Ольга Айвазовская: В избирательную кампанию возвращается использование административного ресурса

Ольга Айвазовская, политика, выборы

27.03.2019 – За полторы недели до президентских выборов LB.ua пообщался с координатором Гражданской сети «ОПОРА» Ольгой Айвазовской о последствиях использования бюджетного админресурса, построения «сетей», скрытой агитации Зеленского, роли МВД и влияния на избирателей троллей в соцсетях.

Читайте также: Ольга Айвазовская: Организаторам денежного подкупа грозит до 6 лет заключения

Политический консультант Алексей Ковжун: Порошенко выедает националистов и делает возможным проход в парламент пророссийских сил

Олег Ляшко: Украинский Черчилль

Вина, кофе, спорт и сигареты. Стиль жизни Порошенко, Тимошенко и Зеленского

«Отдельные депутаты сотни миллионов гривен потратили на локальные проекты, на которых пиарятся за бюджетные средства» 

По сравнению с прошлыми выборами нынешняя кампания ведется менее или более грязными методами? 

Давать какие-то оценки пока рано. Если говорить о структуре и масштабах нарушений, то возвращается административный ресурс. В частности, бюджетный админресурс. И об этом шла речь в нашем последнем отчете.

Развернуто такое количество программ, обеспечивающих материальные потребности социальных групп, что они в целом могут повлиять на результаты волеизъявления. Это происходит в последние два месяца до голосования, и, очевидно, будет способствовать волеизъявлению избирателей.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Например, по монетизации субсидии. Ни на каких выборах мы не видели таких масштабов программ, когда граждане получали «живые» деньги в качестве компенсации разницы за стоимость коммунальных услуг. Всего субсидии получат миллионы домохозяйств, и на три этапа их выплаты заложены в бюджете на 2019 год, это 55 миллиардов гривен.

Мы не оцениваем сам факт выплаты субсидий, а лишь сопутствующие факторы, которые могут иметь связь с избирательным процессом. Да, потребители услуг получают именные письма, где указано, что по поручению президента Петра Порошенко, правительство вводит механизм выплаты субсидий на оплату жилищно-коммунальных услуг в наличной форме.

Кроме того, пересмотр уровня пенсий обычно происходит в конце года – в декабре. А сегодня он пришелся на предвыборный период – март. Речь идет как о разовых выплатах в сумме 2410 грн. на человека, которые получат 1,9 миллиона граждан, так и об индексации пенсий для остальных. На это предусмотрено 6 млрд. грн.

С суммами и масштабами этого инструмента (бюджетного админресурса) я бы не сравнивала эти выборы, например, с выборами 2014 года и даже с 2010-го. Хотя в 2010 году запускались масштабные программы, в том числе, которые касались выплаты «Юлиной тысячи» и вручение представителями «Батькивщины» в различных регионах актов собственности на землю. Отдельные программы были и на Востоке Украины, но они не были национальными, посчитать, ни аудиторию, ни их бюджет невозможно.

А прямой подкуп избирателей?

Второе место занимает, по нашим оценкам, подготовка к подкупу. Однако по состоянию на конец февраля, мы не зафиксировали ни одного факта передачи денег в обмен на голос. Поэтому сама подготовка «сетей» (что сейчас активно обсуждается в СМИ) не является нарушением статьи 160 Уголовного кодекса о подкупе. По сути, это организационные мероприятия для привлечения агитаторов, социологов, опрос целевой аудитории.

Преступлением является факт передачи денег, или предложения их получить в обмен на голос, что сопровождается призывом голосовать за или не голосовать за кандидата. После разъяснения ЦИК, которое подтвердило решение Верховного Суда, не считается подкупом возмещение затрат физическим лицам, которые привлечены к предвыборной агитации, на телефонные услуги, проезд, питание, проживание, обучение и другие расходы в случае осуществления предвыборной агитации в другом населенном пункте. Но сама оплата услуг агитаторов остается вне закона.

По моему мнению, это не совершенное решение. Верховная Рада должна наработать четкую форму до следующих выборов: президентских, парламентских или местных. Нужно отделить оплату за услуги агитаторов от предоставления средств избирателям, с целью получения их голосов в поддержку того или иного кандидата, как ограничить и избирательные фонды, так и количество привлеченных лиц в качестве агитаторов. В противном случае, подкуп будет в дальнейшем легализован, и оплачиваться открыто.

Кстати, эта норма появилась где-то после парламентских выборов 2012-го. Избирателем манипулировали: говорили, мол, ты берешь деньги не за голос кандидата, а за агитацию. В законе «О выборах президента Украины» норма, которая касается запрета предвыборной агитации (часть 6 статьи 64), появилась в 2014 году. И, тем не менее, оставался люфт для манипуляций.

Можно ли считать применение админресурса подкупом? Или его может использовать только действующая власть. 

В законодательстве не разграничено, что такое админресурс и подкуп. Подкуп – это голосование в обмен на деньги. Кстати, сам факт голосовать не является обязательным, ибо никто не должен устанавливать взаимосвязи, или их последствия. Достаточно принять устное предложение голосовать за деньги и получить тюремный срок.

Использование бюджетного админресурса выходит из административных центров принятия решений. Если речь идет о национальном уровне, то он не может исходить от оппозиции, а на местном – может.

Использование админресурса не наказывается, правильно?

Понимаете, кандидаты работают относительно юридически грамотно. В законодательстве существует понятие злоупотребления властными полномочиями, то есть, коррупция, а админресурс – политологическое определение. Но способы злоупотребления хитро используются, обходя прямое нарушение закона о выборах. Впрочем, в последние дни перед выборами уже никто не брезгует ни открытой агитацией должностными лицами, ни распространением во время официальных или публичных мероприятий материалов агитационного характера.

Венецианская комиссия рекомендует использовать несколько предохранителей для избегания злоупотребления административными ресурсами во время выборов. Один из них – четкое разграничение ветвей власти и выполнение каждой из них полномочий исключительно в пределах законодательного поля.

Значит, если президент рассказывает о пенсии, – это является признаком злоупотребления админресурсом по подходам Венецианской комиссии. Такие вопросы относятся к полномочиям Пенсионного фонда и правительства. То же касается монетизации субсидий или местных программ.

Вторая рекомендация – не открывать новые социальные программы в течение избирательного процесса или незадолго до него. С одной стороны, в этом нет прямого нарушения нормы законы, но с другой, есть нарушение принципов равных и конкурентных условий для всех кандидатов. Очевидно, доступ к этим ресурсам имеют только представители власти (национального, местного уровней).

Региональные программы (например, материалы по выплатам социально малообеспеченным слоям населения из областных или городских бюджетов) должны реализовываться хотя бы за год до выборов, а не так как сегодня, когда решения местных советов принималось в конце января, а выплаты начали реализовывать со второй половины февраля. Из открытых источников (например, spending.gov.ua) можно увидеть, как органы местного самоуправления еженедельно тратят сотни тысяч, а то и миллионы.

В некоторых странах, к примеру, законодательством запрещено за полгода до дня голосования открывать новые бюджетные программы.

Такие запреты должны быть прописаны в законе о выборах президента?

Да, в законе, в подзаконных актах, касающихся деятельности должностных лиц, наверное, и в Бюджетном кодексе и тому подобное.

В первую очередь нужно предусмотреть ответственность для должностных лиц, которые проводят мероприятия с признаком агитации. Сегодня они могут понести лишь дисциплинарную ответственность.

Когда я рассказываю про эти проблемы, наблюдатели других стран или международных организаций, очень часто говорят, что имеют такие же. Разница заключается в том, что процедура выделения средств в странах, например, ЕС, – очень прозрачная. Или предусмотрен определенный конкурс, или есть целевое назначение средств. В Украине же миллиардные бюджеты тратятся на какие-то локальные проекты, уходят как в песок. Нет ни остатка, ни прибыли, ни добавленной стоимости от этих проектов.

Отдельные депутаты сотни миллионов гривен потратили на локальные проекты, на которых пиарятся за бюджетные средства. В первую очередь, речь идет о субвенции на социально-экономическое развитие территорий. По сути, проводят преждевременную агитацию за себя и свою политическую партию. В том числе, и кандидаты на президентских выборах, которые поддерживают эту политическую силу.

К сожалению, около 30% из тысяч проектов с суммарным фондом расходов в миллиардных эквивалентах, есть только скрытая политическая реклама за наши с вами средства. К тому же, доступ к этим ресурсам есть у ограниченного количества депутатов, а процедура их выделения – очень непрозрачная.

Страны Запада накрывает волна популизма, но, видимо, они могут позволить себе рисковать, в отличие от Украины. Украинским избирателям дают просто нереальные обещания, как то: снижение цены на газ в четыре раза или возврат Крыма сразу же после выборов.

Абсолютно. Риторика некоторых топ-кандидатов касается правительственных полномочий, местного самоуправления. Тогда как юрисдикция президента – это оборона, безопасность, внешняя политика, гарантия конституционных прав граждан и др.

Западный избиратель не будет обманут вопросом, в частности, полномочий президента. Начиная со школы, там объясняют, кто такой глава государства, чем он занимается. Конечно, в каждой стране – своя политическая традиция, конституция. Тем или иным способом кандидаты прибегают к популизму.

В какой стране самая идеальная избирательная система, по вашим наблюдениям? 

Я бы не говорила об избирательных системах. Они накладываются на культуру, историю… Лучше анализировать практику организации выборов. Как, по-моему, это страны Скандинавии, где очень прозрачный и открытый избирательный процесс в целом.

Можно назвать Швецию, но ее проблема лишь в тайне голосования. В этой стране под каждую политическую силу или кандидата есть отдельный бюллетень.

И когда избиратель берет его из кипы на доске, где они размещаются, становится, очевидно, за кого он проголосовал. Бюллетени там можно приносить или забирать с собой, их раздают на улицах. Они становятся документом только после голосования – когда поставлена галочка и бюллетень попал в специальный конверт для голосования со штампом избирательной комиссии. В этой стране нет необходимости защиты бюллетеней, как в Украине, например.

В некоторых странах такое высокое доверие избирательного процесса и избирательных институтов, что избиратель может даже сам нарисовать бюллетень и принести с собой на участок, например, в Норвегии. Главное, чтобы его содержание соответствовало списку кандидатов и политических партий.

«Это единственная в моей памяти избирательная кампания, когда МВД не является частью избирательной стратегии кого-то из кандидатов» 

Вернемся все же к украинским реалиям. Вы вспомнили про так называемые «сети», которые активно используют различные политические силы. В частности, штаб Петра Порошенко. Агитаторы или волонтеры заполняют документы, их регистрируют в электронной базе и выдают пластиковую карточку с QR-кодом. Идентифицировать человека по этим данным может только штаб. Не выглядит ли это как замаскированный способ скупки голосов?

Я бы не хотела делать такие предположения, потому что, по сути, это обвинение в преступлении.

Любая сеть, которая направлена на организацию (администрирование) избирательного процесса или привлечение третьих лиц с целью мобилизации избирателей, может быть как нормальной практикой, так и преступной. Если, опять же, людям будут предлагать деньги за голос, а также, если количество участников «сети» будет равно результатам голосования. Это – однозначный подкуп.

Вы сможете проследить за такими случаями? И в большом городе, и в поселке, к примеру. 

На самом деле, вопрос к правоохранительным органам, потому что ни одна неправительственная структура не имеет права вести следственные действия или даже скрыто записывать участников событий.

У нас будет в день выборов большая миссия наблюдения. Она будет работать на уровне участковых и окружных избирательных комиссий, осуществлять наблюдение в рамках статистической выборки. Если мы, например, увидим на 50 % участков фотографирование бюллетеня или другие нарушения, то сможем сказать, что такие же события произошли по всей стране. Это репрезентативное наблюдение. Фотографирование довольно часто обусловлено контролируемым голосованием и продажей голоса.

Кроме того, будем следить за утренними заседаниями избирательных комиссий. Поскольку есть немало крайне важных бюрократических процедур, например, был опечатан сейф или заблаговременно открыт, распределение обязанностей среди членов комиссии и др.

В течение дня по каждому участку у нас будет по восемь отчетов, которые будут касаться процедуры голосования, явки и результатов волеизъявления. И мы надеемся утром в понедельник 1 апреля объявить параллельный подсчет голосов с небольшой погрешностью. Потому что не покрываем 100% участков, а в пределах статистической обоснованной выборки сможем посчитать данные. Если отрыв между первым и вторым местом не будет, условно, 10-20 тыс. голосов по стране, то однозначно скажем, кто попал во второй тур.

Сколько наблюдателей планируется привлечь в целом?

Для параллельного подсчета будет привлечено полторы тысячи наблюдателей. Этого абсолютно достаточно. Во время парламентских выборов 2014 года мы имели столько же наблюдателей. И точно определили, например, что «Свобода» не преодолеет 5% барьер. Погрешность для этой партии составляла 0,2%. Мы сказали, что победила партия «Народный фронт», и дали реальные результаты по Оппозиционному блоку и «Самопомощи». Почти все экзит-полы тогда ошиблись.

Открыты первые уголовные дела по избирательному процессу, есть даже задержанные. Очевидно, эта кампания довольно агрессивная, учитывая, что между двумя потенциальными кандидатами – маленькая разница в рейтинге. 

Действительно, кампания – очень агрессивная. Ее признаками являются большие ресурсы: как материальные, так и административные.

Кроме того, это – первая кампания, где есть состязательность между органами правопорядка: СБУ, МВД, Нацполицией и Генпрокуратурой. Нет монополии ни на силу, ни на следственные функции. Хотя пока трудно говорить о результативности работы этих органов. С одной стороны, звучали заявления о раскрытии «сети», которая действовала бы в интересах Юлии Тимошенко. Но никакого подозрения не было до сих пор предъявлено, насколько мне известно. А именно это свидетельствует о том, что дело должным образом подготовлено следственными органами.

С другой, звучат очень нервные заявления со стороны руководителей органов правопорядка, что конечно не способствует тому, чтобы избирательный процесс проходил спокойно. Однако, опять же, кроме заявлений, результатов нет, хотя по уголовным преступлениям их придется ждать годами, ведь, процессуальные требования к следствию никто не отменял по избирательным преступлениям. Выглядит, как борьба заявлений и обвинений, что обычно нервирует и избирателей. Возможно, это кого демобилизует идти голосовать, а кого-то наоборот мобилизует.

Влияние силовых органов является высоким, как и превентивная их функция. Многие из потенциальных нарушителей вынуждены лишний раз подумать, прежде чем соглашаться нарушать закон.

Насколько эта борьба силовых органов политизирована? Несмотря на то, что генпрокурор – человек президента, а министр внутренних дел якобы подыгрывает Юлии Тимошенко.

Действительно, со стороны генпрокурора Юрия Луценко было публичное заявление во время форума, где выдвигался действующий президент. И это следует воспринимать как политическое заявление и поддержку Петра Порошенко. Хотя Юрий Луценко и должностное лицо.

Относительно идентификации министра внутренних дел Арсена Авакова, то он заявляет, что является аполитичным. Очевидно, такая позиция нервирует многих игроков. Поскольку это единственная в моей памяти избирательная кампания, когда МВД не является частью избирательной стратегии кого-то из кандидатов. В том числе, «Народный фронт» не имеет своего кандидата.

А обвинения в том, что министр «подыгрывает» Тимошенко – абсурдны. Нужно иметь доказательства. Например, если бы МВД реагировал или не реагировал на нарушения со стороны, лишь одной политической группы. Наши наблюдатели обращаются в полицию на местном уровне относительно нарушений со стороны любого штаба или представителя кандидата. Полиция реагирует в равной степени в отношении всех кандидатов.

«Никоим образом решение суда не повлияет на баллотирование кандидата» 

«ОПОРА» периодически говорит о нарушении избирательной кампании кандидатом Владимиром Зеленским. В частности, речь идет о бесплатных концертах в отдельных городах студии «Квартал 95» или трансляции его обращений во время «Лиги смеха», которые сам кандидат не считает агитацией, а, следовательно, не оплачивает из своего предвыборного фонда.

Вы же знаете, что Верховный Суд не признал агитацией участие Зеленского как ведущего в программе «Лига смеха».

Мы анализировали контекст обращений Зеленского и в «Квартале», и в «Лиге смеха». Прямого нарушения закона нет. Есть только призывы идти на выборы. И обращение, мол, вы – умные и знаете, за кого голосовать. Для нас с вами понятно, что это – мобилизация избирателей с элементами агитации. Хотя прямого призыва голосовать за того или иного кандидата нет.

А насчет фильма, показ которого запланирован в канун выборов? 

Мы не видели этого продукта. Оценить, содержит ли он призывы, или нет, – не можем. Сам факт появления на экране кандидата не может считаться агитацией. Тем более что кандидат играл эту роль в течение двух сезонов. В отличие от использования субвенций из бюджета или монетизации субсидий, которые ввели накануне выборов.

Если суд примет решение о нарушениях после выборов?..

Суд также может запретить трансляцию этого телепродукта, если увидит нарушения избирательной кампании. Причем относительно избирательных дел суды имеют ограниченные сроки для принятия решения – от 2 до 5 дней, в зависимости от категории дела.

Значит, получается, что любые нарушения во время избирательной кампании не могут стать причиной отмены результатов выборов в целом по стране. 

В целом, нет. Хотя в отдельных регионах или на участках – могут. В частности, в случае, если на избирательном участке окажется выдача более 5% бюллетеней лицам, которые не имели на это права. Например, после проверки списка избирателей кто-то увидит, что, к примеру, из тысячи избирателей проголосовало 50 тех, кто находится за границей. По данному факту правоохранительные органы должны открыть уголовное производство и результаты на этом участке можно не признавать.

Если будет вброшено в урны для голосования 10% бюллетеней (то есть количество подписей в списке избирателей и число бюллетеней разошлось на эту цифру), то результат также не признается.

И третья причина – если уничтожено 5% бюллетеней.

Хотя на практике случались и экстраординарные случаи, как на выборах в Киевской области (округ №94), где «воевала» Засуха с господином Романюком. Суд отменил результаты голосования 30 тыс. избирателей только по факту не допуска наблюдателей во время подсчета голосов на отдельно взятых участках, что кардинально изменило результат выборов. Надеюсь, таких случаев не будет. Потому что эти результаты могут иметь необратимое влияние на результаты голосования.

Так же опасным является вмешательство любых парамилитарных групп, которые о себе публично заявляют. Уничтожения одного большого ящика для голосования будет достаточно, чтобы на соответствующем участке не учли результаты.

Однако, повторюсь, результаты выборов в целом по Украине будут установлены, несмотря ни на что. Законом определено – не позднее 1 мая мы узнаем окончательные и официальные результаты повторного голосования.

«По всему миру очень небольшое количество украинцев имеет возможность голосовать» 

Вы вспомнили о гастарбайтерах. Не тайна, что в отдельных селах большинство населения находится или проживает за границей. Сельские главы знают об этом и могут использовать ситуацию, чтобы проголосовать в пользу определенного кандидата. Как проследить за такими случаями? Наблюдателей же не хватит на все участки по Украине. 

В селах конечно очень сложная ситуация. Условно, от Тимошенко, Порошенко и Зеленского членами комиссии могут быть родственники. И, наверное, среди них не будет жесткого противостояния.

Я не утверждаю, что эти люди имеют целью фальсифицировать результаты в виде внесения ложных сведений в протоколы о подсчете, но избирательный процесс в день голосования – достаточно сложный. Например, кому-то могут выдать бюллетень без паспорта, потому что в селе все всех знают, все держится на доверии, а кому-то — наоборот – в жесткой норме закона надо вернуться домой и взять документ, несмотря, на личные неприязненные отношения.

Факт выдачи бюллетеня без паспорта в основном фиксируют наблюдатели. Однако они не имеют возможности установить, действительно ли лицо, пришло и получило бюллетень, является ли тем, за которого подписалось в списке. Наблюдатель не может взять паспорт в руки и идентифицировать избирателя.

Поэтому этот вопрос скорее касается членов избирательных комиссий: насколько они будут придерживаться буквы закона и не будут скуплены в интересах одной политической группы. Можно формально представлять одного кандидата, но «играть» в команде другого.

На момент выдачи бюллетеня за столом сидит два члена комиссии – один проверяет паспортные данные, наличие в списке избирателей, а второй – выдает бюллетень. И если между ними есть заговор, то выдача бюллетеня за лицо, находящееся за границей, не является проблемой. Поскольку немало украинцев на постоянной или временной основе проживают за рубежом (и не только из западных областей, но и со всей Украины). Поэтому, к сожалению, такие манипуляции являются достаточно перспективными.

Зафиксировать нарушение может и сам избиратель, если будет желание. 

Конечно, роль избирателя – выдающаяся. Списки избирателей будут насчитывать 29 млн. 835 тыс. человек (предварительно). И если кто-то увидит, что напротив кого-то из родственников или знакомых, которые находятся за границей или умерли, стоит подпись, – может обратиться в правоохранительные органы. И требовать фиксацию нарушения.

Такие дела расследуются очень просто, достаточно обратиться в пограничную службу и проверить данные о выезде/въезде определенного лица (если это касается пребывания за границей) или подтвердить официальным документом факт смерти.

Сколько украинцев будет голосовать за рубежом? Кроме России, где выборов не будет. 

По всему миру очень небольшое количество украинцев имеет возможность голосовать. В пределах зарубежного избирательного округа в реестре внесены сведения о 530 тыс. 123 избирателей, но фактически за пределами государства находится около 4 миллионов граждан.

Проблема заключается в том, что голосование должно происходить только на территории Украины. Зарубежная территория Украины – это дипломатические и консульские учреждения. В школе, медицинском учреждении нельзя определить избирательную комиссию, которая бы принимала избирателей и обеспечивала их избирательные права.

Доступ к консульским и дипломатическим учреждениям является проблемой, потому что к ним избирателю местами нужно преодолевать сотни километров. На всю Италию, где избиратели с украинским гражданством были наиболее активными в 2014 году, открыты всего четыре участка. Максимальная и в то же время очень оптимистичная пропускная способность участка – до 5000 человек и это при условии, если в течение 1 часа будет выдано 500 бюллетеней.

Какова процедура голосования за рубежом? 

Те граждане, которые находятся на консульском учете, попадают в избирательные списки автоматически. Если избиратель проживает в Украине, но с определенной целью будет за границей, ему надо обратиться по процедуре временного изменения места голосования. Проще всего – в Министерство иностранных дел, при котором есть отдел ведения государственного реестра. Или за рубежом — в консульское или дипломатическое учреждение, но не позднее 25 марта.

Если лицо уже находится за пределами Украины, – достаточно прийти с паспортом. В Украине нужно подать документ, удостоверяющий, что в день выборов избиратель будет за рубежом. Достаточно даже билета.

«Утверждать, что может возникнуть поток неизвестных людей (через КПВВ), – по моему мнению, это хейтерство» 

Если говорить о процедуре смены места голосования. Заметили ли вы определенные злоупотребления такой возможностью, что могут повлиять на результаты выборов? Возможно в районах, граничащих с линией разграничения. 

Заявления о том, что количество пересечений линии разграничения увеличилась в шесть раз, не соответствуют действительности. Это подтверждают официальные данные пересечения КПВВ. В январе количество граждан, прошедших КПВВ, было такое же, как в ноябре. За февраль данных пока не обнародовано.

Мы проверяли факты обращений в отделы ведения реестра с целью изменения избирательного адреса. В Киеве и области их число почти в два с половиной раза больше, чем в Донецкой. Луганск не входит даже в пятерку регионов-лидеров. Поэтому говорить, что с этих территорий приезжают какие-то люди, чтобы проголосовать на выборах, нельзя. Более того, не стоит и манипулировать подобными предположениями.

Голосование лиц, которые будут пересекать линию разграничения, очевидно, будет сложным. Пропускных пунктов не так много, да и график работы у них на два часа короче, чем время работы избирательных участков.

Нагрузку на окружную избирательную комиссию, которая будет действовать в Донецкой и Луганской областях, можно рассчитать за пять дней до выборов. Только до 25 марта избиратели могут изменить место голосования. Более того, станет очевидным, на каких участках будет больший наплыв, на которых меньше.

Граждане имеют равные избирательные права, где бы они ни проживали.

Председатель ЦИК Татьяна Слипачук не исключает, что вмешательство в выборы может быть, в том числе и через неподконтрольную Украине территорию. Например, если будут голосовать граждане других стран под видом наших.

Я не согласна с председателем ЦИК. Должностное лицо такого уровня не должно делать подобные политические заявления.

Несмотря на то, сколько граждан может пересечь линию разграничения в день выборов, очевидно, что никакого влияния на конечный результат выборов этот процесс не будет иметь. Также, если это иностранцы с поддельными украинскими паспортами, то они – преступники, а если имеют законный паспорт гражданина Украины, то ограничить их право невозможно. Хотя в Украине запрещено двойное гражданство, это пока никого не остановило, ни занимать высокие должности в органах власти, ни в органах местного самоуправления.

«Накопление критической массы информации, в том числе в соцсетях, за которую никто не несет ответственности, может иметь влияние на избирателей» 

Вы задели тему агитации в соцсетях. Кто контролирует законность проведения там избирательной кампании? Насколько это технически возможно?

Мы имеем отдельную методологию исследования соцсетей. Но планируем использовать ее уже на парламентских выборах. Поскольку Facebook сделал плохой подарок организациям, которые мониторят соцсети, скрыв часть данных на страницах с агитацией, изменив определенные алгоритмы.

До января этого года вся информация была открыта. Можно было зайти в настройки страницы и увидеть таргетированную рекламу, на какую аудиторию она распространяется, на какой период и т.д. Сейчас собрать эти данные сложнее. Поэтому мы обновляем свою методологию и запустим ее во время парламентской кампании.

Вопрос контроля над законностью любой агитации относится к полномочиям ЦИК, НАПК. Могут фиксировать нарушения и кандидаты-конкуренты.

Как можно проверить, агитация в соцсети оплачена из избирательного фонда кандидата, или нет?

Подобная информация должна содержаться в отчетах кандидатов по использованию избирательного фонда.

Проблема заключается в том, что не все страницы в соцсетях можно идентифицировать. Не все промаркированы синими галочками, что подтверждены страницы физических или юридических лиц. Если вы видите нарушения агитации, но она осуществляется с фейковой страницы (на фото – картинка котика), доказать, кто именно это делает, невозможно.

Вместе с тем, Facebook и Twitter закрывает миллионы фейковых страниц, с которых распространяется агитация и пропаганда. Весной 2018 года были закрыты миллионы таких аккаунтов. Очевидно, они касаются, в том числе Украины.

Накопление критической массы информации, в том числе в соцсетях, за которую никто не несет ответственности, может иметь влияние на избирателей. В том числе, на украинских. Возникает чувство стыда голосовать за того или иного кандидата, стыдно проявлять свою политическую поддержку и в соцсетях, и в реальности.

Из-за общения с фейковыми троллями?

Это следствие хейтерства. Когда вам не нравится какой-то кандидат, и вы об этом пишете на своей странице, набегает целая куча троллей, которые начинают с вами ссориться. Реальный аккаунт ссорится с фейковыми или наоборот.

Это приводит к тому, что люди просто отказываются говорить, за кого готовы голосовать. Количество отказов на вопрос социологов относительно рейтингов постоянно увеличивается.

И в завершение. Избирательный кодекс, над которым активно работали, был принят в первом чтении. Стоит ли ожидать принятия его в целом до изменения созыва Верховной Рады?

Должно произойти какое-то чудо. Один депутат, правда, убеждал меня, что если вероятность принятия выше 1%, то она есть. Хотя, как по мне, 99% против 1% — не очень оптимистично.

Я уверена, что до парламентских выборов ничего не изменится в части избирательного законодательства. Избирательная кампания уже началась, ресурсы потрачены, округа разделены. Принятие нового закона – это вопрос не только политических потерь, но и материальных. Украинские политики к этому не готовы.

И это ответственность не только власти, но и оппозиции. К сожалению, внешняя коммуникация о поддержке открытых списков является очень оптимистичной. А вот внутренняя сводится к тому, что, мол, это федерализация, план Путина и т. д. Какие угодно фантазии!

Был ли тогда смысл так долго работать над разработкой этого кодекса? «ОПОРА» не единственная организация, которая очень активно этим занималась.

Более того, мы – единственная организация, которая посетила 43 заседания рабочей группы по подготовке проекта кодекса, и активно будет работать в части продвижения прогрессивных норм. Те, кто ходит на эфиры, редко имеют отношение к рутинному процессу этой работы.

Мы будем иметь полгода после формирования нового состава парламента: или протиснем эту систему, или нет. Если соответствующее обязательство будет включено в коалиционное соглашение, тогда есть шанс, что «открытые списки» будут запущены.

Я убеждена, что с каждой мини-кампанией мы прогрессируем. Внедрение «открытых списков» сегодня имеет наибольшую поддержку среди граждан – 42%. Надеюсь, Избирательный кодекс будет принят до следующих выборов Верховной Рады.

Автор: Виктория Матола

Источник: LB.ua

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий