Председатель АМКУ Юрий Терентьев: Украинцам срочно требуется прививка для развития конкурентоспособности

02.11.2017 – Антимонопольный комитет сегодня – один из «горячих» эпицентров общественного внимания среди государственных органов власти. Почему растут цены на продукты, газ, топливо – лишь небольшой перечень в «цепочке» вопросов к нему от людей. Традиционно именно АМКУ считают главным арбитром в ценовых спорах, но Комитет, скорее, исполняет роль «детектива», который ищет антимонопольные нарушения и наказывает виновных.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Видит ли он сегодня основания для жестких решений на рынке АПК? Насколько опасные тенденции усиления земельных банков агрохолдингов? Законные ли агромонополии? И ответит ли кто-то из производителей за стремительный рост цен на продукты, который мы видим в последнее время? Об этом и многом другом в эксклюзивном интервью AgroPolit.com рассказал председатель АМКУ Юрий Терентьев.

Читайте также: Юрий Терентьев: Облэнерго не допускают на рынок независимых поставщиков почти по всей Украине

Виталий Руденко: Иногда удивляюсь их жадности. Дубневичи сегодня монополизировали тендера на «УЖД» на несколько миллиардов гривен в год

Сегодня на рынках мяса, яиц и хлеба возникли «ценовые» качели. Как Вы оцениваете эту ситуацию? И готовит ли АМКУ ответ?

Отвечая на ваш вопрос, я хотел бы начать с несколько иного вопроса, поскольку здесь очень важно понимать контекст проблемы. Дело в том, что в обществе до сих пор существует не слишком четкое понимание роли и функций АМКУ как органа государственной власти. Антимонопольный комитет – это не «старший брат», который за всеми смотрит и все знает, а когда возникают проблемы, то приходит и решает их.

Мы не теневая организация с безграничной властью, где сосредоточены знания обо всем на свете, а решения принимаются молниеносно и сразу же воплощаются в жизнь без возможности быть обжалованными. Комитет не может в ручном режиме насыщать рынок курятиной, хлебом, поворачивать в обратную сторону товарные потоки, удешевлять или, наоборот, удорожать потребительские товары. Если ознакомиться с положениями одного из профильных законов, которым руководствуется АМКУ в своей работе, можно довольно четко увидеть ответы на большое количество вопросов.

Например, в ст.4 ЗУ «О защите экономической конкуренции». В частности в пункте 1, говорится о том, что «Государственная политика в сфере развития экономической конкуренции и ограничения монополизма в хозяйственной деятельности, осуществления мер по демонополизации экономики, финансовой, материально-технической, информационной, консультативной и иной поддержке субъектов хозяйствования, осуществляется органами государственной власти, органами местного самоуправления и органами административно-хозяйственного управления и контроля. Они способствуют развитию конкуренции».

Во 2-м пункте говорится следующее:

«Субъекты хозяйствования, органы власти, органы местного самоуправления, а также органы административно-хозяйственного управления и контроля обязаны содействовать развитию конкуренции и не совершать каких-либо неправомерных действий, которые могут иметь негативное влияние на конкуренцию».

А в третьем пункте определено следующее – «Органы государственной власти, в компетенцию которых относится обеспечение государственного регулирования и управления в соответствующих отраслях экономики, проводят мониторинг рынков этих отраслей с целью анализа и прогнозирования их развития».

Этим я хотел бы донести мысль, что создание конкурентной среды на тех или иных рынках – это общая ответственность органов исполнительной власти. Функции же АМКУ направлены, прежде всего, на предупреждение возможных нарушений в сфере законодательства о защите экономической конкуренции, а также на наложение штрафных санкций на субъекты хозяйствования, которые ведут себя нечестно.

Примером прямой прерогативы АМКУ может быть контроль процессов концентрации. Значит, чтобы во время покупки крупными субъектами хозяйствования других предприятий не монополизировались конкретные рынки, и не искажалась конкуренция. Или же расследование нарушений: злоупотребление монопольным положением, антиконкурентные согласованные действия (картели) предпринимателей и антиконкурентные действия органов власти. Иначе говоря, мы не заставляем цены расти или падать. Комитет – не ценовая инспекция и не орган по защите прав потребителей. Комитет – орган контроля над соблюдением конкурентного законодательства.

С середины 2017 года начали менять внутреннюю структуру АМКУ: создали департаменты, которые постоянно отслеживают ситуацию на ключевых рынках (потребительские товары, услуги, ТЭК и ЖКХ и тому подобное).

Другими словами, Ваша задача – найти «паршивую овцу» и понять причины ее поведения?

Это литературно и образно. Моя задача – создать ведомство, которое правильно будет отслеживать экономические тенденции на рынках, своевременно и профессионально реагировать на предупредительные сигналы, которые оповещают о возникновении проблем в том или ином сегменте. Ценовая динамика является наилучшим маркером для этого. Однако изменение цены на определенную группу товаров еще не свидетельствует о нарушениях, скорее, о проблеме. Наша задача – определить ее и устранить (самостоятельно или же при участии других субъектов власти).

Для этого с середины 2017 года начали менять внутреннюю структуру АМКУ: создали департаменты, которые постоянно отслеживают ситуацию на ключевых рынках (потребительские товары, услуги, ТЭК и ЖКХ и тому подобное). Так, например, департамент изучения товарных рынков включает несколько блоков: розничная торговля, товары народного потребления и рынки АПК. Его первоочередная задача – постоянный мониторинг рынков потребительских товаров, которые являются чувствительными к инфляционным процессам, влияя, как следствие, на покупательную способность населения.

Комитет активно изучает аграрные рынки и постоянно отслеживает ценовые тренды из открытых источников, а также сотрудничает с крупными игроками розничной торговли, благодаря которым мы можем отследить, как меняется спрос, ценовая реализация и тому подобное.

Что дала смена подходов в работе?

Если 2-3 года назад работники Антимонопольного комитета не знали, кто основные монополисты на имеющихся рынках, и определяли это в рамках открытого дела, то сейчас, детально проанализировав рынки АПК, мы можем предоставить такую информацию. Это позволяет предупреждать и планировать возможные ценовые всплески и видеть их реальные причины.

Первоочередной для АМКУ сегодня ценовая ситуация на рынке мяса, в частности, курятины

На каких аграрных рынках, на Ваш взгляд, сегодня есть проблемы?

За год проведенной работы видим, что по некоторым группам товаров цены падают, а по другим – растут. Резко возросли цены на товары мясной группы (говядина, свинина, птица). Если говорить о  рынках говядины и свинины, можно отметить, что их структура является относительно конкурентной. А причина роста обусловлена, в основном, объективными факторами.

По данным мониторинга ГССУ, в среднем по Украине в августе 2017 года, по сравнению с январем наблюдается рост цен на 42,36%. Это связано с ограниченным предложением на рынке вследствие наличия вспышек АЧС на территории Украины. И также одновременным увеличением экспорта свинины (за период января – июня 2017 года, по данным Министерства АПК, экспорт свинины вырос в 2,2 раза против соответствующего периода прошлого года).

Аналогичная ситуация с говядиной. По данным мониторинга ГССУ, в среднем по Украине в августе 2017 года (по сравнению с январем) наблюдается увеличение цен на 18,46%. Это может быть связано с ограниченным предложением на рынке вследствие увеличения экспорта. Рост экспорта говядины, по данным Министерства АПК, за январь – июнь 2017 года +47,5% к соответствующему периоду прошлого года.

Среди основных факторов, которые влияют на себестоимость продукции, является стоимость комбикормов и другие материальные затраты, доля затрат на которые в себестоимости продукции составляют, соответственно, около 56% и 19% – для свинины, 52% и 24% – для говядины (по данным, полученным в результате запросов от Комитета к субъектам хозяйствования).

Наиболее высокий рост цен на продукцию – мясо курицы, которое является одним из наиболее употребляемых социальных продуктов. Существенно прибавили в стоимости овощи и фрукты, что объясняется уменьшением урожая под влиянием погодных факторов. Также видим рост стоимости хлеба и яиц куриных. За последними двумя группами наблюдаем и пока что не видим опасной тенденции. Но первоочередной для АМКУ сегодня является ценовая ситуация на рынке мяса, в частности, курятины.

Расскажите подробнее, в чем проблема с мясом птицы?

Анализ цен показал, что отдельные позиции по курятине подорожали (за последний календарный год) на 50% (по данным производителей). Это четко видно в отдельных торговых сетях. Средний арифметический рост стоимости курятины сначала 2017 года составляет 22,5% (по данным ГССУ).

Причин для этого несколько.

Первая – если посмотреть на объемы реализации курятины и сравнить год к году, то они увеличились. Однако потребительский спрос превысил предложение. Это было спровоцировано уменьшением потребления свинины из-за распространения АЧС, что привело к росту ее цены. Поэтому потребитель переориентировался на сравнительно более доступную курятину. В свою очередь, среди участников рынка бытует устоявшееся «аксиома», что рост цен на красное мясо является ценовым маркером для производителей курятины, побуждая их корректировать цену на продукцию птицеводства (она должна быть на 20% меньше стоимости свинины). Так это или нет – мы также проверяем.

Вторая – влияние мировых цен. После отмены ряда экспортных ограничений для сельскохозяйственной продукции, производители увеличили продажи за границу, потому что там более выгодные цены. Как следствие, сформировался определенный дефицит внутри страны. В случае МХП, продавать курятину на внутренний рынок за $1,5 или экспортировать в тот же Ирак или Саудовскую Аравию за $2,5 доллара – решение одного человека в течение дня. Конечно, мы с этим не можем спорить, потому что это решение собственника.

Однако, учитывая положение компании на рынке, Комитет не может игнорировать тот факт, что сформированный определенный дефицит продукта, в результате чего внутренние цены пошли вверх – до уровня мировых – и потребители от этого страдают. Есть и другие причины, поэтому мы их изучаем.

«Мироновский хлебопродукт» занимает доминирующее положение на внутреннем рынке курятины. Его ценовая политика привлекает к себе внимание… Конечно, будут вопросы и к другим игрокам рынка мяса птицы, поэтому АМКУ хочет получить ответ на главный вопрос: «Существует или нет конкуренция на рынке мяса птицы?».

Как выглядит сегодня этот рынок?

Сейчас внутренний рынок курятины очень концентрированный. На нем есть игрок №1 – «Мироновский хлебопродукт» (с долей более 40%) и несколько других, более мелких: комплекс «Агромарс» (с долей свыше 10%) и «Агроовен» (с долей в 6%). Совокупная доля МХП и «Агромарса» превышает 50% на рынке. Но если брать сегмент современных торговых форматов, то в некоторых сетях доля «Мироновского продукта» превышает 70%. «Мироновский хлебопродукт» занимает доминирующее положение на внутреннем рынке курятины. Его ценовая политика привлекает к себе внимание Комитета.

Значит, МХП сегодня можно считать монополистом или нет?

У компании есть два структурных признака монополизма – доля на внутреннем рынке более чем на 41% и ценовое поведение со знаком вопроса. По определению, монополист – это единственный продавец на рынке. МХП таким не является. С юридической точки зрения, назвать его монополистом можно даже при наличии 35% внутреннего рынка. Но если компания испытывает значительную конкуренцию, тогда, по закону, монопольное положение на рынке она не имеет.

Сейчас мы видим определенные негативные сигналы от рынка о том, что ценовое поведение МХП вызывает вопросы. Другие участники смотрят на цены, которые ставит «Мироновский хлебопродукт», и воспринимают их как некий индикатор. Поэтому конкуренция на рынке мяса птицы довольно ограничена, несмотря на присутствие других игроков. Это дает нам основания глубже изучать рынок мяса птицы и злоупотребления МХП своим монопольным положением.

Антимонопольный комитет открыл дело относительно рынка мяса птицы или нет?

Нет, открытого дела нет, только исследуем рынок. Чтобы утверждать, обоснованным ли было повышение цен на курятину и есть ли в действиях МХП нарушения антимонопольного законодательства, следует детально проанализировать информацию от других участников рынка и ритейлеров. Пока рано говорить об окончательных выводах. Но, понимая социальную важность этого вопроса, будем проводить исследования очень оперативно – надеюсь получить предварительные результаты уже в конце сентября. Далее мы поймем, будут ли у нас основания открывать дело.

Компания МХП уже давала Вам какие-то аргументы относительно своей деятельности на рынке птицы?

Да, в начале сентября 2017 года мы провели экстренное совещание Антимонопольного комитета, куда пригласили все субъекты рынка для объяснения ситуации. Компания «Мироновский хлебопродукт» предоставила свои объяснения. Ее аргументация базировалась исключительно на рыночных факторах, которыми и послужили ценовые колебания. Кроме этого, всем (производителям и ритейлерам) мы направили письменные запросы с просьбой предоставить информацию по теме. Сейчас ждем ответа. Получив их, будем детально анализировать ситуацию.

У Антимонопольного Комитета есть вопросы к другим участникам этого рынка?

У нас нет предвзятого отношения к МХП. Появляются тревожные сигналы – и АМКУ, естественно, смотрит на крупнейшего производителя курятины, которым является эта компания. Чтобы разобраться с обоснованностью цен, изучаем всю цепочку формирования себестоимости продукции (производитель – ритейлер) и анализируем поведение всех других производителей (а это 20-30 крупнейших по объемам реализованной продукции субъектов).

Конечно, будут вопросы и к другим игрокам рынка мяса птицы, потому АМКУ хочет получить ответ на главное: «Существует ли конкуренция на рынке мяса птицы?». По этому поводу в АМКУ сегодня озабоченность. Если мы выясним, что доминирующий игрок на рынке задает темп всем остальным и формирует единые условия, тогда мы непременно будем иметь основания для открытия дела.

Кроме мяса птицы смотрим на рынки-заменители – свинина и телятина. Наблюдаем также за яйцами и подсолнечным маслом… Открытых актуальных дел на рынке агропродукции пока нет, но есть исследования рынка.

Какие аграрные рынки также вызывают пристальный интерес Комитета?

Интерес Комитета к рынкам строится на двух осях: ряд/высокая концентрация игроков на рынке и ценовые тенденции. Концентрированный рынок с небольшим количеством игроков и негативные ценовые тенденции побуждают нас к более пристальному вниманию и анализу. Также нас беспокоит, когда на рынке существует избыточная стабильность в течение многих лет и в то же время есть существенные расхождения с международными трендами.

Поскольку трудовые ресурсы комитета ограничены, то существует система приоритетности рынков. Кроме как на мясо птицы смотрим на рынки-заменители – свинина и телятина. Наблюдаем также за яйцами и подсолнечным маслом. Традиционно в фокусе АМКУ сырое молоко (часто возникают проблемы с закупочными ценами) и молочные продукты. Рынок гречки сегодня не в «красной зоне»: сейчас падение цены составило 35% разницы в сравнении с прошлогодними показателями.

Открытые аграрные дела в отношении этих аграрных рынков есть?

Открытых актуальных дел на рынке агропродукции сейчас фактически нет, кроме дела о соли, но есть исследования рынка. Мы имеем накопленный «багаж» старых дел. Например, гречка. Но надо выйти из них и правильно заниматься новыми.

Кабмин отменил социальное регулирование цен. Видите ли Вы в этом угрозу для резкого скачка цен или нет?

АМКУ следит за соблюдением конкуренции на рынке. Поэтому мы должны выступать против любого ее ограничения. Любое административное вмешательство в работу рынка, как правило, считается ограничением, что часто негативно отражается на уровне цен и конкуренции. Если есть ограничения наценки на товар, то субъекты, вместо того, чтобы «отжимать» друг у друга лучшую цену, кооперируются, чтобы вместе обойти ненужное им государственное регулирование.

Именно при таких условиях возникла «тенизация» на рынке хлеба?

У нас раньше было несколько дел, которые касались рынка хлеба, одно еще открыто в Киевском областном территориальном отделении. Мы видели разное ценовое регулирование наценок в областях: фиксировались случаи, когда машину загружали товаром, она пересекала границу, а затем возвращалась обратно с ним, но уже более дорогим. Бизнес всегда найдет возможности обойти запреты, если захочет. Поэтому я выступаю за отмену регулирования цен на социальные продукты, хотя такая мысль в обществе, сегодня и не популярная. Но есть рынок и его законы никто не отменял.

О РЫНКЕ ХЛЕБА

«Теневое» производство товаров на рынке хлеба сохраняется на 50%?

Системно оценивать уровень «тенизации» нам сложно, потому что для этого нужно проводить глубокое исследование. Пока что мы обосновываем свою позицию, опираясь на данные производителей, которые утверждают, что уровень «тени» на рынке составляет около 50%. Исторически эта проблема существует давно, мы ее видим и стараемся решать. Открытого дела относительно хлеба нет. Особенностью рынков хлеба и хлебобулочных изделий является их региональное расположение (межрегиональное) и наличие, как я говорил ранее, «теневого» сектора производства, по которому нет официальных статистических данных.

По данным мониторинга ГССУ, в среднем по Украине в августе 2017 года, в сравнении с январем, наблюдается увеличение цен на хлеб пшеничный. Из муки 1 сорта на 9,01 %. Подорожание может быть вызвано как увеличением стоимости муки на 7,75 % за тот же период, так и увеличением прочих расходов (транспортных, на заработную плату и тому подобное). Основным фактором, который влияет на себестоимость производимой продукции, является стоимость сырья, доля расходов.

Мы видим тенденцию увеличения объединений на аграрном рынке, которое быстро растет. Какую долю всех заявок от бизнеса в АМКУ составляют аграрные запросы?

Мы видим тенденцию увеличения объединений на аграрном рынке, которое быстро растет. Все больше обращений от бизнеса о концентрации касаются именно АПК. В 2016-2017 годах таких обращений было около 500 ежегодно. Также есть обращения и от иностранных компаний. Всего 11% всех транзакций, согласованных АМКУ, касались АПК в 2016-ом. В 2017 году со сводной статистикой можно будет ознакомиться по результатам 3 кварталов, однако количество запросов однозначно растет. Это может свидетельствовать как о хороших, так и о плохих тенденциях. С одной стороны, это приток инвестиций и усиление производства. С другой же остается риск появления монополий в процессе концентраций.

В Украине нет рынков АПК, которые были бы полностью монопольными… В отдельных его сегментах имеется высокая концентрация бизнеса…

В каких сегментах рынка видите монополистов на агрорынке?

На одних рынках игроки уже сформированы (рынок птицы), на других – в процессе. Но называть их монополистами в классическом понимании я бы не стал, учитывая вышесказанное. Да, мы видим, что МХП – предприятие с большой долей на внутреннем рынке мяса птицы. ООО «Кернел-Трейд» с 35% и ДП «Сантрейд» с 21% имеют большую долю в сегменте подсолнечного масла. «Астарта» (28%) – сахара. Компании «Авангард», «Овостар Юнион» и «Интер-Агросистемы», доли которых составляют соответственно 14,73 %, 13,68 % и 12,02% – от общего объема рынка яиц куриных промышленного производства. Но каждый рынок требует отдельного основательного исследования на предмет определения монополизма и злоупотребления ими своим положением, в частности.

В Украине нет рынков АПК, которые были бы полностью монопольными. На каждом из них есть, как правило, несколько игроков. Сейчас агрорынок развивается естественным путем (без административного ресурса), что приведет к естественному отбору компаний. Так было в США в конце XIX века. Сильный игрок – выстоит, слабого – купят. Если сравнивать АПК и другие сектора экономики, то он гораздо здоровее. В отдельных его сегментах имеется высокая концентрация бизнеса и игроки с большими долями рынка, но не всегда у них есть монопольное положение. Свидетельство этого – топовые позиции Украины в аграрном экспорте мира. Это первая тенденция.

Вторая тенденция – формирование и рост земельных банков агрокомпаний. В II квартале 2017 года свидетельством этого стали несколько транзакций вокруг приобретения активов компанией «Кернел». В результате нескольких операций покупки и поглощения сформировалась крупнейшая агрокомпания Украины с земельным банком более 600 тыс. га. И в то же время крупнейшая агрокомпания распоряжается менее чем 1% от всей сельскохозяйственной земли Украины, пригодной для ведения хозяйства.

На первый взгляд, это просто набор цифр. Нужно смотреть глубже. Возможно, есть специфика этой земли: концентрация в отдельных областях, качество почв и тому подобное. Условия действующего законодательства значительным образом ограничивают возможности Комитета относительно определения процесса концентраций землебанков, базируясь в основном на доле агрохолдингов и их производстве на товарных рынках. При этом земельный банк и арендные отношения в расчет не берутся. Предоставленные АМКУ предложения относительно законодательных изменений в этом вопросе создают эффективный подход к анализу формированием землебанков агрохолдингов.

РЫНОК МАСЛА

Является ли «Кернел» монополистом на рынке бутилированного подсолнечного масла?

Цена на подсолнечное масло стабильна. По состоянию  на 1 августа цена подскочила +0,95% что может быть связано как с увеличением цен на сырье, так и с конъюнктурой цен на мировом рынке (Украина занимает первое место в мире по экспорту подсолнечного масла). Значит, рынок достаточно концентрированный, но ценовое поведение ключевого субъекта не дает оснований АМКУ фокусироваться на этом рынке. Рыночное поведение субъектов приемлемое.

Тогда целесообразнее говорить об олигополии аграрники, где 2-3 игрока формируют более 50% рынка? Собственно на это указывает и отчет АМКУ за 2016 год.

Да, это возможно. Есть сегменты аграрного рынка, где присутствуют несколько крупных игроков: курятина, яйца, подсолнечное масло. Также усиливаются концентрационные процессы на рынке сахара.

Сегодня в Украине вопросы земельных монополий остро не стоят

Видите ли Вы проблему в быстром росте земельных банков холдингов: по оценкам участников рынка, они обрабатывают около 15% всех сельскохозяйственных  земель? И готовы ли контролировать распределение земель после открытия рынка земли?

Как человек, который 20 лет проработал в бизнесе, скажу, что ни для кого не секрет – рынок земли как таковой де-факто существует – земля покупается и продается. Отсутствие легального рынка выгодно, но небольшому количеству населения. По моему мнению, земельная реформа даст толчок для развития и крестьянам, и агрокомпаниям.

Сегодня в Украине вопросы земельных монополий остро не стоят. Но мы наблюдаем за рынком, потому что видим определенные риски. АМКУ занимается товарными рынками, а рынок земли и ее аренда – дополнительная функция, когда предоставляем разрешения на концентрацию по покупке активов компаний. Поэтому традиционный взгляд на монополизацию товарных рынков для земли как товара не работает. Сейчас мы размышляем над инструментами, чтобы в будущем правильно анализировать и оценивать земельную монополию, потому что в рамках действующего законодательствах у нас таких полномочий нет.

АМКУ готов принять активное участие в формировании земельной реформы

Что нужно для того, чтобы в рамках земельной реформы АМКУ был эффективным?

Это технический вопрос. Мы должны анализировать не только размер и расположение земельного участка, но и его качество, то, как его используют для выращивания различных сельскохозяйственных культур.

На Ваш взгляд как юриста, как построить эффективную модель рынка земли в Украине? Вы давали свои рекомендации по написанию земельной реформы? На октябрь обещают вариант земельного закона.

Да, мы комментировали законопроекты, касающиеся формирования рынка земли. В парламенте находится проект Закона об обороте земель сельскохозяйственного назначения №5535 от 13.12.2016, к которому АМКУ предоставлял ряд своих рекомендаций.

Я соглашаюсь со всеми либеральными позициями, которые утверждают, что отсутствие рынка земли является стопором для экономического развития Украины. Для нас важно, чтобы развивалась конкуренция, а это возможно только при условии поступления новых субъектов хозяйствования. Если рынок откроют, то инвесторы придут в АПК. АМКУ готов принять активное участие в формировании земельной реформы и быть частью команды, которая сейчас занимается этим вопросом.

Недавно была информация, что народный депутат Александр Герега скупил ряд агроактивов «ОболоньАгро», «Агрохолдинг 2012», «Винницкая аграрно-промышленная группа», и планирует довести этот земельный банк за несколько лет до 300 тыс. га. АМКУ завершил их оформление? Каким земельным банком в настоящее время он владеет?

Мы давали ему разрешение два месяца назад. Мы получили заявки на приобретение относительно небольших активов.

Говорят, что «Кернел» обращался к Вам с просьбой дать разрешение на приобретение новых активов. Это так или нет? Какое количество, заявок и на какое, количество земель в АМКУ сегодня есть на концентрацию от агробизнеса?

По состоянию, на конец 2016 года количество заявок на концентрацию в сегменте АПК от всего количества составляло около 20%. В то же время, если отбросить иностранные транзакции, рассматривая только Украину, их доля вырастет почти до половины. В 2017 году прослеживается тенденция к росту количества заявок в этом сегменте. Можно утверждать, что она  даже доминирующая. Однако точную цифру по площади земли пока назвать не смогу. Это требует отдельного подсчета.

В общем, в Украине интенсивность рынка M&А является все еще относительно невысокой. Здесь мы видим первый блок – легализация владельцев банков, бенефициаров на финансовом рынке. Второй – транзакции в АПК: по меньшей мере, 50% всех украинских договоров. АПК всегда будет инвестиционным привлекательным сегментом. Из публичной статистики заметно, что экспорт АПК превосходит экспорт по другим позициям, эта отрасль имеет колоссальный потенциал.

До конца 2017 года ожидаем завершения расследования относительно злоупотребления монопольным положением на рынке удобрений группой компаний Ostchem

АМКУ с августа 2017 года начал получать от производителей удобрений информацию относительно цен. Что это Вам даст? Что с расследованиями на этом рынке?

Имея возможность постоянно мониторить ситуацию, мы работаем на опережение разного рода колебаний цен. Относительно расследований: есть за группой компаний Ostchem Дмитрия Фирташа злоупотребления ими монопольным положением на рынке удобрений. С другой стороны есть параллельное расследование Межведомственной группы по торговле о введении антидемпинговых пошлин. Эти два процессы конфликтуют между собой, потому что украинские производители говорят о том, что их деятельность усложняет демпинговый импорт из России.

Поэтому АМКУ проанализировал ситуацию на украинском рынке удобрений, сформировал результаты расследования и отправил субъектам рынка. Сейчас дополнительно изучаем ситуацию. Но за этим рынком мы внимательно наблюдаем, видим изменение доли игроков, рост импорта из РФ, остановку украинских заводов и прочее. До конца 2017 года ожидаем завершение расследования относительно злоупотребления монопольным положением на рынке удобрений группой компаний Ostchem.

А что же с химической компанией Коломойского?

«Днепразот» – участник рынка. Ее деятельность мы анализировали, но дела не открывали, потому что не нашли оснований.

АМКУ изучает рынок зерна на предмет монополий?

Да. На нем есть несколько крупных производителей – как украинских, так и международных. Мы рассматриваем все смежные рынки, которые связаны с производством зерна: удобрений, средств защиты растений. Также в поле зрения Антимонопольного Комитета попадают рынки логистики и портовой перевалки. Наша задача – систематически изучить портовую проблематику, ведь большая доля зерна перевозится именно так. Кроме того, видим также проблему «УЖД», речного транспорта, имеются дела по дифференцированным ставкам портовых сборов в различных портах.

Но все это – вызовы не одного дня. Чтобы системно решить, АМКУ меняет сегодня систему работы. Ранее Комитет работал на базе полученных от бизнеса заявок, что усложняло процесс сбора данных и задерживало процесс исследования и расследования. Но теперь мы постоянно будем следить за топовыми рынками. АПК и перевозки входят в их перечень.

Я хочу, чтобы в АМКУ сформировался сильный рыночный департамент и профессиональный департамент расследований. Мы хотим, чтобы бизнес нам доверял, приходил со своими проблемами и вопросами. Для этого не нужно принимать какие-то законы, просто наладить постоянную работу с бизнесом. Обе структуры есть, но нужно организовать их деятельность.

«Нибулон» не является монополистом на рынке перевозок грузов внутренним водным транспортом

Вы упомянули о речных перевозках. А компания «Нибулон» занимает монопольное положение на рынке перевозки грузов внутренним водным транспортом или нет?

Компания заметно развивается – это факт. Она имеет собственный торговый речной флот, а это положительно влияет на экономический потенциал страны. В работе АМКУ есть несколько жалоб от «Нибулона» относительно ущемления их интересов другими субъектами при осуществлении речных перевозок. Что мы видим? «Нибулон» не является монополистом на рынке перевозок грузов внутренним водным транспортом, ведь она сама построила баржи и использует их для собственных перевозок. Поэтому это не означает, что они имеют самую высокую долю внутренних перевозок на внутреннем рынке.

Другое дело, если бы была, например, какая-то одна компания с флотом, который бы предоставлял услуги всем другим игрокам – это было бы монопольное положение.

Горячая тема для всех – горючее. Какова сейчас там ситуация?

АМКУ постоянно исследует ситуацию на рынке горючего. Перед посевной и во время уборки урожая, традиционно включаемся более интенсивно, чтобы не допустить роста цены в период полевых работ. В ноябре 2016 года выносили решения относительно ценовой координации и на участников рынка налаживали штраф в размере 207 млн. грн. Эта ниша у нас всегда в приоритете, а рынок топлива – постоянно в «красной» зоне. Сейчас исследования рынка есть, работа ведется ежедневно.

Чего не хватает сегодня АМКУ для работы: денег, кадров?

С кадрами проблем нет. Беспокоит другое: 80% нашего бюджета – фонд заработной платы. Не хватает финансирования, потому что систему оплаты труда нужно реформировать. Можно это сделать, оптимизировав структуру, взяв на большие зарплаты действительно высококлассных профессионалов. Но только это не выход. Поэтому мы договорились с Минфином, чтобы увеличить финансирование из 157 млн. грн. до 191 млн. грн. Именно эта цифра на сегодня находится в проекте бюджета на 2018 год. Это было бы существенной поддержкой для нас.

Я хочу, чтобы средняя зарплата в АМКУ составляла не менее 10 тыс. грн., главы департамента – на уровне 40 тыс. грн. И работаю над тем, чтобы это стало возможным. Ведь очень важно сломать стереотип, что на государственной службе нужно работать много и за копейки. Если сравнить нашу зарплату с оплатой труда в других ведомствах, то мы стоим в конце, как и в прошлом году.

Что на законодательном уровне надо изменить для улучшения работы АМКУ?

В Верховной Раде сейчас лежит несколько законопроектов, но в первую очередь меня интересует законопроект относительно гарантий процессуальных прав субъектов. Также для нас важно усилить следственные полномочия ведомства, чтобы были все основания вести серьезные расследования. Все жалуются на монополистов и картельные сговоры, но проверок не любят. Развиваться Комитету сегодня помогает поддержка дружеских отношений с Федеральной торговой комиссией департамента юстиции США. Ее эксперты делятся с нами опытом, работая на должности советников в АМКУ. Также у нас есть проект с ЕС.

Мы сотрудничаем с Организацией экономического сотрудничества и развития (занимает первое место в мире по экономической политике). В прошлом году делали для нас независимый экспертный обзор: изучили деятельность АМКУ и Украину в целом. Они увидели, что у нас есть желание меняться, но практически это будет тогда, когда измениться вся вертикаль. Когда во всех органах областных, местных и районных уровней начнут развивать конкуренцию – тогда будет успех.

Построить эффективный АМКУ – дело не одного дня, а вопрос 3-4 лет. Общество же ждет быстрых результатов. Нужно сформировать систему, научить людей – это все сложная и системная работа.

Чувствуете ли себя независимым в АМКУ?

Мы юридически независимы и стремимся честно и беспристрастно выполнять наши расследования. И на нас постоянно давит общество, средства массовой информации, общественные организации. Комитет существует и работает в реальном мире, поэтому за нашей работой постоянно наблюдают. И это нормально.

Что тогда Вас лично заставляет работать в АМКУ?

Я хочу завершить начатое дело, реформировать ведомство и увидеть положительный результат. Мне интересно работать в Антимонопольном Комитете, поэтому с дистанции я не сойду, пока не дойду до финала.

Какие Ваши KPI/цели на этом посту?

Первое – хочу сделать Комитет эффективной слаженной структурой, которая компетентно будет работать на предупреждение нарушений. Второе – разработать национальную программу развития конкуренции. Я хочу, чтобы при слове «конкуренция» и «монополизм» люди перестали думать об Антимонопольном комитете, потому что у каждого ведомства есть своя работа и работники, которые за это отвечают.

Вы хотите научить бизнес, чтобы он, наконец-то начал «отвечать за базар», не ожидая вмешательства Комитета?

Можно сказать и так. Делать дело – это не посты в Фейсбуке писать. Бизнесмены должны научиться быть «джентльменами» в условиях конкурентного рынка без участия Антимонопольного комитета.

Украина переживает период «донов корлеоне». Есть правила, но становиться «джентльменами» хотят тогда, когда им дадут по рукам, например, АМКУ.

Действительно, 25 лет в Украине «тушат пожары», но ничего системного не строят. В 1992 году была программа демонополизации, после этого ничего подобного по развитию конкуренции не было. Сейчас есть программа от правительства на три года, которая имеет  стратегическую цель – развитие конкуренции. В то же время менталитет во многих отраслях остался советский – защищать производителя, протекционизм, дотации, вместо того, чтобы развивать свободный рынок. Я хотел бы, чтобы люди перестали думать так, как думали сто лет назад. Нам надо понять, что конкуренция – это не плохо, просто нужно придерживаться правил.

Сегодня в Украине есть разные ведомства, но все они не стремятся к развитию конкуренции. У министерств нет KPI по развитию конкурентоспособности отраслей. Есть только – «помочь имеющимся игрокам», «дотации», «развивать конкуренцию». Украинцам срочно требуется прививка для развития конкурентоспособности.

К Вам часто обращаются монополисты по протекции?

Не помню такого. Для примера: есть группа СКМ, общественное отношение к которой является весьма неоднозначным. Впрочем, ее представители публично отстаивают интересы своего бизнеса в юридической плоскости. Они принимают участие в наших конференциях, круглых столах, отстаивают свои позиции открыто. А по-тихому никто не давит.

Еще одно. АМКУ играет важную роль в обжаловании государственных закупок. Когда я становился председателем АМКУ, то даже не знал, насколько эта функция важна. На самом деле реализация этой функции дает Комитету возможность наблюдать за торгами, поведением отдельных рыночных субъектов. Мы постоянно принимаем решения, которые не нравятся подавляющему большинству участников торгов. Из-за этого вокруг нас постоянно «висит» напряжение, потому, что когда-то тот или иной крупный бизнесмен был «обижен» нами в таких торгах.

Иногда принимаемые решения могут иметь негативное отношение даже органов власти высшего звена. Впрочем, если подходить к проблеме без эмоций, то повод, из-за которого мы вынуждены отменять тендер, всегда имеет аргументированное основание. К слову, решение Антимонопольного Комитета в судах отменяется только в 0,5% от общего количества всех дел.

Автор: Наталья Белоусова

Источник: AgroPolit.com

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий