Владелец Avellana Gold Брайан Сэведж о том, кто управляет рынком золота и почему Украина отпугивает крупных игроков

22.10.2019 – Владелец компании, которая разрабатывает крупнейшее месторождение золота в стране, рассказал ЭП, на каких страхах держится мировой рынок золота, что будет с ценами, как добывать драгоценные металлы в Украине и покупать месторождения у беглых министров.

В начале августа стоимость золота впервые с 2013 года выросла до психологически важной отметки в 1500 долларов за унцию. Аналитики прогнозируют, что в ближайшие годы эта тенденция сохранится независимо от того, будет в мире новый экономический кризис или нет.

Сегодня единственное действующее в Украине месторождение по добыче золота – Мужиевское. По оценкам, там находится 55 тонн золота, 1 миллион цинка и свинца разведанных запасов.

В 2016 году две компании, которые владеют лицензиями на добычу золота в Мужиево перешли с окружения скандального экс-главы МВД времен Януковича Александра Захарченко в компанию Avellana Gold.

Детали сделки неизвестны. Имеет ли влияние бывший министр на компанию, может он до и сих пор является ее владельцем, пока неизвестно. Правоохранительные органы не могут дать ответа.

«Avellana Gold Ltd основала группа международных инвесторов после Евромайдана», – отмечается на сайте компании. Она зарегистрирована на Кипре, но в СМИ позиционирует себя как американская, ссылаясь на публичного бенефициара, гражданина США Брайана Севеджа.

Брайан работает в горнодобывающей отрасли с начала 90-ых. Начинал с финансирования золотых рудников на западе США, а впоследствии развивал проекты в Казахстане и Африке.

Сэведж отрицает любую связь с окружением бывшего министра-беглеца и говорит, что покупка компании принесла ему больше медийных, чем юридических рисков.

В интервью ЭП он рассказал, что будет с ценами на золото, почему инвесторы готовы вкладывать в Украину, с какими трудностями они сталкиваются, и какие изменения в законодательстве ожидают.

Что такое мировой рынок золота и кто его главные игроки 

– Можете рассказать, как вы начали заниматься добычей драгоценных металлов? С чего вы начинали? 

– Я получил степень магистра в области экономики полезных ископаемых в Горной школе Колорадо. Кроме того, я написал свою диссертацию по бриллиантовым — и золотодобывающим компаниям. Я стал горным инженером в банке Нью-Йорка, а затем работал как финансист в банке Монреаля.

Участвовал в финансировании многих золотых приисков, которые были разработаны на западе США еще в 90-х годах. В 1996 году я отправился в Казахстан, и там фактически помог запустить золотую шахту. Вот так я и попал в золотую отрасль.

– Чем занимается компания Pioneer Management LLC? Какой сейчас ваш основной бизнес? 

– Я создал Pioneer в 2009 году после ухода из Frontier Mining – горнодобывающая, золотодобывающая компания, обеспечивала первоначальный капитал проектам, которые я развивал в Казахстане.

Pioneer была сформирована, чтобы консультировать и инвестировать в добывающие проекты на ранних стадиях. Она начала свою деятельность в Китае, но, в конце концов «переехала» в Демократическую Республику Конго. Позже я покинул Pioneer и основал частную компанию Sage Management, это было в 2017.

Sage Management также сосредоточена на консалтинге и прямых инвестициях в горнодобывающие проекты, но немного шире географически, включая как Украину, так и локации в Африке.

– Какие страны сейчас наиболее интересны с точки зрения инвестирования в добычу, с точки зрения налогообложения и получения специальных разрешений?

– Вы хотите пойти туда, куда идут все. Это комбинация: не просто налоги, а налоги в сочетании с ожидаемой безопасностью работы в стране. Я бы сказал, что это – Австралия, она только что переместилась на 2-е место по добыче золота. Здесь есть большой интерес на золото и на добычу в целом.

Конго, возможно, является наиболее интересной с точки зрения качества геологических объектов. Что же касается именно добычи золота, то в Узбекистане есть огромные месторождения.

Обычно, это комбинация решений: где вам удобно работать, какие налоги и насколько крупные месторождения. Все это в сочетании дает понимание того, куда ты хочешь инвестировать.

– Какие сейчас крупнейшие золотодобывающие компании в мире?

– Опять же, если мы говорим о золотом секторе, это Barrick Gold Corp, Newmont, AngloGold, Kinross, Newcrest и Navoi, которая является узбекской золотодобывающей компанией.

– Если говорить о нелегальном рынке золота, в каких странах он развит больше всего?

– Наверное, Африка. Не обязательно одна конкретная страна. Это происходит в основном среди кустарной добычи, что составляет очень небольшое число людей, которые добывают золото и в основном делают это по незаконной схеме, потому что они не будут платить никаких налогов, они не хотят никаких правил.

Таким образом, сначала корпоративная, а в дальнейшем кустарная добыча полезных ископаемых осуществляется контрабандой во многих африканских странах, а потом «легализируется» на перерабатывающих заводах.

Золото не тяжелый металл с точки зрения переработки, и поэтому много золота поступает на нелегальные перерабатывающие заводы, а потом оттуда попадает в законную цепь поставки. Но, вероятно, речь идет об Африке: Гвинея, Гана, Танзания, Мали, Кот-д’Ивуар. В свою очередь легализация происходит преимущественно через Южную Америку.

– По данным аналитической компании SNP Global Market Intelligence, в 2021 году может начаться спад добычи золота и истощение месторождений, и этот процесс может обогнать прирост производства. Согласны ли вы с мнением аналитиков? 

– Не совсем. Мне кажется, что некоторые люди заинтересованы утверждать, что истощение золотых рудников будет более значительным, чем способность производить больше золота. В то же время золотые рудники продолжают расширять запасы и увеличивать добычу.

Другое, что я не уверен, что SNP Global Market Intelligence приняло во внимание – это большое производство, которое ожидается в Узбекистане, в Navoi (Navoi Mining Metallurgy Combinat) в частности.

Более высокие цены позволят профинансировать более золотых разработок для глобальных игроков. Да, может быть небольшое снижение, поскольку дефицит кое-где есть, но я не вижу, что существенное падение производства возможно.

– Какова структура глобального спроса на золото? Кто его покупает?

– Сегодня первыми покупателями золота остаются ювелиры, но центральные банки и частные фонды становятся драйверами роста. Индийцы покупают много золота, но на изменение динамики рынка влияют определенным образом спекулятивные покупатели – это крупные фонды и центральные банки.

Среди центральных банков крупными покупателями золота являются Россия, Казахстан и Турция. Причина в том, что они хотят отойти от доллара США, как резервной валюты и изменить его на золото.

«Золото течет по страху, кризисам и войнам» 

– Какие основные факторы влияют на цены золота сегодня? Следует ли ожидать изменений в ближайшее время? 

– Я думаю, что общий консенсус заключается в том, что цены на золото растут. И в зависимости от того, с кем ты общаешься, кто-то говорит, что цены будут составлять до 2 тыс. долларов за унцию, а кто-то утверждает, что они вырастут до 20 тыс. долларов за унцию.

Основными факторами, которые на это влияют, являются страхи: экономический, политический, финансовый. Вы смотрите на Ближний Восток, вы смотрите, где в мире происходят конфликты, а потом вы смотрите отдельно на каждую страну и решаете, где экономика попадет в беду.

Люди используют золото как защиту от инфляции и, откровенно говоря, как валюту. Поэтому золото течет так же, как и страх течет по всему миру.

– Кризисы – это хорошо для золота.

– Да, даже ожидания кризисов. Когда приближается глобальный кризис, вот тогда люди начинают искать и копать золото. Это не обязательно должно быть реальностью, ожидания – вот то, что их побуждает.

Чем привлекают «золотые» месторождения Украины и почему дело не только в золоте 

– Если говорить об Украине, почему вы решили купить Карпатскую рудную компанию и Западную геологоразведочную компанию?

– Это качественный актив. Но я думаю, что люди умышленно уничтожали его. Проблема объекта заключалась в том, что на нем начали зарабатывать еще до начала добычи. Фактически за бюджетные средства был куплен хлам, а потом производство велось экстенсивным методом, что приводило к огромным потерям золота.

Там выбирались только самые богатые руды, что уничтожало потенциал для комплексной отработки месторождения. Не говоря уже об использовании взрывчатки, которая является еще одной причиной экологического бедствия, которое мы получили в наследство.

Когда мы смогли реально ознакомиться с первичными историческими данными, а не только с государственными отчетами, то пришли к выводу, что здесь есть качество. Мы также посмотрели на цену цинка.

Да, здесь есть золото, но это золото, серебро, свинцово-цинковое полиметаллическое месторождение. У него благоприятное расположение. Это Западная Украина, вдали от конфликта на востоке. И оно имеет потенциал превратиться в очень солидное производство.

К тому же разработка проекта до стадии производства не стоила сотни миллионов или миллиардов долларов. Это проект, который сравнительно легко запустить в производство, если идеи сработают, но при этом в нем есть даже несколько геологических идей на десятки лет стратегического изучения. И именно эти идеи и команда, которая их понимает – это именно то, что желают покупать инвесторы.

— Можете ли раскрыть детали этого соглашения? Возможно, были определенные трудности, поскольку эту компанию связывали с чиновниками, которые сбежали в Россию вместе с бывшим президентом Виктором Януковичем. Речь идет о бывшем министре внутренних дел Виталие Захарченко. 

– Всегда есть страхи; ничего не бывает так просто, как ты думаешь. Украина имеет репутацию коррупционного государства, она пережила Революцию Достоинства, была некоторая неопределенность, как все обернется, были определенные вопросы по экологическому ущербу, который нанесла предыдущая государственная компания.

Мы проанализировали и лично встретились с несколькими другими компаниями, которые за эти годы пытались и не смогли купить актив.

Мы должны были спросить себя: «Почему? Какие были проблемы?». У нас в штате были люди, которые понимали правовую систему, проект, которые знали историю проекта. И в результате у нас было много информации о проекте и о возможности.

Обычно люди остаются в стороне от той страны, где видят много рисков. По нашему мнению, сегодня идеальное время, чтобы прийти в Украину и заняться разработкой проекта.

– Как вы думаете, Украина изменилась за последние пять лет? Видите ли вы какие-то изменения после последних президентских и парламентских выборов?

– Очевидно, что за последние 5 лет произошли значительные изменения. Ожидания и реальность приближают к мысли, что в Украине можно вести бизнес. Но я думаю, что общий консенсус заключается в том, что в Украине есть коррумпированные суды, и с этим что-то надо делать.

Я был в Торонто на конференции «Реформа Украины» в июле, где президент Зеленский выступил с докладом. Одним из пунктов его списка реформирования судов, и почти каждый раз на панельных дискуссиях первой темой обсуждения было то, насколько коррумпированы суды. Итак, с моей точки зрения, суды действительно нуждаются в реформах.

– Да, мы знаем о проблемах судов. С какими еще проблемами в Украине вы сталкиваетесь?

– В общем, работая в очень разных странах, могу сказать, что у всех есть свои уникальные проблемы. Я догадываюсь, что законодательство строилось вокруг лишь «отдельных секторов» горнодобывающего сектора, интересных крупным украинским собственникам. С точки зрения добычи золота нет ясности, как должен работать весь процесс.

Мы будем много сотрудничать с различными агентствами и государственными органами над разъяснениями, как мы будем реализовывать проект.

Главное, что всегда волнует людей – будут ли они и дальше иметь юридическое право собственности на свои активы. Именно это является очень важным вопросом.

— Кроме Мужиево, Авеллана планирует работать на Береговском и Квасовском месторождениях. Почему эти месторождения являются перспективными?

– Мы считаем, что Мужиево является наиболее изученным из 3-х объектов. Там было проведено больше всего бурений, была подземная разработка. Но Мужиево и Берегово – это фактически одно месторождение. Просто геологически ошибочно разделено на два.

Одна из задач нашего технико-экономического обоснования – подтвердить концепцию того, что Мужиево-Берегово – это одно и то же месторождение, это очень большая система, что делает разработку Мужиево экономически выгодной.

На данный момент Квасово является объектом, что требует разведки. У нас есть некоторая информация о бурении. Квасово имеет, то, что я называю, географический козырь – расположение, расположение и еще раз расположение.

Оно очень близко к Мужиево-Берегово, и возможно имеет еще больший потенциал. Но нам придется провести опытное бурение и потратить значительно больше денег, чтобы превратить его в месторождение, потенциал для дальнейшего разведочного бурения для всего района очень хороший.

– Как вы оцениваете запасы этих месторождений?

– Сейчас мы заново обработали все исторические данные бурения и сделали компьютеризированную геологическую модель и, фактически, заново проходим процесс определения того, какие эти запасы. Теперь нам нужно провести дополнительное бурение, чтобы увеличить точность этих запасов.

– Есть ли в Украине другие месторождения, которые могут быть перспективными?

– На самом деле, в Украине много интересных месторождений. Сейчас я бы не хотел называть конкретные месторождения, которые нас интересуют. Не хочу, чтобы кто-то узнал, что мы считаем перспективным. И это не обязательно золото. Есть разные металлы, которые нас интересуют.

– Сколько денег ваша компания уже вложила в это месторождение? Что вы сделали за это время?

– Я не могу называть конкретную цифру, мы сегодня вложили изрядную сумму денег, строя завод и проверяя исторические данные. Двигаясь дальше, мы потратим 15-20 миллионов долларов в течение следующих 2-3 лет, чтобы сделать технико-экономическое обоснование.

Оно должно определить, сколько будет стоить разработка шахты, но мы считаем, что для восстановления этой шахты, введения ее в производство, нужно около 150 миллионов долларов.

– Ваши планы на ближайшие 5 лет, какие работы вы будете выполнять?

– Сейчас я бы сказал, что наши месторождения на стадии начального производства и в течение следующих 3-5 лет мы хотим превратить их в стабильного производителя концентрата свинца и цинка.

В течение следующих 2-3 лет мы будем сосредоточены на завершении технико-экономического обоснования разведочных объектов, то есть когда мы дойдем до 5-го года производства, мы можем расширить производство за счет новых подтвержденных запасов.

– Ваши коллеги ранее говорили, что доход от добычи золота на месторождении не достигнет и 30%.

— Мужиево-Берегово имеет золотую руду и серебряную и цинковую руду. Это полиметаллическое месторождение. И чтобы определить основную часть дохода – вы смотрите на золото, на серебро, на свинец и цинк, поэтому с точки зрения производства, золота может быть такой процент от общего.

Конечно, все будет зависеть от цен на товары, но золота может быть как больше 30%, так и меньше от общей стоимости, но основную часть товарной стоимости составит цинк и свинец.

Кто покупает украинское золото, можно ли его вывозить, с кем борется Авеллана за месторождения 

– Как вы оцениваете законодательство Украины с точки зрения налогообложения и специальных разрешений? 

– Законодательство на данный момент содержит много белых пятен. Непонятно, например, как платить ренту или продавать продукцию, содержащую определенную долю золота. Четкой инструкции нет. Например, если речь идет не об аффинированном металле, а о совокупном концентрате. Нигде не установлена норма, которая бы определяла, является ли аффинаж экономически целесообразным.

Нам необходимо «предлагать» золото центральному банку, но на данный момент нет, например, такого механизма – «ладно, если мы производим немного золота, нам нужно сначала предложить центральному банку, а потом они имеют Х дней, чтобы решить покупать ли, и по какой цене».

Поэтому есть определенные вещи, которые нам придется выяснить, когда мы будем двигаться вперед в течение следующих двух лет. Нам также нужно будет теснее сотрудничать с правительством.

– Кто покупает украинское золото?

– На данный момент я бы не сказал, что существует какая-то конкретная группа, которая хочет обязательно его покупать, мол: «Я покупаю только украинское золото».

Как я уже говорил ранее, мы должны предложить Национальному банку, и это определенные разговоры, которые нам придется вести, как именно этот процесс будет выглядеть, учитывая тот факт, что наше золото содержится в свинцовом концентрате.

Мы работаем над этими деталями.

– Как определяется качество конечного продукта?

– Это функция металлических характеристик руды и процесса. Мы проводим много металлургических испытательных работ и проверяем, какая из техник изъятия будет самой лучшей, и что дает нам самое лучшее изъятие. И тогда этот концентрат может составлять 30-40-50% свинца, или цинка и без металлов, в зависимости от коэффициента восстановления.

– Разрешается ли его экспорт?

– Мы должны разобраться в законе, сделать это согласно закону, но мы имеем возможность экспортировать. Вопрос лишь в том, чтобы Национальный банк имел возможность выкупить обратно аффинированный металл.

– Могут ли украинские месторождения заинтересовать других мировых игроков? 

– Да, они интересуются. Но здесь мы снова возвращаемся к судам. Суды придется очистить. Крупные горные компании не готовы к тому, что кто-то может обратиться к какому судье и заплатить им определенную сумму денег, чтобы у вас забрали лицензию.

Я думаю, что также нужно начать привлекать более мелкие компании. Они часто готовы взять на себя немного больше риска, выполняя предварительную разработку, которая придает большей горной компании информацию о месторождении, и эта компания может стать стратегическим партнером, или выкупить компанию.

— Можете ли рассказать о вашем конфликте с корпорацией Gofer? Что сейчас происходит с этой историей? (Более подробно о конфликте между Avellana Gold и корпорацией Gofer писала ранее Liga.net).

– Да, это интересно. Так, Gofer, а в частности Александр Маштепа придумали историю о том, что крупный международный банк был основателем Gofer и что этот крупный международный банк собирается инвестировать 250 миллионов долларов в разработку проекта. Вместе с крупным международным банком, якобы, участвуют британские королевские особы.

А когда вы изучаете различные детали, как, например, когда была создана компания, кто является акционерами, реальность совсем другая. И мы считаем, что это все мошенничество. Мы также считаем, что чиновники и директора, которые создали Gofer, вероятно, нарушили закон Великобритании. То же самое касается и украинских законов.

Они совершенно исказили сам смысл термина «санация», они просто пошли и воскресили компанию-банкрота, в которой ликвидированы все активы, проданы, так что ничего не осталось на балансе. Более 6 лет назад. Это как создать зомби, если хотите.

Среди людей, которые причастны к этой компании – известные криминальные корпоративные рейдеры. Они раньше, то же самое делали с торговым центром в Киеве. И поэтому они, знаете, очень изысканные в своей преступной тактике. Это известный метод, который применяется в Украине для захвата активов других людей.

Поэтому, мы будем работать в судах Украины и Великобритании, чтобы разоблачить мошенничество. Мы будем использовать каждое законное средство, которое мы имеем в распоряжении, включая уголовное преследование должностных лиц и директоров, правительственных чиновников, которые могут быть вовлечены.

После нашего исследования мы выяснили отношения между этими людьми. Мы предоставим, частично уже предоставили, это посольству США, посольству Великобритании, и мы также будем искать возможность внесения этих людей в список OFAC США, который фактически является списком санкций.

– Сейчас вы ведете с ними какие-то переговоры?

– Для нас это люди, что посягают на наше имущество, и все это знают, поэтому действительно нет оснований вести переговоры с ними. Мы готовы к переговорам только с государством.

– Это все вопросы. Возможно, вы хотите что-то добавить?

– Конечно. Я думаю, что людям просто нужно посмотреть, что мы сделали за последние 3 года. Мы работали с местной общиной, разработали перерабатывающий завод для избегания экологической опасности, которую вызвала предыдущая компания. Мы стремимся развивать этот проект в долгосрочной перспективе и у нас есть необходимый опыт.

Огорчает то, что чем больше мы вкладываем в развитие, тем больше проблем у нас возникает. Как только мы получили свои лицензии, мы столкнулись с проблемами бюрократии, потратили два года, чтобы их уладить, потом мы, наконец, получили все согласования, и начали строить и тут появляется рейдерская группа, которая решила: «О, посмотрим, можем ли мы воспользоваться коррумпированными судами и забрать эти активы».

Но мы, как я сказал, будем использовать все доступные средства, чтобы добиться успеха, и построим совершенно новое предприятие.

Автор: Николай Топалов

Источник: Экономическая правда

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий