Замминистра финансов Василий Шкураков: Острой нужды занимать деньги под любые проценты сейчас нет

Замминистра финансов Украины Василий Шкураков

06.02.2019 – Украина в текущем году должна вернуть внешним кредиторам более 6 миллиардов долларов. Заместитель министра финансов Василий Шкураков в интервью УНИАН рассказал о стратегии правительства по рефинансированию долгов, о работе Минфина на внутреннем долговом рынке и вероятности дефолта по государственным долгам.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Государственный долг Украины по итогам 2018 года возрос в абсолютном выражении, однако по отношению к ВВП сократился до почти безопасного уровня в 63% ВВП. В целом долговая нагрузка за счет роста экономики снизилась. Однако, несмотря на положительный тренд, экономисты считают вопрос погашения долгов одним из ключевых вызовов для Украины в текущем году.

Читайте также: Глава Минфина Оксана Маркарова: Это государственная служба, а не бизнес, где можно просто встать и уйти

Меморандум об экономической и финансовой политике в рамках новой программы МВФ в Украине. Часть 1

Экс-министр финансов Александр Данилюк: В какой-то момент я сказал: «Давайте признаем, что это правительство импотентов»

Замминистра финансов Сергей Верланов: Время реформ в формате PowerPoint закончилось

Как изменился мир финансов за год: 12 трендов, о которых необходимо знать

Дело в том, что едва оправившись от последствий масштабного кризиса и стабилизировав экономику, Украина в 2019 году должна выплатить внешним кредиторам более 6 миллиардов долларов США. Для сравнения: это почти вдвое выше показателя прошлого года. Поскольку государственный бюджет остается дефицитным, для возврата этих кредитов придется получать новые.

Условия на внешних рыках капитала для развивающихся стран остаются не достаточно благоприятными. Также не добавляет уверенности неопределенность в преддверии нынешних президентских и парламентских выборов в Украине. В то же время, в конце прошлого года Украина возобновила сотрудничество с Международным валютным фондом и другими официальными кредиторами, получив в течение декабря более 2 миллиардов долларов.

Заместитель министра финансов Василий Шкураков в интервью УНИАН рассказал о стратегии правительства по возврату долгов, перспективах внутреннего долгового рынка и альтернативном сценарии для безболезненного прохождения 2019 года и избегания дефолта.

Какой объем долгов должна вернуть Украина в пиковом 2019 году? Наиболее существенные платежи?

Платежи по погашению и обслуживанию государственного долга запланированы в бюджете 2019 года в сумме 417 миллиардов гривен, или около 15 миллиардов долларов по текущему курсу Национального банка Украины.

В том числе около 238 миллиардов по внутреннему долгу, график уплаты по которому достаточно равномерный. Этот долг мы постоянно рефинансируем с использованием, в том числе, краткосрочных инструментов.

Платежи по внешнему долгу запланированы в объеме около 179 миллиардов гривен, или 6,1 миллиарда долларов по курсу НБУ. В том числе, погашение в мае на 1 миллиард долларов по евробондам, размещенным в 2014 году под гарантии правительства США. Также окончательное погашение в сентябре по бондам на 660 миллионов долларов, выпущенным в 2015 году.

Платежи в пользу МВФ в течение года ожидаются в общей сумме около 1,2 миллиарда долларов, в пользу других международных финансовых организаций – около 0,8 миллиарда долларов.

Наиболее существенные платежи по обслуживанию внешнего долга предусматриваются в марте и в сентябре — по 500 миллионов долларов по евробондам, которые были выпущены в результате реструктуризации в 2015 году.

Возможны ли в этом году такие форс-мажоры, как решение суда Лондона о погашении в пользу России «кредита Януковича» (долга по евробондам, выкупленными РФ в 2013 году по договоренности с президентом Виктором Януковичем накануне его побега в период Революции Достоинства)?

Судебный процесс продолжается, и в этом году мы не ожидаем его завершения.

Из каких внешних источников мы будем получать заимствования в этом году?

Украина начала с МВФ новую 14-месячную программу, согласно которой в декабре 2018 года был получен первый транш в эквиваленте 1,3 миллиарда долларов. В 2019 году в резервы НБУ поступит еще два транша на общую сумму 2,6 миллиарда долларов.

В рамках макрофинансовой помощи от Евросоюза в марте в бюджет мы ожидаем получить второй транш в сумме 500 миллионов евро.

Сейчас Минфин проводит работу по привлечению под гарантию Всемирного банка кредитных средств в сумме около 600 миллионов долларов. В целом, за год мы ожидаем поступления от размещения евробондов на уровне 2 миллиардов долларов, но все будет зависеть от конъюнктуры рынков.

Когда возможен выход на внешние рынки и какова сейчас доходность по нашим долгам?

Будем анализировать настроение инвесторов. Острой потребности бежать и одалживать под любые проценты у нас сейчас нет. Валюты достаточно в стране, что подтверждается объемами заимствований на внутреннем рынке. Думаю, будет два или три в зависимости от конъюнктуры рынка.

Сейчас начало года, и рынки только просыпаются. Но мы уже видим, что суверенная кривая по сравнению с состоянием на конец года довольно существенно укрепилась. Например, доходность пятилетних евробондов – около 9,3%. Ожидаем улучшения ситуации. Мы над этим работаем.

Есть ли у Минфина план «Б» на случай нехватки внешних займов для погашения долгов, например, из-за очередного провала программы с МВФ? Возможна ли реструктуризация долгов, как в 2015 году? 

Средства МВФ не поступают в государственный бюджет. Они направляются в резервы Национального банка. Но мы должны получить эти средства при любых обстоятельствах, поскольку взяли на себя обязательство выполнить программу. И рынки, прежде всего, реагируют на наличие у страны сотрудничества с МВФ. Мы должны продолжить выполнение программы с Фондом и сохранить темпы развития и внедрения реформ.

Необходимости в реструктуризации нет. Бюджетный кодекс предусматривает определенный инструментарий на случай, если мы не сможем обеспечить плановый объем заимствований за счет внешних источников. Это замена внешних заимствований внутренними. В крайнем случае, можно купить за гривну валюту из резервов НБУ и заплатить по долгам. Инструментов достаточно.

Когда в 2015 году проводилась реструктуризация, ситуация существенно отличалась от настоящей. В то время экономика Украины просто не могла обслуживать долги в таком объеме. Государство, государственные предприятия и банки потеряли имущество в Крыму и на Донбассе. И это было не самостоятельное решение Украины, а часть программы с МВФ.

Следующий год тоже будет с высокой долговой нагрузкой. Почему так случилось?

Мы пожинаем плоды накопленных долгов в течение всего периода независимости страны, когда все проблемы решались только так вместо осуществления реальных реформ.

Мы можем получить новую поддержку США?

Мы ведем активные переговоры со всеми нашими партнерами, но четкого сигнала пока не получили.

Какую долю долговых выплат можно рефинансировать на внутреннем рынке?

Мы закладывали уровень роловера (продление сроков займа с техническим погашением) валютных ОВГЗ на уровне 85%, но он может быть и выше, что мы уже увидели по результатам января. В абсолютных цифрах план заимствований на внутреннем рынке определен бюджетом – это 202 миллиарда гривен.

Я уверен, что мы сможем привлечь такой объем, учитывая спрос нерезидентов и ликвидность банковской системы. Естественно, этот показатель меняется, но в контролируемых пределах.

Облигации внутреннего государственного займа — это очень привлекательный инструмент для инвестирования, поскольку дает высокую доходность. Текущая ставка по краткосрочным облигациям — 19,5%, по пятилетним — 16%. И это стабильная доходность, поскольку государство еще ни разу не допускало дефолта по внутренним долгам.

Учитывая политические риски, большинство инструментов пока краткосрочные — до года. Но мы уже наблюдаем спрос на более длительные сроки — год, два. Объемы пока небольшие, но рынок начинает изучать эти инструменты.

Каким образом могут измениться ставки размещения ОВГЗ?

Мы поддерживаем постоянный диалог с первичными дилерами ОВГЗ и инвесторами, изучаем спрос. Конечно, мы наблюдаем тенденцию к снижению ставок. Нацбанк уже сделал первые шаги в этом направлении – снизил стоимость своих кредитов рефинансирования к учетной ставке. И банки оживили спрос на ОВГЗ.

Открывают лимиты на покупку украинских долговых бумаг и нерезиденты. Тенденция последних аукционов – покупка нерезидентами гривневых облигаций на эквивалент 100-150 миллионов долларов. Это подогревает рынок и положительно влияет на тенденцию к снижению ставок.

Выход нерезидентов из украинских ОВГЗ может ли вызвать давление на наш валютный рынок, как это было в прошлом году?

Мы с Национальным банком этот вопрос обсуждаем, держим на контроле.

Вырастет ли спрос муниципалитетов на ОВГЗ вследствие правительственного запрета хранить средства на банковских депозитах?

Думаю, что да. На сегодня более выгодно вложить деньги в ОВГЗ, чем разместить на депозит. Поэтому если местная власть поймет, что после покрытия необходимых расходов имеются остатки средств, почему бы не использовать это на 100% как защищенный инструмент инвестирования. Рисков нет, а доходность будет.

Муниципалитеты после децентрализации получили определенные ресурсы, они ими пользуются. Но стоит отметить, что Кабмин не запретил, а прекратил на текущий год возможность размещения ресурсов общих фондов местных бюджетов на депозитах в банках.

Муниципалитеты не смогут вкладывать средства на длительные сроки, можно ли ОВГЗ при необходимости погасить досрочно?

Для этого нужно развивать вторичный рынок. Если срочно нужны ресурсы – можно продать облигации своему брокеру (один из банков — первичных дилеров) или другому инвестору на вторичном рынке, получив свою маржу. Мы готовы помочь обучать местные органы власти.

Если подытожить, то, как мы переживем 2019 год, учитывая пиковую нагрузку по долгам и будущие двойные выборы? Популисты предлагают вообще не возвращать долги. 

Выборы, конечно, создают определенные риски. Но в январе мы совершили беспрецедентный объем заимствований — около 42 миллиардов гривен. Хотя обычно январь не слишком урожайный.

Просто не платить по долгам — это дефолт. Это недопустимо. Дефолт — это закрытие рынков капитала, проблемы в экономике, финансовой системе, девальвация и общий кризис. И останется единственный вариант — тотальное сокращение бюджетных расходов.

Мы приняли стратегию управления госдолгом, определили приоритеты, сотрудничаем с МВФ. Взяли на себя обязательства и намерены их выполнить.

Автор: Ольга Гордиенко

Источник: УНИАН

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий