Как построить эффективный аграрный холдинг: советы Сергея Тарасова

08.12.2018 – Психологический портрет бизнесмена любого уровня несложно «прочитать», наблюдая за деталями интерьера в его рабочем кабинете. Рассмотрев просторное помещение, в котором работает Сергей Тарасов, мы нашли в деталях интерьера несколько интересных моментов.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Во-первых, на полочках книжного шкафа сразу замечаешь оригинальный полный комплект энциклопедического словаря Брокгауза и Эфрона 1907 года с закладками. Кто не в курсе, речь идет о редком универсальном издании в 41 томе, в который вошло более 120 000 статей самых ярких авторов дореволюционной России, в том числе авторские материалы гениальных Д. Менделеева, В. Соловьева, А. Бекетова и других, – что имеет исключительную информационную, культурную и историческую ценность.

Такой яркий раритет сегодня можно найти лишь у единиц, и понятно, что дискуссий гуманитарно-исторической тематики с этой категорией лучше не начинать, все равно их багаж знаний и аргументов перевесит.

Читайте также: Как Владимир Кудрик превратил «ЛУБНИМАШ» в ведущее производство

Бизнесмен Сергей Кролевец: Квантовый прыжок

Интервью с владельцем интернет-магазина «Розетка» Владиславом Чечеткиным

Интервью с президентом корпорации «Биосфера» Андреем Здесенко

Марк Гинзбург: Со временем может появиться долларкоин или еврокоин – государственная криптовалюта, что критически повлияет на курс биткоина

Во-вторых, чуть дальше, по одной из стенок – коллекция картин-оригиналов того самого Владимира Кирьянового, культового художника-графика с мировым именем, почерк которого узнаешь с первого же взгляда. В основном они разлетелись по известным частным коллекциям как минимум в 8 странах мира, а искусствоведы окрестили этого великого мастера «Кировоградский Гойя», из-за гротескности, сатиры и неповторимого юмора его картин. Ведь жил и создавал он свои изящно-филигранные шедевры именно здесь, в Кировограде (теперь Кропивницком).

Лично с художником Сергей Тарасов познакомиться не успел, но что точно является для них общим – это неповторимая индивидуальность мышления и способность плавно сочетать в общении серьезную тональность и юмор.

Именно в этой манере было выдержано и пространное интервью Сергея Тарасова с нами – о его пути в большой бизнес: стартовых этапах, людях, сыгравших для него роль наставников, аграрной отрасли за более чем 20-летний период и еще немало другого и неожиданного.

Мы приехали, чтобы пробыть целый день рядом с этим человеком, которому удалось за относительно непродолжительный период достичь удивительного прорыва и трансформировать свой бизнес в реально успешный вертикально-интегрированный агрохолдинг, в структуре которого – десятки предприятий, которые он создавал в разные годы. Конечно, мы надеялись услышать какие-то особые секреты, связанные с его эффективными жизненными стратегиями, и частично это удалось.

Конечно, беседа была отнюдь не с нуля – кроме доступного в интернете информационного пакета о герое этой статьи, мы собрали и достаточно объемное досье в отношении него от деловых партнеров из весьма авторитетных кругов. Все, кто знает бизнесмена Сергея Тарасова, не раз отмечали не только его творческую натуру, но и редкое в наше время качество – умение держать слово.

«Честное слово для Тарасова – не пустой звук. Много тех, кто сталкивался с ним в бизнесе, говорят, что оно надежнее, чем банковские гарантии», – рассказывает о Тарасова один из его партнеров.

Свою компанию бизнесмен строил так же – прочно, надежно, решительно. Но создавал он I&U Group путем, не типичным для украинских предпринимателей, – не гнался за размером, не набирал кредиты. Его всегда волновал вопрос, кто и как будет этим управлять, насколько он сам сможет все контролировать, куда движется рынок. Сейчас бизнесмен считает, что мог и на более раннем периоде формирования собственного бизнеса привлечь партнеров и начать делегировать полномочия.

Читайте также: Интервью с украинским предпринимателем совладельцем UBC Group Игорем Гуменным

Бизнесмен Геннадий Балашов: Самую дорогую недвижимость у меня покупала Раиса Богатырева

Интервью с основателем ТМ «Моршинская» Николаем Кмитем

Интервью с IT-предпринимателем и соучредителем поисковика вакансий Jooble Романом Прокофьевым

Каким бы предприятием вы ни руководили – вы управляете людьми – эту старую истину Сергей Тарасов осознал достаточно быстро.

Раньше его агрохолдинг был известен под названием «Агроспецсервис». Что заставило бизнесмена изменить привычное название? Любовь к инновациям. Ведь они делают агробизнес эффективным. А главная цель Тарасова – сделать так, чтобы все его подразделения группы компаний работали четко и слаженно, как швейцарский часы. Так и есть.

В прошлом году в рейтинге Landlord «Самые эффективные растениеводческие компании» его агрохолдинг I&U Group стал №1, а в этом году вошел в топ-5 (в сезоне–2017 на результаты всех участников рейтинга повлияли капризы погоды).

По другому рейтингу – «100 самых успешных агропредприятий» (проект «Аграрная элита Украины») – уверенно занимает топ-позиции уже третий год подряд, и это тоже далеко не полный перечень почетных регалий.

За последние несколько лет бизнесмен заметно нарастил земельный банк – сейчас его агрохолдинг насчитывает до 50 000 га арендованных земель и специализируется на выращивании и хранении зерновых и масличных культур, а также сахарной свеклы.

У группы компаний есть сахарный завод, между прочим, основанный еще в 1846-м графом Алексеем Бобринским, легендарной личностью, внуком Екатерины II. В истории отечественного сахароварения он сыграл особую роль: за 10 лет построил 4 сахарных завода, первым активно внедрил все лучшие на тот период технологии обработки сахарной свеклы и добавил к этому новейшие авторские разработки.

Сергей Тарасов сделал все, чтобы спасти это чудесное производство в период постсоветского кризиса, когда подобные предприятия массово банкротились и безжалостно вырезались на металлолом. Ведь по печальной статистике, с тех времен количество сахарных заводов по Украине упало на три четверти, а по Кировоградской области осталось всего 2 работающих из существующих ранее 11 предприятий этого направления.

Поэтому Тарасов как новый владелец ООО «Новомиргородский сахар» неутомимо осовременивает этот промышленный объект исторического значения ежегодно, не экономя на инвестициях, что существенно приумножило конкурентоспособность этого предприятия.

I&U Group постоянно увеличивает объемы зернохранения, имеет несколько крупных современных элеваторных комплексов и продолжает их развивать. Стремительно развиваются собственная торговая компания, сеть агрофирм и разветвленных агродепартаментов. Бизнесмен инвестирует 16 млн. евро в строительство еще одного суперсовременного биогазового завода, а в дальнейших планах – заняться птицеводством.

В основном свою продукцию I&U Group отправляет на экспорт. Группа постоянно увеличивает свои активы, изменяется количественно и качественно, акцентируя усилия на развитии человеческого капитала и внедрении инновационных технологий.

А начиналось все в далекие 1990-ые. Днем, будущий основатель агрохолдинга учился в Кировоградском институте сельскохозяйственного машиностроения (в перспективе было еще одно высшее образование), а по вечерам играл в респектабельном ресторане на фортепиано. «Музыканты тогда зарабатывали неплохо», – вспоминает бизнесмен.

Заработав первые деньги, Тарасов задумался, что делать дальше. В Кировоградской области не было ни энергетических, ни крупных промышленных предприятий. Этот регион всегда специализировался на сельском хозяйстве. Один из поклонников его игры на рояле и дал ему совет вложить деньги в агробизнес. Он же дал предпринимателю и первые деньги на закупку сельхозпродукции. Причем исключительно под честное слово.

Первое частное предприятие Тарасов открыл в 1992 году. Ездил по колхозам, скупал пшеницу, ячмень, подсолнечник, а затем реализовывал за рубеж. Тогда сельским хозяйством мало кто рисковал заниматься, цены на сельхозпродукцию были крайне низкими.

Вскоре он стал №1 в области по закупке и продаже зерна. Когда советская система снабжения была разрушена, а колхозы остались без топлива, возник шанс его закупать и сбывать колхозам, а те, по типичной для того периода бартерной схеме, рассчитывались урожаем.

После кризиса 1998 года, когда часть этих хозяйств так и не расплатилась с ним за предоставленное топливо, бизнесмен понял, что пришло время самому заняться агробизнесом. Любой подъем начинается с первых ступенек. Свои стартовые 600 га начинающий аграрий получил за долги у обанкротившегося колхоза им. Ленина в одном из районов области. Так же он обзавелся и техническим ресурсом.

И хотя ему как городскому жителю пришлось самостоятельно погружаться во все тонкости агробизнеса, что не было слишком легким заданием, – уже через год Тарасов догнал по уровню профессиональной осведомленности агрономов-профи.

Когда во второй половине 1990-х началось распаевание сельскохозяйственных земель, к вопросу формирования земельного банка Тарасов подошел с присущим для музыканта творческим подходом. В отличие от многих своих коллег он не хватал любые участки, а сначала внимательно изучал историю каждого конкретного хозяйства в контексте времени и обстоятельств. Чье-то фиаско – это, по сути, проблема, в которой скрытые нереализованные возможности.

Конечно, если есть, кому их расшифровать: «Тогда я был в этой сфере новичком. Поэтому нашел простой и действенный способ: анализировал через все доступные источники ретроспективу того или иного хозяйства, и если раньше оно было колхозом-миллионером или стабильно богатым – тогда брал. Как говорят, опыт должен служить компасом, а не якорем», – вспоминает бизнесмен.

И время доказало, что он был в этом прав и такой подход дал стратегический результат, о чем свидетельствует растущая эффективность его агрохолдинга, а также тот факт, что компания Сергея Тарасова перешла в системное состояние за достаточно короткий срок.

Уже длительный период урожаи на его полях – одни из самых высоких в области. Так, в прошлом году урожайность зерновых в I&U Group снова значительно превышала среднестатистическую по Кировоградской области, хотя работать пришлось в худших за 20 лет погодных условиях.

В то время как крупные агрохолдинги активно наращивали земельный банк, Тарасов не спешил. Хотя предложения поступали неоднократно. Он всегда продумывал до мелочей весь алгоритм управления стремительно растущей компанией. Есть еще одна важная деталь – поля компании расположены в основном в пределах Кировоградской области.

«Мой подход полностью себя оправдывает – он позволяет снизить затраты на логистику, эффективно использовать технику, хранилища, компактным банком земли легче управлять», – объясняет Тарасов. Бизнесмен и сегодня не отступает от своей формулы эффективности. Если земля расположена в нужном ему районе, он готов заплатить за нее более высокую цену.

«На распыление земельного банка я не пойду», – подчеркивает Тарасов.

Тот же принцип работает и в сахарном бизнесе: плечо доставки сахарной свеклы к Капитановскому сахарному заводу является оптимально удобным. А вскоре рядом с ним заработает завод по производству биогаза, который будет перерабатывать жом и решит проблему утилизации отходов.

Привычка всегда держать свое слово, а, пожалуй, еще и интуиция, помогли Тарасову избежать соблазна набрать большие кредиты в середине 2000‑х, когда банки щедро раздавали заемные средства. Всего через несколько лет украинский агрорынок потрясла серия громких банкротств. Но компании Тарасова не страшны никакие кризисы и колебания курса гривны. I&U Group крепко держится на ногах. По эффективности модели бизнеса она четко зацементировалась в авангарде украинского агрорынка.

Не отступал Тарасов от своего принципа эффективности и в управлении постоянно растущего агрохолдинга. Но начинать всегда нужно с себя, уверен бизнесмен.

В любых тонкостях производства он разбирался самостоятельно. Потом решил получить дополнительное экономическое образование, а в 2006-м защитил диссертацию на тему «социализация экономики».

Главный офис бизнесмена находится в Кропивницком – там же, где и его бизнес. «Я даже не рассматриваю возможность переезда в Киев, – говорит Тарасов. – После проведения переговоров, которые требуют моего присутствия в столице, я всегда стараюсь поскорее вернуться домой, в Кировоград (Кропивницкий)».

Когда Тарасов активно строил аграрный бизнес, он несколько лет не подходил к музыкальному инструменту. «Было не до того», – отшучивается владелец I&U Group. Хотя, конечно, от давнего восторга не отказался. От близких друзей мы слышали, что бизнесмен иногда в минуты вдохновения блестяще импровизирует на синтезаторе или фортепиано.

Вообще искусство всегда, так или иначе, присутствует в жизни Тарасова. В родном Кропивницком он известен как настоящий патриот, который глубоко ценит понятие национальной идентичности, и как серьезный меценат.

Тарасов финансирует культурные программы, поддерживает эстрадных исполнителей и молодых музыкантов. I&U Group не жалеет денег на развитие территорий, где работают агрофирмы холдинга, финансирует спортивные команды, турниры, вводит масштабные благотворительные проекты.

Так, в прошлом году при поддержке бизнесмена прошли громкая международная акция в Вильнюсе (Литва), Благотворительный фестиваль в поддержку детей, пострадавших в зоне АТО, – «Украина и Израиль – вместе!» в Тель-Авиве, «Поезд дружбы» Донецк – Киев – Львов, Национальная премия «мама года», фестиваль «Украина женского рода».

Среди друзей Тарасова много артистов, композиторов, профессиональных музыкантов, общественных деятелей из многих стран мира. Кстати, на крыше его офисного центра даже обустроена небольшая площадка, на которой время от времени проходят атмосферные музыкальные вечера для ближнего круга. А еще с него открывается замечательный вид на родной город. Бизнесмен любит джаз и часто посещает концерты любимых исполнителей.

Журналисты Landlord совсем не пожалели, что провели с Тарасовым рабочий день и по ходу пообщались с персоналом – на предмет, как здесь воспринимают первое лицо агрохолдинга.

«Сергей Дмитриевич создает и в центральном офисе, и в районных подразделениях, где он нередко бывает, перманентную энергетическую «турбулентность». Выдержать его темп бывает непросто. Иногда возникает впечатление, что он находится одновременно в нескольких местах», – услышали мы мнение одного из структурных менеджеров. Это, конечно, шутка, но сплав неутомимого делового упорства главного лидера и его способность замечать все до мелочей удивляют многих.

Мы продолжили диалог с Тарасовым о развитии аграрной отрасли и, как водится, о бизнесе.

Вы строите свою компанию по наиболее эффективной модели. Каковы ваши главные принципы?

Покупаем в основном те агрофирмы, вокруг которых находятся наши инфраструктурные объекты. Это в свою очередь дает определенную синергию, которая позволяет увеличить и наши финансовые показатели. Даже если какие-то отдельно взятые объекты в этой цепи дают небольшую прибыль, в итоге все равно получается мощный экономический эффект. В сельском хозяйстве важна и минимализация рисков – своевременный сбор, вывоз урожая, доведение зерна до надлежащего уровня качества.

Корпоративная социальная ответственность должна основываться на заложенных в миссию компании принципах устойчивого развития, и должна быть направлена на улучшение качества жизни людей. И никак не обойтись без внедрения новейших экологических технологий с оптимальным использованием всех ресурсов, минимизацией воздействия на природные системы и их способностью адаптироваться к изменениям.

Как вы относитесь к продлению моратория на продажу земли сельхозназначения?

Отрицательно. И не я один. Сегодня нет ни одного человека в отрасли и ни одного чиновника, который бы не понимал, что мораторий негативно влияет на сельское хозяйство страны, на ее инвестиционный климат. Загляните в интернет – он просто изобилует яркими цитатами авторитетных на отечественном и международном уровне спикеров и аналитиков на эту тему.

Все понимают, что главный нереализованный резерв быстрого роста экономики Украины, мощный толчок, который коснется каждого гражданина страны, – это земельная реформа. Бесспорно, мораторий перекрывает кислород экономическому прогрессу и отразится на Украине миллиардами долларов потерянной производительности и потенциальных начислений в бюджет, ведь по прогнозам цены на продажу земли вырастут на свободном рынке в 2 и более раза по сравнению с нынешними.

Об этом уже и директор Всемирного банка громко заявляет, акцентируя, что безусловные преимущества украинской экономики не воплощены из-за моратория, что агросектор, который, бесспорно, является лидером экспорта подсолнечного масла, сформированный еще при Советском Союзе, пока не может развиваться и сдерживать коррупцию.

Я до сих пор не могу понять, чего боятся политики, которые усердно кормят население мифами о «рисках» отмены моратория: того, что их не поймут избиратели, или потеряют один из крупнейших теневых потоков от сдачи государственной земли в аренду на нерыночных условиях или по неучтенным договорам.

Кроме этого, очевидно, что отсутствие свободного рынка земли не дает возможности капитализировать аграрный бизнес. Мы имеем непонятный рынок арендных отношений, когда земля используется непрозрачно, на что государство закрывает глаза. «Черных» фермеров, которые не платят налоги, вырывают «лоскутки» на полях, почему-то никто не трогает.

В вашей практике были случаи такой раскройки полей?

Они у всех есть. Когда заканчивается действие договора на аренду, владелец пая отдает его единоличнику, который заплатит больше за счет неуплаты налогов и еще и без регистрации договора. Реформа агросектора не выгодна местным элитам, главам сельсоветов, которые в основном являются фермерами или их родственниками и прекрасно себя чувствуют, не официально обрабатывая землю.

У нас на юге такие «хозяева» сеют подсолнечник, а когда полностью истощат землю, разведут паразитов, то сразу отказываются от полей. Чиновникам не выгодно, потому что давно и прочно сидят на денежных потоках. А далеко не все предприятия имеют возможность привлечь достойное финансирование, просто не имеют к нему доступа.

Вы самостоятельно изучали агрономию. Научились хорошо в ней разбираться?

Например, в действии препаратов, которыми рынок наполняется каждый год, — не очень. Агрономию действительно овладевал на полях и на первых шагах в бизнес учился ее секретам буквально из всего, что только мог тогда найти, – из книг, учебных дисциплин, общения с опытными специалистами. Как сказал один мудрец, сила воли является результатом самодисциплины. Ко мне часто приезжал один старый председатель колхоза, ходил по полю, наблюдал, давал советы. А однажды приехал, посмотрел и говорит: «Все, сынок, будешь с хлебом».

Конечно, сейчас уже кардинально другие технологии по сравнению с теми, что были в 1990-х. И теперь уже мы систематически обогащаем персонал дополнительными знаниями: отправляем на семинары, приглашаем в агрохолдинг известных бизнес-тренеров и устраиваем тренинги, стимулируя людей все время повышать свою квалификацию и жить в ногу со временем.

Климатические изменения ощутимо повлияли на регион?

Почти два десятка лет назад я ездил в Европу выбирать сельхозтехнику. Тогда я и услышал об изменении климата и сначала не поверил. А впоследствии убедился, что действительно климат меняется очень быстро. Тогда мы выращивали горох и получали урожайность 3 т/га, ярового ячменя собирали 4 т/га. Погода позволяла это делать, но сейчас мы исключили эти культуры из севооборота.

Как вам удается конкурировать с производителями из других регионов, где климатические условия лучше?

От урожайности зависит очень много, но мне удалось частично компенсировать влияние такого объективного фактора, как разница в погодных условиях в сравнении с некоторыми другими регионами. Тогда мы в состоянии конкурировать с ними. Скажем, максимальное логистическое плечо доставки сырья к нашим элеваторам составляет 80 км (а в среднем по компании – до 40 км). Снижение затрат на доставку позволяет иметь конкурентные преимущества в отношении других производителей.

Наш сахарный завод входит в пятерку самых эффективных в стране. Более 10 лет мы переоборудуем и модернизируем его, автоматизируем процессы, инвестируя до $2 млн. ежегодно. Мы вдвое сократили потребление газа и увеличили производительность производства на этом предприятии.

Кроме того, сокращены потери сахара в процессе производства. Поскольку осенью у нас меньше осадков, чем в других регионах, остатки сахарной свеклы мы держим максимум на 3-4 дня работы сахарного завода, то есть вся свекла почти сразу идет на переработку. Для нас принципиально делать все направления более экологичными. Например, элеваторы оборудованы системой очистки воздуха, что значительно уменьшает выбросы пыли легких фракций и не ухудшает экологию.

Сейчас не лучшие времена для сахарной отрасли?

I&U Group экспортирует 40% произведенного сахара. Наш завод прошел сертификацию по международным стандартам, которые подтвердили высокое качество нашего продукта. Но цены на сахар и сахарную свеклу остаются низкими. Если в 2016 году тонна сахарной свеклы стоила $650, то сейчас – $340 при себестоимости производства $370. Поэтому украинские сахаровары имеют убытки на каждой тонне.

Вообще украинцы всегда будут производить больше сахара, чем смогут потреблять, и именно поэтому нужны соответствующие государственные экономические стратегии на поддержку производителей сахара. В 2018 году украинские сахарные заводы, как мне известно, по предварительным прогнозам, ожидают излишки сахара около 800 000 т, поэтому прибылей сахаровары вновь не получат.

В основных странах – производителях сахарного тростника тоже наблюдается перепроизводство сахара и большие переходящие остатки, это давит на рынок и способствует падению цены, но там экспорт стимулируется из бюджета государства, соответственно и разные экономические возможности. Если наше государство не окажет своим производителям сахара надлежащую поддержку, то часть таких предприятий вынуждены будут остановить свою работу.

Планируете ли уменьшить посевные площади под сахарную свеклу? 

Площади под свеклу сократили много производителей, несколько сахарных заводов сообщили, что не будут работать в этом сезоне. Мы уменьшили посевы на 50%.

Вы инвестируете средства в строительство биогазового завода. Он будет обеспечивать электроэнергией только ваши предприятия?

До конца 2019 года мы запустим в Капитоновке биогазовый завод мощностью 5,5 мВт. Инвестиции в проект составляют 16 млн. евро. Главная цель – переработка отходов сельского производства в электроэнергию. Биогаз завод будет производить из отходов сахарного завода и силоса. 5-7% электроэнергии на биогазовом заводе будет использоваться для собственных нужд производства, а остальное продадим в сеть по «зеленому» тарифу.

Вы собирались построить свиноферму. Почему отказались от своих планов?

Я хотел построить свиноводческий комплекс на более чем 5200 свиноматок. Трижды начинал дело, но каждый раз вмешивались какие-то обстоятельства, и приходилось откладывать.

Первый раз в 2004 году уже выделили средства на приобретение свиней, но их стало невыгодно держать. Второй раз помешал кризис. Третий раз и деньги были, и площадку под строительство подготовили, и график строительства составили, я провел встречи с производителями. Но меня смущало то, что свинину можно было продавать только на внутреннем рынке. Сейчас рынок свиноводства высоко маржинальный, но четвертой попытки зайти в эту нишу я делать не буду.

Вы собираетесь заняться птицеводством. Чем оно вас заинтересовало?

Я считаю, что ближайшие несколько лет на рынке производства яиц будут благоприятные условия. Их можно продавать как на внутреннем рынке, так и на внешнем. В мире также высокий спрос на яичные продукты.

В I&U Group есть собственные корма, птичий помет будет утилизироваться на биогазовом заводе. Производство биогаза позволит использовать тепло (или холод) для птицефабрики. Расходы на логистику минимальны, потому что все объекты сосредоточены максимум в двух районах. Рынок большой. Кто-то делает акцент на продаже мяса, другие – на производстве яиц. Если я построю работу предприятия так, как планирую, оно будет одним из самых эффективных в стране.

Как вы выработали нынешний стиль управления? 

Это все опыт. На первых этапах было только два экспедиторы и я. Сегодня – это структурированный бизнес, высокоэффективный, с хорошими экономическими показателями и предприятиями, соответствующими международным стандартам.

Создаешь одно хозяйство, потом другие – и постепенно возникает такой масштаб, на который вначале своей бизнес-деятельности даже не надеялся. Конечно, на старте у меня иногда были ошибки, но у кого их не было, особенно в начале 1990-х? К тому, же ошибки имеют большую ценность, если дают толчок для развития. Как говорил Зигмунд Фрейд, «несмотря на болезненность опыта, он неизбежен и необходим – иначе как бы мы узнали жизнь?».

Поэтому когда в 2000-х я получал второе образование и получал экономический диплом, то многие вещи, о которых читал в литературе по менеджменту, уже давно знал из обширного практического собственного опыта.

Как вы подбирали топ-менеджеров?

Любой бизнес – это жесткая установка на прибыльность. И по мере роста успешности компании увеличиваются соответственно возможности создания для персонала условий, которые помогут им раскрыть свой потенциал. Постепенно сформировался закаленный кадровый «костяк», есть немало людей, стаж которых в нашей группе компаний составляет около 20 лет, а в районных подразделениях есть уже немало трудовых династий. Создаем социальные лифты, то есть, стимулируем перспективы их карьерного роста.

Например, нынешний СЕО директор I&U Group Николай Акимов в 2005 году пришел к нам на работу вскоре после окончания высшего учебного заведения. Его движение до уровня этой должности в агрохолдинге является достаточно стремительным. А еще в вопросе селекции кадров нам существенно помогли кризис 2013 года и люстрация. Кризис помог набрать специалистов по производству, а люстрация – в области безопасности.

Много настоящих специалистов высокой квалификации в тот период временно остались без дела, и их охотно пригласили на работу на различные предприятия, конечно, и в I&U Group. Это дало им дополнительные возможности для карьерного и личного роста в сильной команде, решения амбициозных задач, получения соответствующих такому уровню зарплат. К тому же факт, что в последнее время компании тоже соревнуются за ценных специалистов.

Со спецификой рынка труда агросегмента постоянно растет потребность в финансовых, операционных, риск-менеджерах, HR-руководителях, других ключевых топ-специалистах, которые бы закрывали всегда существующий дефицит реальных профи.

Насколько глубоко контролируете менеджеров? Что для вас является сигналом к увольнению?

Контроль ради контроля – это не про меня. В основном делегирую полномочия. Хотя, конечно, есть вещи, которые должны решать только собственники, у которых есть права и обязанности, прописанные в учредительных документах. К тому же по ключевым позициям необходимо контролировать и текущую деятельность – как без этого? Есть такой удачный афоризм, что «несмотря на все доверие и свободу в рабочих процессах, менеджмент всегда должен чувствовать вашу тяжелую руку на своем плече».

В целом же менеджменту ставятся четкие задачи, дифференцированные для каждого уровня бизнеса, а в случае недоразумений мы вместе с руководителями департаментов ищем компромиссное решение, и я его утверждаю.

Насчет персонала, для меня не имеет значения, близкий ли мне по духу человек или нет, главное — его профессионализм. Для разных участков работы нужны люди с разными качествами. Если формировать команду из своих клонов – это будет плохая команда. Когда я замечаю, что сотрудник в чем-то неискренний, тут разговор короткий. Бывают случаи, когда агроном говорит, что едет на поле, а проверка показывает, что он осмотрел тот участок за полторы минуты. Такие люди грешат безответственностью, и они в агрохолдинге надолго не задерживаются.

Вы можете назвать себя демократическим менеджером?

Нет, я не демократ. Но и не авторитарный. Как руководитель стараюсь выдерживать разумный баланс. Мне удалось собрать сильную команду, хотя этот процесс кадровой отшлифовки во времени растянулся на длительный период. Благодаря этому у меня появилось время на стратегию, анализ, работу по повышению эффективности бизнеса.

История холдинга – это история движения. Как говорил герой романа «Шантарам» Г.Д. Робертса, «если мы сами не заработаем свое будущее, у нас его и не будет».

Автор: Лариса Степанушко

Источник: Landlord

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий