Замминистра Денис Чернышов: Если бы не международные партнеры, ситуация с лечением осужденных была бы ужасной

06.07.2018 – С началом реформы пенитенциарной системы – в конце 2016 года – должность заместителя министра юстиции, который курирует это направление, занял Денис Чернышов. В прошлом – экономист и банковский работник. Признается, в начале работы даже путал Минюст с Минфином.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

С министром Павлом Петренко, который пригласил его на эту должность знаком с 2000 года, хотя, говорит, тесного общения между ними не было. Поэтому был удивлен, получив предложение. Воспринял его как «социальный лифт».

Сама же реформа продвигается семимильными шагами. Основные препятствия – недостаточное финансирование и отсутствие законодательной базы. Для решения первой проблемы Чернышов активно коммуницирует с международными донорами. К примеру, Международный Красный Крест выделил в прошлом году около $200 тыс., в этом – почти $500 тыс. За эти средства в СИЗО обустраивают аптеки, ремонтируют бани.

Относительно изменений в законодательство для реформирования пенитенциарной системы, то с ноября прошлого года министерство и профильный комитет наработал всего четыре проекта законов, чтобы превратить систему наказаний в систему реабилитации заключенных. Правда, некоторые из проектов законов не приняты даже в первом чтении.

LB.ua пообщался с Денисом Чернышевым об условиях содержания заключенных, оптимизации колоний, убытках от потери Крыма и инвесторе, который согласился построить новое СИЗО во Львове.

Читайте также: Частные СИЗО и сокращение колоний. Заместитель министра юстиции о реформе тюрем

«Из почти 57 тысяч заключенных в Украине лишь 1561 – пожизненно осужденные. Остальные – рано или поздно выйдут на свободу»

В конце 2016 года пенитенциарная служба была ликвидирована, а ее функции возложены на Минюст. Примерно в то же время вы стали заместителем министра юстиции и возглавили это направление. На каком этапе реформа находится сегодня?

Действительно в конце 2016 года было объявлено начало реформирования пенитенциарной системы. На необходимость изменить условия содержания, питания, оказания медицинской помощи задержанным, заключенным указывало, в том числе, количество решений Европейского суда по правам человека.

Начиная реформу, прежде всего, нужно правильно поставить диагноз нынешней системе. Этот процесс занял около полугода. Мы определили основные проблемы (состояние зданий, условия содержания, питание, кадровое наполнение и прочее) и способы их решения. В начале реформы констатировали одно: степень заболевания «организма» – разная, но он однозначно требует лечения.

Мы разработали и утвердили паспорт реформы, в котором по каждому из блоков определили 62 макро — и 266 микрозадач.

Ключевым для внедрения реформы является законопроект «О пенитенциарной системе» (зарегистрированный в парламенте в ноябре прошлого года). Он закладывает фундаментальные изменения, поскольку до сих пор в Украине существовала система наказаний, а не пенитенциарная система, призванная на то, чтобы лицо признало свою вину за совершение преступления и раскаялось.

Законопроект изменяет миссию пенитенциарной системы. Задачей государства является изоляция опасных преступников. Вместе с тем, нужно заботиться об их реабилитации, ресоциализации. Среди почти 57 тысяч заключенных в Украине лишь 1561 – пожизненно осужденные. Остальные – рано или поздно выйдет на свободу. Поэтому нужно научить их в дальнейшем не вступать в конфликт с обществом, избегать повторного совершения преступления.

Также в проекте закона предусмотрена возможность суда заменить пожизненное наказание на 15 лет лишения свободы. Это касается заключенных, которые отбыли не менее 10 лет лишения свободы, не имеют риска совершения повторного правонарушения и составили личный плат реинтеграции в общество. Кроме этого, работающим осужденным резервировать не менее 10% средств и перечислять на его счет после освобождения.

В законопроекте изменены и критерии подбора работников пенитенциарной системы. Это уже должен быть не охранник для преступников, а в том числе психолог, который должен больше общаться с теми, кто содержится за решеткой, помогать им, давать советы.

В марте этого года в Верховной Раде зарегистрирован еще один законопроект — «О дисциплинарном уставе пенитенциарной системы». Эти два проекта законов – неотъемлемые, их нужно принимать в одно время.

Законопроект о пенитенциарной системе был зарегистрирован в парламенте еще в ноябре прошлого года. Почему до сих пор эти законопроекты не рассмотрены? Где камень преткновения? Очевидно, поддержка «Народного фронта» вам обеспечена, несмотря, на принадлежность министра Петренко к этой политической силе.

Длительное время мы проводили консультации с депутатами для регистрации этих законопроектов. Сегодня ведем переговоры с депутатами и руководством Верховной Рады, чтобы поставить их на голосование.

Мы также принимали участие в доработке проекта закона о внесении изменений в Уголовный процессуальный кодекс (относительно обеспечения отдельным категориям осужденных права на правосудный приговор). Он предусматривает возможность подачи правозащитниками жалобы на приговор по делам о тяжких и особо тяжких преступлениях, в них обвинение основывалось исключительно на признаниях, полученных в результате пыток. Законопроект принят в первом чтении (в ноябре 2015 года). Ожидаем принятия в целом.

Завершаем работу над законопроектом относительно лиц, которые находились за решеткой на неподконтрольной территории Украины, а впоследствии разным способом вышли на волю и хотят отбыть остаток срока наказания в подконтрольных регионах.

К примеру, во время обстрелов Чернухинской исправительной колонии в Луганской области, оттуда сбежало 23 осужденных.

И эти люди разгуливают сейчас по улицам?

Не разгуливают, они отбывают наказание, но правовой статус их пока не определен.

Сколько СИЗО и колоний осталось на неподконтрольной территории Донбасса и Крыма? И сколько там находится задержанных, заключенных?

На подконтрольной территории Украины находится 148 учреждений пенитенциарной службы, 29 – на территории Донбасса, еще пять – в Крыму.

По состоянию на 1 ноября 2014 года в этих учреждениях содержалось: в Крыму – 3295 человек, в Донецкой области – 9511, в Луганской – 6426 человек. С конца марта 2014 года мы потеряли связь с сотрудниками пенитенциарных учреждений на неподконтрольных территориях.

В течение этого времени было совершено десять передач осужденных из Донецкой области и один – из Крыма. В общем на подконтрольную территорию перемещено 198 человек.

Кстати, инициатива отбывать наказания на украинской территории исходит от самих заключенных или их представителей. Мы улаживаем технические вопросы.

С начала событий на Донбассе мы эвакуировали 170 осужденных женщин из Краснопартизанской исправительной колонии Луганской области и 21 осужденного из Енакиевской исправительной колонии.

Вернемся к законопроектам относительно пенитенциарной системы. Почему они до сих пор не приняты, большинство даже в первом чтении?

Повторюсь, сегодня продолжаются переговоры руководителя профильного комитета парламента по вопросам законодательного обеспечения правоохранительной деятельности Андрея Кожемякина и председателя подкомитета по вопросам реформирования пенитенциарной системы, деятельности органов исполнения наказаний и пробаций Юрия Мирошниченко, со спикером Андреем Парубием.

Чтобы вынести эти законопроекты на рассмотрение в один сессионный день, когда есть вероятность собрать большинство депутатов для их принятия. Не тайна, что это может быть только во вторник или четверг пленарной недели.

Вы ожидаете рассмотрение этих законопроектов до 13 июля – последнего пленарного дня депутатов перед летними каникулами?

Да. Намерены хотя бы вынести отдельные из проектов законов в первое чтение, чтобы летом доработать их, а осенью Верховная Рада приняла решение в целом.

Отдельные правозащитники считают, что реформа пенитенциарной системы реализовалась лишь по ликвидации пенитенциарной службы и в формировании межрегиональных управлений. В учреждениях исполнения наказаний ситуация не изменилась.

Приведу один конкретный пример. В этом году, не дожидаясь средств от Минфина, мы начали ремонт одного из корпусов Лукьяновского СИЗО, который был законсервирован. Я обращался к правозащитникам, общественным объединениям в сфере защиты прав заключенных, мол, мы будем рады любой помощи. Никто не отозвался. Очевидно, они способны только требовать.

Но я, же не Старик Хоттабыч: вырвал волосок, и все сразу изменилось… Даже при наличии 100% финансирования изменений сразу не будет.

Для завершения ремонта этого корпуса использую, в том числе личные контакты. Звонил своим бывшим банковским клиентам, которые занимаются строительством. Просил материалы. Готов использовать даже те, которые имеют определенные дефекты, но которые пригодны для использования во время ремонта СИЗО.

На сколько людей рассчитан этот корпус?

На сто человек. Мы планируем частично людей из так называемой «Катьки» отселять в этот корпус после ремонта, а в то время делать ремонт в освободившихся камерах. Конечно, все будет зависеть от финансирования.

За счет, каких средств вы делаете ремонт этого корпуса?

Только за счет средств, которые выделены нам из годового бюджета. Иногда перераспределяем из спецфонда, который наполняют предприятия пенитенциарной системы. Из бюджета ни одной дополнительной копейки не получили.

В Германии на каждого осужденного приходится 2-3 работника. А в Украине?

В пенитенциарной системе сегодня работает 27 тыс. 808 человек. Количество осужденных – 56 тыс. 680 человек. При необходимом количестве – 33% от количества осужденных.

В данное время в контексте обновления кадров в системе звучат идеи всех выгнать и набрать новых. По аналогии с судебной системой. А где взять новые кадры? Я не вижу очередей тех, кто хотел бы работать в таких сложных условиях за низкую зарплату.

Более того, подготовка новых кадров требует времени. Обучение одного офицера в Академии Государственной пенитенциарной службы в Чернигове длится четыре года. После этого еще два-три года нужно, чтобы он набрался опыта. Поэтому, по сути, нового работника с другими подходами в работе можно получить через семь лет.

Какую зарплату получают работники пенитенциарной системы?

Около шести-семи тысяч гривен. Получают еще выплаты за выслугу лет, премии.

Одним из важных задач было повышение зарплаты работникам пенитенциарной системы. Поскольку в регионах начался серьезный отток кадров. К примеру, в Одессе была ситуация, когда немалое количество работников колонии уволилось. Впоследствии, к счастью, большую часть удалось вернуть.

Мы ставим себе цель приравнять зарплаты работников пенитенциарной системы к полиции. Я провожу аналогию, следующим образом: какова вероятность, что работник полиции, патрулируя улицы, встретит преступника? Этот показатель, очевидно, зависит от различных факторов: времени суток, местности, времени года и тому подобное. Однако в пенитенциарной системе 100% вероятность, что, придя на работу, он встретится с преступником.

Когда я пришел в министерство, зарплата пенитенциариев была в четыре раза ниже, чем у работника полиции. Понятно, что лучшие кадры не будут требовать, просить большую оплату труда. Они делают свой выбор заявлением об увольнении.

Какой отток кадров произошел?

Такой статистики нет, но могу констатировать, что лучшие работники системы уже ушли. Кто-то — в Нацгвардию, кто-то — в Нацполицию или Вооруженные Силы.

Введение системы пробации (система наказаний, не связанная с лишением свободы) – в том положительный результат реформы, которым постоянно хвастается и министр, и вы. По сути, это альтернатива отбывания наказания пока только для несовершеннолетних. Министерство открыло несколько центров ювенальной пробации, в которых как раз работают с несовершеннолетними правонарушителями. Планируется также работа с совершеннолетними.

Закон «О пробации» был принят еще в 2015 году, но полноценно начал применяться лишь в прошлом году.

Система пробации сегодня начала функционировать почти на полную мощность. Функционирует 12 центров пробации и открыто четыре модельные центры пробации для взрослых (в Полтаве, Кропивницком, Луцке и Черкассах), на базе которых пилотируемые новые проекты пробационных программ.

По состоянию на 1 мая этого года на учете в органах пробации находилось более 60 тыс. 57 человек, 1016 из которых – несовершеннолетние осужденные к наказанию, не связанные с лишением свободы. В том числе 987 человек – освобождены от отбывания наказания с испытательным сроком, 29 – осужденные к наказанию в виде общественных работ.

Офицеры пробации готовят досудебные доклады о несовершеннолетних, совершивших преступление. Они дают характеристику этому лицу, описывают, как их воспринимают соседи, родственники, а также предоставляют рекомендации относительно избрания для них меры пресечения. По всей Украине было подано более 20 тыс. таких докладов. И почти 87% судебных решений совпали с предложениями офицеров пробации.

Какой процент лиц, прошедших пробации, повторно совершили преступление?

В прошлом году на учете подразделений пробации находилось 68,8 тыс. человек. Совершившие повторное уголовное правонарушение после прохождения пробации 1542 лица (1,44%).

С начала этого года пробации прошли 145 тыс. 700 человек, из них 78% – осужденные, освобожденные от отбывания наказания с испытанием. Такая санкция Уголовного кодекса применяется в отношении лиц, совершивших преступление легкой или средней тяжести, либо тяжкое преступление, санкция которого не превышает пяти лет лишения свободы.

К обязанностям, возложенным на освобожденного от наказания с испытанием человека, теперь положено следующее. Это получение общего среднего образования, трудоустройство или пребывание на учете в центре занятости. Также прохождение пробационной программы, лечение от алкогольной и наркозависимости. Ограничение посещения определенных заведений.

В будущем планируем привлекать работников пробации к подготовке лиц к выходу из мест лишения свободы.

«Бюджетное финансирование покрывает лишь половину наших потребностей»

Проблема с недофинансированием всегда была основной для пенитенциарной системы. Это порождает отток кадров, коррупцию, плохие условия содержания осужденных и тому подобное. Насколько система недофинансирована в этом году?

В этом году финансирование пенитенциарной системы составляет 6,8 млрд. грн. Это почти в два раза больше, чем в прошлом. Правда, поскольку увеличилась зарплата работников системы, стоимость коммунальных услуг, бюджетное финансирование покрывает лишь половину наших потребностей.

Если запрос на питание удовлетворен полностью, то на оплату услуг по электроэнергии, водоснабжению и газоснабжению выделено только 64% средств. Откуда мне взять остальное?! Я же не могу из своего кармана доплачивать. Мы подавали соответствующий запрос в Министерство финансов. В ответ услышали: так у всех.

На капитальный ремонт зданий не выделено ни копейки. На переоборудование медицинской сферы – также.

К примеру, в прошлом году на медицину было выделено около 56 млн. грн. Вместе с тем, фонд ООН закупил лекарств больным туберкулезом, СПИДом в учреждениях отбывания наказаний на 22 млн. грн. Вдумайтесь: почти половину средств выделил иностранный фонд! Содержание подозреваемых, заключенных в надлежащих условиях, их лечение – это все же ответственность государства.

Мы постоянно коммуницируем с международными донорами. Ежеквартально собираем донорскую конференцию, отчитываемся про то, что сделали и определяем другие проблемы, которые требуют финансирования. В прошлом году Международный комитет Красного Креста профинансировал десять наших проектов. В частности, открытие аптек в следственных изоляторах, ремонт бань, крыши в Киевском СИЗО.

Какую сумму потратил на это Красный Крест?

В прошлом году финансирование составило около $200 тыс. На этот год – около $500 тыс.

Также сотрудничаем с USAID, глобальным фондом ООН и другими международными организациями. Это не значит, что я хожу с протянутой рукой. Нет. Но и никакой помощи не стыжусь.

В прошлом году на питание одного заключенного в день в Украине приходилось всего 3,2 грн. Увеличилась ли эта цифра в этом году?

В этом году на питание выделено 481 млн. грн. На одного заключенного приходится 23,12 грн. в день.

Нормы на питание лиц, которых содержатся в учреждениях исполнения наказаний, следственных изоляторах, приемниках Минобороны, СБУ, Нацполиции не пересматривались с 1992 года. В прошлом году мы подали новые нормы на согласование. В этом процессе задействованы различные министерства и ведомства, поэтому он не быстрый. Конечный вариант должен утвердить Кабмин.

В новом проекте норм питания учтены особенности питания отдельных категорий заключенных: инвалидов, лиц, которые болеют диабетом, туберкулезом, требуют особой диеты, работают на тяжелых работах. В частности, в рацион осужденных планируем добавить молоко, яйца, сухофрукты, мясные и рыбные полуфабрикаты, кондитерские изделия, кофейные напитки, заменить пшеничный хлеб и муку второго сорта на первый др.

Согласно предоставленной вами статистике, количество больных туберкулезом сократилось за два года на почти 400 человек. Больных ВИЧ/СПИДОМ за один год стало меньше на 400 человек, хотя в сравнении с 2016 годом их количество возросло почти на полтинник.

На протяжении последних лет наблюдается положительная динамика по лечению больных ВИЧ/СПИД, туберкулезом в целом по Украине. А в учреждениях временного содержания и отбывания наказаний ситуация еще лучше, поскольку больные находятся под постоянным контролем. Им не надо идти к врачу, самостоятельно следить за приемом лекарств. Они получают медикаменты от наших работников. Только за счет локальности содержания больных динамика относительно их лечения по системе лучше, чем в целом по стране.

Больные туберкулезом содержатся отдельно от других подозреваемых, осужденных?

Да. Более того, в системе работает восемь больниц, которые специализируются на их лечении.

Во втором полугодии этого года планируем начать лечение больных гепатитом С за счет сотрудничества с международными партнерами.

Дискуссия относительно реформы системы здравоохранения пенитенциарной системы между Минюстом и Минздравом до сих пор не решена. В марте прошлого года уполномоченное лицо Верховной Рады по правам человека Валерия Лутковская и генпрокурор Юрий Луценко обратились к премьер-министру Владимиру Гройсману с просьбой о передаче функции оказания медицинской помощи больным в учреждениях Государственной уголовно-исполнительной службы в Минздрав.

Основная миссия – оказывать качественную медицинскую помощь людям, которые находятся в этих заведениях. А не просто сменить вывеску. Кстати, среди 47 стран-членов Совета Европы, только, семь передали медицину пенитенциарной системы в МИНЗДРАВ.

В сентябре прошлого года был создан «Центр охраны здоровья» при Государственной уголовно-исполнительной службе, которому будут подчиняться медицинские работники СИЗО, колоний, для уменьшения коррупции и злоупотреблений. До этого они были подчиненными руководителей мест несвободы.

Важно было обеспечить врачам независимость от руководителей колоний. Потому что существовал очень большой риск сращивания интересов, что приводило к злоупотреблениям, нарушению прав осужденных.

До конца июня мы планируем завершить этот процесс. Руководитель учреждения не будет влиять ни на премирование медицинского персонала, ни на карьерный рост. Врачи напрямую будут подчиняться «Центру охраны здоровья», что входит в систему Минюста.

Другой задачей для нас было демилитаризовать медицину в учреждениях содержания осужденных. Наличие погон точно не влияет на качество оказания медицинской помощи. А лишь приводили в отдельных случаях к покрыванию преступлений внутри системы.

Да, но эти люди могли работать в системе десятки лет. И формальное выведение их из-под контроля руководителя учреждения не гарантирует их фактическую независимость.

Подобные факты мы проверяем, отсеиваем тех, кто не должным образом выполнял свои обязанности. Более того, важно, чтобы врачи имели подтвержденную квалификацию. Во время подобной проверки оказалось, что лишь половина из всех медицинских кадров в системе имеют соответствующий уровень подготовки. С теми, кто не сможет пройти квалификацию, будем прощаться.

Сколько средств выделено на медицинскую помощь для одного осужденного?

В прошлом году было выделено 56 млн. грн. на медицинское обеспечение осужденных и наших работников. Значит, если учитывать, что в системе 27 тысяч человек персонала и 57 тысяч человек, которые содержатся в учреждениях исполнения наказаний и следственных изоляторах, то получается, — одна гривна 83 копейки в день.

Если бы не международные партнеры, ситуация с лечением осужденных была бы ужасной. В частности, в прошлом году для улучшения оказания медицинской помощи лицам, взятым под стражу, Минюст привлек 28 млн. 600 тыс. грн. доноров и партнеров, что составляет 55% от расходов госбюджета.

Около 70% медицинского оборудования – 60-80-ых годов выпуска. Средства на их обновление не выделялись из бюджета последние шесть лет.

90% помещений учреждений здравоохранения требуют капитального ремонта. Не хватает рентгенодиагностического оборудования, электрокардиографов, аппаратов ультразвуковой диагностики, стоматологического оборудования и тому подобное.

Плохие условия содержания, недостаточное питание или неоказание медицинской помощи задержанным и заключенным приводит к большому количеству исков в Европейский суд по правам человека. На сегодня сумма компенсации за такие нарушения составляет 1 млн. 190 тыс. 642 евро. Лучше бы эти средства было потратить на улучшение условий содержания.

Я согласен. Так или иначе, нас (Украину) заставят построить новые СИЗО, колонии. Лучше один раз на это потратить деньги, чем платить огромные суммы компенсаций за нарушения прав заключенных.

Я, кстати, об этом говорил с Данилюком после одного из совещаний Кабмина (интервью было записано до отставки министра финансов). На мои аргументы он не отреагировал. Просто развернулся и ушел. А отдельные его заместители вообще считают это проблемой Минюста. С этим я категорически не согласен. Это проблема государства. И пока не изменится подход к ее решению, ситуация не изменится.

«В этом году определили 25 учреждений, подлежащих оптимизации» 

В прошлом году речь шла об оптимизации пенитенциарной системы, в частности, консервации двадцати колоний, которые не используются или находятся в аварийном состоянии.

Этот процесс продолжается и в этом году. В процессе оптимизации нет линейных решений. К каждой ситуации подходим отдельно.

В Украине перегружены следственные изоляторы и не загружены учреждения содержания осужденных. К примеру, в некоторых колониях находится 35 человек, тогда как плановое наполнение – 500-800. Это учреждение обслуживают 135 работников, а еще платим деньги за освещение, отопление, водоснабжение. Напоминает обслуживание в 5-звездочном отеле, не так ли?

Мы пришли к выводу, что в случае меньше половины наполнения, убыточного производства или плохих условий содержания, колонии подлежат перепрофилированию, консервации или прекращению деятельности.

К примеру, если учреждение имеет хорошие условия содержания, но в нем находится немного заключенных, мы переводим туда осужденных из других колоний. В результате таких решений в прошлом году мы оптимизировали 13 учреждений и сэкономили 107 млн. государственных средств. Во всех учреждениях системы в прошлом году заменили лампы освещения, на энергосберегающие. Согласно подсчетам, в год экономим семь миллионов гривен.

В этом году определили 25 учреждений, подлежащих оптимизации. Руководители отдельных из них подали предложения, как улучшить условия содержания заключенных, уменьшить расходы. Две колонии сегодня находятся в процессе передачи Министерству обороны. Отдельные помещения предлагаем местным властям.

В каждом из учреждений, которые подлежат оптимизации, оставляем штат – около 20-25 человек, которые охраняют их, поддерживают жизнедеятельность.

В начале прошлого года Минюст анонсировал начало сбора проектных предложений по строительству новых следственных изоляторов в Киеве и Львове в рамках реализации государственно-частного партнерства. То есть инвестору предлагают отдать земельный участок в городе, однако он должен построить новую колонию. Кто-то согласился на такие условия?

Да, мы предложили инвесторам два СИЗО – в Львове и Киеве. Хотя готовы во всех изоляторах запустить подобные проекты. Понятно, что инвестору интересно получить прибыль от подобного проекта.

По состоянию на сегодня поступило предложение относительно изолятора в Львове. По столице было проведено немало встреч, переговоров и подсчетов. Пока инвесторы не видят соразмерность между расходами и доходами, полученными в результате построения нового СИЗО и реализацией собственного проектного плана на месте старого. Вместе с тем, замечу, что переговоры до сих пор продолжаются. Как только будут достигнуты договоренности, сможем публично об этом сообщить.

Диалоги с инвесторами ведем и в отношении СИЗО в Одессе, и в Днепре. Основным определяющим фактором для бизнесменов является, безусловно, расположение земельного участка, который мы предлагаем им за строительство нового СИЗО.

Откуда инвестор, который согласился построить СИЗО в Львове?

Юридическое лицо зарегистрировано в Швейцарии. И в его состав входят как иностранные граждане, так и бывшие граждане Советского Союза.

Проект по Львову согласованный спецкомиссией Минюста. Далее – должен получить положительную оценку в Министерстве экономического развития, Министерстве финансов и городском совете Львова.

Почему вы все же решили внедрить государственно-частное партнерство для построения СИЗО, а не привлекать средства международных инвесторов для этого?

Построение нового СИЗО обойдется в около $30 млн. Глобальный фонд ООН выделил 22 млн. грн. на лекарства, как я ранее замечал. Это даже не один миллион долларов. Кто просто так выделит значительные средства для построения СИЗО?

«Политического подтекста в моей работе нет» 

И еще несколько вопросов относительно вашей биографии. Вы работали экономистом, затем работником банка. Не имели отношения даже к юриспруденции. Что побудило перейти на работу в Минюст? Как давно знакомы с Павлом Петренко?

С Павлом Петренко познакомился в 2000 году. Он работал тогда руководителем юридического департамента в «Ощадбанке». А я в то время возглавлял клиентскую службу в Государственном экспортно-импортном банке (Укрэксимбанк»).

Мы тогда практически не общались. Поэтому для меня предложение перейти в Минюст было неожиданным. Откровенно говоря, первые несколько месяцев я автоматически писал не Минюст, а Минфин (улыбается).

Я проработал в банковской сфере около 20 лет. Это была моя зона комфорта. А тут подъехал социальный лифт, открылись двери и Павел Дмитриевич пригласил зайти. Я согласился.

Вы имеете отношение к «Народному фронту»?

Нет. Политического подтекста в моей работе нет.

Планируете ли войти в состав этой или другой партии? Выборы – не за горами. 

Такого предложения пока не получал. Хотя я открыт к новым вызовам в жизни.

Автор: Виктория Матола

Источник: LB.ua

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий