую динамику в направленной на экспорт обрабатывающей промышленности.

К тому же речь идет о внятных разнонаправленных трендах в переходных регионах. Например, в Хмельницкой области доля экспорта в ЕС возросла с 35,4% в 2014 году до 49,3% в 2020-м, Винницкой области — от 31,9% до 39,6%, на Киевщине — от 27,6% до 38,9%, Черкасской — от 32,5% еще в 2018-м до 37,5% в 2020 году, Черниговской области — от 31,9% до 36,9%.

В то же время на Полтавщине только в течение последних двух лет доля экспорта уменьшилась от 51,4% в 2018-м до 35,1% в 2020 году. На Днепропетровщине — от 35,6% до 26,7%, Николаевщине — от 22,2% до 16,2%. А доля Китая и других стран Азии наоборот стремительно росла.

Отстаивать собственный интерес

Именно из решения очерченных проблем для украинской экономики и единства страны должна была бы исходить государственная политика в отношении внешней торговли. Подход к торговому сотрудничеству с разными партнерами нужно коренным образом менять и проявлять, прежде всего, собственный интерес.

Нет ничего плохого в том, чтобы быть крупным экспортером зерна, масла или железорудного сырья, если мы уже имеем соответствующий потенциал. Но ошибочно соглашаться на роль потребителя импортной готовой продукции в обмен лишь на право вывозить столь необходимое другим государствам сырье.

Ведь чтобы вырваться из бедности и стагнации, в которых Украина находится в течение последних десятилетий, нужны длительные и значительно более высокие среднемировые показатели ежегодного экономического роста. И ни аграрный сектор, ни добывающая промышленность по объективным причинам просто не в состоянии их обеспечить. Лишь динамичный рост производства самых разнообразных готовых промышленных товаров для внутреннего потребления, а также наращивание их экспорта способны обеспечить такой результат.

Такую политику осуществляли в свое время и те постколониальные государства, которые сегодня формируют мировую повестку дня. В частности на протяжении первых полутора веков своей истории Соединенные Штаты продемонстрировали как страна, богатая на природные ресурсы и земельные площади для производства сельскохозяйственного сырья, умело ими пользовалась. Они не ограничивали вывоз сырьевой продукции, а заработанные таким образом деньги.

Создавали условия, чтобы в защищенной от демпинга внешних конкурентов стране деньги шли на выращивание собственных «детских» отраслей по производству самой разнообразной готовой продукции. За определенное время они превращались в великанов уже мирового масштаба, способных к соревнованию и даже победам над теми, от кого их еще несколько десятилетий назад защищало американское правительство.

Статистические данные об экономических изменениях в США однозначно свидетельствуют, что именно защитные таможенные тарифы играли ключевую роль в развитии американской промышленности. И благодаря окончательной победе протекционистского подхода в результате Гражданской войны 1861-1865 годов нынешний мировой лидер пошел по пути успеха, а не упадка, и поставки сырья экономически более развитым тогда странам.

Поэтому вместо того, чтобы наблюдать за инерционным сценарием превращения Украины в своеобразную ресурсную кладовую преимущественно азиатских государств, нынешняя роль государства должна состоять в изменении такой тенденции. В центре государственной политики по торговле с другими странами должно быть развитие собственного производства и внутреннего рынка.

Важной является зависимость возможности производителей из других, прежде всего азиатских государств, продавать в Украине товары с высокой добавленной стоимостью, от доступа готовой украинской продукции на рынки соответствующих стран. Надеяться, что ситуация исправится с помощью «невидимой руки рынка», бесполезно.

Разрыв между зажиточными и бедными странами углубляется и обеспечивает конкурентные преимущества не тем, кто сделал ставку на открытость и надежду на «невидимую руку рынка», а тем, кто осуществлял целенаправленную политику защиты и развития национальной экономики.

В пользу Украины в нынешней ситуации будет играть то, что преимущественно сырьевая структура нынешнего нашего экспорта ориентирована, прежде всего, на страны, которые являются ее крупными чистыми импортерами и сами в ней остро нуждаются.

Автор: Александр Крамар

Источник: Тиждень

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий