Есть такая профессия – спелео-экскурсовод: как зависимость от пещер может вернуть к жизни

29.12.2018 – Выключите, пожалуйста, фонарики. Ваши глаза должны привыкнуть к темноте.

Слушаемся советов экскурсовода Анны и устраиваемся на камнях в просторном гроте. Пытаемся разглядеть своды. Не получается. Не видно даже собственных рук.

Читайте также: 8 месяцев автостопом в Китай. Секреты украинского путешественника

900 километров пешком. Как двое львовян путешествуют по Украине с запада к востоку

Континент без турфирм. Советы трех самостоятельных путешественников по Азии, Европе, Африке и Америке

На велосипеде в Австралию: Украинская группа «Фолькнери» рассказала о невероятных странствиях по миру

На лыжи в Грузию: курорты, цены, особенности

– Двадцатиметровый гипсовый слой этой пещеры откладывался постепенно – остатки организмов падали на морское дно, – рассказывает Аня.

Когда море отступило, из-под гипса ударила артезианская вода, и сквозь трещины под большим давлением – пробилась на поверхность. Примерно 750 тысяч лет назад вода из лабиринтов полностью сошла.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Млынки – горизонтальная гипсовая пещера в Тернопольской области вблизи села Залесье. Общая длина ее ходов – 52 километра.

В воздухе здесь до сих пор есть примеси радиоактивного газа – радона, но Аня говорит, что доза его безвредная.

Анне Шепель – 33. Десять лет назад она приехала из Минска сюда на экскурсию. Впоследствии собрала вещи и поселилась в избушке вблизи. Иначе не могла.

– Бегать и прыгать в подземных лабиринтах запрещено. На маршрутах полно поворотов, поэтому, когда преодолеваете препятствие сами, показывайте тому, кто позади, путь. Здесь легко заблудиться, – предупреждает Аня.

И в шутку добавляет: помните, по дороге в пещеру мы встретили туристов? Спелеологи их еще с прошлой недели искали.

Все внимательно слушают. Пытаются нащупать друг друга, потому что в глазах до сих пор не рассвело.

– Обо всем предупреждайте. Если уже сейчас чувствуете, что через 40 минут захотите в туалет — говорите, потому что не добежим, — смеется экскурсовод.

Наконец можем включить фонари. Рассматриваем. Все похожие на шахтеров — синие и красные комбинезоны, рукавицы, банданы и фонарики.

Аня имеет самый модный комбинезон — приталенный. Она среди нас самая стройная.

Отправляемся в лабиринт.

ПОДЗЕМЕЛЬЕ

Идем гуськом – проходы настолько узкие, что вдвоем разойтись невозможно. Камни скользкие – надо быть осторожным, чтобы не удариться головой.

– Ай! – вскрикивает парень впереди. Первый удар поймал он.

– С боевым крещением, – где-то далеко смеется Аня.

Мы идем позади группы, поэтому гида не видим, но ее звонкий голос уверяет, что движемся в правильном направлении.

– Здесь осторожно. Опирайтесь ногами и руками на одну стену, спиной на другую, — инструктирует четко.

Это мы преодолеваем первую трещину. Спелеологи называют ее распоркой. Под ногами поверхности нет. Зависаем между двух неровных стен.

– Поднимите задницу! Так легче пролезть! – кричит Аня девушке, которая уже успела застрять. Тогда смеется: для спелеологов слово «задница» – стандартная терминология.

Вылезаем из распоры, ползем через несколько ходов и имеем первое вознаграждение — Аня показывает большой прозрачный кристалл.

– Только не отрывайте ничего, пожалуйста. Понимаю, что эти камушки хороши. Но вы, же не забираете зубы при улыбке людей, которые вам нравятся, – объясняет.

Туристы на этот раз вежливы. Двигаются осторожно, стараются не навредить пещере. Да и сами опасности не подвергаются.

Аня спокойная.

Женщина водит экскурсии уже восьмой год. За это время случалось разное. Но смертельных случаев не было.

– Как-то в распоре девушка съехала в трещину и застряла. Я сначала не увидела, потому что она была в хвосте группы. Когда подлезла к ней, она уже выбилась из сил и замерзла. Я легла возле нее, чтобы согреть. Потом побежала за помощью, – вспоминает Аня.

– Кого-то надо успокоить. Кому-то действительно сказать: «Лучше слушай меня». Тогда уже начинается агрессия и диктатура. Порой приходилось говорить что-то вроде: когда ты, скотина, не будешь сейчас лезть так, как надо, то я тебя буду копать, – смеется Аня.

Во время экскурсии экскурсовод не умолкает ни на миг – историй у нее много. Однажды она со спелеологами помогала устроить в пещере признание.

– Сразу сказала тому романтику: если девушка откажет, то я не виновата, – смеется.

КРИСТАЛЛ

Занимается пещерой местный спелеоклуб «Кристалл». Его участники – исследователи, гиды и молодежь, которая проводит здесь свободное время.

У клуба даже есть своя спелеоизба. Условия здесь базовые. Но выпить чаю, поесть, согреться и переночевать можно.

Спелеоклуб создали в 1984 году, когда часть ходов в пещере уже была исследована. Раньше здесь добывали гипс, но в 1950-м году прекратили из-за несчастного случая.

Первую экспедицию провели через 10 лет – после того, как в пещеру зашли дети и увидели щели, в которые мог бы пролезть человек.

Главный в спелеоклубе – 54-летний Владимир Снигур. Здесь его называют папа. Каждые выходные он приезжает в спелеоизбу, что-то чинит, заряжает батарейки к фонарям для туристов. Поддерживает порядок.

В пещере сейчас 19 открытых районов, но не все для экскурсий.

– Некоторые лабиринты расположены далеко, а некоторые легко повредить. Пыль оседает на кристаллы и уничтожает их. Да и наше присутствие там не очень желательно. Мы меняем микроклимат. Поэтому стараемся использовать давно открытую часть пещеры, – рассказывает папа.

Температура в пещере стабильная — около девяти градусов тепла.

Самая глубокая точка – в полсотни метров от поверхности.

Также в пещере есть гипсовые кристаллы и известняковые отложения. Они не ценны. Но, как говорят, спелеологи, красивые.

В пещере есть и просторные гроты, узкие щели. Чуть ли не у каждого хода или камня свое название.

– Чертово горло – это то, что пугает туристов, потому что ты лезешь вверх по трубе, закиданной камнями, будто ползешь в горле какого-то чертяки, – рассказывает Аня.

Даже те туристы, которые приезжают впервые, часто спрашивают и о другой аттракции – так называемом «Роддоме». Но чтобы туда попасть, надо у проводника заслужить доверие – опасно.

— Сразу вы почиваете головой в трубу под наклоном вверх, вылезаете из нее, как червь из яблока, и попадаете в колодец длиной примерно пять метров.

Чтобы пролезть, нужно немного спуститься по диагонали головой вниз и тогда опустить ноги в колодец, потому что труба очень узкая, и вы в ней развернуться не сможете.

Там люди мучаются, будто рождаются снова, — рассказывает экскурсовод.

Как попасть в нетуристические районы. Для этого нужно вступить в спелеоклуб. Но главное – доказать, что вы не намерены вредить пещере.

– Есть такие категории людей, которые приходят к нам впервые – и на всю жизнь. А есть такие, что два раза: первый и последний, – улыбается папа.

Навсегда осталась здесь и Аня. Десять лет назад она приехала сюда на экскурсию. И пещера вернула ее к жизни.

ТРИЖДЫ

С детства Аня часто болела. В 12 лет ей в рану попала инфекция. Дальше – боль, много больниц, неопределенный диагноз.

Девочка перестала ходить и ее стали носить на руках.

– Это было похоже на ожоги, вся кожа в волдырях. И постоянная боль.

Однажды я просто завыла. Мама на кухне была, подскочила ко мне, села на пол, плакала и повторяла: все будет хорошо, – вспоминает Аня.

Так продолжалось несколько месяцев. Девушку вылечил знахарь.

– Он смазывал мне раны. Болело еще сильнее. А потом все тело чесалось. Ой, что я желала ему в тот момент. Но психологически выдержала. Не знаю, смогу ли снова, – добавляет она.

Но история ее недугов на том не кончилась.

– Моя мама работает в университете физической культуры. Она предложила туда поступать после школы. Я отказалась.

Тогда она сказала, что можно просто пойти на секцию самообороны для девушек. Но какая там секция, если я на физкультуру не хотела ходить, – рассказывает Аня.

И через год девушка пошла на тренировку.

— Я была самым большим потерпевшим. Нас учили только защищаться. Но однажды в зале кто-то выбросил старые боксерские перчатки. Тогда нас поставили в пары. Я могла терпеть эти вонючие перчатки только ради того, чтобы заниматься рукопашным боем.

Аня поступила в университет физической культуры.

Она стала первой девушкой, которую взяли в группу по рукопашному бою. За год ее оценки по физическим нормативам выросли от тройки до максимальных десяти.

Но успехи в спорте имели и обратный результат – впоследствии у девушки начались проблемы с позвоночником.

Она оставила тренировки. А врачи два года не могли поставить диагноз.

— В конце концов — вернулась в спорт. И снова ненадолго – на одной из тренировок травмировала колено.

Из-за этого, что на протяжении двух лет сильно болел позвоночник, у меня изменилось восприятие боли. Поэтому я, вовремя не распознала заболевания в суставе, — рассказывает Аня.

Имея постоянно повышенную температуру, обследования показывали, что есть воспалительный процесс, но не могли определить где. И тут в спортзале на ровном месте прыжок на одной ноге. И хрусь!

Ее подхватил друг.

– Когда пришла к врачу, то спросила, смогу за две недели восстановиться, потому что у меня соревнования. Он сказал, что нет. Никогда, – вспоминает Аня. – Я поняла, что сейчас открою дверь кабинета, и не буду знать куда идти, что делать и чем жить дальше.

А дальше была затяжная депрессия. Не помогали ни музыка, ни рисование.

Впоследствии подружки взяли с собой Аню в Крым, где пошли на экскурсию в вертикальную пещеру.

— Ну и что делать, уехала уже с ними. Но что такое пещера? Это же холодно, темно, я не понимаю, зачем туда люди лезут? Идиоты! Но мы полезли, нырнули – а там дикая пещера! Я прониклась этой атмосферой с первых шагов, – говорит Аня.

ЕСЛИ БЫ НЕ ОНА

Через некоторое время девушка узнала, что другая ее подруга уже два года ездит в пещеры в Западную Украину.

– Смотрю, она такие странные фотографии выставляет. Сидят они в каком-то гумне, измазаны, в грязных комбинезонах и такие счастливые! В следующий раз я поехала с ними, – улыбается Аня.

Хотела проверить, насколько после той травмы могла передвигаться. Меня поразила красота пещеры. Это была сказка. А теперь – это моя реальность. Моя «Трасса 60».

О фильме «Трасса 60» Аня вспоминает трижды. По сюжету его главный герой путешествует по трассе 60, которой нет на картах, пытаясь найти сам себя. Девушка говорит, это фильм о ее жизни.

Вернувшись, домой с экскурсии, она перестала спать, – искала маршруты, как приехать в пещеру снова. Тянуло непреодолимо.

Боялась, что никогда туда не вернется, но вскоре приехала снова.

– Сначала я ходила с проводником. Через некоторое время попросилась сама. Я заменила одну ситуацию другой. Приходилось концентрироваться не на том, что мне в жизни не удалось, а на том, что отсюда как-то необходимо выйти. И я стала зависимой – чувствовала, что мне под землей лучше, чем на поверхности, – вспоминает Аня.

И ее здесь спасала не только пещера. В спелеоклубе Аня нашла своих людей.

– Это и отдых, и реабилитация. Моя жизнь изменилась кардинально. Если бы не пещеры, я не знаю, что бы делала. Бывает, растеряюсь, не знаю, что делать – спускаюсь под землю. Грустно или тяжело – сюда.

Энергетика пещеры мне подходит. Она позволяет успокоиться. Иногда даже подсказывает. У меня нет любимых мест в пещере. Она для меня – живое существо.

Сейчас Аня работает на высотных работах в городе, но живет на окраине села. Говорит, у нее здесь свой микромир: маленькая деревенская хата, собака Рекс, которого она подобрала еще малым, и фортепиано «Беларусь».

– Я счастлива здесь, – признается. – Но порой мне до сих пор снятся сны, что я снова на тренировке.

Автор: Екатерина Хорощак

Источник: «Украинская правда. Жизнь»

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий