Посол Украины в Румынии Александр Баньков: «Темные времена» в наших отношениях закончились

10.09.2018 – Отношения Украины с Румынией в течение долгого времени были настороженными: наличие территориальных претензий, которые некоторые политические силы Румынии выдвигали по части Черновицкой и Одесской областей, отравляли атмосферу двусторонних отношений. Это закономерно порождало недоверие между политиками и гражданами стран-соседей. По сути, украинцы и румыны, несмотря на географическую близость и дальше живут старыми стереотипами друг о друге.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Со временем претензии были официально сняты, ослабли и реваншистские настроения среди румынских политиков и населения.

Читайте также: Посол Сергей Корсунский: В дипломатии нет, и не может быть никаких мелочей

Evas2 – инструкция по регистрации в Литовском консульстве

Посол Венгрии Эрно Кешкень: Украине не надо так строго относиться к двойному гражданству

Как получить гражданство Евросоюза с использованием инвестиций в недвижимость и ценные бумаги

Как заниматься трейдингом на международном валютном рынке FOREX: отдельные советы

Насколько прочным окажется нынешнее ситуативное союзничество Украины и Румынии? И не изменится ли со временем нынешний партнерский курс Бухареста, в том числе из-за их внутренних процессов? Проблемные вопросы между странами остаются и как они решаются?

Об этом и многом другом в эксклюзивном интервью LB.ua рассказал посол Украины в Румынии Александр Баньков.

«ПОСЛЕ РЕВОЛЮЦИИ ДОСТОИНСТВА ДВУСТОРОННИЙ ДИАЛОГ ВЫШЕЛ НА КАЧЕСТВЕННО НОВЫЙ УРОВЕНЬ» 

На чем базируется современный этап отношений Украины с Румынией? 

Основа современного этапа отношений с Румынией была заложена после Революции Достоинства, когда наш двусторонний диалог вышел на качественно новый уровень. Румыния, которая всегда поддерживала европейский выбор нашего государства, территориальную целостность и независимость Украины, стала первым государством-членом ЕС, которое ратифицировало Соглашение об ассоциации между Украиной и Европейским Союзом.

Ощутимый прогресс был сделан весной 2016 года во время визита президента Украины Петра Порошенко в Бухарест и его переговоров с президентом Румынии Клаусом Йоханисом.

Тогда стороны договорились возобновить в новом формате совместную двустороннюю президентскую комиссию, активизировать работу украинско-румынских межправительственных комиссий по вопросам экономики, торговли, инфраструктуры, транспорта, а также защиты прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам. Последняя комиссия, кстати, не собиралась с 2006 года из-за существенных противоречий в позиции сторон.

Также было договорено о проведении визита румынского президента Клауса Йоханиса в Украину в 2017 году.

Очень серьезный пакет. Помню, что этот визит породил тогда надежду, что непонятный период в отношениях между Украиной и Румынией закончится…

И не просто породил надежды — он действительно стал прорывным, предоставив толчок украино-румынским отношениям. После визита президента П.Порошенко уже 10-11 июля 2017 года в Бухаресте собралась межправительственная комиссия по вопросам экономики, торговли, транспорта и инфраструктуры. Результатом ее работы стало подписание протокола со значительным количеством договоренностей по различным направлениям: активизация двусторонней торговли, привлечение инвестиций, реализация проектов транспортной и пограничной инфраструктуры, продолжение диалога по чувствительным вопросам относительно глубоководного судового хода (ГСХ) «Дунай – Черное море» по каналу Быстрое и КГОКОР (Криворожский горно-обогатительный комбинат окисленных руд).

В сентябре 2017 года в Киеве проведено заседание комиссии по вопросам обеспечения прав нацменьшинств, на котором фактически договорились начать все с чистого листа. Это компромиссное решение, которое позволило разблокировать работу этого важного двустороннего органа после 11-летней паузы.

Конечно, вопрос национальных меньшинств всегда был деликатным, и сохранялось и в дальнейшем особое внимание к себе со стороны Киева и Бухареста. Есть разные взгляды на то, кого румынская сторона считает представителями румынского меньшинства в Украине.

Есть вопросы молдавского меньшинства и молдавского языка, что закреплено в украинском законодательстве, есть определенные сложности с образовательными учреждениями, где обучаются этнические украинцы в Румынии, но главное – на сегодня у сторон есть четкое осознание того, что обеспечение всестороннего развития украинского и румынского меньшинств в наших государствах возможно лишь в практическом сотрудничестве. И этот диалог активно развивается.

Запланированный тогда визит президента Румынии Йоханиса в Украину в результате так и не состоялся. И вряд ли произойдет в ближайшее время – как раз из-за напряжения с языком. А точнее, языком обучения, что определено новым законом об образовании в Украине.

Да, это правда. В официальном формулировании ответа, который мы получили от АП Румынии, речь шла о «отсрочке визита до решения вопроса, связанного с принятием ВР Украины закона об образовании». Дальнейший процесс решения этого вопроса был канализацией фактически в переговорах между министерствами образования двух государств. Министерства иностранных дел и посольства помогали педагогам в нормативном описании и формулировке проекта Протокола о сотрудничестве между образовательными министерствами Украины и Румынии.

Это широкий документ, работа над которым еще продолжается, хотя мы надеемся на его завершение в ближайшее время. Он включает в себя не только вопросы образования на языках национальных меньшинств, но и нормы по поддержке и популяризации украинского языка в Румынии и румынского языка – в Украине. Обмену студентами, выделению стипендий в украинских и румынских ВУЗАХ, подготовки преподавателей для учебных заведений национальных меньшинств, проведению конференций, совместной работе над учебниками и дидактическими материалами и др.

Это большой спектр вопросов, который действительно должен разрешить и дать ощутимый толчок для развития и популяризации обоих языков на территории соседних государств.

Может ли этот пункт об образовательном вопросе с Румынией некогда быть полностью снятым?

А когда вопрос реформы образования в Украине будет закрыт полностью? На сегодня же есть только базовый закон об образовании. Поэтому говорить о закрытии этого вопроса с румынской стороной сможем только после того, как в Украине будет окончательно решено, в каком виде будет принят закон о среднем образовании – в частности отдельной статьей должны быть детализированы и расписаны пути имплементации статьи 7 закона «Об образовании», которая касается обучения на языках нацменьшинств.

Так что мяч на нашем поле. И все наши партнеры, и соседи — Румыния, Венгрия и другие ожидают, каковы будут дальнейшие шаги. Состоится ли анонсированное нашим Минобразования расширение переходного периода до 2023 года? Будет ли исключение или специальный статус в плане языка образования частных школ? Только после принятия этих решений парламентом мы будем иметь полную картину относительно образовательного процесса для представителей нацменьшинств в Украине.

Но здесь важно отметить, что Министерство образования Украины проводит консультации с представителями национальных меньшинств в процессе разработки и согласования последующих законодательных актов, в частности, проекта закона о среднем образовании, реализуя, таким образом, и рекомендации Венецианской комиссии. Поэтому есть надежда, что дальнейшие решения будут согласованными и удовлетворять как потребности представителей национальных меньшинств, так и необходимость существенного улучшения изучения украинского языка.

По Румынии могу сказать, что у Бухареста есть понимание, что эта реформа является необходимой и необратимой, поэтому нам надо договариваться о лучших условиях для обеих сторон, но в новых реалиях профильного украинского законодательства.

Политики часто склонны преувеличивать проблемы, заостряя их. А вот как отреагировало румынское общество на украинский закон? И почему на фоне отсутствия критических заявлений из Румынии венгры продолжают это делать регулярно?

Если посмотреть на реакцию общества и политикума в Румынии сразу после принятия закона, то основные заголовки и месседжи были следующие: в Украине убивают румынский язык, в Украине закрываются все румыноязычные школы, в Украине насильственным путем ассимилируются представители румынского меньшинства. Такой настрой передался и на обычных граждан.

Постепенно удалось объяснить, в первую очередь парламентариям, а потом и журналистам, что нужно сначала прочитать закон, понять написанное, а уже потом делать выводы и представлять их обществу.

Весь румынский парламент на пленарном заседании проголосовал за создание специальной комиссии, которая должна заниматься именно вопросом образовательного закона в Украине. Проголосовали единогласно – это для понимания поддержки в обществе проблемы защиты румынского меньшинства. И меня пригласили на заседание этой комиссии, где в присутствии журналистов я разъяснил суть закона. А буквально через неделю состоялся визит главы МИД Украины Павла Климкина, который прилетел в Бухарест сразу из Венгрии.

Таким образом, мы с румынами постепенно вышли на понимание того, что, во-первых, реформа еще не завершена, в Украине не создано никаких угроз для представителей румынского меньшинства. Более того, 11 января 2018 года Павел Климкин и Лилия Гриневич совместно с румынскими коллегами была открыта в Черновцах школа для румынского меньшинства – абсолютно новая, построенная на 100% за государственный счет на 600 мест. А это кардинально противоречило заголовкам в румынской прессе.

Так и удалось снять определенную остроту вопроса. А вот почему продолжают нагнетать обстановку венгры – это лучше спросить у специалистов по Венгрии.

Что, кроме образовательного вопроса, есть в кейсе украино-румынского сотрудничества? Что сделано и что планируется? 

Сейчас идут переговоры о проведении осенью этого года очередного заседания комиссии по защите прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам. На этот раз оно состоится в Бухаресте и очень важно поддерживать такую положительную динамику.

Есть у нас несколько важных проектов в приграничной зоне. В частности, на Одесском участке украино-румынской границы на Дунае, фактически завершается реализация совместного проекта паромной переправы и международного пункта пропуска Орловка – Исакча (с румынской стороны).

Проект реализуется в государственно-частном партнерстве с обеих сторон: инфраструктуру для международного пункта пересечения создают частные румынские и украинские компании с последующей передачей органам, уполномоченным на осуществление контроля пересечения границы.

Переход должен заработать в самом начале следующего года. Это фактически откроет новый транспортный коридор через Украину и будет существенным прорывом, поскольку на этом участке границы до сих пор не было прямого сообщения между странами. С открытием же этой паромной переправы мы рассчитываем, что большая часть международного трафика, как пассажирского, так и грузового пойдет именно сюда, потому что это более короткий путь в Болгарию, Турцию, Грецию.

На повестке дня также очередное заседание межправительственной комиссии по вопросам экономики, торговли, транспорта, инфраструктуры. Здесь ситуация несколько сложнее, потому что ее заседанию должны предшествовать рабочие группы по направлениям, но работа сейчас значительно активизировалась, что добавляет оптимизма.

В целом объемы двусторонней торговли с Румынией ощутимо растут каждый год, что является результатом открытия рынка ЕС для украинских товаров и особого внимания к румынскому рынку, который традиционно до этого не находился в фокусе украинских производителей. В прошлом году, например, мы имели почти 1,4 млрд. долл. США с двустороннего товарооборота с Румынией, а за первое полугодие этого года уже имеем + 15% рост.

Есть у нас и менее успешные сейчас проекты, в частности модернизация международных пунктов пропуска на украинско-румынской границе в Черновицкой области. Так, на двух международных пунктах пересечения, которые в свое время были закрыты на модернизацию, Румыния на 100% осуществила работы со своей стороны.

К сожалению, определенные проблемы, в том числе финансовые, есть у нас с завершением этих работ для открытия пунктов пересечения. Это конечно создает нагрузку на другие пункты, усложняет пересечение границы, как товарами, так и людьми. Но с уверенностью могу сказать, уделяется должное внимание на правительственном уровне и вопрос должен быть решен уже в ближайшее время.

Еще есть проект построения в Закарпатье моста через Тису, который тоже должен соединить Украину и Румынию. Сейчас там есть мост, но он исторический, деревянный, в 2007 году его после реставрации открывали президенты Ющенко и Бэсеску. На замену ему есть проект, который так же сейчас обсуждаем на межправительственном уровне.

А в целом ставлю себе определенную цель преодолеть стереотипы во взаимном восприятии украинцев и румын, популяризировать Украину, как в Румынии, так и Румынию в Украине, и считаю, что основой этого является именно межчеловеческие контакты.

ОФИЦИАЛЬНЫЙ БУХАРЕСТ НЕ ХОЧЕТ РАЗДУВАТЬ ПРОБЛЕМУ ВЕНГЕРСКОГО НАЦИОНАЛИЗМА В РУМЫНИИ

Кстати, интересно – от венгерской политики в отношении национальных меньшинств страдает не только Украина, но и сама Румыния.

Действительно, ситуация между странами не такая простая. Последнее программное заявление Орбан сделал в Румынии, в городе Тыргу-Муреш, которым фактически призвал к объединению всех венгров, относящихся к венгерскому языковому и культурному пространству, несмотря на границы.

Румыния на официальном уровне в последнее время достаточно сдержанно воспринимает такие выпады. Очевидно, румынские политики не хотят создавать дополнительного напряжения в отношениях с Будапештом.

Они могут себе это позволить, учитывая, что обе страны являются членами НАТО и ЕС, и здесь существуют механизмы сдерживания в таких чувствительных ситуациях.

Еще одно объяснение такого поведения — румынская власть просто не хочет вбрасывать эту проблему в свое общество. Потому что в Румынии живут 1,4 млн. этнических венгров — это огромное количество, и если раздувать проблемы венгерского национализма, то на нее сразу начнут реагировать румынские националисты. Процесс может стать неуправляемым.

А этот год является символичным и очень важным для Румынии, потому что исполняется 100 лет возникновения «Великой Румынии» — 1 декабря 1918 года Трансильвания объединилась с Румынией. В состав Румынии тогда также вошли Бессарабия и Северная Буковина, то есть территории, часть которых на сегодня входят в состав Украины.

В этом контексте — насколько реальна возможность объединения Молдовы и Румынии? 

Главным лоббистом этой идеи выступает экс-президент Румынии Траян Бэсеску. Это его идея, которую он развивал с момента своего президентства с 2004 года, готовя определенный политический плацдарм для ее реализации. Конечно же, она поддерживается и другими румынскими политиками, которые открыто, выступают за объединение с Молдовой, но важным условием для этого является именно желание большинства населения Республики Молдова.

Сам Бэсеску считает своим достижением то, что за период своего президентства и его нынешней политической деятельности он смог доказать уровень поддержки этой идеи в Молдове с 7% до приблизительно 30%.

Но довести проект до логического завершения, на мой взгляд, невозможно без решения всех вопросов внутри самой Республики Молдовы. Во-первых, вряд ли с этим согласится большинство населения Молдовы – потому в целесообразности объединения с Румынией сложно убедить, например, север страны, где превалируют пророссийские или даже просоветские настроения. То же и в Гагаузии.

А, во-вторых, есть еще Приднестровье – «Приднестровская Молдавская Республика», которая фактически не контролируется Кишиневом. Объединяться без Приднестровья? Но это фактически отказ от территориальной целостности государства – и поэтому молдавские политики на это не пойдут.

Вот это и ответ на вопрос, насколько реалистичным может быть проект объединения Румынии с Молдовой.

“ТЕРРИТОРИАЛЬНЫХ ПРЕТЕНЗИЙ РУМЫНИИ К УКРАИНЕ НЕТ. И НЕ МОЖЕТ БЫТЬ”

Хорошо, что Румыния и Венгрия решают вопрос спорных территорий как страны-члены ЕС и НАТО. В то же время Украина пока не является членом этих объединений. При этом территориальные претензии сторонников «Великой Румынии» не исчезают – у них даже когда-то была одноименная партия, которую возглавлял одиозный Корнелиу Вадим Тудор. Насколько сейчас в Румынии сильные экспансионистские настроения в отношении Украины?

Тудор уже умер, но его идеи точно будут жить еще долго. Другой вопрос в том, насколько реальными могут быть сегодня в Румынии политические программы, которые ставят целью возвращения территорий, то есть фактически пересмотр границ в Европе? Это очень опасный эксперимент, который, по моему мнению, не имеет политического будущего в современной Европе.

Конечно, и в Румынии есть определенные политики, которые сознательно не хочу называть, которые эксплуатируют исторические вопросы в собственных политических целях. Однако это маргинальные взгляды и путь без развития. Важно, что Румыния поддерживает территориальную целостность, суверенитет и независимость Украины в международных признанных границах. Между Украиной и Румынией в 1997 году подписан Договор о дружбе, сотрудничестве и добрососедстве, который и определяет основу наших отношений.

Отзыв румынского общества на призывы таких политиков-реваншистов?

В обществе, по моим оценкам, таких не более 5%. И сторонники территориальных претензий достаточно разрознены – их больше, например, в северных приграничных с Украиной областях, где остаются определенные ностальгические настроения, что когда-то Черновцы входили в состав Румынии. Но это точно не политический вопрос.

Это вопрос, так же как у нас и с другими соседями – дискуссий историков и ученых.

Тем более, Черновцы и часть Черновицкой области входили в состав Румынии только с 1918 года по 1940 – то есть не долгий период. А до этого это была Австро-Венгерская империя, в состав которой входили и нынешние румынские территории. Поэтому говорить, что это исторически румынские территории некорректно.

Осуществляет ли Румыния какие-то шаги, которые можно расценить, как угрозу территориальной целостности Украины? Ну как делает это Венгрия…

Территориальных претензий Румынии к Украине нет. И не может быть.

Получается, что нынешнее украино-румынское сотрудничество – более ситуативное. Насколько оно может быть долговременным?

Украина не может отказываться от помощи наших партнеров и друзей, даже если она ситуативная. И когда-то у нас о них выстраивалась другая политика безопасности. Действительно, довольно долго наши отношения с Румынией базировались на основное сдерживание потенциальных и гипотетических угроз. Причем, даже не учитывая тот факт, что в 1997 году мы подписали большой Договор о дружбе и добрососедстве.

А в 2004 году Румыния вступила в НАТО, автоматически вычеркнув из политических программ любых сил территориальные претензии. Впоследствии, в феврале 2009 года был закрыт последний территориальный спор, распределив в Гааге Черноморский шельф и исключительные экономические зоны в Черном море. Все — на этом между Румынией и Украиной больше никаких открытых спорных вопросов не осталось.

Я убежден, что «темные времена» в наших отношениях закончились, изменить наше нынешнее партнерство с Румынией вряд ли что-то сможет. Мы останемся в одном лагере.

УЛИЧНЫЕ ПРОТЕСТЫ – ПРОЯВЛЕНИЕ БОРЬБЫ МЕЖДУ ПРАВИТЕЛЬСТВЕННОЙ КОАЛИЦИЕЙ И ПРЕЗИДЕНТОМ

В самой Румынии тоже происходят непростые политические процессы – протесты на улицах, заговорили о досрочных выборах и тому подобное. Насколько нынешняя власть в Румынии является устойчивой? И насколько преемники останутся последователями нынешней политики в отношении Украины?

Сегодня при власти в Румынии находится коалиция Социал-демократической партии и Альянс либерал-демократов. Они создали правительство социальной направленности, которое в прошлом году обеспечило наибольший в ЕС рост экономики — 7,5%. Да, много дискуссий по поводу того, что этот рост достигнут за счет внутреннего потребления, что есть большая зависимость от импорта. Но это все нюансы и стоит их оставить для анализа экономистов.

В политическом же плане расклад следующий: есть устойчивая коалиция, которая контролирует и нижнюю, и верхнюю палату парламента. Лидер Альянса либерал-демократов (младшего партнера в коалиции) является председателем сената, а лидер социал-демократов – соответственно председателем палаты депутатов. Имея парламентское большинство, они имеют абсолютно контролируемое правительство.

А протесты на улицах – это выражение демократических прав и свобод населения, в частности, права на протест и выражение собственной позиции. Всегда будут провластные силы и оппозиция, которые будут иметь своих сторонников, поэтому подобные общественные выступления являются абсолютно нормальным элементом демократии.

Проблема оппозиции в том, что у нее нет единого центра, нет лидера. Да, есть несколько оппозиционных партий, которые формально заявили, что они в оппозиции. Но ситуативно они поддерживают те или иные законы, которые вносит и коалиция и которые являются социально-направленными. Согласитесь, трудно голосовать против повышения пенсий, против пересмотра зарплат и социальных стандартов.

А чем закончились протесты?

Основным требованием протестующих людей была отставка правительства, но правительство имеет парламентскую поддержку и удовлетворительные показатели работы. Больше внимания во время протестов было привлечено к событиям 10 августа, когда силы правопорядка применили спецсредства против протестующих лиц.

С того момента все практически забыли о требованиях на улице и начались оживленные дискуссии по поводу правомерности действий жандармов при подавлении свободы. Не мое дело оценивать эту ситуацию, провокации были со стороны протестующих, поэтому адекватность реакции силовых структур должны оценить уполномоченные органы.

Но однозначно говорить о революции в Румынии, о чем говорилось даже в публикациях на сайте LB.ua абсолютно неуместно. Так же, как и делить румынский политикум на условно старую элиту, преемник социалистических взглядов времен Чаушеску и проевропейскую.

Румынский политикум и Румыния как государство давно сделали свой европейский и евроатлантический выбор, и этот выбор никто не может сегодня оспорить, или тем более отказаться от него. Это всегда будет приоритетом для любых политиков. Даже наиболее непримиримые враги внутри страны все равно будут выступать за единый курс в вопросах внешней политики Румынии относительно евроатлантического сотрудничества, стратегического партнерства и членства в ЕС.

Есть ли основания говорить, что все эти протесты были специально скоординированы и организованы извне?

Нет. Протесты были организованы через соцсети. Но большое количество диаспоры на улицах объясняется тем, что это был август — время отпусков во многих странах Евросоюза, и поэтому много румын приезжает из-за границы домой. На минутку — 3,5 млн. румынских граждан из около 20,5 млн. населения Румынии работает в других странах ЕС и многие из них собирается в один месяц в Румынии. Тем более, для некоторых участие в протестах в Бухаресте – возможность посетить столицу, провести там уикенд, посетить друзей.

Давайте не забывать и о том, что эти люди не живут постоянно в Румынии, не платят там налоги. И их активность при голосовании, на основе анализа предыдущих голосований на выборах была очень низкой. Поэтому просто высказывание своей позиции мало, нужно идти дальше и мобилизоваться когда надо – ибо право народа управлять государством все равно реализуется через голосование на выборах. Недостаточно просто выйти на улицу за несколько лет до самих выборов.

Автор: Игорь Соловей

Источник: LB.ua

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий