Замминистра Максим Мартынюк: В земельном вопросе нас в течение 17 лет пугали мифами

15.10.2018 – Первый заместитель министра аграрной политики Максим Мартынюк о снятии моратория, рынке земли, заполнении земкадастра и передаче земли ОТГ. Читайте в первой части о проблемах перевозки зерна, отношениях с Украинской железной дорогой, поддержке фермеров, распределении дотаций, аграрной бирже и безработице на селе.

Читайте также: 10 млрд. жителей планеты это предел?..

Виктор Вишнев: Электронные аукционы увеличат стоимость аренды сельскохозяйственных земель на 10-20%

Александр Мигловец: Мы наблюдаем тенденцию к снижению использования однокомпонентных препаратов

Масло без холестерина, кофе от артрита и «детская» колбаса. Как не попасть на крючок «аппетитной» рекламы

Дмитрий Загуменный: Украина может стать экспортером переработанной рыбы №1 в ЕС

В прогнозах экономического развития от МЭРТ содержится инвариантная составляющая с запуском рынка земли с 2020 года. По вашему мнению, насколько такой прогноз реалистичен? Если не реалистичный, то – с какой даты будет запущен рынок земли, по ожиданиям Минагрополитики?

— К сожалению, рынок земли превратился из экономического вопроса в сугубо политический. При этом неважно, кто и какую модель предлагает – все равно не воспринимаются и свободный рынок, и рынок с ограничениями.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Это можно изменить, и мы это доказали год назад в рамках нашей разъяснительной кампании, на фокус-группе. В начале работы участники группы показывали тот же уровень неприятия рынка земли, как и украинское общество в целом. На тот момент это было около 70% против. Потом мы разъясняли модель рынка, с которой правительство готово выйти в парламент, со всеми ограничениями — 200 гектар в одни руки, только гражданам Украины и т.д.

Также объясняли, что эта модель рынка будет работать на развитие фермерских хозяйств – если у членов одной семьи хватит сил и денег купить по 200 гектаров, то это уже будет надел на 800 гектар. После разъяснения выходили на результат 75% — за рынок, только 25% против.

Конечно, вопрос в правильной коммуникации, но когда речь идет о снятии моратория, нельзя исключать политическую конъюнктуру.

Мы уже вошли в избирательный цикл, и политики без всевозможных сантиментов педалируют тему рынка земли, пугают ею, пытаясь получить политические дивиденды. В таких условиях предметного разговора правильной коммуникации быть не может, потому что все превращается в политическое шоу.

Я думаю, что у нас политическое окно возможностей откроется в первый год работы парламента нового созыва. Даже если общественное мнение существенно не изменится, депутаты в начале каденции будут иметь больший простор для маневра. Я действительно уверен, что рынок будет, правительственная модель будет проголосована, и мы увидим, что нас последние 17 лет пугали мифами.

В одном из интервью вы упоминали, что для запуска рынка земли нужен не только закон об обороте пашни, но и закон о финансировании фермеров для выкупа паев. Имеет ли Минагрополитики четкие планы, откуда привлекать такие средства, в каких объемах и при каких условиях?

— Идеальный результат, который бы мы могли получить от запуска рынка земли – создание среднего класса в сельской местности, который образуют фермеры. Не стоит вопрос, кто будет продавать землю, вопрос — кто будет покупать.

Нам надо создать условия, чтобы вырастить покупателя. Когда общаешься с фермером, и объясняешь ему, что никакой агрохолдинг никуда не придет, в одних руках будет только 200 гектаров или даже еще меньше, и кроме тебя никому больше не продадут – они все понимают, и вроде как не против, но спрашивают – а где, же я деньги возьму на эти 200 гектаров? Это вопрос справедливый, потому что сейчас на теневом рынке цены колеблются до 3 тысяч долларов за гектар.

Общение с фермерами натолкнуло на мысль что для полноценной работы рынка земли нужно обеспечить их длинным и дешевым кредитным ресурсом. Для этого нужно принять закон с рабочим названием «О финансово-кредитной поддержке рынка земли». Должно появиться государственное учреждение, кредитное агентство, которое будет компенсировать кредитную ставку при покупке земли.

А будут ли этими услугами пользоваться фермеры? Представители фермерских организаций на публичных мероприятиях постоянно подчеркивают, что им нужны условия, чтобы купить пашню, но не детализируют необходимую сумму… 

— Я имею полное собрание аргументов против рынка земли, в которое входит и это требование — «сначала создайте нам условия». Когда пытаюсь детализировать проблему, то оказывается, что «создать условия» – это обеспечить целостность права собственности на землю. Это действительно важный аргумент, но это лишь один из пунктов технического задания при запуске рынка земли. Я уверен, что мы найдем ответ на все вопросы, минимизируем риск рейдерства, силового давления и тому подобное.

Владельцы паев не отличаются высокой правовой образованностью и от этого страдают фермеры, которые посеяли на тех полях. Запуск рынка земли принесет цивилизованность в земельные отношения: сложно представить, чтобы кто-то незаконно собирал урожай с поля, которое находится в частной собственности. Однако договоры аренды на один и тот же пай переоформляются дважды или даже трижды.

Я убежден, что единственное условие, которое требуется – правильная модель рынка с компенсаторами и предохранителями на все возможные случаи жизни. Мы учли даже экзотические предостережения. Политики любят говорить, что «всех обманут, а земля уйдет за бесценок». Этот тезис – как минимум проявление пренебрежения к сельским жителям, которых политики считают глупыми, готовыми за бутылку водки выменять три гектара земли.

Но мы даже эту искусственную пугалку не отбросили. Предполагается, что первым этапом запуска рынка земли станет проведение одного-двух земельных аукционов в каждом административном районе Украины. На такие торги выставят государственные земельные участки, площадью в 20-30 гектаров. Поверьте, если в соседнем селе по результатам аукциона государство продаст землю из расчета $2,5 тысяч долларов за гектар, то меньшую цену частному владельцу можно даже не предлагать.

Мы, таким образом, защитим и права крестьян, передающих свою пашню в аренду. Например, стоимость продажи права аренды государственной пашни на аукционе достигают 20% от НДО. Если бы мы не проводили такие торги, то крестьянам и дальше платили бы за аренду не более 3% от нормативно-денежной оценки.

Противники снятия земельного моратория апеллируют к якобы неудовлетворительному заполнению земельного кадастра. Насколько сейчас заполнен земельный кадастр, и вообще, какой уровень заполнения земельного кадастра, он как-то влияет на процессы рыночного оборота пашни? 

— Если говорить непосредственно о заполнении кадастра – все 27 млн. га частных земель там есть. В сегменте товарных сельхозземель никаких пробелов в кадастре не имеется.

Но на самом деле заполнение земельного кадастра имеет очень отдаленное отношение к функционированию рынка земли. Давайте сравним: рынок аренды успешно работает, опираясь на два столпа — право собственности и реестры. Земли, находящиеся в частной собственности, передаются в аренду и наполненность кадастра никаких преград для этого не оказывает. Так же будет происходить и при продаже участка.

В Земельный кадастр внесено 77% территории Украины. Остальные — это земли обороны, водного фонда, лесного хозяйства, где собственниками является государство, в котором за 27 лет почему-то не нашлось денег закрыть этот вопрос. Справедливости ради замечу, что в последнее время земли обороны, образования и лесного хозяйства понемногу начали регистрировать в ГЗК.

Правительство вменяет, что объединенным территориальным общинам передают государственную землю, уже ранее сданную в аренду, поэтому, якобы, ОТГ смогут вступить в фактическое владение земельными наделами государства не ранее нескольких лет. Соответствуют ли эти слова действительности? Если так, то куда будут идти деньги за аренду таких участков – в госбюджет или местные бюджеты? 

— У нас только 2 миллиона гектаров государственной пашни не передано в постоянное пользование или аренду. Если просто экстраполировать эту пропорцию, то лишь 20% земельных массивов, переданных ОТГ, не имеют обременений, остальные 80% — находятся в аренде. Но здесь вопрос в другом: общины получают земли, с которыми могут делать все, что сочтут нужным. Значит, если общины хотят расторгнуть договор аренды, они могут его расторгнуть, если хотят поднять арендную плату – то могут поднять.

Мы будем мониторить реальное использование земель ОТГ, в первую очередь – в части динамики арендных ставок. Если мы общинам передаем земли по ставке в 7-10%, а они потом снизят ее до минимальных 3%, то возникает вопрос поступлений в местные бюджеты.

Я не вижу больших проблем в том, что земля передается с отягощениями. Ну да, им приходится иметь дело с арендатором. А так бы пришлось еще полгода потратить на поиск нового арендатора.

Автор: Иван Киричевский

Источник: Agravery.com

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий