Макроэкономический прогноз Украины в 2019-2021 гг.

15.02.2019 – В IV квартале 2018 года правление Национального банка Украины дважды оставляло учетную ставку неизменной на уровне 18.0% годовых. Об этом говорится в инфляционном отчете центрального банка страны.

Во-первых, это обусловлено ожиданиями дальнейшего переноса предыдущих повышений ключевой ставки на стоимость рыночных ресурсов. Во-вторых, в условиях реализации ряда новых позитивных событий интенсивность проинфляционных рисков ослабилась.

В частности, значительно ослабли риски для макрофинансовой стабильности, этому, среди прочего, способствовало продолжение сотрудничества Украины с МВФ в рамках новой программы SBA.

Читайте также: Сага о 3%. Какими темпами может расти украинская экономика

Украина в 2019 г. планирует привлечь внешние государственные заимствования на сумму более 5 млрд. долл.

Замминистра финансов Василий Шкураков: Острой нужды занимать деньги под любые проценты сейчас нет

В Украине потребительская инфляция в 2018 г. замедлилась до самого низкого уровня за последние пять лет

Меморандум об экономической и финансовой политике в рамках новой программы МВФ в Украине. Часть 1

Кроме того, в IV квартале 2018 года ситуация на валютном рынке оставалась преимущественно благоприятной ‒ предложение иностранной валюты от клиентов банков преобладало над спросом на нее.

Нетипичное поведение участников валютного рынка в IV квартале 2018 года определяло значительные поступления экспортной выручки от АПК из-за рекордного урожая кукурузы, позитивных новостей о новой программе с МВФ, сдержанной фискальной политики и сохранения жесткой монетарной политики. Благодаря этому НБУ продолжал пополнять международные резервы, осуществляя интервенции на межбанковском валютном рынке.

Процентные ставки

В IV квартале 2018 года правление НБУ приняло решение оставить учетную ставку на уровне 18.0% годовых. Как и ожидалось, несмотря на неизменную ключевую ставку, рыночные ставки продолжили отражать предыдущие ее повышения, хотя конъюнктурные факторы также имели влияние.

Кроме того, в реальном измерении учетная ставка несколько возросла и составляла 9-10% годовых, в том числе благодаря постепенному снижению инфляционных ожиданий и определенному ослаблению инфляции в конце квартала. Соответственно в реальном измерении учетная ставка значительно превышала нейтральный уровень, который по оценкам НБУ, составляет около 3% годовых.

В IV квартале 2018 года UIIR, который определен индикатором уровня гривневых межбанковских процентных ставок для целей процентной политики, вплотную приблизился к учетной ставке. Кроме трансмиссии предыдущих повышений, дополнительным фактором был рост по спросу на межбанковские кредитные ресурсы, особенно в период уплаты квартальных налоговых и других платежей в бюджет. Однако в конце декабря 2018 года UIIR несколько снизился ввиду расширения ликвидности банковской системы.

В течение IV квартала доходность однолетних гривневых ОВГЗ оставалась неизменной. В то же время на рынке преобладали сделки с краткосрочными гривневыми инструментами. Учитывая значительную потребность в привлечениях на финансирование фискальных нужд, их доходность повысилась (до 19-20% годовых).

В целом доходность гривневых инструментов в реальном измерении оставалась одной из самых высоких среди стран, рынки которых развиваются. Это, среди прочих факторов, поддерживало благоприятную ситуацию на валютном рынке, в отличие от стран – ОТП.

Розничные гривневые процентные ставки банков также выросли. Кроме трансмиссии от предыдущих повышений учетной ставки, их рост в IV квартале 2018 года отражало и влияние конъюнктурных факторов. Так, рост процентных ставок по кредитам в национальной валюте отражало влияние значительного спроса на кредитные ресурсы, как со стороны предприятий, так и со стороны населения.

Стоимость кредитов НФК выросла преимущественно за счет кредитов до одного месяца, тогда как ДХ – больше всего по кредитам от 1 до 3 месяцев. Банки повышали доходность гривневых депозитов, прежде всего срочных средств НФК, в том числе на фоне роста конкуренции за клиентов. Также ощутимее в IV квартале 2018 года был отклик ставок по срочным депозитам ДХ.

Валютный рынок

В IV квартале 2018 года ситуация на валютном рынке оставалась преимущественно благоприятной ‒ предложение иностранной валюты от клиентов банков преобладало по спросу на нее. В целом на протяжении 2018 года интенсивность влияния сезонных факторов снизилась, что свидетельствует о растущей зрелости в поведении участников валютного рынка, в том числе его наличного сегмента.

Нетипичное поведение участников валютного рынка и динамика обменного курса в IV квартале 2018 года определяли поступления от экспорта рекордного урожая кукурузы, позитивных новостей о новой программе с МВФ и сдержанной фискальной политики правительства.

В то же время, в отдельные периоды в условиях усиления влияния поведенческих факторов турбулентность на валютном рынке росла. Так, эскалация конфликта в Азовском море и введение военного положения в нескольких областях вызвали ажиотажный спрос в конце ноября, который имел временный характер.

Действия НБУ не препятствовали влиянию рыночных факторов на динамику курса гривны. НБУ сохранял присутствие на валютном рынке, проводя операции, как по покупке иностранной валюты, так и по ее продаже. В условиях преимущественно благоприятной ситуации на валютном рынке в IV квартале 2018 года сальдо операций НБУ на межбанковском валютном рынке было положительным и составило 770 млн. долл., а по итогам 2018 года – почти 1.4 млрд. долл.

В результате официальный обменный курс гривны в IV квартале 2018 года к предыдущему кварталу и с начала года укрепился как к доллару (соответственно на 2.2% и 1.4%), так и к евро (соответственно на 4.3% и 5.3%). Это, в противовес ослаблению валют большинства стран – ОТП Украины, обусловило укрепление гривны к корзине их валют в декабре, по сравнению с сентябрем 2018 года, как в номинальном, так и реальном измерении (на 1.9% и 5.4%).

По состоянию на конец года (декабрь к декабрю предыдущего года) НЭОК и РЭОК гривны укрепились соответственно на 6.8% г/г и 13.2%.

Базовые деньги и ликвидность

В 2018 году в банковской системе сохранялся профицит ликвидности, во втором полугодии существенно уменьшился. Это произошло, прежде всего, из-за значительных объемов перечислений налоговых и других платежей в бюджет, а также роста спроса на наличные. Несмотря на традиционное расширение ликвидности в декабре, по результатам IV квартала 2018 года среднедневные остатки средств на депозитных сертификатах НБУ снизились (на 30.5% кв./кв.).

Кроме того, о сужении ликвидности банковской системы свидетельствовало также ситуативное увеличение спроса на кредиты рефинансирования со стороны отдельных банков во втором полугодии 2018 года. Однако объем этих операций был незначительным. Предоставление кредитов рефинансирования центральными банками является стандартной процедурой поддержки ликвидности банков с целью покрытия ее временных разрывов и, учитывая периодичность их проведения (преимущественно один раз в две недели) имеет краткосрочное влияние на ликвидность банковской системы.

Главным фактором снижения ликвидности в IV квартале 2018 года стал рост объемов наличности (на 25.1 млрд. грн., или на 6.7% кв./кв.), пик которого традиционно наблюдался в декабре. Кроме того, ликвидность абсорбировалась из-за операций ликвидаторов банков (0.9 млрд. грн.).

Определяющим источником расширения ликвидности банковской системы в этот период были операции правительства, чистое влияние которых оценено на уровне 22.9 млрд. грн. Учитывая традиционно активное расходование бюджетных средств в конце года, влияние этого фактора в декабре существенно усилилось. В то же время, оно было значительно меньше, чем год назад, из-за ограниченных гривневых источников финансирования.

Поставлялась ликвидность и через валютный канал. Благодаря благоприятной ситуации на валютном рынке в IV квартале 2018 года НБУ в основном осуществлял операции по покупке иностранной валюты для пополнения международных резервов. Положительное сальдо этих операций составило 21.4 млрд. грн.

Другие факторы значительного влияния на ликвидность банковской системы не имели.

Рост объема наличных превысил снижение корсчетов банков по состоянию на конец IV квартала по сравнению с III кварталом 2018 года и способствовал увеличению денежной базы (на 2.7%). В годовом измерении ее рост составил 9.2%.

В то же время в целом по 2018 г. спрос на наличные рос медленнее, чем номинальные потребительские расходы ДХ, что обусловлено увеличением популярности безналичных расчетов. Однако одной из отличительных черт растущей популярности платежных карт стало увеличение наличных в банкоматах банков, а также рост наличных операций с их использованием.

Существенное увеличение поступлений наличных денег в банки через операции по пополнению карточек обусловлено как большим распространением этого метода платежа для оплаты товаров и услуг, так и относительно высокими комиссиями банков за безналичный перевод/зачисление средств. Распространение платежных карт также повлияло и на изменение структуры каналов выпуска и изъятие наличных денег.

В частности, такие традиционные каналы, как выдача наличными зарплаты или банковских вкладов, а также поступления торговой выручки, замещаются наличным операциям с использованием карт.

Наряду с ростом популярности безналичных расчетов умеренное увеличение спроса на наличные обусловлено утиханием послекризисного спроса на нее. В результате, соотношение наличных денег вне банков в Украине приблизилось к уровню соседних стран.

Денежная масса и ее компоненты

 

В течение 2018 года продолжался приток гривневых депозитов в банковскую систему, который по результатам ноября несколько замедлился (до 8.8% г/г). Преимущественно это было обусловлено влиянием фискальных факторов с учетом уплаты квартальных налоговых и других платежей в бюджет и прежде всего, отражалось в умеренном приросте средств НФК.

Умеренные темпы прироста гривневых депозитов НФК в 2018 году обусловлены главным образом слабыми финансовыми результатами предприятий, существенным ростом выплат дивидендов за предыдущие периоды и сдержанной фискальной политикой. В то же время срочная структура депозитов НФК определялась процентной политикой банков.

В частности, содержание ставок по средствам по требованию практически на неизменном уровне в течение большей части года привело к их сокращению, тогда как остатки по срочным депозитам выросли в условиях увеличения процентных ставок. Одновременно остатки по депозитам в иностранной валюте (в долларовом эквиваленте) снизились, главным образом из-за роста выплат дивидендов и покупки валютных ОВГЗ.

Депозиты ДХ в национальной валюте и в дальнейшем росли высокими темпами (16.9% г/г в ноябре). Этому, среди прочего, способствовали высокие темпы роста заработной платы, как в реальном, так и в номинальном измерении. Наибольшим спросом пользовались средства сроком до одного года и по требованию.

Однако остатки по депозитам в иностранной валюте практически не изменились (выросли в ноябре на 1.1% г/г). Это объясняется большей привлекательностью гривневых депозитов и ростом заинтересованности в альтернативных источниках инвестирования, в частности ОВГЗ, из-за их более высокой доходности по сравнению с доходностью депозитов. Благодаря росту депозитов денежная масса в ноябре 2018 года выросла на 8.8% г/г.

В следующие 12 месяцев банки ожидают приток депозитов в банковскую систему, а соответствующие ожидания по приросту вкладов населения были самыми высокими за все время проведения опросов (с 2015 года).

Кредиты

В 2018 году банки продолжили активно кредитовать НФК и ДХ – на конец ноября 2018 года кредитный портфель банков вырос в национальной валюте на 12.7% г/г, и на 8.3% г/г в иностранной (в долларовом эквиваленте). Умеренное замедление темпов гривневого кредитования во второй половине года, среди прочего, могло быть вызвано повышением отдельными банками стандартов кредитования по некоторым видам кредитов и группам заемщиков, а также высокой базой сравнения.

Наиболее активно и в дальнейшем росли остатки по кредитам, предоставленным ДХ (в ноябре на 42.6% г/г). Традиционно это происходило за счет потребительских кредитов. Быстрыми темпами росли объемы выданных кредитов на приобретение транспортных средств и другие потребительские нужды населения. Наибольшим спросом пользовались кредиты сроком до пяти лет.

Спрос на кредиты со стороны НФК генерировался потребностью в оборотном капитале и инвестиционными целями. Лидерами прироста гривневого кредитования были предприятия оптовой и розничной торговли, сельского хозяйства, а также транспорт, складское хозяйство, почтовая и курьерская деятельность.

Кроме того, в течение 2018 года постепенно росло кредитование в иностранной валюте (в долларовом эквиваленте ускорилось до 10.3% г/г в ноябре).

Главными драйверами такого роста были предприятия поставки электроэнергии, газа, пара и кондиционированного воздуха, пищевой и химической промышленности, оптовой торговли. Среди прочего, это могло быть обусловлено инвестиционным спросом, который в значительной степени удовлетворялся импортными товарами, и ценовым преимуществом валютных кредитов. Несмотря на сохранение девальвационных ожиданий, стоимость таких кредитов оставалась ниже по сравнению с кредитами в национальной валюте.

Более сдержанные темпы прироста кредитов НФК обусловлены рядом факторов, решение которых лежит не в плоскости банковской системы (защита прав кредиторов, высокий объем проблемной задолженности, накопленной за предыдущие периоды и тому подобное).

Однако банки и в дальнейшем оптимистично оценивают перспективы кредитования корпоративного сектора и ДХ, прогнозируя рост кредитного портфеля в течение следующих 12 месяцев, а также повышение качества корпоративных кредитов.

Вставка 4. Реализация монетарной политики НБУ в условиях неустойчивой структурной позиции ликвидности банковской системы

 

В рамках режима инфляционного таргетирования центральные банки достигают целей монетарной политики, влияя на стоимость денег в экономике. Изменяя ключевую ставку – ставку по основным операциям НБУ по предоставлению или изъятию ликвидности, роль которой играет учетная ставка НБУ и влияет на краткосрочные процентные ставки на межбанковском кредитном рынке. Последние, в свою очередь, влияют на изменения процентных ставок по другим финансовым активам (по государственным ценным бумагам) и на изменения процентных ставок банков по кредитам и депозитам.

Соответственно, независимо от состояния структурной позиции ликвидности банковской системы, операционной целью НБУ является удержание гривневых межбанковских ставок (UIIR) на уровне близком к уровню ключевой ставки (сейчас 18% годовых) в пределах коридора процентных ставок по инструментам постоянного доступа (16% годовых по депозитным сертификатам овернайт и 20% годовых по кредитам овернайт).

В течение длительного времени банковская система Украины функционировала в условиях значительного структурного профицита ликвидности. Это достаточно типично для стран, рынки которых развиваются (подробнее — во вставке «Реализация НБУ монетарной политики в условиях структурного профицита ликвидности банковской системы» в Инфляционном отчете за июль 2017 года).

Под влиянием изменения макроэкономических условий экономического и финансового развития государства структурная позиция ликвидности банковской системы также может меняться. Так, например, из-за мирового кризиса 2008 года и мер центральных банков развитых стран по преодолению его последствий (в частности применение программ количественного смягчения), структурный дефицит ликвидности в банковских системах этих стран сменился на профицит.

В Украине в 2014 – 2015 годах профицит ликвидности существенно расширился за счет операций НБУ по покупке государственных ценных бумаг, в том числе для выплат ФГВФЛ средств вкладчикам банков. В 2016 – 2018 годах ключевым источником поступления ликвидности были операции НБУ по покупке иностранной валюты с целью накопления международных резервов.

Кроме того, в конце 2018 года весомым каналом увеличения ликвидности стало использование правительством остатков валютных средств для финансирования бюджетных расходов.

В течение второго полугодия 2018 года структурный профицит ощутимо сузился. Это обусловлено увеличением спроса на наличные со стороны населения и бизнеса, что отражало ускорение роста экономики и благоприятную ситуацию на валютном рынке.

Поскольку для обеспечения потребностей клиентов в наличных средствах, банки обменивают денежные средства, размещенные на корсчетах в центральном банке на наличные, и происходит сужение ликвидности. Другим источником изъятия ликвидности в частности были операции по погашению государственных ценных бумаг в портфеле НБУ. А учитывая значительные выплаты по валютным внешним долговым обязательствам в 2019 году и дальнейший рост по спросу на наличные, это является формированием структурного дефицита ликвидности.

Во время перехода из одного состояния в другое позиция ликвидности может быть неустойчивой: меняться от профицита к дефициту, и наоборот. При таких условиях основные операции НБУ также могут меняться ‒ по изъятию ликвидности (размещение депозитных сертификатов сроком на 14 дней) на операции предоставления ликвидности (рефинансирование кредитов).

Поскольку ставки по кредитам рефинансирования выше, чем по депозитным сертификатам на 14 дней (которые были основными операциями НБУ до 11.01.2019), изменение основных операций при неизменном операционном дизайне обусловило бы чрезмерную волатильность ключевой ставки и краткосрочных ставок на межбанковском рынке.

Для более гибкого реагирования на изменения состояния ликвидности банковской системы Украины, НБУ с 11 января 2019 года внес изменения в операционный дизайн монетарной политики. По новому дизайну основными операциями признаются на тендерах как по размещению депозитных сертификатов сроком на 14 дней, так и по рефинансированию на этот же срок.

Проведение обеих операций по учетной ставке позволит удерживать рыночные ставки на близком к ней уровне, то есть выполнять операционную цель НБУ. Объем основных операций не ограничивается, что позволит нивелировать потенциальную озабоченность банков по функционированию рынка из-за структурного дефицита ликвидности.

В случае необходимости банки по-прежнему смогут обращаться к операциям постоянного доступа на срок овернайт. Их параметры остаются без изменений — ± 2 в. п. к учетной ставке. В то же время, НБУ прекратил проводить тендеры по предоставлению ликвидности до 90 дней в связи с низким уровнем заинтересованности банков из-за возможности оборота по другим операциям.

Изменился и график проведения операций по регулированию ликвидности. НБУ отказался от еженедельных тендеров по рефинансированию и размещение депозитных сертификатов дважды в неделю. Основные операции чередуются и проводятся раз в неделю по пятницам.

Уменьшение частоты плановых тендеров будет способствовать развитию межбанковского кредитного рынка за счет стимулирования банков осуществлять операции между собой и более эффективного управления собственной ликвидностью. Из-за существенного отклонения UIIR от учетной ставки НБУ может проводить операции тонкой настройки по предоставлению и изъятию ликвидности (внеочередные тендеры) с целью выполнения своей операционной цели.

Структурная позиция ликвидности банковской системы не влияет на кредитование банками экономики, поскольку коммерческие банки не используют остатки средств на корсчетах или кредиты рефинансирования для предоставления кредитов. Индивидуальные решения банков о предоставлении кредитов основываются на ожидаемой доходности от этих операций, которые, в свою очередь, зависят от стоимости ресурсов в экономике и оценки рисков.

В целом же объемы кредитования вливают спрос частного сектора на кредитные ресурсы и ряд институциональных факторов: состояние и изменения законодательного поля, глубина финансовых рынков, доступность финансовых ресурсов, и тому подобное.

Опыт отдельных стран, рынки которых развиваются, также свидетельствует, что изменение структурной позиции ликвидности не влияет на объемы банковского кредитования и экономический рост. Так, в Грузии в период с 2010 по 2013 года чистые требования банков к центральному банку выросли, как и кредитная активность. В 2017 году требования центрального банка к банкам существенно увеличились из-за одновременной активизации кредитования банками.

Макроэкономический прогноз

Внешние предположения прогноза

 

Темпы роста глобальной экономики в 2019 – 2021 годах постепенно замедляются вследствие негативного влияния на объемы мировой торговли, протекционистских мер и слабого притока капитала в страны, рынки которых развиваются, после ряда мер по нормализации монетарной политики ведущими центральными банками в 2018 году.

Так, темпы роста мировой торговли замедлятся до 3.6% в 2019 году (с 3.8% в 2018 году) и до 3.5% в 2020 году. Как следствие, рост цен на мировых товарных рынках будет достаточно вялым.

Экономический рост США будет постепенно замедляться из-за исчерпания положительного эффекта от налоговых стимулов и действия, протекционистских мер. Однако увеличение инвестиций, повышение занятости и заработных плат (которое ускорилось в декабре 2018 года) обеспечат сохранение темпов роста выше потенциального уровня.

Ожидания относительно замедления темпов роста глобальной экономики может спровоцировать более сдержанную монетарную политику ФРС. Так, сейчас финансовые рынки оценивают, что ставка по федеральным фондам в течение 2019 года не будет меняться.

Рост экономики еврозоны будет постепенно замедляться, однако оставаться близким к потенциальному уровню. Весомую поддержку будет оказывать стимулирующая монетарная политика ЕЦБ (несмотря на сворачивание программы количественного смягчения) и рост занятости.

Сдерживающим фактором будет замедление в отдельных крупнейших экономиках Еврозоны, в частности, Италии и Германии. Проблемы в Италии остаются из-за одного из крупнейших в Еврозоне уровня долга – около 130% ВВП, значительная часть которого – перед французскими банками. Проблемы же в Германии в большей степени связаны с торговым противостоянием между США и Китаем, в первую очередь, негативно повлияло на сектор автомобилестроения.

Дополнительным фактором сдерживания экономического роста Еврозоны остается неопределенность относительно формата Брексит. При таких условиях, несмотря на сворачивание программы количественного смягчения, ЕЦБ будет продолжать оказывать поддержку экономике посредством реинвестирования доходов от ценных бумаг, а также удержания на низком уровне процентной ставки. Ожидается, что изменение ключевой ставки, возможно, не ранее начала 2020 года.

Замедление роста в ведущих экономиках мира на фоне действия торговых ограничений негативно отразится и на финансовых рынках. В результате интерес инвесторов к рисковым активам, в том числе стран, рынки которых развиваются, будет оставаться слабым. Это, в свою очередь, скажется на притоке капитала в эти страны и на замедлении их экономической активности.

На экономики стран ЦВЕ, среди прочего, негативно повлияет замедление роста внешней торговли, прежде всего со стороны основного торгового партнера – Еврозоны. Относительно устойчивый потребительский спрос, поддержанный ростом занятости и заработных плат, а также государственное финансирование из фондов ЕС будут способствовать экономическому росту этих стран. Замедление роста внешней торговли будет также сдерживающим фактором для экономик стран СНГ, в частности, России, Беларуси и Казахстана.

Экономика Турции существенно замедлится вследствие негативного влияния валютного кризиса, роста инфляции и ослабления спроса со стороны стран – ОТП.

Страны Азии, в частности, Китай и Индия останутся лидерами по темпам экономического роста. И хотя в Китае ожидаются наименьшие темпы экономической активности за последние 30 лет, страна и в дальнейшем будет оставаться одним из основных драйверов мировой экономики.

Поддержку экономике Китая будут предоставлять: налоговые стимулы из-за сокращения налогов и сборов, разрешение на дополнительный выпуск местными органами власти специальных облигаций для финансирования ключевых проектов, сокращение норм обязательного резервирования Народным банком Китая для стимулирования кредитования малого и среднего бизнеса, увеличение объемов операций среднесрочного кредитования (MLF).

Замедление внешнего спроса и мировой торговли приведет к сдерживанию роста цен. В результате, мировая ценовая конъюнктура для украинских экспортеров, выраженная индексом ЕСРІ, останется на прогнозном горизонте близкой к текущей. Снижение уровня ЕСРІ по сравнению с предыдущим прогнозом связано, в первую очередь с пересмотром цен на подсолнечное масло в сторону снижения из-за ожидаемого существенного урожая масличных культур.

Цены на сталь на мировых рынках будут оставаться близкими к текущим уровням. Незначительный рост по спросу на сталь будет компенсироваться увеличением предложения. Так, в 2019 году темпы роста спроса на сталь составят 0.7% г/г.

Вместе с тем, в 2019 – 2020 годах планируется введение в эксплуатацию новых сталелитейных предприятий совокупной производительностью около 52 млн. т/год (не учитывая Китай) или более 3% от совокупного мирового производства. Более половины новых мощностей будет запущено в странах Ближнего Востока.

Среди других стран ожидается наращивание производственных мощностей в Африке, странах Южной и Центральной Америки. Цены на железную руду будут снижаться в основном за счет постоянного роста предложения (особенно со стороны Австралии и Бразилии).

Бразильская компания Vale планирует расширить свой крупнейший железорудный комбинат S11D и увеличить его проектную мощность к 2020 году в четыре раза. Одновременно австралийская компания Rio Tinto, начиная с 2019 года, запускает разработку месторождения (Koodaideri) высококачественной крупнокусковой руды, пользующейся наибольшим спросом. Дополнительным фактором снижения цен станет сокращение спроса на руду, особенно со стороны Китая из-за уменьшения государственной финансовой поддержки строительных и инфраструктурных проектов с 2020 года.

Мировые цены на зерновые постепенно будут повышаться на прогнозном горизонте в условиях ускорения роста мирового потребления. Ожидается, что мировое производство пшеницы в 2018/19 МГ будет ниже на 3.9% г/г из-за значительно меньшего показателя в РФ (на 17.6% г/г), ЕС (на 9% г/г), Австралии (на 17.8%), Турции (на 9.5% г/г). Частично будет нивелировать снижение урожая его рост в США (на 8.3%), Канаде (на 5.1%), Аргентине (на 5.4%), Индии, Иране и Казахстане.

Главной причиной роста производства пшеницы в ряде стран является расширение зоны выращивания, что компенсирует более слабую урожайность. Как следствие, из-за незначительного роста объемов потребления запасы пшеницы сократятся на 4.4 % г/г в 2018/2019 МР. В то же время мировое производство кукурузы в 2018/19 МГ вырастет на 2.1% г/г, а потребление – на 4.3% г/г до рекордно высокого уровня, что превысит объемы производства. Однако наличие необходимого уровня переходящих запасов позволит компенсировать эту разницу.

На мировом рынке нефти ожидается, что в течение нескольких лет цены будут колебаться в диапазоне 60 – 70 долл./бар. Прогнозируется, что мировой спрос на нефть в 2019 – 2020 годах будет расти на 1.5 млн. бар/сутки ежегодно.

В то же время изменение объемов предложения нефти на рынке будет иметь схожую динамику. Так, существенный рост добычи нефти в США будет компенсироваться сдерживанием добычи в рамках выполнения соглашения ОПЕК+.

Введение нефтяных санкций со стороны США против Ирана будет компенсироваться новыми механизмами сотрудничества со стороны ЕС и Китая, которые суммарно импортируют около 50% иранской нефти. В частности, ЕС сообщил о планах создать специальную платежную структуру для работы с Ираном, Китай использует торговлю фьючерсами на нефть в китайских юанях.

Кроме того, из-за введения новых правил ИМО, с одной стороны, ожидается рост по спросу на нефтеперерабатывающую продукцию высокого качества, с другой – частичный переход на использование сжиженного природного газа. При таких условиях дополнительное предложение нефти будут формировать Венесуэла и Катар.

Ожидается восстановление поставок нефти со стороны Венесуэлы (до 20 августа 2019 года – до 1 млн. бар/сутки), что станет возможным благодаря подписанному соглашению между Венесуэлой и Китаем. Катар, после выхода с 1 января 2019 года с ОПЕК, планирует увеличить добычу нефти на 43% до 1.1 млн. бар/сутки.

При таких условиях динамика мировых цен на основных товарных рынках постепенно синхронизируется. Асимметрия, наблюдавшаяся в течение последних лет, была в основном вызвана действием несистемных факторов, которые формировались на отдельных рынках. В частности, к таким факторам относились: рекордные урожаи зерновых, которые менялись существенным снижением урожайности; стремительное наращивание добычи железной руды в условиях снижения ее себестоимости.

Начиная с 2019 года, ожидается, что фундаментальным фактором влияния на все товарные рынки будет изменение темпов роста мировой экономики и, соответственно, спроса на товары на фоне относительно стабильных объемов предложения.

Инфляционное развитие

 

Как и раньше замедление потребительской инфляции до верхней границы целевого диапазона прогнозируется в начале 2020 года, а до среднесрочного целевого уровня в 5% – в конце 2020 года.

Прогноз инфляции на 2019 год остается неизменным – 6.3%, однако динамика ее отдельных компонентов частично пересмотрена. Дезинфляционные эффекты снижения мировых цен на энергоресурсы и укрепление гривны будут компенсированы сохранением давления со стороны роста заработных плат и более стремительным повышением административно-регулируемых тарифов.

Главными факторами снижения инфляции на прогнозном горизонте будут достаточно жесткие монетарные условия и сдержанная фискальная политика, обуславливающие замедление роста потребительского спроса и возвращение к отрицательному разрыву ВВП. Относительно низкая курсовая волатильность и умеренные темпы роста стоимости импортированных товаров, в том числе энергоносителей и пищевых продуктов, также будут сдерживать цены на большинство компонентов потребительской корзины. Ослабится инфляционное влияние роста заработных плат.

Базовая инфляция в 2019 году замедлится до 5% из-за жестких монетарных условий и сдержанной фискальной политики, а также ослабления проинфляционного влияния роста заработных плат. Такому замедлению также будут способствовать вторичные эффекты от снижения инфляции продуктов питания и топлива. Темпы роста цен на рыночные услуги хотя и замедляются за счет ослабления давления со стороны заработных плат, однако все еще будут обеспечивать наибольший вклад в базовую инфляцию.

В то же время повышение цен компонентов базового ИПЦ со значительной импортируемой составляющей (одежда и обувь, компьютерная и бытовая техника и т. д.) будет незначительным на фоне относительной стабильности НЭОК гривны.

В 2020 – 2021 годах базовая инфляция продолжит снижаться и не превысит 4% под влиянием сдержанного давления со стороны обменного курса, заработных плат и совокупного спроса (индикатором последнего является сохранение отрицательного разрыва ВВП на прогнозном горизонте).

Инфляция сырых продовольственных товаров, как в текущем году, так и в среднесрочной перспективе, ожидается в пределах 3-3.5% при условии отсутствия существенных шоков предложения, связанных с урожаем и изменением условий доступа к отдельным внешним рынкам для украинских производителей. Фактором сдерживания продовольственной инфляции в среднесрочной перспективе останется развитие сельского хозяйства, как результат инвестиций и роста производительности в отрасли.

Повышение административно регулируемых цен в 2019 году пересмотрено до 13.6% (с 11.7% в предыдущем прогнозе), что связано с переносом повышения цен на централизованное отопление и горячую воду основными производителями тепловой энергии на январь текущего года (предыдущий прогноз учитывал их повышение в декабре 2018 года).

Также предусматривается дальнейший рост тарифов на газ для населения согласно меморандуму МВФ (очередное повышение планируется во II квартале 2019 года).

Однако основной вклад в административную инфляцию в текущем году ожидается подорожанием табачной продукции, что оценивается в 19%, в связи с обновленным графиком повышения акцизов, установленным в законе «О Государственном бюджете Украины на 2019 год».

В последующие годы темпы роста цен на табак будут оставаться высокими, хотя и замедлятся до 12%, что, прежде всего, будет определяться дальнейшим повышением ставок акцизных сборов. Подорожание алкогольной продукции прогнозируется в пределах 6-9% ежегодно на прогнозном горизонте.

Рост административных цен будет замедляться до 10.3% в 2021 году, однако все еще будет превышать уровень роста цен по другим компонентам потребительской корзины. Тарифы на газ, что влияют и на тарифы на отопление и горячую воду, с 2020 года будут определяться на основе импортного паритета. Дальнейшее повышение заработных плат для работников коммунальной сферы и муниципального транспорта также будет формировать существенный вклад в рост административно регулируемых цен на прогнозном горизонте.

Существенная коррекция цены на нефть в IV квартале прошлого года определяла пересмотр прогноза цен на топливо на украинском рынке. Уже в I квартале 2019 года ожидается приближение годового изменения цен на топливо к нулю, что в значительной степени будет определять скорее снижение общей инфляции по сравнению с предыдущим прогнозом.

Дальнейший ежегодный рост цен на топливо оценивается в 4-5% из-за предположения неизменности в акцизной политике.

Спрос и выпуск

После роста экономики в 2018 году на 3.3%, в 2019 году рост ВВП замедлится до 2.5%, как прогнозировалось ранее. Основными сдерживающими факторами будут жесткая монетарная политика, необходимая для возвращения инфляции к целевому диапазону, и сдержанная фискальная политика из-за необходимости погашения значительных объемов государственного долга.

Кроме того, ожидается снижение урожая зерновых после рекорда в предыдущем году, что позволило сельскому хозяйству обеспечить существенный вклад в рост ВВП.

Дополнительным фактором будет постепенное замедление роста глобальной экономики и объемов мировой торговли, в частности, из-за влияния протекционистских мер в мире.

Основным драйвером экономической активности останется частное потребление, однако его рост в текущем году замедлится до 4.9%, отражая соответствующее замедление роста реальных доходов населения, заработных плат, пенсионных выплат, а также денежных переводов из-за рубежа.

Инвестиционная активность существенно замедлится, однако продолжит генерировать повышенный спрос на инвестиционный импорт. Соответственно, импорт в реальном выражении будет расти быстрее, чем экспорт, даже на фоне восстановления экспорто-ориентированного промышленного производства и рекордных поставок зерновых. Поэтому вклад чистого экспорта в ВВП будет оставаться отрицательным, хотя и несколько уменьшится по сравнению с предыдущими годами.

Со следующего года рост реального ВВП начнет ускоряться – до 2.9% и 3.7% в 2020 и 2021 годах соответственно. Этому будут способствовать постепенное смягчение монетарной политики, что будет стимулировать внутренний спрос, а также активизация инвестиционной активности на фоне стабилизации политической ситуации.

Основным фактором роста экономики остается частное потребление, однако в текущем году темпы его роста несколько замедлятся – до 4.9%. Это будет обусловлено снижением темпов роста реальных зарплат, а также других доходов населения (в частности, социальных расходов бюджета и переводов трудовых мигрантов). В 2021 году частное потребление вырастет почти на 5% на фоне смягчения монетарных условий и возобновления кредитной активности.

Инвестиционная деятельность в 2019 году существенно замедлится (до около 6%) на фоне жестких монетарных условий, а также наращивания политической неопределенности во время избирательного цикла. В 2020 – 2021 годах с учетом смягчения монетарной политики и стабилизации политической ситуации рост инвестиций несколько ускорится.

Весомым фактором повышения уровня инвестиций будет оставаться потребность в модернизации производства в экспортоориентированных отраслях для расширения доступа на внешние рынки. Рост капитальных расходов бюджета на обновление дорожной инфраструктуры также позволит увеличить инвестиции. Из-за такого развития инвестиционной деятельности доля валового накопления в основной капитал повысится до 19% ВВП в 2021 году (с 17% в 2018 году).

В 2019 году отрицательный вклад чистого экспорта в ВВП будет сокращаться, прежде всего, за счет постепенного роста физических объемов экспорта. В 2019 году ожидается его прирост примерно на 2%, что, прежде всего, будет определяться высокими экспортными поставками зерновых прошлогоднего урожая и наращиванием поставок продукции металлургии. В 2020-2021 годах темпы роста физических объемов экспорта будут оставаться невысокими из-за меньших, чем в 2019 году, объемов транзита газа и экспорта зерновых.

Физические объемы импорта в текущем году вырастут почти на 5%, что в значительной степени будет определяться динамикой инвестиционного импорта, в частности машин и оборудования (весомый вклад ожидается со стороны «зеленой энергетики»). Потребительский спрос на импортируемую продукцию со стороны домохозяйств будет оставаться высоким, однако его рост замедлится, как и рост реальных зарплат в условиях сдержанной фискальной политики.

В среднесрочной перспективе рост физических объемов импорта замедлится до 3 – 4% ежегодно на фоне постепенного ослабления реального обменного курса.

Оценка факторов потенциального уровня ВВП и циклической позиции экономики Украины

Рост потенциального ВВП продолжит ускоряться с 2.5% г/г (по оценкам НБУ по состоянию на IV квартал 2018 года) до 3.7% г/г на конец 2021 года. Повышение совокупной производительности факторов производства, которое обусловлено конвергенцией экономики Украины к экономикам развитых стран, будет оставаться ключевым фактором роста потенциального ВВП.

Демографические изменения будут оставаться среди основных факторов сдерживания роста потенциального ВВП. В то же время, НБУ ожидает замедления миграционных процессов, что уменьшит негативное влияние на темпы роста потенциального ВВП.

В III квартале 2018 года отрицательный вклад изменений капитала в изменение потенциального ВВП снизился до нуля вследствие роста доли капитальных инвестиций в ВВП в предыдущих годах.

В дальнейшем ожидается, что вклад капитала в рост потенциального ВВП будет положительным и будет постепенно увеличиваться на прогнозном горизонте благодаря превышению накоплений основного капитала над уровнем амортизации.

Благоприятные условия торговли, оживление потребительского и инвестиционного спроса обусловили закрытие отрицательного разрыва ВВП в III квартале 2018 года. А в IV квартале образовался положительный разрыв ВВП (почти 1%) из-за доходов от высокого урожая зерновых и снижения цен на энергоносители.

Однако жесткая монетарная политика, замедление внешнего спроса и менее благоприятные условия торговли (по сравнению с 2018 годом) приведут к возвращению со II квартала 2019 года разрыва ВВП к отрицательным значениям. На всем прогнозном горизонте отрицательный разрыв выпуска будет колебаться на уровне около 1% от потенциального ВВП.

Фискальная политика

В текущем году и среднесрочной перспективе прогнозируется более жесткая фискальная политика, чем в 2018 году, что будет сдерживать как совокупный спрос, так и инфляцию. Ожидается, что из-за наступления периода пиковых выплат по внешнему государственному долгу правительство будет ограничено в наращивании дефицита до уровня 1.5% ВВП.

Получение средств от МВФ и связанного с этим финансирования от других официальных кредиторов позволит сохранить доступ к международным рынкам капитала на прогнозном горизонте и рефинансировать часть долга.

Налоговые доходы сводного бюджета в 2019 году увеличатся на 11%. Самые высокие темпы роста ожидаются от НДФЛ из-за высоких темпов повышения номинальной заработной платы в экономике.

В то же время, существенно возрастут и бюджетные расходы на оплату труда, а в целом рост государственных расходов социального характера (вместе с пенсионным обеспечением) составит около 12%, что будет весомым фактором поддержки внутреннего потребительского спроса.

Капитальные расходы сводного бюджета на всем прогнозном горизонте ожидаются близкими к 3.5% ВВП, этому будет способствовать политика правительства по восстановлению дорожной инфраструктуры.

Сохранение высоких темпов роста номинального ВВП, низкая волатильность обменного курса и постоянный первичный профицит бюджета (более 1% ВВП ежегодно) дадут возможность уменьшить государственный и гарантированный государством долг ниже 60% ВВП на прогнозном горизонте.

Доходы населения и безработица

Все еще высокий уровень безработицы (8.5 – 8.7% по методологии МОТ) на прогнозном горизонте обусловлен медленными темпами роста экономики на фоне жесткой монетарной и фискальной политики. Замедление миграционных процессов и выравнивание диспропорций на рынке труда будут снижать давление на рост заработных плат.

Темпы роста средней номинальной заработной платы замедляются (около 16% в текущем году до 9% в 2021 году) как за счет ослабления оттока рабочей силы в страны ЕС, так и снижения темпов конвергенции зарплат. Реальные зарплаты вырастут на 7% в 2019 году, и в дальнейшем их ежегодный рост замедлится до 4%.

Платежный баланс

После расширения в 2018 году до 3.6% ВВП дефицит текущего счета будет колебаться в пределах 3-4% ВВП на прогнозном горизонте. В 2019 году он сузится до 3.1% ВВП благодаря рекордному урожаю кукурузы предыдущего года и снижению цен на энергоносители.

В 2020 – 2021 годах дефицит текущего счета немного расширится вследствие сокращения объемов транзита газа, исчерпания эффектов рекордного урожая 2018 года и роста инвестиционного импорта после снижения политической неопределенности. Расширение торгового дефицита частично будет компенсироваться увеличением частных денежных переводов в результате роста доходов трудовых мигрантов за рубежом.

Ключевым предположением макроэкономического прогноза остается дальнейшее сотрудничество с МВФ и соответственно относительно благоприятные условия доступа к международным рынкам капитала.

В то же время, сохранение относительно жесткой монетарной политики будет способствовать притоку долгового капитала, что вместе с продолжением поступления ПИИ будет финансировать дефицит текущего счета.

Значительные выплаты по внешнему государственному долгу в 2019 – 2021 годах будут частично рефинансированы за счет внешних официальных привлечений и размещений ОВГЗ.

В результате объемы международных резервов стабилизируются на текущем уровне (около 21 млрд. долл.) на прогнозном горизонте.

В 2019 году дефицит текущего счета сузится до 3.1% ВВП (по сравнению с 3.6% ВВП в 2018 году) прежде всего из-за снижения цен на энергоносители и рекордного урожая кукурузы 2018 года.

В 2020 – 2021 годах уменьшение объемов транзита газа, исчерпание эффектов урожая 2018 года на фоне высокого инвестиционного импорта обусловит незначительное расширение дефицита текущего счета, которое не будет превышать 4% ВВП.

Рост экспорта в 2019 – 2021 годах будет обеспечиваться, прежде всего, увеличением объемов поставок продукции металлургии, прежде всего на азиатские рынки. В 2019 году темпы роста экспорта товаров замедлятся до 2% на фоне снижения среднегодовых мировых цен на сырьевые товары.

В то же время рост физических объемов экспорта ускорится благодаря рекордному урожаю кукурузы и росту спроса на металлургическую продукцию. Рост экспорта машиностроения будет сдерживаться введением со стороны РФ (с 29 декабря 2018 года) дополнительного ограничения на импорт, прежде всего, продукции машиностроения украинского производства.

В 2020 – 2021 годах рост экспорта товаров ускорится до 3%, прежде всего благодаря наращиванию поставок металлургической и машиностроительной продукции вследствие роста мирового спроса.

Темпы роста импорта товаров в 2019 – 2021 годах замедлятся до 3-4% (по сравнению с 14% в 2018 году). В 2019 году энергетический импорт будет сокращаться в первую очередь из-за снижения цен на энергоресурсы.

Дальнейшее сокращение в 2020 – 2021 годах будет обусловлено уменьшением объемов импортируемого газа благодаря наращиванию объемов внутренней добычи и дальнейшему внедрению энергосберегающих технологий.

Замедление роста неэнергетического импорта до 5-6% (по сравнению с 14% в 2018 году) будет происходить в результате снижения темпов роста потребительского спроса на фоне жесткой фискальной политики.

С 2020 года, с одной стороны, ожидается уменьшение инвестиций в альтернативную энергетику, а с другой – активизация инвестиционной активности после снижения политических рисков.

В результате в 2019 – 2021 годах торговый баланс без учета энергоносителей будет сведен с дефицитом. Расширение такого дефицита будет сдерживаться постепенной девальвацией РЭОК гривны.

В 2019 году продолжится расширение профицита торговли услугами из-за дальнейшего роста экспорта транспортных и IT-услуг. Однако уже с 2020 года ожидается его сужение вследствие уменьшения объемов транзита газа почти вдвое.

В 2019 – 2021 годах темпы роста денежных переводов от трудовых мигрантов замедлятся из-за снижения интенсивности миграционных процессов. Рост переводов почти полностью будет определяться динамикой доходов трудовых мигрантов за рубежом.

На прогнозном горизонте выплаты по начисленным дивидендам останутся на уровне предыдущего года – около 3 – 3.5 млрд. долл. на фоне дальнейшей либерализации движения капитала.

Чистые поступления по финансовому счету в 2019 – 2021 годах будут обеспечиваться частным сектором. Жесткая монетарная политика и продолжение программы сотрудничества с МВФ (что будет позитивным сигналом для инвесторов) будут способствовать притоку долгового капитала, прежде всего в реальный сектор.

После увеличения наличной валюты вне банков в 2018 году на 2.1 млрд. долл. на прогнозном горизонте ожидается значительное замедление ее роста на фоне высоких процентных ставок по депозитам в национальной валюте и низкой волатильности обменного курса.

Поступления государственного сектора от внешних доноров в 2019 – 2021 годах (МВФ – 6.5 млрд. долл. ЕС и ВБ – по 1.6 млрд. долл.) вместе с размещением ОВГЗ на сумму 8.5 млрд. долл. позволят рефинансировать большую часть выплат по внешним обязательствам.

Небольшой дефицит сводного платежного баланса в течение прогнозного периода будет профинансирован за счет чистых поступлений средств от МВФ. В результате международные резервы на прогнозном горизонте останутся на уровне конца 2018 года (около 21 млрд. долл.). По состоянию на конец 2021 года они будут покрывать 3.1 месяца импорта будущего периода, и составят около 70% от композитного критерия МВФ относительно адекватности резервов.

Монетарные условия и финансовые рынки

 

На прогнозном горизонте ожидается дальнейшее проведение достаточно жесткой монетарной политики для обеспечения снижения инфляции к целевому уровню в 2020 году. В то же время по базовому сценарию такая жесткость будет постепенно уменьшаться на фоне ослабления инфляционного давления.

Ожидается снижение ликвидности банковской системы, что отразится на основных операциях НБУ по регулированию ликвидности. Главными факторами такого снижения будет осуществление правительством значительных выплат по внешним обязательствам в течение следующих двух лет и увеличение наличности в обращении на фоне роста транзакционного спроса. Это обусловит рост спроса банков на кредиты рефинансирования и уменьшение объема выпуска депозитных сертификатов НБУ.

В период перехода из одного состояния ликвидности в другое ее позиция может быть неустойчивой (подробнее во вставке «Реализация монетарной политики НБУ в условиях неустойчивой структурной позиции ликвидности банковской системы»).

Несмотря на развитие безналичных расчетов, спрос на наличные поддерживается повышением реальных доходов населения и уровня цен. Ожидается увеличение наличности в кассах банков, учитывая расширение использования платежных карт и соответственно увеличение необходимых для этого наличных средств в банкоматах. Вместе с ростом корсчетов банков это приведет к приросту денежной базы на уровне 11% в 2019 году и более 6% в 2020 и 2021 годах.

В 2019 году предполагается продолжение притока депозитов в национальной валюте за счет достаточно высоких реальных процентных ставок. Ожидается, что темпы прироста депозитов (9-10%) будут выше, чем наличных (6-7%). В результате ожидается прирост денежной массы на прогнозном горизонте на уровне около 9%. Восстановление кредитной активности банков также будет поддерживать прирост денежной массы. Однако рост кредитов будет сдержанным из-за высоких рисков институционального характера и значительной доли проблемной задолженности.

Ожидается сужение ликвидности банковской системы в течение нескольких последующих лет. Это обусловлено значительными выплатами правительства по внешним обязательствам и ростом наличных денег в обращении. Изменение ликвидности в значительной степени будет зависеть также от источников поступления средств правительства для выплаты долга.

В период перехода из одного состояния в другое позиция ликвидности может быть неустойчивой. При таких условиях направленность основных операций НБУ по регулированию ликвидности (ее предоставление или изъятие) будет определяться структурной позицией ликвидности банковской системы.

В дальнейшем ее уровень будет зависеть от спроса на наличные, влияния фискальных факторов и операций НБУ на валютном рынке.

Снижение инфляционного давления будет сопровождаться постепенным смягчением монетарных условий, что в свою очередь будет способствовать ослаблению РЭОК гривны в 2020-2021 годах.

Ключевая ставка в реальном выражении будет снижаться с текущего (9-10%) до нейтрального уровня (около 3%) в среднесрочной перспективе.

Риски прогноза

Основные риски для базового сценария макроэкономического прогноза лежат в плоскости ухудшение инфляционных ожиданий на фоне развертывания нового политического цикла и турбулентной внешней среды.

Риски ухудшения девальвационных и инфляционных ожиданий генерируются традиционным усилением неопределенности в год проведения выборов. Таким образом, в зависимости от хода событий на политической арене могут ухудшиться инфляционные ожидания экономических агентов и появиться потребность в соответствующей реакции монетарной политики.

Вероятность реализации риска более стремительного замедления мировой экономики все возрастает. Усиление геополитических конфликтов и увеличение протекционистских мер на фоне ожидаемого делевериджа экономики Китая выступают сдерживающим фактором роста внешней торговли и снижением цен на мировых товарных рынках.

Кроме того, в последнее время усилились риски существенного замедления экономической активности в странах ЕС, прежде всего в крупнейших экономиках – Германии, Италии, Франции. Весомыми факторами этого стали: сложности с введением новых экологических стандартов в автомобилестроении на фоне ухудшения условий внешней торговли в Германии, политическая турбулентность в условиях высокой долговой нагрузки в Италии и протестов «желтых жилетов» во Франции.

Дополнительным фактором является неопределенность по реализации выхода Великобритании из ЕС. В результате возрастают риски ухудшения внешних условий для Украины, что предопределит, с одной стороны, снижение валютных поступлений в страну, а с другой – замедление роста внутренней экономики. Ответ монетарной политики будет зависеть от баланса между эффектами ослабления валюты и охлаждения экономической активности.

Вновь усилились риски, связанные с отношениями России и Украины. Хотя ситуация с доступом к азовским портам нормализовалась, риски осложнения перевозок Азовским морем остаются высокими.

Также остается значительная неопределенность относительно объемов транзита газа через Украину с 2020 года в результате строительства обходных газопроводов в Европу.

Источник: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий