Развертывание коронакризиса повысило риски достаточности капитала украинских банков

Развертывание коронакризиса повысило риски достаточности капитала украинских банков. Об этом говорится в отчете о финансовой стабильности, который подготовил центральный банк страны.

Условия и риски банковского сектора 

Кредитный риск снизился

Риск реализовался в меньшей степени, чем НБУ ожидал в июне. Этому способствовала возможность банков гибко проводить реструктуризацию кредитов заемщиков, что были временными финансовыми трудностями, и наличие государственных программ поддержки бизнеса.

Вместе с тем часть кредитных потерь будет признана лишь в следующем году. Уровень кредитного риска остается умеренно высоким.

Риск достаточности капитала снизился

Он ослабел благодаря докапитализации крупного государственного банка, однако остается выше среднего. Постепенная реализация кредитного риска и умеренное снижение доходности ослабят способность банков генерировать капитал.

Также вскоре вступят в силу обновленные регуляторные требования к капиталу. Это потребует от банков надлежащего планирования и управления капиталом, чтобы избегать нарушений в дальнейшем.

Риск ликвидности не изменился

Запас ликвидности остается высоким. Сохраняется значительная склонность населения к сбережениям, как и доверие к банковскому сектору, что способствует притоку вкладов.

В то же время доля срочных вкладов снижается. Это может затруднять управление ликвидностью. Дополнительное давление на ликвидность окажут амбициозные планы заимствований правительства.

Юридический риск вырос

Конституционный суд и суды общей юрисдикции принимают противоречивые решения. В частности, отменены согласованные с МФО антикоррупционные реформы. Это снова усиливает юридические риски, которые временно снизились после внесения в банковское законодательство изменений, которые сделали невозможным восстановление неплатежеспособных банков.

Валютный риск не изменился

Риск оценивается как средний. Уровень долларизации балансов банков не вырос с начала кризиса, несмотря на умеренную девальвацию гривны и уменьшение дифференциала гривневых и валютных депозитных ставок. Но возможности инвестировать валютные средства сокращаются.

Банки остаются достаточно устойчивыми к возможным колебаниям курса.

Риск доходности не изменился

Вместе с ростом спроса на банковские продукты восстановились и комиссионные доходы. Процентные доходы банков в целом существенно не снизились. Однако процентный спред будет сокращаться, а объем кредитного портфеля растет медленно. Поэтому риски снижения доходности банков сохраняются. Частично их можно компенсировать, повышая операционную эффективность. На прибыль также будут давить отчисления в резервы.

Кредитный риск отражает перспективы изменения уровня неработающих кредитов в портфелях банков и необходимость дополнительного формирования резервов под такие кредиты;

риск достаточности капитала оценивает возможности банков обеспечивать достаточный уровень капитала;

риск ликвидности демонстрирует способность банков в полной мере и вовремя выполнять свои обязательства перед вкладчиками и кредиторами;

юридический риск оценивает способность банков защищать свои интересы с помощью юридических инструментов;

валютный риск показывает то, насколько тенденции валютного рынка могут влиять на финансовый результат банков;

риск доходности касается способности банков генерировать чистую прибыль.

Риск достаточности капитала

Развертывание коронакризиса повысило риски достаточности капитала банков. Едва ли не впервые одновременно реализовались все основные риски: кредитный, рыночный и операционный. Предположение о неблагоприятном влиянии этих рисков на банковскую систему, НБУ положил в основу экспресс стресс-тестирования, которое было проведено весной.

Однако банки на сегодня находятся в лучшем состоянии, чем было оценено во время стресс-тестирования. Основные причины — меньший уровень экономического шока, лучшее начальное финансовое состояние заемщиков и высокая устойчивость спроса на банковские услуги.

В то же время сохраняются риски роста кредитных убытков в первом полугодии следующего года или же их запоздалого признания. НБУ продолжает работу над обновлением регуляторных требований к капиталу, хотя график их внедрения смягчен. Банки должны повысить качество управления капиталом, чтобы в дальнейшем сохранять высокую устойчивость к возможным шокам.

Банки оказались устойчивыми к кризису

Банки начали 2020 год со значительным запасом капитала, обеспечивавшим им должную устойчивость к неблагоприятным событиям. Несмотря на некоторые опасения, финансовые учреждения быстро приспособились к новым условиям работы и продолжали кредитовать экономику. В частности, финучреждения принимали участие в реализации государственных программ поддержки малого бизнеса и предоставляли необходимые экономике финансовые ресурсы.

Поэтому они выполняют свою основную функцию, несмотря на ухудшение макроэкономических условий, тем самым способствуют более быстрому восстановлению.

Коронакризис создал вызовы, с которыми банковская система не сталкивалась раньше. Практически одновременно реализовались рыночный и операционный риски в существенных масштабах. Также стало понятно, что ухудшение макроэкономических условий со временем приведет к реализации кредитного риска. Таким образом, общий риск достаточности капитала банков заметно вырос.

Неблагоприятные ожидания изменения основных показателей деятельности были заложены в экспресс-стресс-тест, что НБУ провел в мае. Экспресс-стресс-тестирование охватывало банки, активы которых составляют 91% от всех активов сектора. Расчеты базировались на отчетности на 1 мая 2020 года.

В их основу было положено предположение несколько худших макроэкономических прогнозов НБУ на то время. Традиционно использовалось предположение о статическом балансе банков. Не учитывались их возможные меры для снижения влияния кризиса, а также возможное распределение или привлечение капитала от акционеров.

При таком неблагоприятном развертывании событий капитала в течение года могло потребоваться лишь девять банков, среди них два государственных. Совокупная потребность в капитале оценивалась в размере 10.3 млрд. грн. С тех пор государственный «Укрэксимбанк» были докапитализирован на 6.8 млрд. грн.

В целом банки показали лучшие результаты деятельности, чем ожидалось.

Достаточность капитала банков возросла с начала года, и в настоящее время показатели достаточности капитала банков высоки, доля активов банков, работающих со значительным запасом капитала, имеют минимальные требования, их доля даже выросла по сравнению с мартом. С начала кризиса были деактивированы буферы капитала, что позволяет использовать имеющийся дополнительный запас капитала для покрытия возможных убытков и наращивания кредитного портфеля.

Решение о сроках восстановления буферов будет принято лишь в 2021 году, учитывая состояние экономики после кризиса, и предусматривает длительный период их построения. Поэтому сейчас банки имеют возможность гибко использовать сложившийся до кризиса ресурс собственного капитала.

Многие из них приняли взвешенное решение отсрочить выплату дивидендов за 2019 год. Распределение дивидендов крупных иностранных банков произошло лишь осенью и только после того, как банки смогли удостовериться, что распределение капитала не ослабит их финансовую устойчивость.

Основными причинами лучших, чем ожидалось, результатов деятельности в условиях кризиса для многих финучреждений стали:

умеренные потери вследствие кредитного риска. Хотя платежеспособность отдельных групп заемщиков заметно ухудшилась, банки смогли поддержать их своевременными мерами по реструктуризации. Способствовали меньшим потерям и государственные программы поддержки бизнеса, а именно компенсация процентных расходов МСБ и налоговые льготы на период карантина.

Кроме того, портфель банков в начале кризиса состоял преимущественно из кредитов финансово устойчивым должникам с прозрачной структурой собственности и приемлемой долговой нагрузкой. Часть убытков, особенно по розничному портфелю, будет признана уже в 2021 году, поэтому риски сохраняются;

комиссионные доходы банков не сокращались так резко, как можно было ожидать.

Значительная часть клиентов продолжала обслуживаться онлайн. Достаточно быстрое восстановление потребления поддержало спрос на банковские операции после смягчения карантинных ограничений. В дальнейшем возможно лишь краткосрочное снижение комиссионных доходов из-за введения трехнедельного локдауна, однако фундаментальных рисков нет;

процентный спред банков, как и предполагалось, не снижался стремительно и кое-где давал возможность банкам повысить процентные доходы по сравнению с докризисным уровнем. Однако в дальнейшем процентная маржа вероятнее всего будет сокращаться;

валютный риск не реализовался, банки не понесли значительных потерь от умеренного ослабления гривны.

В дальнейшем основной риск для банков будет возникать из-за ограниченных возможностей инвестирования валютных средств;

операционная эффективность сохранялась на достаточно высоком уровне. С начала карантина показатели соотношения административных расходов и доходов лишь незначительно ухудшились.

Полностью последствия кризиса можно будет оценить впоследствии 

Окончательные выводы о последствиях кризиса делать рано. Убытки от кредитного риска могут вырасти в начале следующего года. Это будет предопределять как признание резервов по результатам аудита финансовой отчетности, так и возможные отложенные эффекты для ряда должников, которые, несмотря на реструктуризацию, не смогут восстановить полное обслуживание долга.

Кроме того, негативно на платежеспособности может сказаться усиление карантинных мероприятий в начале 2021 года.

Заодно в 2021 году НБУ возобновит практику ежегодного регулярного стресс-тестирования. Его целью будет определение устойчивости банков к возможным будущим неблагоприятным изменениям макроэкономических условий, в частности более длинной продолжительности коронакризиса. Стресс-тестированию будет предшествовать оценка качества активов с повышенным вниманием к реструктуризированному кредитному портфелю банков.

Требования к капиталу банков будут совершенствоваться

Стабильность банковской системы в кризисных условиях помимо прочего связана с совершенствованием регулирования и надзора в последние годы. Текущее хорошее состояние сектора и умеренное влияние шоковых явлений позволяет НБУ и в дальнейшем работать над усилением устойчивости банков путем регуляторных изменений. Все запланированные изменения направлены исключительно на устранение пробелов, которые могут при определенных обстоятельствах снизить способность банков противостоять внешним шокам.

График введения новых требований к капиталу скорректирован, чтобы не создавать чрезмерной нагрузки на банки в период кризиса и не мешать возобновлению кредитования.

Запланированные изменения включают: корректировки размера регулятивного капитала на сумму непрофильных активов, установление ненулевых весов кредитного риска для валютных ОВГЗ, повышение весов риска для необеспеченных потребительских кредитов, установление требований к капиталу под операционный и рыночный риски.

Количественный анализ ожидаемых изменений свидетельствует, что для большинства банков эффект будет умеренным, а текущий запас капитала и высокая доходность позволят безболезненно перейти на новые правила.

В то же время банки должны совершенствовать процедуры управления капиталом. Этому будет способствовать введение процесса оценки достаточности внутреннего капитала (ICAAP). Он предусматривает трехлетний горизонт планирования капитала с учетом собственной стратегии и бизнес плана, всех весомых рисков деятельности и регуляторных изменений.

Реализация ICAAP позволит банкам лучше осознать источники потребности в капитале и эффективнее распределять доступный капитал между подразделениями и направлениями деятельности.

Вставка 2. Убытки от операционного риска вследствие пандемии COVID-19

Пандемия коронавируса усилила не только финансовые риски банков, но и привела к потерям от операционного риска. Их банки оценивают по-разному: от нулевых до очень значительных. Результаты опроса НБУ свидетельствуют, что отдельные финансовые учреждения склонны недооценивать негативное влияние пандемии на операционную деятельность, а общие убытки системы могут превышать 1 млрд. грн. Чтобы быть устойчивыми при условии реализации операционного риска, банки должны держать запас капитала.

Операционный риск (ОР) непременно сопровождает банковскую деятельность. Основные его источники – мошенничество, недостатки работы систем и процессов банка, судебные иски, неблагоприятные внешние события. Особенность ОР заключается в том, что его проявления нетипичны, их непросто спрогнозировать, а последствия – иногда сокрушительны. Пандемия COVID-19 является ярким примером события ОР, создавшего угрозы для деятельности банков.

Для повышения устойчивости к ОР банки должны обеспечить эффективное управление им. Это, среди прочего, предусматривает анализ и фиксацию убытков от событий ОР. В ноябре НБУ провел опрос банков об убытках от событий ОР, какие финансовые учреждения зафиксировали их в своих базах данных, чтобы проанализировать восприятие банками значительных потрясений.

Вопросы касались двух ярких эпизодов: пандемии COVID-19 и хакерских атак вирусом “Petya” в 2017 году.

Участие в опросе приняли 18 банков (77% активов системы), которые, по их утверждениям, уже давно ведут базу данных по событиям ОР. Из них только 10 банков отразили пандемию как событие ОР. Более трети из них не зафиксировала никаких убытков от этого события. В основном банки не отражали убытки из-за того, что считают карантинный формат работы коренным долгосрочным изменением среды, а понесенные убытки – обычными расходами на поддержку деятельности.

Однако этот аргумент имеет свои недостатки. Во-первых, такое изменение негативно сказалось на качестве предоставления услуг отдельными банками, что свидетельствует об ОР. С апреля возросло количество жалоб в НБУ от потребителей финансовых услуг из-за закрытых отделений, перебоев в работе банкоматов или невозможности пользоваться своими средствами. Эти обращения касались и тех банков, которые не отметили для себя потери вследствие ОР.

Во-вторых, консенсус регуляторов и банковского сообщества заключается в том, что подобные потрясения должны надлежащим образом фиксироваться и учитываться при оценке ОР.

В частности, в августе Базельский комитет банковского надзора принял документ “Принципы операционной устойчивости”, в нем подчеркнута необходимость улучшения систем оценки и мониторинга рисков на основе опыта подобных масштабных изменений в условиях деятельности.

Среди банков, которые признавали убытки от ОР, большинство отметило одно такое событие, но иногда фиксировалось несколько подобных событий ОР. Часть из них до сих пор не закрыта, а значит, оценка ущерба может обновляться. Совокупные расходы банков-респондентов от связанного с пандемией ОР составляют 468 млн. грн. В среднем это 1.1% от капитала банков. Банки значительно отличаются по своим профилям ОР.

Однако если экстраполировать полученное соотношение на всю банковскую систему, включая финучреждения, что известили о нулевых потерях, то уровень ущерба от пандемии достигнет 1-1.5 млрд. грн.

Самыми распространенными событиями ОР вследствие пандемии оказались потери из-за отмены командировок (не возмещенные затраты), от внедрения карантинных ограничений (закупка средств индивидуальной защиты, проведение санитарных разделок офисов) и на охрану здоровья (на тестирование и страхование работников).

Результаты исследования показывают, что некоторые финансовые учреждения склонны недооценивать ущерб от значительных событий ОР, таких как текущая пандемия. Однако эти потери могут быть очень существенными. Именно для того, чтобы обезопасить банки от угрозы неплатежеспособности, ОР должно покрываться капиталом. Это требование в ближайшее время начнет действовать в Украине.

Вставка 3. Изменение регуляторных требований к капиталу банков

Согласно рекомендациям Базельского комитета по банковскому надзору и общепринятой практике банки должны удерживать достаточно капитала, чтобы покрыть ключевые риски. В ближайшие годы НБУ планирует ряд изменений в банковском регулировании, которые гармонизируют правила работы украинских банков с рекомендациями Базеля и законодательством Европейского Союза. График внедрения новых норм рассчитан на три года.

Ближайшее изменение, вступающее в силу уже в январе – вычет из основного капитала стоимости непрофильных активов. На первом этапе капитал будет уменьшен на 25% стоимости непрофильных активов, содержащихся на балансах более трех лет, и постепенно произойдет полный вычет.

С 1 апреля 2021 года начнется внедрение ненулевых весов риска. Это произойдет для валютных ОВГЗ украинского правительства. Их уровень будет устанавливаться по общим правилам для суверенных ценных бумаг, и зависеть от международного рейтинга. Его текущее значение для Украины предусматривает веса риска 100%.

Весы риска будут установлены только для тех бумаг, которые банки будут покупать с апреля 2021 года, а в течение девяти месяцев еще дополнительно будут действовать понижающие корректирующие коэффициенты. Такой дизайн регуляторных изменений позволяет банкам спланировать политику инвестирования.

В течение первого полугодия 2021 года НБУ примет решение о графике формирования банками буферов капитала с учетом состояния банковской системы и макроэкономической ситуации. Буфера консервации капитала и системной важности были отключены в начале кризиса, чтобы банки имели возможность поглощать убытки капиталом и не замедлять кредитования.

К концу 2021 года будет поэтапно повышен вес риска для необеспеченных потребительских кредитов до 150%. Это решение, принято учитывая риски, которые несет этот сегмент для банков. В частности, качество портфеля очень зависит от изменения макроэкономических условий и есть вероятность недооценки резервов из-за не учета этой особенности.

Также в 2021 году, сначала в тестовом режиме, начнется процесс оценки банками достаточности внутреннего капитала (ICAAP). В ICAAP банки регулярно будут рассчитывать необходимый размер внутреннего капитала, учитывая все существенные риски на трехлетнюю перспективу. При этом банки должны учитывать собственную стратегию деятельности и бизнес-план и убедиться, что капитала достаточно для их выполнения даже в стрессовых условиях.

С 2022 года операционный и рыночный риски будут покрываться капиталом. Для ряда банков учет операционного риска существенно повлияет на показатель достаточности капитала. Вместе с тем основная составляющая рыночного риска – валютный риск – уже учитывается банками, а их торговые позиции, которые чувствительны к другим факторам рыночного риска, незначительны. Поэтому влияние от введения требований к капиталу под покрытие рыночного риска будет умеренным.

С принятием изменений в закон Украины “О банках и банковской деятельности” банки будут ждать следующие нововведения: возможность установления регулятором индивидуальных требований к капиталу; изменение структуры капитала и введение коэффициента левериджа.

Индивидуальные требования к капиталу будут основываться на результатах SREP. Новая структура капитала со всеми соответствующими «пруденциальными фильтрами» и коэффициент левериджа будут введены не ранее 2024 года.

Вставка 4. Национальный банк побуждает банки избавляться от непрофильных активов

Один из способов урегулирования банками неработающих кредитов – взыскание залогового имущества. На практике это имущество может длительное время оставаться в собственности банков. Такие активы являются непрофильными — они преимущественно неликвидны, почти не приносят доходов, а их стоимость может быть завышенной. У нескольких небольших украинских банков доля непрофильных активов в балансах критически велика, что создает риски для их финансовой устойчивости.

Чтобы побудить банки избавиться от такого имущества, НБУ ввел поэтапный вычет его стоимости из основного капитала с января 2021 года. Эти изменения анонсированы почти год назад, а учитывая коронакризис, недавно был смягчен график вычета. Это правило будет способствовать повышению финансовой устойчивости банков в среднесрочной перспективе.

Появление на балансе банков непрофильных активов (НА) преимущественно является следствием взыскания залога с неработающих кредитов. Для нескольких небольших украинских банков доля НА в активах является чрезмерной. Во многих случаях банки получили такие активы в счет погашения неработающих кредитов, которые были выданы связанным лицам. В то же время право собственности на них косвенно оставалось за конечными бенефициарами банков.

В таких случаях банки не предпринимают реальных попыток продать НА или сдавать их в аренду третьим лицам.

Справедливую стоимость НА иногда сложно оценить, ведь многие объекты являются нетипичными, а рынок неактивен.

Кое-где задекларированная оценка имущества завышена, что искажает финансовые показатели банков. Отдельные банки имеют НА, размер которых сопоставим с объемом основного капитала. Это усиливает их риски. В этом году с рынка ушло два банка, неплатежеспособность которых была вызвана потерей крупных объектов недвижимости.

Чтобы снизить риски чрезмерного накопления на балансе НА, НБУ обязал банки постепенно вычитать их стоимость из основного капитала. Первый этап начнется в январе 2021 года, тогда с капитала будет вычтена 25% стоимости НА, которые содержатся на балансе более трех лет. Хотя введение этой нормы создаст нагрузку на капитал для нескольких банков, долгосрочные эффекты для устойчивости банковской системы будут положительными.

Для оценки влияния этой новации на капитал, НБУ опросил банки об объемах, структуре, сроках содержания и проблемах с реализацией НА. По состоянию на 1 ноября 2020 года на балансах находятся НА стоимостью 22,2 млрд. грн., или 1.3% чистых активов банковской системы. Средства от продажи НА могли бы стать ресурсом для кредитования.

Лишь 9% этих активов банки планируют сдавать или уже сдают в аренду или лизинг. По данным опроса, ставка аренды колеблется в диапазоне от 3.7% до 7% годовых, что чуть выше средней стоимости фондирования сектора.

Около 60% НА удерживается на балансах более трех лет. Только 13% не может быть реализовано немедленно из-за судебных процессов или запрета на отчуждение. Для большинства формальных препятствий для продажи нет.

Значительная доля активов не реализуется, поскольку их задекларированная стоимость или профиль объектов непривлекательны для инвесторов. Банки неохотно снижают оценку и цену таких объектов, чтобы не отражать дополнительные убытки.

Расчеты, проведенные НБУ по результатам опроса, свидетельствуют, что влияние вычета на банковскую систему на первом этапе не является существенным, а для половины банков снижение норматива достаточности основного капитала будет символическим — менее 0.05 п. п.

Дополнительную нагрузку на капитал в 2021 году будут иметь лишь несколько банков. НБУ ожидает, что в последующие годы новое правило побудит банки вовремя избавляться от НА, а это повысит их устойчивость и доходность.

Риск потребительского кредитования

Рост потребительского кредитования в этом году значительно замедлился. Это естественно, учитывая ухудшение макроэкономических условий и потребительских настроений. Выросли и кредитные убытки из-за ухудшения платежной дисциплины. Однако эти потери еще не в полной мере отражены в резервах всеми банками.

В то же время потребительские кредиты и в дальнейшем играют ключевую роль для банков, обеспечивая значительную часть их доходов. Чтобы стимулировать это учетом, как в преимуществах, так и в рисках работы в этом сегменте и увеличить устойчивость банков к кредитным рискам, НБУ вводит повышенные веса риска для необеспеченных потребительских кредитов.

Рост потребительского кредитования возобновляется после значительного замедления во время карантина

С введением карантина уже в апреле стремительно снизился чистый кредитный портфель домохозяйств. Большинство банков сократили объемы нового кредитования. Действительные в то время кредитные лимиты преимущественно сохранились. Однако стандарты одобрения новых кредитных заявок финансовыми учреждениями стали жестче.

Результаты опросов об условиях банковского кредитования свидетельствуют, что основными причинами этого были ухудшение оценок платежеспособности заемщиков и общеэкономического положения. В то же время такое замедление является естественным ввиду текущего экономического спада. Прежде всего, снизился спрос со стороны домохозяйств из-за существенного ухудшения их потребительских настроений.

Также на динамику повлияли ограничения работы магазинов бытовой техники, в которых в том числе осуществлялись продажи кредитных продуктов. Портфель начал расти только в июле. Ежемесячные темпы прироста все еще ниже, чем показатели докризисного периода. Сейчас объем кредитного портфеля приблизился к уровню начала года. Рост чистых кредитов в годовом измерении составляет 7.3%.

Потребительское кредитование позволяет финансовым учреждениям поддерживать доходность, когда спрос на кредиты со стороны корпораций остается подавленным, а кредитные ставки снижаются. Поэтому банки настроены, активно развивать этот сегмент. За девять месяцев 2020 года доля доходов от кредитования физических лиц составляет 34% от общего процентного дохода банков. Большинство банков в дальнейшем планирует ослабить стандарты кредитования, несмотря на высокие риски ухудшения качества кредитов.

Ухудшение макроусловий снизило равновесную траекторию роста потребительских кредитов

Исследование равновесного уровня потребительского кредитования (соотношение кредитов к ВВП) в Украине НБУ провел в 2019 году и с тех пор регулярно его актуализирует. Сначала оцениваются долгосрочные зависимости между уровнем проникновения кредитов и макроэкономическими показателями для Украины и группы стран региона.

Объясняющие переменные – вклад частного потребления в ВВП, инфляция и процентные ставки. Оценка равновесного уровня составляет 10% от ВВП, что выше, чем текущее значение 6%. Дополнительно определяются равновесные темпы его роста, что зависят от текущих макроэкономических условий и предыдущих темпов роста кредитования.

Поскольку макроэкономические прогнозы ухудшились в 2020 году, а кредитование замедлилось, равновесные темпы роста потребительских кредитов снизились, их ускорение ожидается в 2022 году.

Платежная дисциплина заемщиков ухудшилась, больше всего для рисковых должников 

Весной наблюдался пик ухудшения платежной дисциплины физических лиц. В этот период стремительно росла доля просроченных кредитов и процентов по ним.

Доля дефолтов у банков-лидеров этого сегмента также выросла, однако неравномерно. Прирост просрочки зависел от особенностей кредитных продуктов, что предлагались банками: показатели хуже для тех портфелей, в которых преобладают кэш-кредиты. Летом увеличено покрытие работающего портфеля резервами с 3.8% до 5%.

Однако фактические кредитные убытки могут быть выше, поскольку часть должников получила отсрочку для уплаты по кредиту благодаря программам реструктуризации. Банки с апреля имели возможность гибко реструктуризировать займы с признаками ухудшения платежной дисциплины.

Реструктуризация охватила, по меньшей мере, десятую часть портфеля. Заодно особенности определенных кредитных продуктов, в частности кредитных карт, позволяли банкам не отражать просрочку, а включать начисленные проценты в основную сумму задолженности в пределах кредитного лимита.

В таком случае банки могли не фиксировать фактов несвоевременного обслуживания. Для устранения подобных пробелов НБУ внес изменения в положение №351 об оценке банками кредитного риска. Отныне неполучение от заемщика платежей для погашения начисленных процентов будет считаться просрочкой даже в условиях их капитализации.

Восстановление портфеля требует внимания к его качеству

По короткой срочности потребительских кредитов в настоящее время уже погашено около половины работающих займов, что были в портфеле в начале кризиса. С увеличением кредитования доля этого более старого портфеля, «пережившего» карантинный период, снижается. Поэтому усредненные показатели качества портфеля в дальнейшем будут улучшаться.

Однако банки должны тщательно анализировать состояние обслуживания займов, особенно реструктуризированных, и должным образом его отражать. Учитывая имеющиеся риски сегмента, НБУ сохраняет намерение ввести повышенные веса риска для необеспеченных потребительских кредитов. Повышение весов риска произойдет поэтапно: до 125% с 1 июля 2021 года и до 150% с 1 января 2022 года.

По результатам проведенного анализа такие изменения не приведут к нарушению требований к капиталу банками, поскольку финансовые учреждения имеют достаточный запас прочности. В то же время они призваны увеличить устойчивость кредиторов к потенциальным кризисным явлениям, в частности стимулировать надлежащий учет, как преимуществ, так и рисков работы в этом сегменте.

Реальный сектор и качество корпоративного кредитного портфеля

Реальный сектор услышал негативные последствия коронакризиса в первом полугодии. Это ослабление карантинных мер поспособствовало стабилизации большинству отраслей. Динамика неравномерная: сектор услуг и зависимые от инвестиционного спроса отрасли остаются под давлением; в то же время пищепром и агросектор почти не почувствовали кризиса.

Корпоративные портфели банков демонстрируют устойчивость – объемы резервов выросли, однако потери оказались ниже, чем ожидалось. Небольшая доля в портфеле кредитов уязвимым отраслям, взвешенная политика банков и своевременная реструктуризация в период карантина обеспечили ровное прохождение кризиса.

Процентные ставки для корпоративных заемщиков, несмотря на кризис, снизились до исторически самого низкого уровня. Это будет стимулировать рост объемов кредитования в период восстановления.

Реальный сектор восстанавливается от последствий коронакризиса 

Мировая пандемия COVID-19 и жесткий карантин вызвали стремительное падение выпуска и доходов предприятий в марте-мае текущего года. В первом полугодии доходы предприятий реального сектора снизились на 7% г/г, а операционная прибыль – в 6.5 раза. Сокращение прибыли ухудшило ликвидность и уменьшило ресурсы бизнеса для обслуживания долга. Соотношение EBITDA и процентных расходов за первое полугодие составило 2.4 по сравнению с 6.9 год назад.

Хотя шок был непродолжительным, а в третьем квартале началось восстановление, кризис создал существенные риски для отраслей, которые приостанавливали работу из-за карантина или потеряли доход по причине снижения спроса.

Смягчение карантинных ограничений и постепенное восстановление мировой экономики нормализовали операционную деятельность большей части корпоративного сектора. Этому способствовали сдержанная девальвация и низкая инфляция, что отличает нынешний кризис от предыдущих.

Восстановление частного потребления произошло быстро, в том числе благодаря отложенному спросу на товары и услуги. Существенно помог и значительный внешний спрос на товары украинского экспорта. В целом украинская экономика оказалась устойчивой к коронакризису. Этому способствовали меньшая доля сектора услуг в ВВП по сравнению с другими странами, рост доли нециклических отраслей в производстве и экспорте, а также надлежащая работа финансового сектора.

Спад и восстановление были неравномерными

Особенностью текущего кризиса является неравномерность шока для различных отраслей экономики. Ограничительные меры больше всего сказались на сфере услуг, в частности на заведениях общественного питания, ТРЦ, пассажирских перевозках, туризме и секторе гостеприимства. И хотя переход от жесткого карантина к адаптивному позволил частично возобновить работу, полноценного восстановления в этих сферах не произошло.

Новые вызовы создает усиленный карантин в январе. Ограничения будут касаться преимущественно торговли непродовольственными товарами и работы ТРЦ, отдельных направлений сферы услуг и досуга.

Среди всех промышленных отраслей, наибольшему сокращению доходов в первом полугодии подверглись добывающая промышленность, машиностроение и металлургия. Падение цен на энергетическое сырье существенно уменьшило объем реализации добывающей отрасли. В то же время падение доходов в машиностроении и металлургии произошло из-за сужения спроса на инвестиционные товары и низких цен на черные металлы.

В третьем квартале динамика этих отраслей существенно отличалась. Доходы добывающей промышленности и машиностроения оставались значительно ниже прошлогодних, но в металлургии достигли уровня третьего квартала 2019 года. В четвертом квартале восстановление отрасли ускорилось благодаря росту мировых цен.

Несмотря на кризис, отдельные отрасли промышленности наращивали объемы реализации, в частности масложировая и пищевая промышленность, фармацевтика. Эти отрасли имеют самые низкие риски платежеспособности. Ожидается, что компании-производители продовольственных товаров и в дальнейшем будут сохранять прибыли благодаря благоприятным внешним ценам и увеличению мирового спроса.

Крупнейшие публичные компании пищевой промышленности и сельского хозяйства уже обнародовали отчетность за три квартала. Подавляющее большинство отчитывается в сохранении или росте прибылей за 9 месяцев текущего года даже, несмотря на худший урожай. Это результат, прежде всего высокого спроса на мировых рынках продовольственных товаров в условиях ограниченного предложения и ухудшения ожиданий будущего урожая.

Компании имеют приемлемую долговую нагрузку, что позволит им и в дальнейшем привлекать дешевое финансирование на внутреннем и внешнем рынках.

Корпоративный портфель: первые признаки восстановления

С конца прошлого года валовой и чистый корпоративный кредитный портфель банков сокращался в годовом измерении. Однако, начиная с октября, появились признаки изменения тренда: объемы чистого гривневого портфеля растут два месяца подряд. Динамика кредитования малого и среднего бизнеса, наоборот, была положительной: объем чистых кредитов по фиксированному обменному курсу вырос на 3% г/г. Снижение процентных ставок и государственная программа компенсации процентных платежей стимулировали рост объемов кредитов для этого сегмента.

Значительное влияние на уменьшение объемов корпоративных кредитов в первом полугодии имело погашение долгов несколькими крупными заемщиками, в частности украинскими и международными аграрными компаниями. Некоторые из них заменили банковские кредиты долгосрочным финансированием с международных рынков, другие имели меньшую потребность в оборотном капитале в период кризиса.

Дополнительным фактором сокращения чистых кредитов было формирование резервов.

Снижение валового кредитного портфеля произошло в основном в результате списания старых неработающих кредитов, которые давно не обслуживались и были полностью зарезервированы. Лидерами по объему списания были государственные банки, которые за 10 месяцев перевели на балансовые счета 90 млрд. грн. старых неработающих кредитов.

Корпоративные портфели оказались устойчивыми к кризису

Доходы большинства заемщиков снизились с начала кризиса. Это создало временный шок ликвидности: около 40% заемщиков с действующими кредитами имели неудовлетворительное соотношение EBITDA и процентных расходов в первом полугодии. Во втором квартале начали расти объемы просрочки платежей по работающим кредитам.

Основной негативный эффект на качество бизнес-кредитов имели проблемы в отраслях, работа которых прямо карантином не ограничивалась. Это циклические отрасли, которые зависят от инвестиционного спроса или ситуации на отдельных сырьевых рынках. К тому же, остаются трудности в энергетике, что тоже добавляет проблем банкам.

Банки шли на уступки должникам, у которых возникли сложности с обслуживанием долгов из-за карантинных ограничений. НБУ заблаговременно создал благоприятные регуляторные условия для реструктуризации кредитов заемщиков, которые имели временные финансовые трудности в связи с введением карантина. С периода введения жесткого карантина около 7% портфеля были реструктуризированы.

По состоянию на конец ноября, около 10% суммы реструктуризированных займов уже погашено, а большинство должников восстанавливает платежеспособность.

Хотя кризис привел к росту уровня резервирования работающих кредитов, уровень дефолтов в корпоративном секторе был ниже, чем ожидалось в начале кризиса. Несмотря на рост суммы просроченных кредитов в сентябре-октябре, возможно дополнительное ухудшение качества портфелей. Однако уже сейчас понятно, что эти потери не будут значительными.

С одной стороны, заблаговременные действия банков и регулятора смогли уменьшить эффект временного шока для заемщиков. С другой стороны, незначительная доля предприятий сферы услуг способствовала устойчивости корпоративных портфелей.

Кризис альтернативной энергетики в дальнейшем влияет на банки

Кризис неплатежей в энергетике продолжается с марта 2020 года. Изменение энергетического законодательства частично стабилизировало ситуацию. Уменьшение тарифов помогло снизить нагрузку на государственное предприятие, которое обеспечивает выполнение гарантий государства по покупке электроэнергии у «зеленой» генерации. Производители энергии из альтернативных источников получили полную оплату за август-сентябрь.

В то же время объем накопленных долгов госпредприятий, которые осуществляли компенсацию «зеленого» тарифа, создает риски. К тому же, расчеты за отпущенную “зеленую” электроэнергию осуществляются с задержкой; задолженность за март-июль еще не оплачена. Эта ситуация влияет на отдельные банки, которые активно кредитовали сектор альтернативной энергетики: задолженность этой отрасли на конец октября составила 45.1 млрд. грн., из которой 75% приходится на государственные банки.

Для уменьшения влияния кризиса НБУ смягчил требования к расчету кредитного риска и создал гибкие условия проведения реструктуризации для заемщиков “зеленой” генерации. Банки пролонгировали часть кредитов отрасли, но для окончательной стабилизации ситуации требуется восстановление своевременных платежей производителям.

Банковские кредиты значительно подешевели

Снижение стоимости фондирования и значительная ликвидность банковской системы положительно повлияли на стоимость кредитов для корпоративных заемщиков. Несмотря на кризис, ставки гривневых корпоративных кредитов достигли исторического минимума. Ставки в иностранной валюте также остаются низкими. Сейчас для качественных заемщиков новые кредиты в валюте дешевле финансирования с внешних рынков.

Доходность еврооблигаций большинства украинских эмитентов сейчас выше средней ставки заимствования в украинских банках. Однако условия существенно зависят от качества заемщика и срочности кредита. Например, самые стойкие компании с подтвержденной финансовой отчетностью, прозрачной структурой собственности и положительной кредитной историей могут привлекать краткосрочное финансирование по ставкам 7-8% в гривне и 2-3% в иностранной валюте, а долгосрочное финансирование выше на 3 п. п. и 1 п. п. соответственно.

Однако финансово неустойчивые или непрозрачные заемщики вынуждены компенсировать кредитору дополнительные риски или вообще не способны получить финансирование в банках.

Банки не должны понижать стандарты оценки корпоративных заемщиков в период кризиса  

Для минимизации влияния карантинных ограничений на банковскую систему и заемщиков банков НБУ внедрил специальный режим оценки должников. В частности этот режим позволял капитализировать просроченную задолженность заемщиков, которые имели временные финансовые трудности из-за карантина.

Однако временные регуляторные смягчения не должны стать инструментом, используемым для сокрытия кредитных убытков. Крайне важно, чтобы банки адекватно оценивали финансовое состояние заемщиков и признавали наличие долгосрочных проблем.

Сейчас перечень отраслей, которые не смогут восстановиться полностью в течение длительного времени, уже известен. Кредитные убытки по должникам из этих отраслей стоит признавать уже сейчас. НБУ будет контролировать достоверность оценок в рамках надзорного процесса, а в 2021 году осуществит проверку корректности оценки кредитного риска всех банков в рамках ежегодной оценки устойчивости.

Вставка 5. Банки окончательно избавятся от старых неработающих кредитов

В течение 2020 года банки Украины в соответствии с новыми требованиями Национального банка утвердили стратегии управления неработающими активами на следующие три года. Банки планируют сократить объемы неработающих активов до конца 2022 года более чем на 400 млрд. грн. Основными мерами являются списание и продажа неработающих кредитов. НБУ рассмотрел представленные банками стратегии, и будет контролировать их выполнение.

Уровень неработающих кредитов (NPL) достиг исторического максимума 57.7% в 2017 году, большинство из них было выдано до 2015 года. С тех пор не все банки одинаково эффективно урегулировали NPL. Иностранные и частные банки сокращали NPL, используя меры добровольного и принудительного урегулирования, тогда как государственные банки были менее активными. Лишь в последнее время госбанкам удалось успешно реализовать меры финансовой реструктуризации и списания, хотя они все еще остаются лидерами по объему NPL.

С июля этого года уровень NPL сократился на 6.7 п. п., до 42.9% на конец октября, что свидетельствует о сдвиге в вопросе урегулирования неработающих кредитов, прежде всего государственными банками. Этому способствовали разработанные НБУ требования к организации процесса управления проблемными активами. На их выполнение банки уже подали стратегии управления NPL.

Кроме этого, в 2020 году были определены критерии для списания активов, по которым возврата долга не ожидается.

В стратегиях управления NPL банки определились с подходами к урегулированию неработающих активов.

Основными мерами для государственных банков является списание кредитов, которые уже давно признаны неработающими. Среди прочего, постепенно должен быть списан токсичный портфель «Приватбанка», учитывая маловероятность возврата долга. Банки продолжат отстаивать свое право на возмещение убытков в судах, несмотря на списание, ведь оно не является прощением долга. Всего за 10 месяцев 2020 года украинские банки списали 118.7 млрд. грн. NPL.

Банки с иностранным капиталом имеют самый низкий уровень неработающих кредитов и планируют использовать меры списания, продажи или ожидают добровольного урегулирования долгов. Банки с украинским капиталом планируют сокращать NPL путем списания и продажи кредитов, которые не обслуживаются.

Введенные в 2020 году карантинные меры и экономический кризис негативно повлияли на качество обслуживания долгов, но объем NPL существенно не вырос.

Банки поддерживали своих клиентов и проводили краткосрочную реструктуризацию долга. В то же время, банки должны должным образом оценивать финансовое состояние заемщиков, вовремя признавать новые NPL и принимать необходимые меры по управлению долгами, которые имеют признаки проблем.

Вставка 6. Движители кредитования малого бизнеса

Малый бизнес исторически имел худший доступ к кредитам в банках. Однако сейчас объем кредитования этого сегмента растет даже в условиях коронакризиса. Снижение стоимости заимствований и государственная программа компенсации процентных ставок создали условия для роста кредитования малых предприятий.

Для анализа тенденций кредитования малого бизнеса сформирован кластер на основе заемщиков, отвечающих критериям ММП. В кластер попадают предприятия, которые не входят в состав крупных бизнес-групп, и имеют совокупную задолженность перед банками менее 100 млн. грн.

Данные свидетельствуют, что банки активизировали кредитование малого бизнеса в 2020 году, несмотря на то, что тот понес более высокие потери от карантинных мер, чем средний и большой. С начала года кредиты кластера выросли на 17% до 76.6 млрд. грн. без учета влияния обменного курса. Снижение процентных ставок малому бизнесу, которые традиционно выше, чем для среднего и крупного, вместе с государственными программами поддержки кредитования несколько расширили перечень потенциальных заемщиков.

Почти все кредиты этому кластеру являются работающими, заемщики преимущественно качественные, а уровень обеспечения залогом высокий. Качество кредитов малым предприятиям, входящим в состав крупных бизнес-групп, заметно хуже, а уровень обеспечения залогом – ниже.

В значительной степени это результат того, что в категории малых часто переходят крупные и средние предприятия, которые испытали финансовые трудности и потеряли доход. На прирост кредитов кластера положительно повлияла программа “Доступные кредиты 5-7-9%”, которая предусматривает компенсацию части процентных расходов. Уполномоченные банки уже выдали 6.3 тыс. кредитов на 14.7 млрд. грн., из которых: для рефинансирования полученных ранее кредитов – 68%, для развития бизнеса − 19%, для внедрения антикризисных мероприятий − 13%.

Самое активное участие в программах компенсации расходов принимают сельскохозяйственные предприятия, для которых дополнительно действует отдельная программа “финансовая поддержка сельхозпроизводителей”, которой воспользовались 3.6 тыс. компаний.

Программа “Доступные кредиты 5-7-9%” доступна только качественным должникам, которых банки готовы кредитовать по ставке не выше 13% (текущее значение максимальной плавающей ставки), которая затем частично или же полностью компенсируется правительством. Это значение ниже стандартных ставок по кредитам малому бизнесу на рынке, лишь около 40% от общего объема кредитов сейчас имеют ставку до 13%.

Дополнительным стимулом кредитования малого бизнеса станет утвержденный правительством механизм кредитных гарантий на портфельной основе (до 70% долга по каждому отдельному кредиту и 50% по портфелю). Банки-кредиторы смогут переложить часть кредитного риска заемщика на государство. Это должно устранить основную преграду для кредитования платежеспособного малого бизнеса, которой является недостаток в достаточном обеспечении.

Источник: BusinessForecast.by (читайте также канал BusinessForecast.by в Яндекс Дзене)

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий