398 тысяч в месяц. Почему моя зарплата не является высокой

13.05.2016 – На этой неделе вокруг «Укргаздобычи» некоторые политики очень старательно раздували «скандал» о повышении зарплат в компании. Очень сильно старались, привлекая проплаченные статьи СМИ в интернет, привлекая «экспертов». «Ужас – у Прохоренко зарплата миллион!».

Читайте также: «Шпаргалка» для реформатора: как изменить госкомпанию за три месяца

Доморощенные «эксперты» и политики, конечно, лучше всех знают, сколько должны быть зарплаты в мировой нефтегазовой отрасли, как вообще надо проводить реформы, и что именно является показателем эффективности реформ.

Для меня лично в этом «скандале» нет ничего удивительного, потому что из «Укргаздобычи» именно эти люди, которые разгоняли статьи, в прошлом высасывали огромные миллиардные состояния. По нашим оценкам, размер коррупции в «Укргаздобыча» был на уровне 2-3 млрд. гривен в год.

Благодаря нашим реформам эти «кровососы» потеряли свои миллиарды. Мы делаем реформы, и от этого многие вампиры вопят, что есть силы. Это нормально – они подыхают. Это не первый и не последний «скандал», который они будут разгонять против меня и моей команды. Мы готовы.

Я пришел в одну из крупнейших, важнейших, но и в одну из самых коррумпированных государственных компаний Украины проводить реальные реформы.

Такие реформы, которым меня учили в течение 6 лет обучения в лучших американских университетах, включая лучшую мировую школу государственного управления имени Кеннеди в Гарвардском университете.

Такие реформы, каким меня научили в течение 8 лет в лучшей мировой компании стратегического консалтинга McKinsey & Co, где темп работы «год за 3». В McKinsey я структурировал и проводил реформы в нескольких национальных и международных нефтегазовых компаниях, в лучших частных компаниях и государственных органах, в общем в 7 различных странах мира.

Это конечно, не так ярко, как «достижения» «кровососов», которые разбираются в схемах, как украсть миллиарды из любого госпредприятия. Я не заработал миллиарды, но качественно и принципиально делал свое дело.

Я провел в общей сложности около 13 лет за границей, учась и работая в лучших университетах и компаниях мира. Я немного знаком с тем, что такое лучшие мировые практики управления, что такое реформы и как их проводить.

В «Укргаздобыче» я и моя команда проводим настоящие реформы, а не просто рассказываем о них, как любят делать многие «эксперты» и политики.

Настоящие реформы всегда вызывают ужас, гнев, возмущение, ощущение несправедливости – это поднятие тарифов, отмена льгот, сокращение неэффективного персонала, сокращение неэффективных расходов, или, в нашем случае, поднятие зарплат.

Да, мы делаем реформы и будем продолжать их делать – нравится это или нет тем, кто потерял миллиарды гривен «коррупционной ренты». Впереди еще много возмущений и криков!

Для «Укргаздобычи» реформы – это вопрос не просто повышения эффективности. Это – борьба за энергонезависимость Украины, это повышение добычи газа до 20 млрд. кубов, что позволит, наконец-то, снять Украину с российской газовой иглы.

В течение последнего десятилетия добыча УГД болтается на уровне 14,5-15 млрд. кубов. При этом Украина закупала десятки миллиардов кубов российского газа. Весь финансовый ресурс УГД, который позволял увеличить добычу, присваивался вампирами-коррупционерами. Как результат – к банкротству шла вся Украина.

Только в 2013 году Украина заплатила за импорт газа 12 миллиардов долларов. В итоге жадность поколений руководителей и их политических хозяев едва не убили страну. Когда я пришел в УГД, картина была ясна и ужасна – предшественники высосали все, что только успели, и фактически подготовили компанию к банкротству.

Летом «Укргаздобыча» – это был такой дрейфучий беспомощный корабль с пробитым дном. Добыча падала. Перспектив роста ноль, потому что последние 5 лет инвестиции в разведку, добычу были минимальные – только на поддержание того уровня 14,5-15 млрд. кубов.

На счетах осталось 500 тыс. гривен с 3 миллиардного кредитного портфеля, 1 млрд. фактически был в дефолте – уже полгода компания не платила проценты, не говоря о погашении долга. Из компании систематически выводились деньги.

Лишь несколько примеров. В мае 2015 года 373 млн. гривен были выведены на депозит в «Банке Инвестиций и сбережений». На протяжении месяца до моего прихода были наспех проведены сомнительные тендеры в общей сложности на 100 млн. гривен.

На хитрой операции по закупке морского (!) койлтюбинга для потребностей нашего «Полтавагаздобыча» пытались украсть 54 млн. гривен. На закупке оборудования Кипиа для Шебелинского завода пытались украсть 36 млн. гривен. И далее и далее – список сделок очень длинный.

Что-то удалось вернуть, и дальше продолжаем судиться. Кроме этого, был ряд судебных дел по взысканию с УГД сотен миллионов гривен. При этом впереди ясно маячил повод много миллиардных выплат по новой ставке ренты 70% – только в августе 2015 года УГД должна была оплатить 4 млрд. гривен ренты. 4 млрд., которых, благодаря аферам, у компании просто не было.

За полгода мы фактически реанимировали компанию. Благодаря реформам мы удержали и стабилизировали финансовое состояние. Мы удержали добычу и не дали ей упасть еще больше. Мы выполнили все обязательства – мы выплатили в общей сложности 20 млрд. гривен налогов, мы догнали график платежей по кредитам. Мы вышли из дефолта.

Но что самое главное – по итогам полугода производственники честно говорят – новая команда обеспечила производство всем необходимым, что у них больше не осталось оправданий, почему может падать производство. Это все – несмотря на ренту 70%, на выходе из банковского дефолта, и других текущих проблем.

Последние полгода убедили меня лично – УГД может и должна добывать больше газа для Украины.

Не надо изобретать велосипед. Надо просто делать две вещи: первое – не воровать, второе – внедрить в УГД то, что уже давно работает в мировых нефтегазовых компаниях: нормальные практики управления и современные методики добычи: ГРП, койлтюбинговые операции, забурка боковых стволов, горизонтальное бурение и тому подобное. Мы делаем именно эти две вещи.

Сегодня мы начали реализацию амбициозных, но вполне реальных целей по росту добычи газа УГД до 20 млрд. кубов газа до 2020 года. Это будет возможным, если мы сможем и дальше развивать компанию в соответствии с лучшими мировыми практиками управления и внедрим все то, что работает в мире, и конечно, если не вернется «коррупционная рента» на 2-3 млрд. гривен.

Авторитетно утверждаю: сегодня «Укргаздобыча» – лидер по реформированию во всех направлениях. Мы самая прозрачная и самая эффективная компания по закупкам. Мы сэкономили только на закупках 600 млн. гривен, которые прошлое руководство, при содействии высокопоставленных политиков, вынимали из этой компании.

За пару месяцев мы стали лидером на Prozzoro, где мы провели закупок вообще на 700 млн. гривен, и при этом сэкономили 140 млн. гривен. Мы реально начали борьбу с коррупцией и повышение зарплат – это и есть борьба с коррупцией.

Коррупция – это не какое-то эфемерное явление. Это – оператор буровой установки с окладом 4 тысяч гривен, которого заставляют сливать тонны дизеля, и он вынужден принимать участие, потому что все равно его зарплата в разы меньше того, что он получает от дизеля.

Это – главный технический специалист, с окладом в 12 тысяч гривен, утверждает техническое задание для проведения тендера на 200 млн., и за «каких-то» 5 тысяч долларов запишет именно ту спецификацию, по которой компания потратит на 50 млн. гривен больше.

Коррупционерам-«кровососам» выгодно держать низкие зарплаты, чтобы держать людей на коррупционном крючке.

С 1 января 2016 г. мы взяли курс на повышение зарплат во всей компании. Мы снимаем людей с коррупционного крючка. Это – необходимое условие для искоренения коррупции и создания фундамента будущего роста добычи газа до 20 млрд. м3 в год.

Мы уже повысили зарплаты в целом минимум на 22,5%. При этом 15% – это повышение премии за достижение показателей по добыче. Для ключевых специальностей повышение более существенное – люди, которые отвечают за сотни миллионов и миллиарды расходов, действительно классные специалисты, должны иметь адекватную компенсацию.

Более того, по некоторым специальностям мы привлекаем действительно уникальных мировых специалистов и благодаря им мы конкурируем с другими компаниями мира, а потому и зарплата у них будет на международном уровне. Так работают нормальные компании, и мы тоже идем к этому.

В «Укргаздобыче» мы ломаем старый «социальный контракт», который существовал годами – низы закрывали глаза на то, что верхи воровали миллиарды и отдавали своим хозяевам-политикам, а в ответ верхи закрывали глаза на то, что низы воровали миллионы.

Мы это остановили и предложили другой контракт. Мы ставим супер цели по добыче газа, поднимаем зарплаты, привлекаем супер-специалистов с действительно экспертизой мирового класса, но требуем нулевой толерантности к коррупции.

Мы снимаем людей с коррупционного крючка и даем возможность думать только о том, как добыть больше газа для Украины. Мы не изобретаем велосипед – мы просто берем обычные практики эффективных компаний.

Повышение зарплат в УГД – это путь к экономии миллиардов компании на «коррупционной ренте», это миллиарды, которые пойдут на наращивание добычи, а в итоге это – рост добычи газа. Наша цель – 20 млрд. м3 в год, и мы будем делать все, чтобы ее достичь.

Повышение зарплат в УГД – это также пример для реформирования всего государственного сектора. Хватит быть лицемерными и закрывать глаза на то, что руководитель с окладом 10 тысяч гривен имеет дом за миллион долларов.

Мы взяли на себя ответственность сделать нашу компанию честной, и показали пример другим государственным компаниям.

И напоследок – про мою личную зарплату. Да, с 1 января правление «Нафтогаза» установило мне оклад 398 тыс. гривен. Да, на бумаге, кажется, много, но мой опыт реформирования говорит мне, что это очень хорошая инвестиция для «Нафтогаза» и для страны.

Миллиарды УГД, которые я не украду, как предшественники с окладом в 22 тыс. гривен, я вложу в достижение цели в 20 млрд. кубов газа.

Видимо, в «Нафтогазе» тоже очень хотят достичь добычи 20 млрд. кубов, потому что тогда им придется платить меньше за импорт природного газа. Рост добычи УГД до 20 млрд. м3 означает сокращение импорта на 5,5 млрд. м3 в год – а это экономия около 1 млрд. долларов в год для всей Украины.

Поэтому система мотивации для руководителя УГД, которая сейчас в процессе разработки и утверждения, будет полностью сфокусирована на достижении супер целей по добыче, и привязана к экономической эффективности добычи.

Ну и конечно, то, что я честно заработаю в УГД, – все равно будет в разы меньше, и в разы рискованнее, чем я мог бы зарабатывать сейчас в Австралии, Канаде, Объединенных Арабских Эмиратах, Саудовской Аравии, или где-нибудь еще, куда меня настойчиво приглашали на протяжении последних лет.

Но я решил принять участие в реформировании родной Украины и буду и дальше это делать.

Автор: Олег Прохоренко, председатель правления публичного акционерного общества «Укргаздобыча»

Источник: Экономическая правда

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий