Игорь Швайка: Аграрная политика в Украине сегодня безголовая или вообще отсутствует

19.01.2019 – Аграрная «Свобода» – остался ли ее привкус в стенах Минагрополитики после завершения министерской каденции ее представителя Игоря Швайки? Все, с кем мне приходилось говорить, говорят, что свободовский агроминистр, хоть и пришел в Минагро «голым юристом», смог достойно держать марку в сравнении со своими предшественниками, и, как показывает практика, преемниками.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Он сделал одну вещь, о которой до сих пор вспоминают участники рынка – попытался наладить систематические встречи ключевых игроков рынка (среди них были, в том числе и средние), чтобы определять план действий для отрасли. Вопрос его исполнения – отдельная тема, потому что Швайка в кресле продержался недолго (коалиция, представителем которой он был, дала трещину, а масла в огонь подлила его инициатива о «раскулачивании» латифундистов в рамках земельного закона – об этом читайте дальше).

Читайте также: Открыть «эпоху грюндерства»

Путь преобразований вертикально интегрированной компании «Агропродсервис»

Депутат Иван Мирошниченко: В Украине есть много интересных для Китая агропроектов на сумму 1-1,5 млрд. долл.

ОДО «Агромашсбыт» – запасные части МТЗ в Минске

Замминистра Максим Мартынюк: В земельном вопросе нас в течение 17 лет пугали мифами

Оставил ли мысли об аграрной сфере и чем сегодня занимается экс — агроминистр, а ныне – председатель Харьковской областной ячейки ВО «Свобода» Игорь Швайка? Об этом читайте в эксклюзивном интервью на AgroPolit.com.

Вы уже несколько лет как не министр. Отдыхаете на лаврах или в рядах «Свободы»?

Я как был политиком, так политиком и остался. Какая бывает работа у политика? Сначала это взятие власти, затем есть два варианта: либо во власти, либо в оппозиции. Если у власти, то можешь работать в ВРУ, или в исполнительной ветви власти, а потом, когда эта каденция заканчивается, ты снова возвращаешься в ряды партии готовиться к следующим выборам.

Я не в должности – почти 4 года. Я занимаюсь партийной работой, направленной на налаживание коммуникационных связей, донесения своих позиций, агитацией других людей, для того, чтобы воплотить эти позиции в жизни. А о позиции давайте говорить отдельно, потому что каждую из них можно разбирать на «запчасти».

Не скучаете по работе в аграрном министерстве?

Могу признаться, что первые несколько месяцев были тяжелыми. Почему? Работа в парламенте, затем – Революция, Майдан, работа в правительстве 9 месяцев – все это накладывает отпечаток, когда не ты сам себе строишь рабочий график и у тебя огромный перечень функций.

С 2 декабря 2014 года у меня был адаптационный период. Думаю, что о нем может сказать каждый служащий. Отпадает много задач и задач, появляется время подумать, почитать, анализировать, сопоставлять, мониторить различную информацию, высказываться, вести определенные беседы, то есть, продолжается перестройка на другой режим работы.

Вы с облегчением вздохнули и ушли, или с грустью? 

Трудно. Мы («свободовцы») настраивались на то, что после 2014 года у нас будет, как минимум, еще одна каденция. На самом деле мы шли на выборы, и если бы ситуация в 2014-м обернулась по-другому, то у Игоря Швайки была бы амбиция продолжать работать на этой государственной должности, или в ВРУ, или еще где. Те политсилы, которые тогда были «Народным фронтом», «Батькивщиной», и те, которые стали БПП, были нашими партнерами по коалиции. Потом события развивались так, что наши союзники перекрасились и перестали такими быть.

У меня было желание и стремление работать минимум 5 лет. Ведь меряя работу категорией «несколько лет», а не дней, ты понимаешь, что сегодня государственная программа дотаций не может работать априори, ибо к ней не будут готовы. Первый год надо раскатывать, второй – исправлять ошибки, а с третьего года можно уже наблюдать за динамикой.

То, что я вижу сегодня в Минагрополитики – полтора года нет действующего министра. Наконец, его нет юридически. Нет руководителей в ключевых госкомпаниях… А отсутствуют руководители – нет стратегии работы. Что есть взамен? Текущая операционная деятельность, и перед ней не ставят стратегические задачи. И это не только в аграрной отрасли, это и в области информационной политики, экологии, финансов, транспорта и в остальных. Когда картинками закрыли какую-то недостающую внутреннюю сущность.

За эти 4 года что-то изменилось в министерстве? 

Я не знаю, что происходит сегодня в тех стенах, только тот человек, который является инсайдером, имеет доступ к информации. Но по информации присутствующих в Минагро людей, могу сказать, что есть одна категория – безвластие, такой временный период деятельности.

Как Вы оценили бы эффективность работы ведомства?

Неэффективно. Недавно мы говорили с Максимом Мартынюком, я ему сказал то же самое, что и вам: «Вам гораздо сложнее, чем мне. Когда я работал министром, я знал, что у нас есть временная сборная, вспомните 2014 год, коалиция, ты мог говорить с коалицией. У тебя сегодня коалиции нет…». Кто принимает решение? ВРУ. Кто их воплощает в жизнь? Правительство или отдельные министерства. Без принятия закона ты не проживешь.

Мне в 2014-м задавали простой вопрос: «Что ты пошел туда делать?». Проблема министерства, министра, заместителей, исполнительной ветви власти в том, что нет коалиции, тебе не к кому обращаться.

Ты можешь создать фантастический проект, и он потребует принятие закона, а какие законопроекты, если ты в «сборной солянке» Рады? Напомню, это «Народный фронт», БПП, «Воля народа» и «Возрождение», по нечетным – это оппозиция, а по четным – коалиция. У меня, как министра, был бы простой вопрос: с кем я за этим столом должен был обсудить и попросить о поддержке своей инициативы? Очевидный ответ – с коалицией. А если сидит одна часть коалиции – у вас 100 голосов, другая – 100, итого – 200. Решение есть? Нет.

Как министр, я имею право входить в оппозицию? Вынужден. А они мне называют цену, потому что, номинально, оппозиции их представителя в правительстве нет, они не взяли на себя ответственность за воплощение решений, что принимает ВРУ, это объективная ситуация. Она не зависит от фамилии Кутовой, Мартынюк и тому подобное.

С одной стороны да, с другой – наличие коалиции, которая хоть и работает «со скрипом», но является поводом для невыполнения обещаний и прямых обязанностей Минагро? Вы как аграрный министр сегодня должны подать закон «Об обороте сельскохозяйственной земли». Это тоже вопрос к коалиции, или все же к тому, кто должен был «родить» этот закон?

Нет, нельзя. То, что вы на встрече президента с инвесторами услышали о рынке земли, который даст инвестиционный скачок, это тоже показатель. А на сайте президента написали только о пенсионерах, потому что сейчас предвыборная лихорадка. А кто говорит о необходимости рынка земли?

Об этом говорит Минагрополитики, депутаты, фермеры, представители агрохолдингов, международные кредиторы (это является одним из ключевых условий продолжения финансирования).

Министерство аграрной политики, как и правительство, имеет определенный перечень законопроектов, предусмотренных коалиционным соглашением. Если там прописали, что будет свободный рынок земли – следовательно, профильные министерства должны в определенный срок дать его проект, а правительство должно поставить красные точки. Вы спросите, почему Кутовой не внес законопроект? Потому что это – признак бездействия. Павленко и Кутовой — это были случайные и не слишком нужные люди на посту министра.

А Мартынюк?

Он – не министр. Имеет ли он право принимать решения? Он даже не имеет права голосовать на заседании правительства. Юридически он только остался и.о., до этого — был первым заместителем, а между ним и госсекретарем Андроновым расписаны обязанности. Это вопрос к Гройсману, почему заявление об отставке Кутового пролежало полтора года. Павленко и Кутовой не инициировали соответствующих законопроектов. Что мы слышали от них? Аналогично и от Мартынюка…

Аграрная политика в Украине сегодня безголовая или вообще отсутствует… А что такое аграрная политика? Это формирование определенного набора правил для сектора. От кого это зависит? От ВРУ. Парламент принял план законопроектов, он приблизительную концепцию написал: земля продается, стратегические предприятия не продаются, приватизация есть, забыли ли о данном явлении как таковом.

Кто должен выполнять этот перечень? Правительство, которое внутри распределяет: экология — туда, оборона — сюда, полиция — туда, земельная реформа — сюда. Кто должен был подать законопроект — соответствующий министр. Кто несет ответственность? Премьер-министр и профильный министр. Что должен был сделать министр? Внести законопроект. Правительство разделяет все законопроекты на две части: плюсует, минусует. Плюсует — отправляет в ВРУ, минусует — прячет в ящик. К кому теперь претензии? К ВРУ. В свое время я как аграрный министр свои обязательства по закону об обороте земель выполнил.

Законопроект лежит еще с прошлого года в Кабмине, и правительство Гройсмана должно было бы его подать… 

Вопрос к кому? К Гройсману.

И к ВРУ, и к президенту, и к Минагро…

Я Вам скажу, как я «выкручивался» из такой ситуации. Сам регламент прохождения законопроекта через правительство (учитывая писаные/не писаные правила) — сложный. Поэтому депутатский законопроект – это идеальный обход существующего правила.

Вы считаете, что вопрос открытия рынка земли сегодня не является актуальным? 

Можно, я не буду отвечать на Ваш вопрос.

Почему?

Я считаю, что так называемая земельная реформа с распаеванием земли в оборот была ключевой ошибкой последних 20 лет существования украинского государства. Это не приводит к развитию аграрного сектора. Не приводит это к развитию сельских территорий, увеличению количества рабочих мест и достижению устойчивого развития.

Если я не ошибаюсь, 19 лет прошло со времени указа о первоочередных мерах аграрной реформы Кучмы, которым была введена распайка. 19 лет продемонстрировали, что этот путь является тупиковым. Все воспользовались этим для себя: холдинги – для себя, другие – для себя.

А теперь спроектируем, что будет дальше? Укрупнение хозяев земли, большинство из которых проживает в Украине, будет иметь ненадлежащее отношение к интересам социального сегмента как составляющей устойчивого развития, экономика будет оседать в карманах Веревского, который живет не в Украине. Социальная составляющая будет хромать на все три ноги, и, возможно, даже на четвертую. Экологические параметры, в лучшем случае, будут нулевые.

Я правильно понимаю, Вы выступаете за то, чтобы пока не открывали рынок земли?

Я – категорически против продажи земли. Мы говорим о принципиальных вещах, и все равно общество от нас потребует точности.

Вы говорите, если откроется рынок земли, то несколько холдингов укрупнятся. С другой стороны, бытует мнение, что наоборот, продление моратория – это сохранение оптимальных условий для сформированных крупных компаний, которые могут арендовать землю по цене ниже, чем они покупали бы ее на рынке. А когда откроется рынок, то вынуждены будут платить рыночную цену. 

Появится ли миллион фермеров после открытия рынка?

У меня такой же вопрос к одному из авторов, которые инициируют снятие моратория, Алексею Мушаку. Я его спрашивал, можно ли открывать рынок земли при условии отсутствия кредитования для тех, кто хотел бы зайти и работать в АПК. Я думаю, что миллион не появится, потому что нет условий кредитования, и с другой стороны есть вопросы к аренде.

Нет условий кредитования… Вот представим себе, что это – поле, на которое мы завтра должны выйти. У нас подготовлены завтрашние потенциальные фермеры? Нет. В агрономической защите растений, ведении собственного хозяйства, бухгалтерском и налоговом учете. Это самозанятые лица, у которых упрощенная система, или нет.

Условный вчерашний выпускник аграрного университета, который получил диплом, для того, чтобы работать на земле. Что у него есть? Инвентаризация есть? Нет. Возможность на карте ткнуть пальцем и увидеть свободный участок есть? Нет. Кредитование или финансирование стартапа есть? Нет. Вы только сегодня начинаете работать, какова ваша кредитная история? Нуль. Вы сконцентрировались на одном, а я хотел сказать, что еще есть второе, третье и четвертое. Когда на работу в Польшу на клубнику зовут, вы тут будете себе голову ломать, заработаете ли там $500?

СВОБОДОВСКИЙ ЗАКОНОПРОЕКТ О ЗЕМЛЕ 

Конечно, есть укрупнение холдингов и консервация идеальных условий для них, из-за сохранения моратория. Это может быть. А как быть?  

Вы видели мой законопроект о запрете торговли землей от 2011 года? Мы с коллегами-депутатами его несколько раз регистрировали в ВРУ, а в 2011 году инициировали Всеукраинский референдум.

Принятие такого закона позволило бы решить большинство упомянутых вопросов. О чем он? Я напомню. Первое – земля сельхозназначения не является объектом продажи, то есть товаром. Второе — земля предоставляется в право долгосрочного пользования (аренды) с правом наследственного пожизненного владения. Иначе говоря, если я ее взял, то мой сын будет после меня работать 30-50 лет по механизму аренды.

Чем хорош этот механизм? Тем, что государство или местная община может прийти и сказать: «Ты плохо работаешь, изнуряешь землю, засоряешь среду, прекращаем!». Согласитесь, с арендатором это сделать на порядок легче, чем с владельцем. Исключения, которые нужно объяснить: приусадебные земельные участки. Вот я в этом году заложил гектар орехового сада, он прямо прилегает к моему двору, и двумя своими руками я даю отчет этого гектара. Что такое 2 га в нашем «свободовском» законопроекте? Личное крестьянское хозяйство.

А теперь мы ставим еще один вопрос, без ответа сегодня: что будет с тем, что уже натворили? У человека есть земля, которую она сдает много лет в аренду, но больше не хочет. Вот эту землю в таком случае должно выкупать государство через государственный земельный банк или агентство земельных ресурсов. Земельный банк – это аналог Нацбанка Украины. Нацбанк выполняет какие-то операционные функции? Нет. Он формирует финансовую денежную политику. Такую же политику должен формировать Государственный земельный банк.

Когда я пришел на должность аграрного министра и увидел Государственный земельный банк, то де-юре он был зарегистрирован и имел лицензию на кассовые аппараты, то есть Янукович и компания «выхолостили» из него всю земельную идею.

Депутаты на год продлили мораторий. Это хорошо или плохо? Что дальше? 

Его продлили вынужденно — до момента принятия закона «Об обороте сельскохозяйственной земли». Как было бы правильно? Первая позиция (земельной программы минимум) – принять закон «О запрете торговли землей». Вторая – новый Земельный кодекс на референдуме. И это записано в нашей программе «Свободы».

ОБ ИНТЕРЕСЕ МЕЖДУНАРОДНЫХ ПАРТНЕРОВ К СВОБОДНОМУ РЫНКУ ЗЕМЛИ В УКРАИНЕ 

Почему такой интерес международных организаций, которые рекомендуют снять мораторий?

Они заботятся о своем бизнесе. Для того чтобы купить или иным образом присвоить на основе долгосрочного пользования украинскую землю, остановить технологическое развитие Украины и обеспечить ее функционирование в качестве сырьевого придатка. В частности, видимость о том, как у нас все хорошо. Они – лоббисты собственных интересов.

Какие это страны?

Франция, Германия, Китай, Россия, США.

Как быть Украине с решением Европейского суда, который обязывает нас снять мораторий?

Принять новый Земельный кодекс, как минимум, и закон о запрете торговли землей. И дать гражданину возможность продать свою землю, определив единым покупателем государство через Государственный земельный банк.

Мы имеем право, не выполнять это решение Евросуда?

Нет, мы должны его выполнять. Мы его приняли к сведению, это нарушение прав граждан. Теперь Украина, с учетом решения Европейского суда по правам человека, должна принять земельный закон. Самое простое – отменить мораторий, мы знаем прямые последствия, которые из этого будут. Самое сложное — сделать правильно: употребить все предохранители, о которых я сказал выше.

О СТАВКЕ «СВОБОДЫ» НА ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРАХ 

На что делает «Свобода» ставку: выборы президента или ВРУ?

Президентские – раз, парламентские – два, местные – три.

Почему тогда в кандидаты на президента не Олег Тягнибок, а Руслан Кошулинский? 

Олег Тягнибок занимается партийными делами, а Руслан Кошулинский – избирательной кампанией. Вот, например, в Польше председатель партии – президент от этой партии – другой. Скажите, пожалуйста, Швайка — министр имел бы время заниматься партийными делами? Нет, потому что у него много других дел. Так и с лидером партии.

А может причина в том, что в предыдущие годы Олег Тягнибок показал низкий результат на президентских выборах – 1,33% и 1,16%? 

Нет.

Правда ли, что один из финансистов партии – Игорь Кривецкий – рекомендовал делать ставку на Кошулинского в местные, а не президентские выборы? 

Нет, он никоим образом на это не влиял, это решение партии по кандидатуре Кошулинского. Оно не принималось одним лицом. Финальным это решение будет принято съездом, который состоится 1 января 2019 года.

И все же, на какие из выборов делаете большую ставку?

Нет ничего интересного. Если у нас есть президентские выборы – они прошли и завершились, через год после парламентских – местные, тоже прошли и завершились.

Каковы Ваши ожидания от выборов?

Швайка, как и много наших партийцев, просыпается и работает 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, на то, чтобы коммуницировать с разными людьми, привести их в ряды партии, убедить, донести свою позицию к широким массам, поэтому мы рассчитываем на победу. Не будет националистов, как скелета коалиции в Верховной Раде нового созыва, государство Украина будет находиться под угрозой уничтожения или юридической оккупации.

По ОТГ, какие сейчас у «Свободы» позиции? 

Мы участвуем во всех выборах. Наши фракции практически во всех областях. Где-то на уровне городского, областного советов, где-то — районных ОТГ. У нас есть специальное управление, которое занимается работой на местных выборах.

Какой «план» ставит «Свобода» на местных выборах? 

Победа и формирование фракций. У меня в Харьковской области, в Драгачивском совете имеется 1 депутат, второй – по состоянию здоровья не может выполнять функции, фракция – 2 депутата. Но 1 человек держит за горло всю городскую власть, потому что активный и выполняет работу, как классический депутат, общается с избирателями.

Сейчас есть вакантная должность аграрного министра. Может, «дважды в одну реку»? Появится ли новый министр, в этой каденции ВРУ?

Сейчас нет. Если «Свобода» будет в парламенте, то я пойду на должность министра аграрной политики, если наши позиции будут отражены в коалиционном соглашении, тогда зубами выгрызу принятие этих законов. В кругах БПП есть фраза, что Петр Алексеевич не считает приоритетным замещение вакантной должности министра аграрной политики.

Чем занимались все 4 года без агрополитики? 

Я учился в аспирантуре Харьковского государственного аграрного университета. После работы в Минагро решил подтянуть практическую часть знаний в «агро», чтобы быть больше в теме и экономических расчетах. Почему на это пошел? Когда ко мне приходят экономисты, мне трудно им сформулировать задачу, потому что не понимаю, что они мне говорят. Поэтому я пошел на экономический профиль, это аграрная экономика, для того, чтобы меня после 40 лет, и с юридическим образованием, научили считать.

Чем сегодня занимается бывший министр аграрной политики Швайка? 

Партийной работой в Харьковской и Луганской областях, общается с аграриями, как с фермерами, так и с агрохолдерами, с учеными, изучает почву и пишет диссертацию. Тема – «Основы эффективного экосбалансированного сельскохозяйственного землепользования».

Мне было поручено много работы в аграрной отрасли, поэтому, когда ты в этом начинаешь «вариться», то осознаешь, что тебе чего-то не хватает. Этого «не хватает» нельзя заполнить советниками. Тем более, этот кайфовый период «не работы» в органах законодательной и исполнительной власти, и ты его используешь для получения знаний, а потом это действительно очень захватывает. Так же, как Вас увлекает журналистика, так же восхищает научная работа, плюс «свежая кровь», молодые ученые, которые очень разные.

Изменилось ли Ваше видение развития агросектора в Украине за это время? 

Нет, я укрепился в своих положениях.

Каково Ваше видение будущего украинского агросектора?

Это фермы, объединенные по возможности, по необходимости в кооперативы. Это отдельные логистические центры, это минимальная ниша, которую переживают в условиях вынужденного времени, агрохолдинги, которые делятся между собой, делятся на составляющие: одни занимаются производством, другие – переработкой, третьи – перевозкой, четвертые – дистрибуцией, розничной торговлей и тому подобное. Ключевой вопрос — это дезурбанизация.

Я хочу, чтобы две трети тех людей, которые сегодня живут в Киеве, оказались за 100-300 км от Киева и пошли вслед за сформулированной государственной политикой. Для меня сегодня наибольшей радостью является возможность жить на первом из одного этажей, выходить в собственный двор, понимать, что ты на протяжении всего времени общаешься с маленькими кусочками земли.

Ваше видение АПК отражено в обновленной программе партии «Свобода»? 

Она уже обновлена примерно полгода назад, но ее надо будет объяснять. Если говорить о нашей программе, первая программа – для Минюста, как обязательный документ существования политической партии. Сокращенно пишется для агитации, чтобы короткие лозунги были донесены к избирателю.

ОБНОВЛЕННАЯ АГРАРНАЯ ПРОГРАММА «СВОБОДЫ» 

Что такое обновленная аграрная программа «Свободы»?

Обновленная аграрная программа «Свободы» – это принятие нового Земельного кодекса, запрет продажи земли, долгосрочное пользование землей, с приоритетной передачей в наследственное владение – это наше устойчивое развитие.

Какие шаги нужно принять, чтобы дезурбанизация состоялась?

Алгоритм дезурбанизации от Швайки является таким:

  1. Рабочее место выпускнику должно быть создано (не предоставлено), причем, им самим. 2. Ограничение земли в одних руках, ограничение банка земли.

Сколько в одни руки можно давать земли?

Мне этот вопрос задавали 4,5 года назад, когда говорили, что Швайка хочет агрохолдинги поделить. Еще тогда я говорил: в Украине с научной точки зрения посчитано, что такое частное домохозяйство – 1-2 га, среднее хозяйство – 50-100 га, но никто не может назвать верхнюю планку ограничения консолидации земли для крупных хозяйств. Так автоматом попадаешь или под одного олигарха, или под другого.

Когда я сказал, что это должно быть на законодательном уровне ограничено, после того пошла волна о том, что «министр будет делить агрохолдинги, а они – драйверы роста экономики» и далее по тексту.

Видите ли Вы в сегодняшней ВРУ партнеров, идейно близких по аграрным темам со «Свободой», с которыми Вам комфортно было бы работать в Раде следующего созыва? 

Да они есть. Год назад с «Батькивщиной» мы проводили собрание по инициированию Всеукраинского референдума для принятия моратория на продажу земли. Когда мы ставили наши позиции в аграрной плоскости, нашли большое поле для коммуникаций и практически минимум разногласий.

Более того, я знаю, что их программные позиции были сформированы таким образом, под нашим, в частности, влиянием. Это Государственный земельный банк, выкуп паевых земель за государственные средства, куда надо было отдать деньги – не на миллиард благотворительности «имени Порошенко», а на выкуп земли у людей.

Люди хотят продать в селе земли, пусть продают, покупает государство, распоряжаются местные общины, земля – государственная, распорядились общины, получил кто? Выпускник аграрного университета, который написал свой проектный стартап и получил под него миллион гривен из того самого государственного или коммерческого банка под гарантию.

Для вас идейно близка лишь «Батькивщина» — и все? 

Мы проводили консультации. Я могу согласиться с политологами, что у ряда политических партий то, что написано в их программах, и то, что они делают – существенно расходится.

А «радикалы» как Вам?

Никак.

Сегодня парламент ушел в зону предвыборной турбулентности. Видим заявления о том, как будет лучше, «бюджетные пироги», обещания. По Вашему мнению, чем должны заняться аграрии в предвыборный год? И какой он будет для АПК?

Аграриям нужно поставить 100-500 прямых вопросов политическим партиям и себя не с билбордов, не из заказных «джинсовых» статей, а по факту, правдиво понять, кто может быть их представителем. Я скептически отношусь к партии одного сектора. Не бывает так.

«Прорастет» ли больше аграрных идей во всех партиях?

Если запрос есть, то прорастет, а запрос есть. Я часто общаюсь во время своих выездов с аграриями. С одной стороны есть уныние, с другой стороны – нужно же все равно выбирать. Происходит внутренняя борьба между потребностью веры и убежденным неверием. Я в данной ситуации каждый раз протягиваю руку, говоря: можете верить! Приглашаю, задавайте вопросы, проверяйте меня, смотрите нашу историю, смотрите наши законопроекты, смотрите на наше голосование.

Смогут ли аграрии переломить избирательный тренд и сформировать свое лобби? 

Швайка, как министр аграрной политики от «Свободы», способен быть представителем аграриев для развития аграрного сектора Украины, как член политической партии «Свобода». Что мне дает право об этом говорить? Наша программа, которая не меняется от того, во власти мы или в оппозиции, или мы в правительстве, или мы в отставку ушли, и используется весь опыт нашей политической деятельности. Если есть другие политические партии или проекты, которые станут партиями, стоит вопрос: ты уверен в них?

Аграрная партия может «заскочить»? 

Вы сказали сейчас ключевое слово «заскочить». Если бы было доверие, если бы был диалог, если не было бы проблем, которые сопровождают огромные амбиции, которые могут быть подкреплены априори только годами службы…

Я – «за» любую новую политическую партию. Если мы ее с Вами создаем, проходим два цикла выборов. Первый цикл – 2019 год (президентские, парламентские и местные выборы). Следующие выборы – 2024-2025 годы. И вот в 2030 году партия, которая прошла за это время два полных цикла выборов, в три органы власти, сможет на общем украинском уровне сказать что-то конкретное…

Автор: Наталья Белоусова

Источник: AgroPolit.com

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий