В Украине потребительская инфляция в 2018 г. замедлилась до самого низкого уровня за последние пять лет

12.02.2019 – В Украине инфляция на потребительском рынке в 2018 г. замедлилась до самого низкого уровня за последние пять лет. Об этом говорится в инфляционном отчете Национального банка Украины.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Инфляционный отчет отражает видение Национального банка Украины (далее – Национальный банк) относительно текущего и будущего состояния экономики Украины с акцентом на инфляционном развитии, что является основой решений по монетарной политике. Инфляционный отчет публикуется ежеквартально в соответствии с периодичностью прогнозного цикла.

Читайте также: Сага о 3%. Какими темпами может расти украинская экономика

Замминистра финансов Василий Шкураков: Острой нужды занимать деньги под любые проценты сейчас нет

Меморандум об экономической и финансовой политике в рамках новой программы МВФ в Украине. Часть 1

Как изменился мир финансов за год: 12 трендов, о которых необходимо знать

Отчет главы Национального банка Украины Якова Смолия в Верховной Раде о деятельности центрального банка в 2018 г.

Публикация в Инфляционном отчете собственного макроэкономического прогноза и предположений, на которых он основывается, имеет целью усиление прозрачности и предсказуемости монетарной политики Национального банка Украины. Это будет способствовать повышению доверия общества к монетарной политике, что, в свою очередь, является важной предпосылкой для эффективного управления инфляционными ожиданиями и достижения ценовой стабильности – приоритетной цели Национального банка.

Прогнозы инфляции и других макроэкономических показателей были подготовлены Департаментом монетарной политики и экономического анализа, одобрены 31 января 2019 года на заседании правления Национального банка Украины (далее – правление), посвященному вопросам монетарной политики. Прогнозы макроэкономического развития, в том числе инфляции, являются основными, но не единственными факторами принятия решений правлением.

Кроме прогноза инфляции и других макроэкономических показателей, члены правления принимают к сведению новую информацию, появляющуюся после подготовки прогноза. Оценка членами правления рисков прогноза или макроэкономических взаимосвязей может отличаться.

Читайте также: Как торговать валютами, акциями, облигациями и криптовалютами в Forex Club 

Учебные курсы по торговле на валютном рынке Forex 

Книги по трейдингу на финансовых рынках в издательствах «Альпина Паблишер», «Читай-город», «Бамбук» (Украина), Yakaboo (Украина)

Анализ в Инфляционном отчете основывается на имеющихся макроэкономических данных на дату его подготовки, поэтому период для анализа отдельных индикаторов может быть различным. Последняя дата обновления данных в этом отчете – 30 января 2019 года.

Потребительская инфляция замедлилась до самого низкого уровня за последние пять лет

В 2018 году потребительская инфляция замедлилась до 9.8% (с 13.7% в 2017 году) – к самому низкому уровню по итогам года за последние пять лет. Разворот тренда роста инфляции, который наблюдался в 2017 году, является результатом, прежде всего жесткой монетарной политики Национального банка. С октября 2017 года Национальный банк шесть раз повышал учетную ставку – в общем, на 5.5 п.п. до нынешних 18.0% годовых. Это повлияло на повышение рыночных процентных ставок в гривне и, соответственно, усиливало стимулы для сбережений.

Жесткие монетарные условия были среди главных причин укрепления обменного курса гривны – на 6.8% для НЭОК и 13.2% для РЭОК гривны в течение 2018 года. Также усилению курса способствовали высокие цены экспортных товаров на внешних рынках в течение большей части года, рекордный урожай зерновых и значительные объемы денежных переводов. Благодаря благоприятной ситуации на валютном рынке на протяжении большей части года Национальный банк имел возможность пополнять международные резервы через валютные интервенции.

Расширение предложения отдельных продуктов (фруктов, молока, мяса и т.д.), а также снижение мировых цен на продукты питания были дополнительными факторами замедления инфляции. Это сказалось на стремительном замедлении роста цен на сырые продукты питания (до 3.3% г/г).

Несмотря на снижение, инфляция ожидаемо превысила цель Национального банка 6% ± 2 п.п. на конец 2018 года, установленный Основными принципами денежно-кредитной политики на 2018 год и среднесрочную перспективу. Национальный банк сознательно выбрал долгий путь возвращения инфляции к цели, чтобы минимизировать потери для экономического роста. Такое балансирование между необходимостью приведения инфляции к цели и поддержкой экономического роста является отражением гибкости режима инфляционного таргетирования.

Инфляция отклонилась от цели главным образом из-за действия факторов, на которые монетарная политика имеет ограниченное влияние. В частности это повышение административно регулируемых цен и тарифов (ускорилось до 18% г/г) и рост мировых цен на нефть в течение большей части года.

Кроме того, в течение года сохранялось давление на цены со стороны потребительского спроса и дальнейшего роста производственных затрат, в том числе на оплату труда и энергоносители. Так, в 2018 году реальная заработная плата выросла на 12.5%. Также на росте доходов населения существенно сказались эффекты от осовременивания пенсий и дальнейшее увеличение частных переводов трудовых мигрантов.

На протяжении большей части года неопределенность относительно продолжения сотрудничества с МВФ и высокие внешние риски сказывались на экономических настроениях и соответственно сдерживали улучшение инфляционных ожиданий. В результате замедление базовой инфляции по итогам 2018 года было умеренным (до 8.7% г/г).

Потребительская инфляция в дальнейшем будет замедляться и вернется к целевому диапазону в начале 2020 года 

Прогноз инфляции на 2019 год остается неизменным – 6.3% на конец года, однако динамика ее отдельных компонентов частично пересмотрена. Дезинфляционные эффекты снижения мировых цен на энергоресурсы и укрепление гривны будут компенсированы сохранением давления со стороны заработных плат и несколько более высокими темпами роста административно-регулируемых тарифов.

Снижение потребительской инфляции до верхнего предела целевого диапазона 5% ± 1 п.п. ожидается в начале 2020 года, а в конце года она достигнет целевого уровня 5%.

Главными факторами снижения инфляции на прогнозном горизонте будут достаточно жесткие монетарные условия и сдержанная фискальная политика, обуславливающие замедление роста совокупного спроса и возвращение к отрицательному разрыву ВВП.

Дополнительными факторами будут относительно низкая курсовая волатильность и умеренные темпы роста цен на импортируемые товары, в том числе энергоносители и продовольствие. Будет ослабляться проинфляционный влияние от роста заработных плат на фоне снижения интенсивности миграционных процессов и уменьшения разрыва в уровнях заработных плат с соседними странами по сравнению с предыдущими годами.

Благодаря этим факторам базовая инфляция замедлится до 5% в 2019 году и не превысит 4% в 2020 – 2021 годах. Инфляция сырых продовольственных товаров, как в текущем году, так и в среднесрочной перспективе ожидается в пределах 3.0-3.5%, если не будет существенных шоков предложения, связанных как с урожаем, так и с изменением доступа к отдельным внешним рынкам для украинских производителей.

Административно регулируемые цены в 2019 году вырастут на 13.6%. Просмотр их темпов роста по сравнению с предыдущим прогнозом (11.7%) преимущественно связан с переносом повышения цен на централизованное отопление и горячую воду на январь 2019 года (с декабря 2018 года) и несколько большим повышением акцизов на табачную продукцию.

Весомый вклад в административную инфляцию сделает дальнейший рост тарифов на газ для населения в соответствии с меморандумом МВФ (очередное повышение ожидается во II квартале 2019 года). В среднесрочной перспективе рост административных цен будет замедляться до 10% в 2021 году.

Существенная коррекция цен на нефть в IV квартале 2018 года определила пересмотр прогноза цен на топливо на украинском рынке: если не изменится акцизная политика, рост составит 4-5% ежегодно.

В 2018 году рост ВВП поддерживался сельским хозяйством и секторами, ориентированными на внутренний спрос 

В 2018 году рост экономики Украины ускорился, реальный ВВП вырос по итогам года на 3.3% (по оценкам Национального банка) – самый высокий показатель за последние семь лет.

Устойчивое расширение потребительского спроса благодаря значительным темпам прироста реальных располагаемых доходов населения поддерживало рост секторов, направленных на внутренний спрос, в частности розничной торговли, пассажирского транспорта и секторов услуг.

Также одним из основных двигателей роста реального ВВП было сельское хозяйство благодаря рекордному урожаю зерновых и масличных культур.

Однако рост промышленного производства был умеренным из-за осложнения грузовых перевозок в Азовском море во втором полугодии, а также ремонтных работ на нескольких металлургических предприятиях.

Кроме того, во второй половине 2018 года рост мировой экономики и мировой торговли замедлился в условиях распространения протекционистских мер, и в целом ухудшилась ценовая конъюнктура на мировых товарных рынках. Это сдерживало рост экспорта и ухудшало финансовые результаты предприятий, что вместе с неопределенностью относительно продолжения сотрудничества с МВФ и на фоне развертывания избирательного цикла обусловило замедление инвестиционной активности.

Однако устойчивый потребительский спрос и высокие цены на энергоносители на протяжении большей части года поддерживали рост импорта. Расширение дефицита внешней торговли и увеличение объемов выплат дивидендов определили рост дефицита текущего счета в 2018 году до 3.6% ВВП по оценкам НБУ (по сравнению с 2.2% ВВП в 2017 году).

В то же время денежные переводы увеличились на 18.7%, сдерживая расширение дефицита текущего счета.

Дефицит текущего счета был компенсирован поступлениями по финансовому счету. В целом за год приток капитала по финансовому счету составил 7.5 млрд. долл. и был обеспечен как частным, так и государственным секторами. Роль государственного сектора выросла в конце года, прежде всего за счет размещения еврооблигаций и получения официального финансирования. Приток капитала в частный сектор был обеспечен чистыми ПИИ и долговыми привлечениями реального сектора.

Благодаря профицита сводного платежного баланса международные резервы по состоянию на конец года выросли до 20.8 млрд. долл. или 3.4 месяца импорта будущего периода.

Характер фискальной политики в течение 2018 года существенно трансформировался от мягкой политики в первом полугодии, к жесткой во втором полугодии с предполагаемым ослаблением в конце года. Дефицит сводного бюджета по итогам года расширился (до 67.8 млрд. грн.), однако сохранился существенный первичный профицит. На фоне укрепления гривны по итогам года это обусловило дальнейшее снижение отношения государственного и гарантированного государством долга к ВВП (до 61%).

В 2019 году экономический рост временно замедлится 

После ускорения роста реального ВВП в 2018 году по-прежнему прогнозируется его замедление до 2.5% в 2019 году. Основными сдерживающими факторами будут жесткая монетарная политика, необходимая для возвращения инфляции к целевому диапазону, и сдержанная фискальная политика, обусловленная необходимостью погашения значительных объемов государственного долга.

Кроме того, ожидается снижение урожая зерновых после рекорда в предыдущем году и соответственно отрицательный вклад сельского хозяйства в рост ВВП.

Дополнительным фактором будет постепенное замедление глобальной экономики и объемов мировой торговли, в частности из-за влияния протекционистских мер.

Основным драйвером экономического роста останется частное потребление благодаря продолжению увеличения реальных доходов населения. Их будут поддерживать повышение заработных плат и пенсионных выплат, которые, однако, будут более умеренными, чем в прошлом году.

Инвестиционная активность существенно замедлится, но будет оставаться источником повышенного спроса на импорт средств производства. Соответственно импорт в реальном выражении будет расти быстрее, чем экспорт, даже на фоне улучшения показателей деятельности экспортоориентированных отраслей промышленности и рекордных поставок зерновых. Поэтому вклад чистого экспорта в ВВП будет оставаться отрицательным, хоть и уменьшится.

В дальнейшем реальный рост экономики начнет ускоряться: до 2.9% и 3.7% в 2020 и 2021 годах соответственно. Этому будут способствовать постепенное смягчение монетарной политики, что будет стимулировать внутренний спрос, а также оживление инвестиционной активности после снижения неопределенности относительно политической ситуации.

В 2019 – 2021 годах фискальная политика будет более жесткой, чем в 2018 году. Ожидается, что из-за пиковых выплат по внешнему государственному долгу дефицит сводного бюджета не будет превышать 1.5% ВВП. Сохранение высоких темпов роста номинального ВВП, низкая курсовая волатильность и устойчивый первичный профицит сводного бюджета (более 1% ВВП ежегодно) на фоне значительных погашений позволит уменьшить государственный и гарантированный государством долг ниже 60% ВВП.

После расширения в 2018 году дефицит текущего счета будет колебаться в пределах 3-4% ВВП на прогнозном горизонте. В 2019 году он сузится до 3.1% ВВП благодаря рекордному урожаю кукурузы предыдущего года и снижению цен на энергоносители.

В 2020 – 2021 годах дефицит текущего счета немного расширится вследствие сокращения объемов транзита газа, исчерпания эффектов рекордного урожая 2018 года и роста инвестиционного импорта после окончания избирательного цикла. Расширение торгового дефицита будет частично компенсировано увеличением частных денежных переводов в результате роста доходов трудовых мигрантов за рубежом.

Ключевым предположением макроэкономического прогноза остается дальнейшее сотрудничество с МВФ

Получение финансирования от МВФ и других официальных кредиторов позволит сохранить доступ к международным рынкам капитала на прогнозном горизонте. В то же время сохранение достаточно жесткой монетарной политики будет способствовать притоку долгового капитала, что вместе с продолжением поступления ПИИ будет финансировать дефицит текущего счета.

Значительные выплаты по внешнему государственному долгу в 2019 – 2021 годах будут частично рефинансированы за счет внешних официальных привлечений и размещений ОВГЗ. Это будет способствовать улучшению ожиданий экономических агентов и укреплению макрофинансовой стабильности, а объемы международных резервов стабилизируются на текущем уровне (около 21 млрд. долл.) на прогнозном горизонте.

Основными рисками прогноза являются ухудшение ожиданий и внешних условий 

Основным риском для реализации указанного макроэкономического прогноза, в частности снижение инфляции к цели в 2020 году, является традиционное усиление неопределенности в год президентских и парламентских выборов. Это, со своей стороны, может сказаться на инфляционных ожиданиях.

Другим весомым риском базового сценария является ухудшение внешних условий из-за возможного перехода мировой экономики в фазу спада, а также усиления волатильности мировых цен на сырьевые товары.

Риски более резкого замедления мировой экономики в последнее время растут на фоне усиления геополитических конфликтов, неопределенности относительно Брексита, стремительного снижения темпов роста Еврозоны и делевериджа китайской экономики, повышения волатильности на финансовых рынках.

Также в конце прошлого года вновь усилились риски для Украины. Ситуация с доступом к портам Азовского моря нормализовалась, однако риски осложнения перевозок Азовским морем остаются высокими. Не теряет актуальности также риск сохранения интенсивной трудовой миграции с соответствующим давлением на уровень заработных плат.

К рискам прогноза также принадлежит неопределенность относительно объемов транзита газа через территорию Украины с 2020 года в результате строительства обходных газопроводов в Европу.

Монетарная политика останется достаточно жесткой для снижения инфляции к цели 

Учитывая обновленный макроэкономический прогноз и обозначенные риски 31 января 2018 года правление Национального банка приняло решение оставить учетную ставку на уровне 18.0% годовых. Сохранение ставки на таком уровне направлено на уверенное снижение инфляции, и ее возвращение к целевому диапазону в I квартале 2020 года.

На прогнозном горизонте динамика учетной ставки будет зависеть от развития инфляционных процессов и реализации рисков для ценовой стабильности. Правление видит потенциал для перехода к смягчению монетарной политики при условии устойчивого ослабления инфляционных рисков и следования инфляции к цели по той траектории, которая предусмотрена в новом макроэкономическом прогнозе.

Однако в случае усиления фундаментального инфляционного давления и реализации рисков для снижения инфляции к цели, Национальный банк может прибегнуть к повышению учетной ставки.

Внешняя среда

Внешние условия для украинской экономики продолжали ухудшаться. Рост мировой экономики и мировой торговли в III квартале 2018 года замедлился, а опережающие индикаторы свидетельствовали о дальнейшем ослаблении деловой активности в IV квартале. В то же время увеличивалась неравномерность развития, как между развитыми странами, так и странами, рынки которых развиваются.

Распространение протекционистских мер, и геополитическая нестабильность привели к замедлению динамики мировой торговли и снижению цен в большинстве товарных рынков. В результате средневзвешенный индекс изменения мировых цен на товары украинского экспорта (ЕСРІ) в IV квартале снизился как за квартал, так и в целом за год. Также после достижения четырехлетних максимумов в начале октября 2018 года цены на нефть резко снизились.

Жестче становились и условия на мировых финансовых рынках. Стремительный рост цен на нефть в предыдущие периоды и обесценивание национальных валют к доллару США привело к ускорению инфляционных процессов в мире и ужесточению монетарной политики центральных банков ряда стран. Интерес инвесторов к рисковым активам существенно уменьшился, а мировые фондовые индексы снизились, сильнее всего – на американском рынке.

В результате бегства капитала в безопасные активы процентные ставки по долгосрочным ценным бумагам США снизились до самого низкого уровня за последние восемь месяцев, а премия за риск для стран, рынки которых развиваются, возросла.

Однако в начале 2019 года позитивные новости о ходе торговых переговоров между США и Китаем поддержали мировые цены на товары, в частности нефть, фондовые индексы и активы ЕМ.

Рост мировой экономики замедляется под влиянием постепенного исчерпания положительного импульса от мягких финансовых условий и низких процентных ставок в предыдущие периоды.

Кроме того, и в дальнейшем увеличивается неравномерность развития как между развитыми странами, в частности между США и Еврозоной, так и странами, рынки которых развиваются, в частности в III квартале 2018 года существенно замедлился рост в Турции и Аргентине.

Нарастание геополитической напряженности и протекционистских мер в III и первой половине IV кварталов привели к замедлению темпов роста мировой торговли и усилению неопределенности на мировых товарных и финансовых рынках. О последнем свидетельствовало дальнейшее снижение уровня делового доверия по результатам опроса Moody’s.

Кроме того, в отличие от II квартала глобальный индекс деловой активности (PMI) в секторе услуг снижался вместе с индексом в производственном секторе, отражая сужение внутреннего потребления.

В результате Global Composite PMI упал до самого низкого уровня с сентября 2016 года. Однако определенное смягчение в торговых отношениях между США и Китаем в конце 2018 – начале 2019 года и ослабление геополитического противостояния между США и Ираном может поддержать рост мировой экономики в начале 2019 года.

Темпы роста экономики США в III квартале оставались самыми высокими с 2014 года, несмотря на определенное замедление по сравнению с предыдущим кварталом. Их поддерживали устойчивый рост потребительских расходов и инвестиций благодаря снижению налогов и росту государственных расходов, что обусловило укрепление благоприятной ситуации на рынке труда. Так, уровень безработицы в США в сентябре составил 3.7%, что является самым низким показателем с 1969 года, а на конец года не превысил 3.9%.

Однако благодаря росту производительности труда в частном секторе не произошло стремительного усиления инфляционного давления. Вместе с тем в конце года деловая активность в производственном секторе снизилась до минимального уровня за последние полтора года, о чем свидетельствует индекс PMI. Это стало следствием ухудшения настроений бизнеса из-за неопределенности в дальнейших перспективах развития на фоне имеющихся геополитических рисков и торговых конфликтов.

И хотя общее инфляционное давление несколько ослабло из-за снижения цен на нефть, повышение импортных пошлин продолжает давить на закупочные цены для многих компаний в сторону увеличения.

Рост экономики Еврозоны замедлился до самых низких темпов за последние четыре года, прежде всего из-за ухудшения внешнего спроса. Прежде всего, значительно ослабла экономическая активность в Германии и Италии. ВВП Германии снизился к предыдущему кварталу впервые с I квартала 2015 года (снижение оказалось наибольшим за последние пять лет), Италии – с II квартала 2014 года.

Кроме значительной роли внешних факторов (прежде всего Германии), весомой причиной такой динамики стало сужение потребительского спроса, несмотря на благоприятную ситуацию на рынке труда, а в Италии – также инвестиционной активности как следствие политической неопределенности в предыдущие периоды.

В конце 2018 – начале 2019 годов темпы роста деловой активности в Еврозоне продолжали замедляться – до минимума за последние четыре года, по данным индекса PMI. Причем создание новых предприятий практически остановилось, а создание новых рабочих мест опустилось до самого низкого уровня за последние два года. Причинами такой динамики было нарастание протестов во Франции, кризис в автомобилестроении Германии, торговые конфликты и неопределенность из-за Брекзита.

Экономический рост стран ЦВЕ оставался устойчивым в ІІІ квартале. Основную поддержку экономике этих стран предоставлял внутренний спрос как за счет расширения потребления (из-за роста доходов домохозяйств на фоне увеличения занятости и улучшения ожиданий), так и инвестиций (в том числе государственных через софинансирование из фондов ЕС).

Страны СНГ демонстрировали разнонаправленную динамику. Так, темпы роста экономики РФ замедлились из-за падения в строительстве и машиностроении. Это в свою очередь негативно отразилось на экономическом росте Беларуси. Дополнительным фактором замедления роста в этой стране было усиление фискальной дисциплины, что позволило удержать профицит государственного бюджета за январь-ноябрь около 5% ВВП, часть которого будет направлена на опережающее погашение государственного долга.

Относительно высокие темпы роста ВВП Казахстана были обеспечены увеличением объемов добычи нефти в результате ввода на полную мощность Кашаганского месторождения, активизации кредитования физических лиц и сохранения стимулирующей фискальной политики.

Темпы роста отдельных стран из азиатского региона, в частности Китая, Индии и Турции, замедлились.

Причем, если в Китае и Индии они все еще оставались на достаточно высоком уровне благодаря существенной государственной поддержке, то в Турции снизились до 1.6% г/г в III квартале из-за значительной инфляции и девальвации национальной валюты, что привело к существенному сужению внутреннего спроса. Повышение процентных ставок центральным банком Турции и другие стабилизационные меры позволили приостановить падение лиры и даже способствовать определенному ее укреплению.

Усиление геополитического напряжения и протекционистских мер привело к дальнейшему сужению спроса и, соответственно, замедлению мировой торговли. В частности опережающий индикатор мировой торговли (WTOI) в IV квартале снизился до 98.6 п., самого низкого показателя за последние два года. Причем ухудшились все компоненты индекса. Это свидетельствует о том, что рост торговли в ближайшие месяцы ожидается ниже тренда.

В результате цены на большинстве товарных рынков снизились, а мировая ценовая конъюнктура для украинских экспортеров, выраженная индексом ЕСРІ, в IV квартале существенно ухудшилась.

Цены на сталь на мировых рынках в IV квартале снижались из-за существенного предложения на фоне относительно слабого спроса. Так наращивали производство Китай, США и Иран, несмотря на действие протекционистских мер со стороны ряда стран. Чрезмерный объем предложения привел к падению котировок на внутреннем рынке Китая, что заставило производителей возобновить экспортные поставки, спровоцировав падение цен и на внешних рынках.

Дополнительными факторами были раннее начало зимнего сезона в северных провинциях Китая, а также сокращение внутреннего спроса на сталь и стальную продукцию из-за спада в автомобилестроении и некоторых других отраслях промышленности. В свою очередь, на европейском рынке стали цены снижались из-за агрессивной экспортной политики турецких компаний, которые имели ценовое преимущество благодаря существенной девальвации лиры в предыдущие периоды.

Негативное влияние на цены также вызвали введение Турцией с конца сентября 2018 года и до апреля 2019 года жестких квот на импорт листового и сортового проката, стальных труб и нержавеющего проката и 25% пошлины на сверхлимитные поставки.

Несколько сдержать снижение цен на сталь помогло согласованное «90-дневное торговое перемирие» между США и Китаем, которое начало действовать с 01 января 2019 года. Соответственно по нему пошлины со стороны США на отдельные китайские товары не будут подняты до 25% (с действующих 10%). А Китай возобновит закупки нефти, сельхозпродукции и сжиженного газа в США.

Мировые цены на зерновые и масличные в IV квартале находились под влиянием изменения оценок урожая. Так, мировые цены на пшеницу, несмотря на некоторое снижение по сравнению с предыдущим кварталом, оставались на относительно высоком уровне. Сокращение мирового урожая в 2018/2019 МР, не слишком благоприятные погодные условия для проведения сева озимых и высокий спрос поддерживали цены.

Однако постепенный выход на рынок нового урожая пшеницы Аргентины, который благодаря существенной девальвации аргентинского песо имеет конкурентные ценовые преимущества, повлек за собой снижение цен. Цены на кукурузу колебались в относительно узком диапазоне. Ухудшение оценок урожая кукурузы в США поддержало цены на эту культуру, однако улучшение ожиданий относительно урожайности в Бразилии удержало цены от роста.

Цены на подсолнечное масло продолжили стремительное снижение из-за рекордно высокого за последнее десятилетие урожая подсолнечника и снижения цен на смежные масличные. В частности, существенно снизились цены на соевое масло после введения Китаем 25%-й пошлины на ее импорт из США, что привело к формированию высоких запасов сои.

После достижения пиковых значений в 85 долл./бар в начале IV квартала цены на нефть стремительно снизились, протестировав уровень в 50 долл./бар на конец года. Так, в начале октября мировые цены на нефть достигали максимального за последние четыре года уровня из-за эскалации торговых войн и ожидания новых санкций против Ирана, что могло ограничить объемы предложения на рынке.

Однако, начиная с последней декады месяца, цены на нефть стремительно снизились. Весомой причиной такой динамики стало изменение настроений игроков: от ожидания дефицита нефти на рынке к ее избытку.

Последнее было обусловлено:

— стремительным наращиванием объемов добычи нефти мировыми лидерами (США, РФ, Саудовской Аравией), на которых приходится треть мирового производства нефти;

— дальнейшим ростом общей добычи нефти странами ОПЕК – до почти 33 млн. бар/сутки;

— заявлением министра энергетики Саудовской Аравии об отсутствии необходимости установления нефтяного эмбарго, аналогичного в 1973 году, и возможного дальнейшего наращивания добычи нефти до 12 млн. бар/сутки;

— смягчением нефтяных санкций США в отношении Ирана, согласно которым, по оценкам экспертов, фактическое сокращение поставок нефти из Ирана составило 300 тыс. бар/сутки по сравнению с ожиданиями на около 1 млн. бар/сутки;

 — ухудшением прогнозов по развитию мировой экономики.

С начала 2019 года цены на нефть скорректировались. Поддержку ценам оказывали договоренности в рамках ОПЕК+ по сокращению объемов производства нефти в 2019 году на 1.2 млн. бар/сутки, а также оптимизм участников рынков по сдерживанию торговых войн между США и Китаем на фоне проведения переговоров между этими странами в начале января.

Стремительный рост цен на нефть в предыдущие периоды и ослабление национальных валют к доллару США ряда стран привел к дальнейшему увеличению общего уровня инфляции, прежде всего в странах, рынки которых развиваются. Как следствие, внешнее инфляционное давление со стороны стран – ОТП Украины, выраженное индексом UAwCPI4,ускорило рост (до 3.4% г/г в IV квартале).

В свою очередь, с целью сдерживания инфляционного и девальвационного давления отдельные центральные банки пересмотрели свою монетарную политику, повысив базовую процентную ставку.

В частности, как и ожидалось, ФРС в декабре повысила ставку по федеральным фондам на 25 б.п. до 2.25% – 2.5%, однако анонсировала дальнейшее двукратное повышение вместо трехразового, которое ожидалось ранее, в условиях ухудшения макроэкономических прогнозов.

Центральные банки отдельных развивающихся стран, в частности РФ, Казахстана, Мексики, Чехии, Южной Африки, Чили также ужесточили свою монетарную политику, а ЕЦБ подтвердил позицию по сворачиванию программы количественного смягчения. На мировых финансовых рынках в IV квартале выросла волатильность, и снизился интерес инвесторов к рисковым активам.

Весомым фактором общей динамики мировых индексов было ухудшение ожиданий в отношении перспектив развития мировой экономики. Последние были вызваны относительно ниже ожиданий данными по темпам роста промышленного производства в Китае, США и Германии, замедлением темпов роста ВВП Еврозоны; дальнейшим расширением торгового дефицита США и замедлением роста экспорта и импорта Китая.

В результате, за IV квартал мировые фондовые индексы существенно снизились, причем наибольшее снижение демонстрировал индекс S&P 500 – 14% (Euro Stoxx 50 – 11.7%, MSCI EM – 7.8%). Среди других факторов на динамку индексов влияли: — риски замедления роста экономики США.

Инвесторы видели сигналы рецессии в инвертации кривой доходности (разница между доходностью 10 — и 2-летних казначейских облигаций снизилась до 15 б.п. – самого низкого уровня с июля 2007 года); — пребывание американских индексов акций на завершающей стадии 10-летнего восходящего цикла; — неопределенность относительно будущей монетарной политики ФРС.

Последние сигналы ФРС относительно замедления темпов ужесточения монетарной политики были неоднозначно интерпретированы участниками рынка. Так, ФРС на фоне ухудшения макроэкономических индикаторов уменьшила количество повышений процентной ставки в 2019 – 2020 годах.

Однако медианный прогноз ФРС относительно динамики процентной ставки, которая на конец 2020 и 2021 гг. составит 3.1% и превысит медианную оценку нейтрального уровня в 2.8%, отражал противоположную позицию; — снижение акций крупных компаний, которые обычно определяют динамику рынка.

Среди последних, высокотехнологичные компании, так называемые FAANG (Facebook, Apple, Amazon, Netflix и Google). На фоне обеспокоенности инвесторов усилением регулирования этого сектора, неудачными квартальными отчетами отдельных компаний и вялым спросом в некоторых сегментах (например, сектора полупроводников и на смартфоны iPhone Apple).

Переток капитала в безопасные активы привел к снижению процентной ставки по долгосрочным государственным облигациям. Так, ставка по 10-летним казначейским облигациям США снизилась до самого низкого уровня за последний год – 2.69% на конец декабря.

Вместе с тем, несмотря на общее ухудшение конъюнктуры на мировых финансовых рынках в середине квартала индекс MSCI ЕМ проявил определенную устойчивость. Увеличению интереса инвесторов к активам этой группы стран и, соответственно, притоку капитала способствовали:

риторика ФРС относительно замедления темпов нормализации монетарной политики;

стабилизация доллара США к корзине ведущих валют и укрепление евро;

меры китайских властей, направленные на поддержку фондового рынка, а также стабилизация юаня, который является ориентиром для внешних инвесторов в принятии инвестиционных решений (доля китайских акций в индексе MSCI EM составляет 30%, в результате чего индекс MSCI EM тесно коррелирует с динамикой китайской валюты);

уровень котировок акций (на уровне минимальных за последние четыре с половиной года). Как следствие длительной и масштабной распродажи, что началась еще в начале года, индекс MSCI EM снизился на 19% за январь – октябрь, потеряв 5.5 трлн. долл. стоимости акций в этом году;

временное «торговое перемирие» по итогам переговоров Китая и США на заседании стран G20;

лучшие перспективы экономического роста развивающихся стран в 2019 году на фоне ожиданий замедления экономики США;

недостаток высокодоходных финансовых активов на глобальных финансовых рынках, что в лучшем случае компенсируют потери от инфляции.

С начала декабря ухудшение конъюнктуры на фондовых рынках развитых стран спровоцировало бегство инвесторов от рисков, что ухудшало динамику финансовых активов, ЕМ. Премия за риск повысилась (в условиях снижения доходности 10-летних облигаций США), индекс MSCI EM существенно снизился, а большинство валют этой группы стран обесценилось.

Однако в начале 2019 года условия на мировых товарных рынках для стран EM улучшились под влиянием позитивных новостей о ходе торговых переговоров между США и Китаем.

Дополнительными факторами были: обнародование планов Китая относительно поддержки экономического роста путем более масштабного снижения налогов и вливания рекордных объемов наличной ликвидности, выступления главы ЕЦБ М. Драги о необходимости сохранения стимулов в Еврозоне выше ожиданий квартальное прибыли крупных компаний, включая Boeing, mcdonald’s, Apple. В результате в январе 2019 года большинство валют ЕМ укрепились на фоне относительно стабильного доллара США к корзине ведущих валют.

Инфляционное развитие

В 2018 году потребительская инфляция замедлилась до 9.8% (с 13.7% в 2017 году) – до самого низкого уровня по итогам года за последние пять лет. Сдержать рост инфляции и возвратить ее показатель до однознакового уровня помогла, прежде всего, жесткая монетарная политика НБУ, что в частности проявлялось в укреплении обменного курса гривны. Расширение внутреннего предложения отдельных продуктов и снижение мировых цен на продукты питания были дополнительными факторами.

В то же время, несмотря на снижение, по итогам года инфляция ожидаемо превысила цель НБУ в 6% ± 2 п. п. на конец 2018 года, установленную Основными принципами денежно-кредитной политики на 2018 год и среднесрочную перспективу. Инфляция отклонилась от цели главным образом из-за действия факторов, на которые монетарная политика имеет ограниченное влияние. В частности это повышение административно регулируемых цен и тарифов и рост мировых цен на нефть в течение большей части года.

Важными драйверами инфляции также были потребительский спрос и давление со стороны повышения производственных расходов. Последние генерировали высокие темпы роста заработных плат, и стремительный рост цен на энергоносители в течение большей части года.

Кроме того, в течение большей части года инфляционные ожидания оставались высокими под влиянием неопределенности относительно продолжения сотрудничества с МВФ и высоких внешних рисков, что сдерживало улучшение инфляционных ожиданий.

Базовая инфляция

Базовая инфляция по итогам 2018 года замедлилась до 8.7% г/г по сравнению с 9.5% г/г в 2017 году. Однако фундаментальное инфляционное давление осталось значительным, а снижение базовой инфляции было медленнее, чем прогнозировал регулятор.

По результатам альтернативных расчетов, нижняя граница диапазона показателей базовой инфляции оставалась почти неизменной в течение последних трех кварталов. Однако в 2018 году этот диапазон стремительно сузился, и уменьшилась его асимметричность до официального показателя базовой инфляции.

Это свидетельствует об однородном изменении цен на товары (услуги) — составляющие, входящие в расчет инфляции, под влиянием действия общих факторов, среди которых рост расходов на оплату труда и исчерпание временных факторов предложений, на которые монетарная политика имеет ограниченное влияние.

На базовую инфляцию также влияло умеренное снижение инфляционных ожиданий отдельных групп респондентов, в том числе финансовых аналитиков и предприятий. В IV квартале 2018 года также существенно улучшились инфляционные ожидания домохозяйств, в том числе благодаря благоприятной ситуации на валютном рынке.

В течение предыдущих кварталов инфляционные ожидания домохозяйств ухудшались в частности из-за ожиданий повышения тарифов на коммунальные услуги для населения, в том числе цен на газ. Более того, инфляционные ожидания всех групп респондентов оставались выше, как по сравнению с инфляционными целями, так и по прогнозу инфляции НБУ.

Согласно результатам опроса относительно деловых ожиданий в IV квартале 2018 года несмотря на снижение инфляционных ожиданий увеличилось количество предприятий по сравнению с предыдущим годом, которые предусматривают рост цен на производственные ресурсы, товары или услуги, которые они покупают, и соответственно повышение цен на собственную продукцию.

Вследствие увеличения производственных затрат, в том числе на оплату труда, а также устойчивого потребительского спроса ускорился рост цен на услуги, входящие в состав базовой инфляции (до 14.9% г/г). В частности, существенно подорожали услуги мобильной связи, больниц, ремонта, содержания домов и придомовых территорий, страхования автомобилей, аренды жилья.

Однако темпы роста цен на непродовольственные товары, которые преимущественно импортируются, остались невысокими (4.1% г/г) благодаря укреплению курса гривны к валютам стран – ОТП Украины. В частности, более низкими темпами, чем в прошлом году, росли цены на автомобили (3.3% г/г), а телевизоры, мобильные телефоны и компьютерная техника оказались даже дешевле, чем год назад. Темпы роста цен на одежду и обувь также остались низкими (2.0% г/г).

Темпы роста цен на продукты питания с высокой степенью обработки снизились (до 9.6% г/г), что имело существенный вклад в замедление базовой инфляции. В первом полугодии 2018 года цены на эту группу товаров, как и ожидалось, росли достаточно высокими темпами из-за эффекта переноса стремительного роста цен на сырые продукты в 2017 году.

Постепенное исчерпание действия этого фактора вкупе со снижением мировых цен и расширением предложения сырых продуктов, в частности мяса, обусловили замедление роста цен на продукты питания. Кроме того, эффект переноса от высокого урожая 2018 года будут иметь положительное влияние на показатели инфляции в первой половине 2019 года.

В 2018 году замедлился рост цен на мясные и молочные продукты (до 11.9% г/г и 10.0% г/г соответственно). Рекордный урожай подсолнечника вместе с более низкими мировыми ценами способствовал замедлению роста цен на подсолнечное масло (до 2.4% г/г). В то же время сдерживало замедление инфляции обработанных продуктов питания подорожание пшеничной муки и рост других производственных издержек.

Как следствие, темпы роста цен на хлеб и кондитерские изделия остались высокими (21.5% г/г и 11.8% г/г соответственно), а рост цен на макаронные изделия даже ускорился (до 14.7% г/г).

Небазовая инфляция

В 2018 году небазовая инфляция замедлилась (до 10.7% г/г по сравнению с 19.4% г/г в 2017 году). Это произошло, прежде всего, благодаря существенному уменьшению темпов роста цен на сырые продукты питания (до 3.3% г/г по сравнению с 23.5% г/г годом ранее). Так, снизились цены на фрукты (на 17.0% г/г) прежде всего благодаря высокому урожаю яблок и низким ценам на импортируемые бананы и цитрусовые.

Кроме того, по сравнению с предыдущим годом подешевели яйца (на 9.5% г/г) на фоне соответствующих тенденций на внешних рынках и увеличения производства продукции птицеводства во втором полугодии 2018 года. Замедлился рост цен на молоко и мясо (до 8.2% г/г и 8.3% г/г соответственно).

Весомым фактором снижения инфляции продуктов питания стало некоторое ослабление влияния от конвергенции розничных цен на продукты питания в Украине до цен стран-соседей, что было одним из двигателей инфляционного давления в Украине в предыдущие годы. Это стало следствием как довольно значительных темпов роста цен на эти продукты в Украине в предыдущие периоды, так и снижения давления на цены в странах-партнерах.

В то же время высокими темпами в 2018 году росли цены на овощи, которые входят в борщевой набор (на 73.7% г/г). Такая динамика отражала сокращение их предложения из-за неблагоприятных погодных условий и низкого урожая овощей в Европе и отдельных овощей отечественного производства. Например, цены на лук выросли втрое, на капусту – вдвое, а свекла и морковь подорожали на 74.6% г/г и 79.1% г/г соответственно.

Кроме того, в 2018 году подорожала мука (на 20.0% г/г) и крупы манные (на 17.1% г/г) из-за роста цен на пшеницу на внешних рынках и несколько более низкого, чем в прошлом году, внутреннего предложения.

Также в 2018 году несколько снизилось давление на продукты питания со стороны цен производителей. Цены в производстве пищевых продуктов, напитков и табачных изделий росли более низкими темпами (7.0% г/г), чем в предыдущем году. Замедлился рост цен в производстве мясных и молочных продуктов (до 3.5% г/г и 9.8% г/г соответственно). Это произошло, прежде всего, на фоне снижения мировых цен и замедления роста закупочных цен.

Дополнительным фактором стало расширение предложения импортной продукции. В частности, сокращение объемов отечественного производства свинины было компенсировано ростом импорта. Несколько снизились темпы роста цен в производстве хлеба и мучных изделий (до 14.7% г/г). Так рост производственных затрат на сырье (преимущественно из-за роста цен на пшеницу), а также на оплату труда и электроэнергию, компенсировался снижением цен на ржаную муку и изделия из нее.

Производственные и потребительские цены на сахар снизились (на 7.2% г/г и 9.3% г/г соответственно) на фоне падения мировых цен, а также значительных запасов этой продукции. В то же время рост цен в производстве напитков ускорился (до 16.9% г/г).

Рост цен и тарифов, регулируемых административно, ускорился (до 18.0% г/г с 16.1% г/г в 2017 году). В частности, в течение года были повышены тарифы:

— на природный газ (с 1 ноября 2018 года на 22.9%);

— почтовые услуги (дважды — в январе и сентябре, всего на 75%);

— услуги местной телефонной связи (трижды – в январе, июне и ноябре, всего на 21.7%);

— на водоснабжение и водоотведение.

Значительный вклад в рост цен этой группы имело повышение производственных расходов. Так, в структуре себестоимости этих услуг львиную долю занимают расходы на оплату труда (в отдельных услугах – почти 70%).

Кроме того, существенное влияние на себестоимость имело рост цен на топливо и энергию.

Рост цен на топливо замедлился до 9.1% в декабре 2018 году с 20.0% в 2017 году вследствие разворота тренда мировых цен на нефть с октября 2018 года, а также за счет укрепления гривны. Но в течение большей части года цены на топливо росли высокими темпами. Соответственно, в течение 2018 года ускорялся рост стоимости транспортных услуг. Больше всего выросли цены на автодорожный пассажирский транспорт (на 30.3% г/г).

Также ускорился рост цен на железнодорожные перевозки до 15.9% г/г (АО «Украинская железная дорога» в 2018 году дважды проводило индексацию тарифов на пассажирские перевозки) и на авиаперелеты (до 17.8% г/г).

Существенно ускорился и рост стоимости электроэнергии для промышленных потребителей (до 29.8% г/г в декабре 2018 года по сравнению с 4.0% г/г в декабре предыдущего года), что является весомой составляющей расходов, в частности в производстве хлеба.

Вследствие значительного повышения акцизов, цены на табачные изделия росли высокими темпами (на 24.5% г/г), но медленнее, чем в предыдущем году.

Другие измерения инфляции

В 2018 году темпы роста индекса цен производителей снизились – до 14.2% г/г по сравнению с 16.5% г/г в 2017 году, однако оставались высокими в течение года.

Замедление промышленной инфляции произошло, прежде всего, вследствие более низких темпов роста в добывающей и перерабатывающей промышленности на фоне соответствующих внешних тенденций. Так, из-за снижения мировых цен на железную руду и сталь замедлился рост цен в отечественной добыче металлических руд (до 8.2% г/г) и металлургии (до 5.6% г/г).

Снижение мировых цен на нефть в конце года вызвало падение цен в производстве кокса и продуктов нефтепереработки (на 3.1% г/г), а также снижение темпов роста цен в химической промышленности (7.7% г/г). Однако этот фактор еще не отразился на ценах в добыче сырой нефти и природного газа (выросли на 24.9% г/г в 2018 году).

Это объясняется, прежде всего, все еще высокими годовыми темпами роста цен на природный газ в мире. Кроме того, вместе с повышением тарифов на природный газ для населения с ноября 2018 года была увеличена стоимость реализации газа государственными добывающими предприятиями НАК «Нафтогаз Украины».

Существенно замедлился рост цен в производстве электрического оборудования (13.5% г/г) на фоне благоприятной базы сравнения – годом ранее цены росли из-за дефицита графитовых электродов на мировых рынках.

Основным фактором, который сдерживал замедление промышленной инфляции, было увеличение темпов роста цен в снабжении электроэнергии, газа, пара и кондиционированного воздуха (на 29.8% г/г). В течение года цены на энергию росли под влиянием:

— повышения НКРЭКУ тарифов на электроэнергию для не бытовых потребителей;

— повышения тарифов НАК «Нафтогаз Украины» на поставку природного газа для промышленных потребителей;

— снижения доли более дешевой атомной энергии в структуре производства электроэнергии.

Однако сдерживало рост цен в энергетическом секторе удешевление производства электроэнергии ТЭС за счет снижения темпов роста в стоимости угля.

Вторичные эффекты от роста цен в снабжении электроэнергией отразились также в ценах на другие товары и услуги. Это касается, прежде всего, предприятий с высокой долей электроэнергии в себестоимости: электротранспорта, коммунальных услуг, в частности водоснабжения, хлебопекарной отрасли и других производств пищевых продуктов и тому подобное. Вследствие увеличения производственных затрат, в том числе на оплату труда, повысились темпы роста цен на строительно-монтажные работы в 2018 году (19.1% г/г).

Рост давления со стороны производственных затрат на цены соответствует результатам опроса относительно деловых ожиданий предприятий в IV квартале 2018 года. В частности, респонденты отметили значительное усиление влияния на цены производителей фактора «стоимость трудовых ресурсов» на фоне дефицита квалифицированных кадров и роста реальных заработных плат.

Кроме того, усилилось влияние факторов «стоимость сырья и материалов» и «стоимость энергоносителей» из-за увеличения расходов на эти компоненты себестоимости.

В III квартале 2018 года показатель дефлятора ВВП несколько снизился по сравнению, как с предыдущим годом, так и с предыдущим кварталом. В частности это произошло из-за более низких темпов роста цен в сельском хозяйстве, а также снижения потребительской инфляции.

В то же время, ускорение роста стоимости строительства, поставок электроэнергии, газа, пара и кондиционированного воздуха, финансовой и страховой деятельности поддерживали высокие показатели дефлятора ВВП.

По оценкам НБУ, в IV квартале 2018 года ожидается дальнейшее замедление дефлятора ВВП, прежде всего благодаря снижению темпов роста потребительских и промышленных цен, а также цен в сельском хозяйстве.

Вставка 1. Оценка прогноза инфляции

Прогноз инфляции в январе 2018 года предусматривал, что жесткая монетарная политика обусловит замедление инфляции, и ее приближение к верхней границе целевого диапазона. Также ожидаемым было превышение цели НБУ по инфляции на уровне 6% ± 2 п. п. на конец 2018 года под влиянием ряда проинфляционных факторов.

В частности, в 2018 году, прежде всего в первом полугодии, ожидаемо значительным оставалось влияние вторичных эффектов от существенного подорожания сырых продуктов в предыдущем году. Это проявлялось в высоких темпах роста цен на продукты с высокой степенью обработки.

Кроме того, НБУ предусматривал, что весомыми факторами значительного инфляционного давления в 2018 году будут стремительный рост мировых цен на нефть и неопределенность относительно дальнейшего сотрудничества с МВФ. Также НБУ сознательно выбрал более долгий период возврата инфляции к цели для минимизации потерь в экономическом росте. Такое балансирование между необходимостью приведения инфляции к цели и поддержкой экономического роста является отражением гибкости режима инфляционного таргетирования.

Вместе с тем, несмотря на существенное замедление фактический уровень инфляции по итогам 2018 года (9.8%) превысил прогноз НБУ (8.9%), который был опубликован в Инфляционном отчете в начале 2018 года. Основная причина — появление в течение 2018 года новых проинфляционных факторов, которые не были предусмотрены прогнозом.

Так, на отклонение от прогноза существенно повлияли значительно более высокие темпы роста административно регулируемых тарифов и цен, а также показатели базовой инфляции. Прежде всего, это стало следствием большего давления со стороны производственных затрат, в частности на оплату труда. В 2018 году реальные заработные платы выросли на 12.5% по сравнению с аналогичным периодом 2017 года, превысив прогноз НБУ.

Наиболее ощутимо это сказалось на темпах роста стоимости услуг, в себестоимости которых затраты на оплату труда составляют значительную долю. Так более быстрыми темпами, чем прогнозировалось, выросли тарифы на водоснабжение и водоотведение, транспортные, почтовые и телефонные услуги. Этот фактор также повлиял и на более высокие, чем ожидалось, темпы роста стоимости рыночных услуг и цен на продукты питания с высокой степенью обработки, входящих в состав базовой инфляции.

В течение большей части года наблюдалось повышение мировых цен на нефть, что также сказалось на себестоимости товаров и услуг. Однако в IV квартале мировые цены на нефть стремительно снизились. Это помогло уменьшить прямой вклад от роста цен на топливо в изменение ИПЦ, однако еще не успело отобразиться из-за вторичных эффектов в ценах на товары и услуги.

Одним из весомых факторов отклонения от прогноза была реализация отложенных регуляторных решений по повышению тарифов даже в более полном объеме, чем предполагалось. В частности, несмотря на неопределенность на протяжении года цены на природный газ для населения были повышены с 1 ноября 2018 года (на 22.9%), что было больше, чем ожидал НБУ в январе 2018 года (16.7% г/г).

Сдерживали рост цен ряд благоприятных внешних факторов. Так, замедлению роста цен на сырые продукты питания в Украине способствовали низкие мировые цены на продовольственные товары. Высокие внешние цены на товары украинского экспорта на фоне изменения поведенческих факторов сформировали более благоприятную, чем ожидалось, ситуацию на валютном рынке. На фоне девальвации валют стран-партнеров Украины укрепился НЭОК гривны, и снизилась импортируемая инфляция.

Также фискальная политика оказалась несколько сдержаннее, а бюджет исполнен с меньшим дефицитом, чем ожидал НБУ в начале 2018 года.

В то же время другими инфляционными факторами были неопределенность относительно продолжения сотрудничества с МВФ, ухудшение условий на мировых финансовых рынках для стран, рынки которых развиваются, эскалация напряжения в Азовском море. Их влияние проявлялось как из-за повышенной внешней уязвимости экономики Украины, так и ухудшения настроений внутри страны, что было одним из факторов высоких инфляционных ожиданий бизнеса и населения и постепенного ухудшения деловых ожиданий.

В ответ на усиление таких рисков НБУ реагировал должным образом – повышал учетную ставку. Однако ужесточение монетарной политики не смогло полностью нивелировать их действие. Это было обусловлено тем, что монетарная политика влияет на экономику с задержкой – от 9 до 18 месяцев.

Кроме того, значительная часть проинфляционных факторов лежали вне пределов непосредственного влияния монетарной политики. В дальнейшем НБУ продолжит направлять свою политику замедления темпов роста цен и на достижение среднесрочной цели по инфляции в 5% ± 1 п.п.

Источник: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий