Открыть «эпоху грюндерства»

16.01.2019 – Какими должны быть приоритеты экономической политики государства, чтобы вырваться из долговременной нисходящей спирали последних десятилетий. Украинская экономика почти восстановила довоенные показатели.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Как уже обращал внимание «Тиждень», объем валового продукта по стране без учета Донецкой и Луганской областей упал по сравнению с 2013-м всего на 2%. Это в целом соответствует темпу уменьшения количества населения на подконтрольной территории за соответствующие годы.

Читайте также: Председатель Национального банка Украины Яков Смолий: Какая экономика – такой и курс гривны

Экономика на пути к космосу

В Украине аграриев приучают к использованию современных технологий для эффективного земледелия

Влияние информационно-коммуникационных технологий на изменения на рынке труда и качество занятости

Беспроигрышный вариант

Объем ВВП Украины в 2019-м на подконтрольной территории может превзойти показатели 2013 года, даже при условии сохранения имеющихся умеренных темпов роста, которые составляют 2,5-3%.

Однако эта скорость недостаточна для такой бедной страны, как нынешняя Украина. Она ниже среднемировой и той, с которой развиваются соседние государства. Значит, развиваясь такими темпами, мы на самом деле каждый год очень отстаем. Тем временем мировая экономика, вероятно, вот-вот погрузится в очередной циклический экономический кризис, что снова болезненно ударит по чрезмерно зависимой от внешней конъюнктуры и плохо диверсифицированной украинской экономике.

Поэтому можем уже в скором времени получить очередное подтверждение пребывания Украины в нисходящей спирали, когда каждый новый экономический цикл рост-спад для нас завершается тем, что экономика страны оказывается в еще худшем положении.

В результате, несмотря на периоды более или менее динамичного роста в 2000-2007-м, 2010-2012-м и в 2016-2018-м, реальный ВВП в этом году все еще будет оставаться в лучшем случае в 1,6 раза меньше, чем в 1990-м.

За это время мы слишком отстали от всех соседей: если в 1992, 2004 и 2017 годах ВВП по ППС на человека в Украине МВФ оценил в $6,1 тыс., $6,3 тыс. и $8,6 тыс., то в Польше за это время он вырос с $6,6 тыс. (почти украинского уровня) в 1992-м до $14,1 тыс. в 2004-м и $29,2 тыс. в 2017-м. А в Румынии от $6,2 тыс. в 1992 — м до $ 24 тыс. 2017-м.

Соответствующая тенденция продолжается, потому что в ее основе – значительно более высокие темпы экономического роста соседних стран из Центральной Европы по сравнению с Украиной. К примеру, по 2,5–3% прироста украинской экономики в тех годах, темпы Польши и Румынии составляли 4-5%, а объем их экономики сейчас на 20-25% больший, чем был, например, в 2013-м.

Чтобы вырваться из этой нисходящей спирали, когда отечественная экономика каждый раз оказывается в еще худшем положении, нужны длительные двузначные показатели роста. А они, в свою очередь, возможны лишь благодаря кардинальным изменениям экономической политики государства. Важно отойти от паразитирования на все меньших остатках национального богатства и постоянного фокусирования на том, что еще можно перераспределить в пределах коррупционно-олигархической модели присвоения.

Вместо этого следует взять курс на увеличение «национального пирога» и установление таких принципов его распределения, которые подталкивали бы каждого брать как можно более активное участие в его приумножении. В этом смысле следующие пять лет могут оказаться определяющими.

Ведь в последнее время появляется все больше свидетельств того, что, завершая переваривание таких когда-то «базовых» секторов украинской экономики, как горнодобывающая промышленность, металлургия, химия, тяжелое машиностроение, а в последнее время и зерново-масличная отрасль сельского хозяйства, украинские олигархи ищут новой наживы. Ею могут оказаться те сферы нашей экономики, где до недавнего времени преобладал малый и средний бизнес из-за своих меньших масштабов и более низкой привлекательности для крупных игроков по сравнению с упомянутыми выше «базовыми» и экспортоориентированными.

Речь идет, в частности, о недавно не олигархатичном агробизнесе, пищевой, легкой, деревообрабатывающей и мебельной промышленности, а также о лесном хозяйстве. В зоне риска, кроме того, те секторы, которые до последнего времени находились в государственной или коммунальной собственности, как значительная часть энергетики, жилищно-коммунальная сфера, медицина, военно-промышленный комплекс, остатки высокотехнологичных машиностроительных предприятий.

Таким образом, страна стоит на распутье. Переварит ли олигархат и эти области с сопроводительным уничтожением в них конкуренции, разрушением здоровой социальной ткани локального малого и среднего бизнеса. Или, наоборот, до сих пор государственно-коммунальные и представленные преимущественно малым и средним бизнесом секторы украинской экономики станут плацдармами и драйверами роста украинской экономики как не олигархатичной.

А успех в них национального малого и среднего бизнеса, который, в частности, вырастет до масштабов крупного неолигархического, станет отправной точкой для стремительного развития Украины в целом. И сформирует, таким образом, в ныне олигархизированных сферах новую основу для оздоровления национального конкурентного среднего и крупного бизнеса.

Создавать, а не присваивать

Чтобы пойти вторым путем, стране нужна переориентация государственной политики в формирование культа продуктивного труда, основание и развитие новых бизнесов для богатства их владельцев и роста общего богатства для всех. Следует отойти от присвоения и потребительства уже имеющихся ресурсов. Этой цели должна быть подчинена как информационная, так и налоговая и кредитно-денежная политика.

Актуально также создание условий, выгодных для ведения легального «белого» бизнеса и привлекательных для труда в нем максимального количества человек. Должное вознаграждение предприимчивых, инициативных и профессиональных граждан будет оставлять их в стране, а не выталкивать за ее пределы.

Именно эта часть общества должна стать ориентиром государственной политики, а не та, которая надеется улучшить собственный уровень жизни, перераспределяя чужие доходы или расходы. Ведь, несмотря на действительно впечатляющие проявления социального неравенства, яркие примеры межевания крайней бедности с неприличной для такой бедной страны роскошью, собственно перераспределение не способно решить проблему всеобщей бедности.

Увеличить доходы подавляющей части украинцев хотя бы вдвое — втрое одним из вариантов перераспределения имеющегося национального богатства не удастся. Перераспределение активирует демотивационную для большинства людей неуверенность в пользовании плодами своих усилий, а значит, блокирует развитие страны. Поэтому надо воспитывать уважение к тем, кто зарабатывает и имеет больше, стремление подражать им, уверенность в неприкосновенности частной собственности.

Дать реальный шанс преодолеть бедность и существенно повысить достаток украинцев может исключительно увеличение национального дохода. Ведь сейчас эффективная занятость в стране на уровне около 50% имеющихся трудовых ресурсов. А остальные – скрытые безработные, количество которых достигает, по меньшей мере, 8 млн. трудоспособных граждан.

В таких условиях государственная политика должна быть направлена на ускорение экономического роста через создание новых и расширение имеющихся бизнесов, поддержку на старте, обучение и переквалификацию граждан, готовых принять активное участие в экономическом рывке.

Всем, кто хочет начать собственное дело, государство должно дать возможность получить необходимые базовые знания, консультирование для начала собственного дела, «зеленую улицу» в получении всех необходимых для этого разрешений и документов.

Насаждение культа продуктивного труда и предприимчивости должно сопровождаться обеспечением реального верховенства права, гарантированием права собственности, укрощением давления и вымогательства со стороны силовиков.

Однако работники органов, которые будут обеспечивать правосудие и поддержание правопорядка в стране, должны получить достаточный уровень вознаграждения, что обеспечит постоянный высокий конкурс и возможность выдвижения высоких профессионально-квалификационных требований к кандидатам на все должности – от рядовых до руководящих.

И уровень мотивации, и суровость наказаний должны создавать необходимый барьер, который удерживал бы от коррупции и злоупотреблений и заставлял дорожить рабочим местом и авторитетом. Увеличение государственных расходов, в том числе и на обеспечение качественных государственных услуг и реального верховенства права, потребует кардинального усиления ответственности за неуплату налогов и сборов, невозможность длительного ведения формально «убыточного» бизнеса, упрощение процедуры банкротства.

Чрезвычайно важно также создать максимально некомфортные условия для тех, кто может, но не хочет работать качественно и продуктивно, уплачивая все необходимые налоги и отчисления в бюджеты и социальные фонды. Лень или безответственность должны стать слишком дорогим удовольствием, и рассчитывать на любую поддержку или помощь со стороны государства таким людям не приходиться.

Бедность в таких случаях не должна быть поводом к состраданию или претензиям на государственную поддержку, а позором, который в большинстве общества будет ассоциироваться с нежеланием людей работать. Ведь важно канализировать энергию бедных, научить и, если нужно, заставить их работать, производя товары или услуги, прилагая собственные усилия и используя умения в тех областях, где на них есть максимально высокий спрос как на национальном, так и на мировом рынках.

Финансировать производство, а не потребление

Вместе с тем важно учитывать, что там, где укоренился комплекс экономической неполноценности, стремительных экономических подъемов быть не может. Во всех странах они начинались с осознания, что мы способны производить не хуже, чем конкуренты.

Но в реалиях современной Украины политика государства должна выступать катализатором этих процессов. Она не может оставаться отстраненным наблюдателем за тем, как они медленно и, вероятно, недостаточно активно будут происходить, чтобы дать результат просто на микроуровне отдельных успешных стартапов. Государство должно стать стимулятором, который обеспечивает достаточный масштаб таких процессов для того, чтобы они вылились в стремительный рост национальной экономики в целом.

И в стране есть колоссальные стартовые условия для того, чтобы новые национальные бизнесы рождались и росли не только в новейших секторах и нишах, которые только появляются в мировой экономике, но и в тех многочисленных сферах, где пока насыщаются в большой мере, преимущественно производителями из других государств. Большинство стран мира импортирует для внутреннего потребления большую долю той продукции, которую может изготовить или добыть самостоятельно, или же той, которую производить им значительно дороже, чем традиционным поставщикам.

А в Украине немалое количество преимущественно импортных составляют те товары, которые вполне могли бы производиться в ней самой по ценам, сопоставимым с импортными аналогами.

Украинская «эпоха основания» многочисленного малого и среднего бизнеса (подобно «эпохи ґрюндерства», которая в свое время дала старт преобразованию Германии в европейского экономического лидера) имеет хорошие шансы стартовать с завоевания значительной доли в тех сегментах внутреннего рынка, которые до сих пор заполнены преимущественно иностранными поставщиками.

Но по стимулирующей государственной политике такие производители со временем могут успешно выйти и на внешние рынки. Ведь преимущество внутреннего рынка и ставка на импортозамещение, как стартовая возможность, заключается в том, что здесь появляются шансы попробовать себя для новых предпринимателей, которые не решатся сразу рисковать на глобальном рынке из-за нехватки необходимых знаний или навыков. Лишены возможностей стартовать на внутреннем рынке с несложными товарами или продуктами массового спроса, они просто останутся безработными или будут искать способы работать за границей.

В то же время масштабная «эпоха ґрюндерства» в современных условиях невозможна без обеспечения вновь создаваемых бизнесов стартовым капиталом и доступным кредитным ресурсом для активного расширения производства. В этом случае задача кредитно-финансовой политики государства заключается в преобразовании банковской системы из инструмента стимулирования потребительского спроса, ипотеки или финансирования внутреннего долга страны в средство содействия появлению и росту национального бизнеса, расширения им производства и экспорта.

Ведь все еще очень низкий уровень накоплений и производственных инвестиций, который наблюдается сейчас, не может придать нужного толчка экономике, обеспечить стремительные темпы ее роста. Опыт успешных подъемов по всему миру свидетельствует, что именно валовое накопление капитала на уровнях, близких к 30-40% ВВП, и его приоритетное инвестирование в прибыльные производственные секторы дает шансы на быстрое обновление структуры экономики и опережающие темпы ее роста. В современной Украине речь не идет даже о трети этих объемов.

Нужно также стимулировать бизнес к риску с внедрением самых инновационных разработок. Ведь сегодня классических инвестиций в новые разработки и исследования мы фактически не имеем. Бизнес если и вкладывает средства, то преимущественно в модернизацию своих производств на основе уже апробированных за рубежом, а, следовательно, вторичных технологий, которые закупаются в других странах. Высокие кредитные ставки и избыточная рентабельность монополизированных ресурсных отраслей экономики делают нецелесообразной рискованную деятельность в сфере инноваций.

Поэтому первоочередной задачей для государства должен стать комплекс мер налоговой и кредитно-денежной политики, который положил бы конец вымыванию кредитного ресурса на нужды потребления и перенаправил бы их на производственное инвестирование. Следует или уменьшить до минимума государственные заимствования на внутреннем финансовом рынке, или перейти к прямому выкупу Нацбанком ОВГЗ, чтобы прекратить изъятие кредитного ресурса с рынка.

Правительство и НБУ должны параллельно искать регуляторные и фискальные инструменты, чтобы уменьшить доходность и привлекательность потребительского кредитования для банков и повысить его конечную цену для граждан.

То, что банки накопили большой портфель неработающих кредитов, отнюдь не повод ужесточать условия кредитования бизнеса, особенно нового, как это происходило в последние годы. Наоборот, нужно наращивать кредитование производственного сектора, особенно вновь созданных компаний, упростив и даже автоматизировав процедуры взыскания залога, банкротства и смены собственников или продажи активов предприятий за долги.

Только при таких условиях можно рассчитывать на стремительное экономическое развитие и рост уровня доходов большинства даже на фоне нормальных для капиталистической экономики банкротств значительной части предпринимателей, которые окажутся менее успешными.

Важно к тому же максимально использовать в национальных интересах те изменения в торговой сфере, которые в последнее время набирают обороты в мире. Экономический национализм, который более или менее выраженный, всегда был на вооружении успешных экономик мира, становится не таким скрытым. И это создает для столь зависимой от внешней торговли экономики, как украинская, не только очевидные риски.

Возможности, которые потенциально способен открыть нам пересмотр торгового режима с другими странами, их направление в более сбалансированный формат, могут существенно помочь украинской «эпохе грюндерства».

Наконец, представление о чрезвычайно большой зависимости украинской экономики от внешней торговли является преимущественно результатом ее неразвитости и крайне малых масштабов.

Рост производства, в частности для внутренних потребностей, замещение части нынешнего импорта, поиски альтернативных моделей энергообеспечения, расширение внутреннего потребления в результате увеличения доходов граждан, а соответственно и связанных с этим развитием сферы услуг, не исключено, обнаружат, что объем внешней торговли, сопоставимой с ВВП страны, может оказаться близким к 30-40% нового, уже возросшего валового внутреннего продукта. Причем это не будет иметь значительного роста нынешних показателей в абсолютных объемах экспорта и импорта.

Впрочем, важны не так объемы экспорта и импорта, как их структура, а также добавленная стоимость от тех или иных товаров. В этом смысле в новой реальности распространение в мире «экономического национализма» мы с нашей сырьевой полуфабрикатной структурой экспорта и импортозамещения готовых товаров, значительную часть которых, если не большинство, способны производить самостоятельно, имеем шанс, значительно улучшить условия торговли.

Ведь сейчас Украина, например, остается крупным экспортером сырьевой и полуфабрикатной металлургической продукции, в которую одновременно постоянно растет импорт метизов со значительно более высоким уровнем обработки. Это сопровождается ростом безработицы среди промышленного персонала в индустриальных центрах Востока. А поставщиками такой продукции являются преимущественно экономики с гораздо более высокой стоимостью труда в этой сфере.

Так же развитие отечественного АПК сопровождается ростом импорта агротехники, агрохимии, других средств производства, ряда продовольственных продуктов с более высокой добавленной стоимостью. Все это может стать питательной почвой для развития многочисленного национального бизнеса разных размеров – от малого и среднего до крупного.

Введение рынка земли является необходимым условием разблокирования потенциала экономического роста. Но оно также не должно быть самоцелью, а подчинятся цели успешного развития агросектора на основе национального малого и среднего бизнеса. В то же время опасно допускать превращения украинского агросектора в поле деятельности иностранных ТНК или украинских латифундистов, которые ограничат его роль исключительно в источник снабжения моноспециализированной продукции с низким уровнем обработки.

Наша потенциально сильная позиция заключается в том, что преимущественно сырьевая структура нынешнего украинского экспорта ориентирована в значительной степени на страны, которые являются крупными чистыми ее импортерами и не заинтересованы в закрытии своих рынков для наших поставщиков. При этом они часто не имеют серьезного присутствия на украинском рынке готовых товаров.

Однако он завален на диспропорциональной основе готовыми изделиями с преимущественно азиатских стран, которые держат свои рынки в общем закрытыми для большинства украинских производителей. Просмотр торгового режима в этих случаях может открыть серьезные возможности для создания и роста нового производственного бизнеса в нашей стране, замещения им как части нынешнего импорта, так и выхода на рынки стран – крупных импортеров в Украину.

Чтобы воспользоваться этими возможностями, нужно проводить жесткую и придирчивую политику отстаивания национальных интересов в двусторонней торговле. Доступ к отечественному внутреннему рынку для иностранных поставщиков должен сопровождаться взаимным открытием рынка соответствующего партнера для украинских готовых товаров и в то же время не составлять угрозы существованию той или иной отрасли экономики в Украине.

Если же некоторые товары в нашей стране не производятся, но вполне возможно, что будут, доступ на рынок должен согласовываться с содействием таких импортеров и постепенной локализации соответствующих производств в Украине.

Автор: Александр Крамар

Источник: «Тиждень»

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий