Глава Госказначейства Татьяна Слюз: «У нас нет никакой информации по возмещению НДС»

08.05.2017 – ЭП взяла интервью у главного казначея страны о том, как будет осуществляться автоматическое возмещение налога на добавленную стоимость, как будет работать новый реестр, и какие у налоговиков остаются рычаги для вмешательства в этот процесс.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

 С апреля Министерство финансов запустило процесс автоматического возмещения налога на добавленную стоимость. Правительство описало это так: мы осуществили мечту бизнеса.

 Впрочем, как оказалось, до осуществления мечты пока далеко. По словам представителей бизнеса, существуют риски ручного вмешательства в реестры, сами реестры наполняются медленно, данные вносятся бессистемно.

 Еще больше вопросов появилось у компаний после скандала с получением доступа к реестру автоматического возмещения представителями президента.

 На прошлой неделе УП обнародовала письмо от заместителя главы Администрации президента Дмитрия Шимкива. В письме он просит фискальную службу предоставить доступ к реестру трем лицам из своего Ситуационного центра. Собеседники ЭП в правительстве и ГФС трактовали это как попытку со стороны президента контролировать оборот НДС.

 Администрация президента заявила, что предоставление доступа к данным реестра возмещения НДС им необходимо «для получения прозрачной и оперативной информации, а также для предупреждения возможных злоупотреблений».

 Хотя администрирование НДС – это точно не полномочия президента и его подчиненных.

 Впрочем, у бизнеса накопилось немало вопросов и без этого. Поэтому ЭП попросила главу Госказначейства Татьяну Слюз объяснить, как работал реестр ранее, как он работает сейчас, кто будет отвечать за его наполнение и как налоговики могут влиять на этот процесс.

 Среди других вопросов – сколько средств есть у местных органов власти, почему они их не тратят, и как Пенсионный фонд задолжал казначейству 48 млрд. грн.

 – С начала апреля Минфин анонсировал старт автоматического возмещения НДС. Какую роль играют Минфин, казначейство и ГФС в наполнении реестров и самом процессе возмещения налога? Кто за что отвечает?

 – Налоговым кодексом формирование такого реестра было предусмотрено с 1 января, то есть он должен был заработать с начала года. Но из-за того, что Минфину, казначейству и ГФС понадобилось время на создание программного продукта, Кабмин перенес срок запуска на 1 апреля.

 В первом квартале мы проводили возмещение НДС по законодательству, которое действовало до 1 января 2017 года.

 ГФС предоставляла казначейству обобщенную информацию (реестры) налогоплательщиков, которым нужно возместить НДС на бумажных и электронных носителях.

 На уровне центрального аппарата фискальная служба предоставляла нам информацию о плательщиках, у которых суммы возмещения превышают 100 тыс. грн. Меньшие суммы возмещались на уровне местных фискальных органов и местных органов казначейства.

 До 1 апреля ГФС предоставляла нам такие данные: название области, название плательщика, код ЕГРПОУ и сумма к возмещению. По нашим внутренним процедурам, «вырезки» из этой информации направлялись в казначейство каждой области.

 Возмещение проводилось на основе заключений, предоставленных казначейству территориальными органами ГФС.

 То есть к 1 апреля для возмещения необходимо было два нормативных документа: сформированный ГФС реестр и выводы фискальной службы.

 Перед возмещением на уровне центрального аппарата мы проводили сверки на обращения правоохранительных органов, которые могут останавливать проведение платежей и арестовывать средства на счетах. Также мы проверяли, чтобы в заявках на возмещение не было плательщиков, зарегистрированных на неподконтрольных территориях и в Крыму.

 – Что изменилось теперь?

 – До 1 апреля существовало два реестра. С реестром «на автомат» операции возмещения проводились в течение трех рабочих дней. Остальные возмещения проводилось в течение пяти дней. Этого раздвоения уже нет.

 После внесения изменений в Налоговый кодекс на уровне Минфина было несколько совещаний по функционированию реестра. Сегодня он размещен на сайте Минфина и автоматически наполняется территориальными органами ГФС.

 Вносится такая информация: название налогоплательщика, код ЕГРПОУ, дата подачи декларации, дата подачи заявления на возмещение, дата начала камеральной проверки, согласованная к возмещению сумма и прочее.

 Философия в том, что все налогоплательщики должны быть в равных условиях.

 – На каком этапе сейчас заполнение реестров?

 – На 21 апреля мы не имеем никакой информации для проведения возмещения НДС.

 – Но старт автоматического возмещения анонсирован на 1 апреля.

 – Еще проходят сверки, Минфин и ГФС наполняют базы. Каждую страницу реестра налоговики должны подписать электронной цифровой подписью. То есть мы начнем возмещение лишь тогда, когда получим списки с согласованными суммами.

 – В день запуска реестра в Минфине сообщили о хакерской атаке на Центр сертификации электронных ключей фискальной службы.

 – Да, была такая информация. Это вопрос, скорее, к ГФС. Насколько мне известно, все работает.

 – Как будет происходить обмен информацией о возмещении? Кто вам должен предоставить списки?

 – У нас нет треугольника «налоговая – Минфин – казначейство». Обмен информацией происходит по линиям налоговая – Минфин, Минфин – казначейство. То есть информацию о возмещении мы берем не с открытого сайта, а с информации, сформированной как платежные поручения – ее должен направлять нам Минфин.

 В этих данных будут указаны, в том числе номера счетов налогоплательщиков и названия банков, на которые нужно возмещать НДС. Если раньше налоговая нам подавала реестры в разрезе областей, то сейчас программа будет фильтровать плательщиков по коду ЕГРПОУ и хронологии.

 – Бизнес обеспокоен тем, насколько казначейство сможет придерживаться принципа хронологии. Кто за нее отвечает?

 – Хронология – это ключевой момент. Согласно Налоговому кодексу, возмещение НДС должно происходить в хронологическом порядке согласно дате подачи заявки.

 Если сегодня с 10 до 11 часов дня (это время предусмотрено внутренними процедурами), Минфин направит казначейству списки плательщиков на возмещение и завтра он тоже это сделает, то перед тем, как возместить завтрашним, я должен возместить сегодняшним.

 Мы должны провести возмещение в течение пяти рабочих дней с момента получения списков от Минфина. Конечно, мы настроены, не ждать пять дней, а возвращать НДС ранее – сразу после проведения сверки.

 – Минфин исключает возможность ручного вмешательства в формирование реестров. Бизнес сомневается в этом и видит риски «человеческого фактора», к примеру, на этапе назначения камеральных проверок. Вы как считаете?

 – Особенность новых правил такова: фискальной службе дано право в течение 30 календарных дней с момента подачи заявления плательщиком на возмещение, провести камеральную проверку.

 Если ГФС не провела проверку или провела, но не внесла в реестр информацию о ее сроках, у казначейства возникают основания для возмещения за 31 день.

 Если ГФС подтверждает согласованную сумму раньше, мы возмещаем раньше. Если у фискалов возникают сомнения относительно заявленной суммы, они могут назначить документальную проверку, но должны уложиться в следующие 30 дней.

 Если ГФС не успевает провести документальную проверку в этот срок, программа срабатывает на возмещение НДС на следующий же день. То есть все регламентировано сроками, и если ГФС не успевает с проверками, мы автоматически возмещаем заявленные суммы.

 – Кто гарантирует, что ГФС не назначит проверку для того, чтобы занизить заявленные к возмещению суммы? Вот и риски «ручного вмешательства», о которых говорит бизнес.

 – Да, здесь есть вопросы. В этом я с вами согласна. После документальных проверок возможны судебные процессы. Момент назначения проверок отдан на откуп профессионализму работников фискальной службы. Со стороны казначейства человеческое вмешательство невозможно.

 – По словам министра финансов Александра Данилюка и его советника Яны Бугримовой, в некоторых случаях ГФС не предоставляла выводов казначейству по 100-300 дней. Кроме того, некоторым компаниям, несмотря на подписанные выводы, суммы не возмещались 100 и более дней, а другим компаниям казначейство проводило платежи без нарушения сроков. Можете это объяснить?

 – Информация о том, что казначейство могло возмещать средства без выводов ГФС, не соответствует действительности. У меня даже программный продукт не примет такие заявки.

 21 апреля я опубликовала детальные таблицы по суммам возмещенного НДС с данными о том, когда такие реестры были отправлены, когда фискалы в областях предоставили нам выводы о каждом налогоплательщике (с номерами выводов) и когда мы их выполнили.

 – Минфин проанализировал возмещение 100 плательщикам налогов и вычислил, что ориентировочный объем не возмещенного НДС в 2016 году достиг 3,2 млрд. грн. Как может происходить процесс доначисления и возмещения этих средств?

 – Реестр, который должен был заработать с 1 апреля, включает в себя налоговые декларации, поданные с 1 февраля 2016 года до 1 апреля 2017 года. Задолженность по этим декларациям автоматически должна попадать в новый реестр.

 – По вашей информации, она попадает?

 – Я не знаю. Как я сказала, у меня реестра нет. Я просматривала на сайте Минфина, но не видела этих сумм. Эти вопросы должны согласовать ГФС с Минфином.

 – Еще одна фискальная новация 2017 года – распределение дотаций аграриям. По данным казначейства вы в апреле возместили 79 млн. грн. Механизм распределения должен был заработать с января. Почему этого так долго не происходило?

 – Это вопрос не к нам.

 – А к кому? Почему казначейство не могло перечислять средства раньше?

 – Мы это сделали сразу после того, как фискальная служба нам подала реестр. Перечислили 79 млн. грн. по декларациям, представленным за февраль. По мартовским декларациям перечислим в мае.

 «У ПЕНСИОННОГО ФОНДА ДОСТАТОЧНО СРЕДСТВ ДЛЯ ПОКРЫТИЯ ДЕФИЦИТА»

 – В одном из своих последних интервью вы говорили о задолженности Пенсионного фонда перед казначейством в размере 48 млрд. грн. Каковы перспективы ее погашения?

 – 48 млрд. грн – это задолженность с 2007 года. Кассовые разрывы начались еще тогда. В 2008-2009 годах они не были очень большими, увеличились в 2012-2013 годах.

 Пенсии платятся из трех источников: из собственных средств Пенсионного фонда, дотаций из госбюджета на покрытие дефицита бюджета ПФ и ссуд из Единого казначейского счета.

 Как это происходит? Пенсии мы выплачиваем с 3 до 25 число каждого месяца. ЕСВ уплачивается при выплате зарплаты, которая, как правило, выплачивается в конце месяца. ПФ брал ссуду во второй декаде месяца и возвращал ее после полной выплаты пенсии в конце месяца.

 – Какова причина появления этих долгов? Какие решения в фискальной политике властей привели к их резкому накоплению?

 – В этом году на покрытие дефицита бюджета Пенсионного фонда предусмотрено 141,3 млрд. грн. В предыдущие годы эти суммы были значительно меньшими, поэтому ПФ брал ссуды у казначейства. Сейчас из госбюджета Пенсионному фонду предусмотрено достаточно средств на покрытие дефицита, поэтому к нам за займами он не обращается.

 – Как Пенсионный фонд с дефицитом в 141 млрд. грн. сможет вернуть 48 млрд. грн. долгов? Каковы возможные варианты их погашения?

 – Мы это пытаемся решить с 2009 года. Тогда законопроектом о государственном бюджете предусматривалось списание долга в 4,5 млрд. грн. Однако это списание нужно компенсировать за счет других доходов. Баланс должен сходиться.

 Пока что проблема уплаты в 2017 году долгов ПФ за предыдущие годы не решена. Мы пытались урегулировать этот вопрос, чтобы Пенсионный фонд благодаря текущим платежам возвращал нам долги, но эта инициатива не была поддержана.

 Минсоцполитики было против. Пенсионный фонд не поддерживал. Основная причина – огромный дефицит ПФ.

 – Какова динамика этой задолженности?

 – На 1 января 2016 года было 50 млрд. грн. В 2016 году погасили два миллиарда и остановились. В 2016 году мы не выдавали ссуд Пенсионному фонду. В 2017 году предоставили ссуду в январе, и они нам ее в течение двух месяцев вернули.

 – Чтобы погашение восстановилось, нужен рост собственных поступлений Пенсионного фонда. Планировалось, что оно произойдет благодаря снижению ЕСВ и детенизации, а также «фактора 3200». Вы видите этот эффект?

 – Рост есть. Увеличились поступления от ЕСВ и налога на доходы физических лиц. Единственное упущение – я не вижу количества плательщиков. Эти данные в ГФС.

 «МЕСТНЫЕ ОРГАНЫ ВЛАСТИ ДОЛЖНЫ ВКЛАДЫВАТЬ СРЕДСТВА В РАЗВИТИЕ ТЕРРИТОРИЙ, А НЕ НАКАПЛИВАТЬ ИХ НА ДЕПОЗИТАХ»

 – Особенностью реформы децентрализации 2016 года стало появление «лишних» средств на уровне местных органов власти. Города разместили миллиарды гривен на депозитах в государственных банках, что вызвало недовольство на уровне правительства. Какова ситуация в 2017 году?

 – Уже третий год подряд на счетах местных бюджетов учитывается много средств, которые не используются. Сейчас на казначейских счетах сельских, поселковых, городских, районных, областных советов объединенных территориальных общин – 60 млрд. грн.

 Какова динамика по депозитам? Если за 2016 год местные бюджеты разместили на счетах в государственных банках 15,6 млрд. грн., то за три месяца 2017 года – около 11 млрд. грн. Таким образом, местные бюджеты имеют 71 млрд. грн.

 – Феномен «лишних» средств на местном уровне это является «плюсом» или «минус» децентрализации?

 – Я точно против размещения и хранения этих средств на депозитных счетах. Считаю, их нужно вкладывать в развитие инфраструктурных объектов. Они должны работать на экономику. У банкиров другая точка зрения: они говорят, что это поддержка банковского сектора.

 Если сравнить доходность, я понимаю, почему города их размещают на депозитах. Кроме того, эта доходность отдельной строкой запланирована в их бюджетах. По закону они должны не позднее 20 декабря вернуть размещенные средства вместе с процентами на свои счета в органах казначейства. Среди рекордсменов по объему депозитов – Днепр.

 Справка ЭП. По данным Государственной казначейской службы, на 1 апреля 2017 года Днепропетровская область разместила на депозитах в госбанках 1,96 млрд. грн., Запорожская – 1,05 млрд. грн., Полтавская – 0,76 млрд. грн., Харьковская – 0,72 млрд. грн., Одесская – 0,64 млрд. грн.

 – Для местных органов размещение на счетах госбанков – это своеобразная «страховка» от Минфина, который перекрывал этими средствами текущие расходы, кассовые разрывы и тушил «пожары».

 – С 2015 года у нас нет значительных кассовых разрывов. В последние годы мы получали транши от МВФ, привлекали средства на внутреннем рынке, средства поступали от Нацбанка. 21 апреля 2017 года НБУ перечислил 10 млрд. грн. по результатам аудита за 2016 год.

 Кроме того, мы не проводили расходы на неподконтрольных территориях, и Пенсионный фонд перестал быть нашим постоянным заемщиком.

 Автор: Галина Калачова

 Источник: Экономическая правда

 Перевод: BusinessForecast.by

 При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий