Председатель НКРЭКУ Оксана Кривенко: Европейские потребители должны заказывать наши мощности, договариваясь с «Газпромом»

01.01.2019 – Во второй части интервью с руководителем энергетического регулятора, Оксана Кривенко ответила на вопросы о зеленых тарифах и доходах облэнерго, а также о войне «Нафтогаза» с облгазами Дмитрия Фирташа.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Первую часть интервью с председателем Национальной комиссии, регулирующей энергетику и коммунальные услуги (НКРЭКУ), читайте по ссылке. В первой части речь шла о политическом влиянии на комиссию, формуле «Роттердам+» и рынке электроэнергии.

Во второй части речь идет о «зеленых тарифах», доходах облэнерго, злоупотреблениях своим положением операторами ГРМ, которые подконтрольны Дмитрию Фирташу и тарифах оператора газотранспортной системы – «Укртрансгаза».

Читайте также: Георгий Гелетуха: Украинская биржа биотоплива и биомассы на 70% будет сосредоточена на сырье аграрного происхождения

Возрождение Чернобыльской зоны: вместо «мирного атома» энергия Солнца

Создание нового рынка электроэнергии и амбициозные проекты энергетиков: чего ждать украинцам в 2019 г.

Экс-председатель НКРЭКУ Дмитрий Вовк: Цены на газ нужно повышать на 60-70%

О ВОЗОБНОВЛЯЕМЫХ ИСТОЧНИКАХ ЭНЕРГИИ

— Хватит ли в 2019 году денег на зеленый тариф?

— Да, расчетами это предусмотрено. Мощности возобновляемых источников энергии (ВИЭ) ежегодно растут. В 2018 году в объемах генерации ВИЭ занимали 2% баланса, в денежном выражении — 6% рынка.

Согласно прогнозным расчетам на 2019 год, в объемах генерации ВИЭ займет около 2,5% баланса и 7,5% в денежном эквиваленте.

Есть тенденция к росту и в объемах, и в денежном эквиваленте. Притом, что законом о рынке э/э предусмотрен гарантированный покупатель зеленой генерации (одна из двух компаний, которые будут созданы на базе госпредприятия «Энергорынок»), в конечном счете, за все платит потребитель.

— Мы видим, что ДТЭК Рината Ахметова активно строит зеленые мощности. Все, без исключения, игроки рынка выступают за введение аукционов на строительство мощностей ВИЭ. Главный вопрос – когда вводить аукционы?

ДТЭК было бы выгодно ввести аукционы только с 2020 года, чтобы успеть в 2019 году, подключить свои мощности и получить гарантированно высокий «зеленый тариф», а уже потом вводить конкуренцию. Каково ваше видение этой проблемы?

— Я лично за уменьшение зеленых тарифов. Надо вводить аукционы. Но это решение принимает Верховная Рада.

О ТАРИФАХ ОБЛЭНЕРГО 

— На 2019 год были значительно повышенные тарифы для облэнерго (операторов систем распределения э/э — ОСР). Почему?

— Их общие доходы, без учета расходов на закупку объемов потерь в сетях, повысились не существенно. В среднем повышение произошло на уровне индекса инфляции – около 14%.

Если взять структуру конечной розничной цены э/э, которая включает ОРЦ, тариф на распределение, средства на закупку потерь и тариф на поставку, то соотношение почти не изменилось.

Действительно, визуально выглядит так, что тариф для ОСР существенно увеличился, поскольку в тариф для ОСР включены средства на закупку потерь в сетях, которые ранее были вне их тарифа, но были включены в розничные цены.

— Я правильно понимаю, что НКРЭКУ отказалась в 2019 году ввести стимулирующее регулирование для облэнерго (так называемые RAB-тарифы)?

— Я бы не сказала, что мы отказались. На самом деле, вся нормативная база проработана. На сегодня нужно выбрать оптимальный баланс тех драйверов, которые существенно влияют на стимулирующий тариф. Это стоимость базы активов и норма дохода на эту базу (последняя инициатива предусматривала норму доходности на стоимость активов 12,5%).

Мы работаем над тем, как скомпоновать эти два фактора. Надо сбалансировать интересы монополистов, которыми являются ОСР, и потребителей.

По моему личному мнению, стимулирующий тариф – это эффективный метод регулирования, который дает возможность привлечь инвестиции. Сегодня износ сетей в среднем составляет 70%.

— Что сейчас происходит с «Запорожьеоблэнерго»? Ранее этот актив обокрал Дмитрий Крючков, которого связывали с Григорием и Игорем Суркисами и Игорем Кононенко. А потом НКРЭКУ держала предприятие на «нулевом алгоритме» – когда все средства автоматом списывались в «Энергорынок».  

— Я считаю, что этот актив надо как можно быстрее приватизировать. Даже при всей этой ситуации, в течение лета нам удалось вывести предприятие на стопроцентный алгоритм – они получали все необходимые для них средства.

Я думаю, ситуацию с задолженностью «Запорожьеоблэнерго» перед «Энергорынком» можно решить путем ее реструктуризации на адекватный период. У компании есть возможности для этого.

Но сейчас вновь ухудшилась дисциплина платежей их основных должников — «Запорожского титаномагниевого комбината» (ЗТМК, за этот завод государство судится с Дмитрием Фирташем) и «Запорожского ферросплавного завода (ЗФЗ, принадлежит Игорю Коломойском).

— Почему «Запорожьеоблэнерго» не отключит от поставок этих потребителей? 

— ЗТМК пользуется возможностью применения экологической брони, которая предусматривает лимит мощности, который должен быть при любых обстоятельствах. А этой мощности достаточно для полного цикла производства в сегодняшних условиях.

Поэтому они потребляют и не платят. Чтобы предотвратить злоупотребления, надо снижать коэффициенты этой экологической брони.

Мы со своей стороны делаем все, что возможно. Приглашали в комиссию на совещание и ЗФЗ, ЗТМК. Объясняли им: вы же видите, что вы делаете? Такой подход будет способствовать банкротству распределительной компании. И это повлияет на стабильность электроснабжения для потребителей всей области.

Доходило до того, что в связи с отсутствием поступлений денежных средств в распределительную компанию, губернатору Запорожской области из местного бюджета пришлось выделять средства, чтобы облэнерго закупило топливо для аварийных бригад. Потому что они не могли починить опоры, когда те упали из-за непогоды летом.

— С 2017 года предыдущий председатель НКРЭКУ Дмитрий Вовк ввел дифференциацию тарифов для потребителей э/э в зависимости от оператора систем распределения. Получилось так, что в «ДТЭК Высоковольтные Сети» и «ДТЭК ПЭС Энергоуголь», которые поставляют э/э металлургическим комбинатам и шахтам Ахметова, тариф оказался самый низкий. 

Нормально ли вводить дифференциальные тарифы до запуска рынка э/э?

— Я бы обобщила это вопрос, учитывая тот опыт, который сегодня есть во всех сферах регулирования НКРЭКУ. Согласно законодательству, тарифы должны быть экономически обоснованными и покрывать все расходы каждого производителя услуг.

Такая же ситуация в сфере теплоснабжения. У каждого предприятия теплокоммунэнерго (ТКЭ) свой индивидуальный тариф. Потому что разная себестоимость производства. Так же действуют тарифы на водоснабжение.

Так же и для предприятий, которые распределяют э/э. Разные затраты – разные тарифы. Тем более, в структуре тарифа для потребителя стоимость распределения составляет 10-12%. Поэтому географическая дифференциация и влияние на конечную розничную цену не являются значительными.

О ПРИВЕДЕНИИ ОБЪЕМОВ ГАЗА К СТАНДАРТНЫМ УСЛОВИЯМ 

— С ноября облгазсбыты, большинство которых принадлежит Дмитрию Фирташу, начали выставлять бытовым потребителям со счетчиками, счета с коэффициентами компенсации от не приведения объемов газа к стандартным условиям (так называемые температурные потери).

Вы предложили решить эту проблему, изменив стандартные условия с +20 градусов по Цельсию на 0 градусов. НАК «Нафтогаз» против этой инициативы, как и против компенсации облгазсбытам «температурных потерь». Как решать эту проблему? 

— Газ, который идет из сетей оператора газотранспортной системы («Укртрансгаза») в газораспределительные сети (облгазы) измеряется при стандартных условиях. Там стоят счетчики с корректорами.

Но у бытовых потребителей нет таких корректоров. Действительно, в холодный период времени есть разница в температуре, из-за которой поставочные компании платят за больший объем газа, чем продают.

Но есть такое понятие, как производственно-технологические потери (ПТП). В тарифах для операторов газораспределительных сетей (операторы ГРС, облгазов) учтены объемы ПТП, которые были утверждены в 2016 году. С тех пор они не изменились. Объемы ПТП утвердило Минэнерго.

Этот объем рассчитывается по трем методикам: расчет собственно ПТП, нормативных потерь и потерь от учета бытовыми счетчиками (приведение к стандартным условиям).

Эти суммарные предельные объемы ПТП, которые включают расчет по трем методикам, нами, как регулятором были приняты к расчету тарифа.

Поэтому, когда мы приняли решение о запрете применения коэффициентов в платежках, мы исходили из того, что эти потери потребитель уже оплатил в рамках тарифа на распределение природного газа.

— Вы заложили эти потери в тариф операторов ГРС, а газ покупают и продают снабженческие компании. Где логика? Конечно, сейчас у них общие владельцы. Но в рыночных условиях это будет неприемлемо. 

— Дело в том, что учет природного газа – это функция газораспределительного предприятия. И показатели средств учета у потребителей передают именно операторы ГРМ.

Значит, разница от не приведения объемов газа к стандартным условиям – это сугубо компетенция операторов ГРС.

— РГК Фирташа утверждает, что температурные потери не учтены в ПТП. Они аргументируют это тем, что операторы ГРС получают в два раза меньше денег, чем должны были бы получать по упомянутым вами методикам. 

— Суммарные объемы ПТП, нормативных потерь и температурных потерь, которые приняты к расчету всеми операторами ГРС, составляют 968 млн. кубических метров газа в год.

Объемы фактических ПТП по всем операторам ГРМ исторически не превышали один миллиард кубометров газа в год.

Операторы ГРС говорят, что расчетный объем составляет 1,4 млрд. кубов. Я считаю, что это завышенные объемы, которые никогда не подтверждались фактически.

— Понятно. Но облгазсбыты продолжают начислять коэффициенты. Что с этим делать? 

— Мы будем инициировать проверки. По их результатам мы можем штрафовать компании за невыполнение решения НКРЭКУ.

— Почему комиссия приняла решение о запрете начисления коэффициентов по каждому отдельному оператору ГРМ, а не одно по всем? 

— Мы приняли такие решения для быстрого реагирования. Они отвечают всем процедурам. Таким образом, мы нивелировали риск трактовки нашего решения, как регуляторного акта.

Принятие регуляторного акта требует определенных процедур. В то же время, решения прямого действия по каждому лицензиату не имеет признаков регуляторного акта.

— Для вступления в силу эти решения должны быть опубликованы в «Правительственном курьере»?

— Нет. Они уже вступили в силу с даты их принятия.

— РГК уже говорила о том, что будет обжаловать эти решения в суде.

— У нас уже есть судебные иски на эти решения. «Сумыгаз» подал (входит в РГК Фирташа). Но теперь каждой компании придется оспаривать каждое отдельное решение.

Мы будем отстаивать свою позицию в судах. Таким образом, мы защищаем позицию потребителей.

Сегодня потребитель должен платить исключительно за тот объем природного газа, который он потребил согласно его счетчику без применения каких-либо коэффициентов.

— Как вы относитесь к тому, что снабжающие компании информируют потребителей о долге от не приведения объемов газа к стандартным условиям ретроспективно за три предыдущих года?

— А почему за три? А почему они не выставляют за пять предыдущих лет, или за десять?

— В РГК говорят, что считают от вступления в силу закона на рынке природного газа в октябре 2015 года.

— Но за десять последних лет ничего не изменилось. Фактические показатели ПТП были неизменны все эти годы. А в расчетных показателях, которые соответствуют фактическим, были заложены потери от не приведения объемов газа к стандартным условиям.

Одна из ситуаций, которая позволит решить эту проблему – это переход на энергетические единицы. При этом не обязательно делать замену счетчиков потребителя.

Даже если прибор учета бытового потребителя не рассчитан на то, чтобы учесть энергетические единицы, есть определенная методика их расчета.

— Верховный суд 27 ноября отменил постановление Кабмина, которым были утверждены пониженные нормы потребления газа без счетчиков. Теперь действует постановление, где такие нормы выше в три раза. Согласно этому облгазсбыты указывают в счетах для потребителей выше нормы. Кабмин и НКРЭКУ молчат по этому поводу. Что делать потребителям?

— Вопрос норм потребления газа – это не полномочия НКРЭКУ. Единственное, что могу сказать, я против того, чтобы по повышенным нормам были начисления ретроспективно. Закон обратной силы не имеет.

Для того чтобы избежать такой ситуации с нормами, нужен стопроцентный учет природного газа. Мы предусматриваем средства в тарифе для обеспечения учета природного газа бытовых потребителей.

— Вы имеете в виду индивидуальные счетчики, а не счетчики, которые устанавливались на многоквартирные дома?

— На сегодня в тарифе предусмотрены средства только на установку индивидуальных счетчиков. Я думаю, волна против домового учета была популистской. Комиссия ввела этот механизм для экономии средств на установку счетчиков.

Стоимость учета одного абонента в многоквартирном доме с домовым учетом в 25 раз меньше, чем стоимость индивидуального счетчика. В конечном счете, за все заплатит потребитель.

О ВОЙНЕ «НАФТОГАЗА» ПРОТИВ ОПЕРАТОРОВ ГРМ ДМИТРИЯ ФИРТАША 

— Кто виноват в том, что до сих пор не введена суточная балансировка рынка газа, которая должна была быть введена еще с августа 2018 года? 

— На тот момент это решение было отложено из-за неготовности электронной платформы оператора ГТС («Укртрансгаз»). Потом у нас были еженедельные отчеты.

В ноябре мы увидели, что все участники рынка не готовы к введению суточной балансировки, поэтому вновь было принято решение об отсрочке еще на три месяца.

Начиная с января 2019 года, все номинации должны подаваться исключительно в электронной форме через платформу оператора ГТС.

— Платформа готова? Она функционирует?

— Оператор ГТС утверждает, что функционирует. У нас будет плановая проверка «Укртрансгаза» в январе.

Мы приглашаем всех желающих игроков рынка природного газа, приобщиться к этой проверке. Мы, как регулятор, будем тестировать эту платформу со стороны участников рынка в различных регионах Украины.

— В начале отопительного сезона были проблемы с подключением некоторых предприятий теплокоммунэнерго (ТКЭ) к поставкам газа. Тогда облгазы и «Нафтогаз» перекладывали друг на друга ответственность за не подключение. Если нет номинации, кто должен давать команду отключить потребителя от поставок газа? 

— Оператор ГРС (облгаз) не может по своей инициативе отключить потребителя от поставки. Оператор ГТС («Укртрансгаз»), не имея номинации, должен подать заявку на отключение оператору ГРМ определенного потребителя.

Номинации принимает именно оператор ГТС. Он балансирует систему.

— Такая же спорная история была вокруг «Одесского припортового завода» (ОПЗ). Тогда оператор ГТС заявлял, что из-за отсутствия номинации «Одессагаз» должен был отключить ОПЗ, но не сделал этого. В результате частным поставщиком было украдено газа на 0,5 млрд. грн. 

— Мы анализировали эту ситуацию. Так произошло, потому что оператор ГТС вовремя не подал заявку на отключение потребителя. Он должен подать такую заявку, как только стало известно об отсутствии номинаций и реноминаций на следующий период.

Такая же ситуация была также с предприятиями ТКЭ. Оператор ГРМ отключить ТКЭ в зимний период не может. И если ТКЭ не было номинаций со стороны поставщика, то оператор ГТС относил потребленные объемы газа ТКЭ, как несанкционированный отбор природного газа операторами ГРМ.

— В августе оператор ГТС обнародовал информацию, что операторы ГРС должны за газ около 26 млрд. грн. 

В РГК Фирташа говорят, что долги завышены искусственно из-за того, что «Нафтогаз» не подписывал акты приема-передачи газа с ТКЭ. Потом УТГ записывал эти объемы в небаланс, а, следовательно, – заносил в долги операторам ГРМ со штрафным коэффициентом. 

В «Нафтогазе» говорят, что операторы ГРМ могли просто украсть эти объемы газа. Кто прав? 

— Надо снять показатели учета в ТКЭ. Кто-то же поставлял им этот газ. Согласно законодательству, это должно быть предприятие «Нафтогаз».

Да, действительно, были такие случаи, когда «Нафтогаз» не подписывал акты приема-передачи газа и его объем относился к небалансу. Даже есть судебные решения, которые трактуют ситуацию в пользу операторов ГРС.

— В сумме долгов операторов ГРС, которую обнародовал «Укртрансгаз», какой реальный долг, а какой искусственно накрученный из-за не учета потребления ТКЭ? 

— Примерно 50/50.

Есть еще один момент. На сегодня объем ПТП, который заложен в тариф операторов ГРС, покрывает все три упомянутые выше методики. Но финансирование расходов на ПТП не покрывает их стоимости.

Так случилось, потому что последний пересмотр тарифов был в 2016 году. Уже два года тарифы неизменны. Цена, которая заложена на закупку газа для ПТП в действующих тарифах, составляет 5862 грн. за тысячу кубометров.

Сейчас рыночная цена газа в два раза выше. Поэтому существующий тариф действительно не покрывает необходимых затрат на закупку газа для ПТП.

— Почему тарифы два года не пересматривались? 

— Начну с предыстории. Законом о рынке газа предусмотрена плата за мощность для всех услуг на рынке природного газа, в том числе за распределение (по-другому ее называли «абонплатой»).

НКРЭКУ была принята соответствующая методика и с 01 апреля 2017 года установлены тарифы, как плата за мощность, которые подверглись большой критике со стороны политиков, чиновников и, как следствие, потребителей.

Идя навстречу потребителям и с целью доработки для поиска оптимального баланса, комиссия отменила эти тарифы и работала в направлении утверждении методики по старой системе (оплата за фактические объемы потребления).

В июне 2018 года комиссией принята временная методика расчета тарифов на услуги распределения природного газа. Но она до сих пор не опубликована в «Правительственном курьере» и не вступила в силу.

Это не дает возможности пересмотреть тарифы газораспределительным предприятиям для того, чтобы учесть адекватную стоимость природного газа для ПТП и хотя бы пересмотреть заработные платы работников операторов ГРС.

— Тарифы для тех ТКЭ, которые утверждает НКРЭКУ, покрывают их фактические расходы? 

— На сегодня мы регулируем около 50% рынка тепловой энергии по объемам потребления. Это 26 предприятий по стране. Все утвержденные тарифы полностью покрывают их обоснованные расходы.

— Имеет ли влияние НКРЭКУ на утверждение тарифов местными советами для коммунальных ТКЭ? 

— Нашими лицензиатами являются предприятия, которые соответствуют следующим критериям: производят не менее 170 тыс. Гкал, или производят и транспортируют не менее 145 тыс. Гкал, и имеют учет не менее 90% своего производства.

На сегодня у нас 26 лицензиатов. Даже «Киевтеплоэнерго» не является нашим лицензиатом, потому что уровень учета этого предприятия доходит до 90%.

Для таких предприятий утверждение тарифов является исключительно полномочиями местных советов.

 О ТАРИФАХ ОПЕРАТОРА ГАЗОТРАНСПОРТНОЙ СИСТЕМЫ 

— Для чего комиссия снизила тарифы «Укртрансгаза» (УТГ) на услуги транспортировки газа для точек входа и выхода?

— Немного истории. С 1 января 2016 года для УТГ введено стимулирующее регулирование. С 1 января 2016 года по сей день тарифы были неизменными.

Тарифы были установлены для трансграничных точек входа и выхода. Если говорить просто – транзитные тарифы. Но эти тарифы платились трейдерами, которые импортируют природный газ из Европы и не платились крупнейшим заказчиком услуг на транзитные объемы, которым является НАК «Нафтогаз Украины».

— Но газ через ГТС прокачивает «Газпром».

— Контракт на транзит заключен между «Газпромом» и «Нафтогазом», а фактическим исполнителем услуг по отдельному договору с НАК является «Укртрансгаз». Получается, что НАК получает доход от «Газпрома», а «Укртрансгазу» он платит вдвое меньше. Вся разница остается в «Нафтогазе».

Например, на 2018 год дополнительные средства, которые получил «Нафтогаз» за счет транзита, составили более 29 млрд. грн. Эти средства не попали к оператору ГТС, потому что НАК платил ему в два раза меньше – по старым тарифам.

Сейчас позиция «Нафтогаза» и УТГ заключается в том, что на следующий регуляторный период, который начинается 1 января 2019 года, они бы хотели включить в тариф якобы недополученный доход за эти три года, который «Нафтогаз» не платил УТГ.

По большому счету, УТГ должен начислять дебиторскую задолженность от «Нафтогаза» и ставить ее себе в доход. Но в таком случае они должны уплатить НДС с тех денег, которые они не получили.

— Как на эту ситуацию повлиял спор «Нафтогаза» и «Газпрома» в Стокгольмском арбитраже по транзиту газа? 

— До момента решения этого спора мы приняли распоряжение, что между УТГ и НАК могут быть применены старые тарифы, согласно действующих на тот момент договоров.

Но в том, же распоряжении мы указали, что после окончательного решения в Стокгольме (решение принято в феврале 2018 года), НАК и УТГ должны заключить типовой договор транспортировки, и «Нафтогаз» должен уплатить денежные средства за весь этот период. Этого не произошло.

— Почему были снижены тарифы для УТГ?

— Во-первых, это временные тарифы, потому что оператор ГТС вовремя не предоставил расчетов тарифа.

Во-вторых, в расчет тарифов приняты фактические расходы с учетом инфляции в соответствии с методикой. В частности, амортизационные отчисления, учтенные в плановом тарифе в два раза меньшие, чем те, что были приняты в расчет действующих тарифов и соответствуют тем, что УТГ показал в своей отчетности.

Значит, УТГ ранее закладывал в тариф ускоренную амортизацию. И когда мы учли фактическую амортизацию, это дало снижение тарифа в два раза.

Я считаю, что такое снижение тарифа должно положительно повлиять на, те переговоры, которые сегодня идут вокруг продолжения транзита газа по территории Украины после 2019 года.

— Получается какая-то измена. Вы снизили тарифы для «Газпрома» – газового монополиста из России…

— В первую очередь, мы снизили тарифы для европейских потребителей, которым транспортируется газ по территории Украины.

Моя личная точка зрения: мы должны быть интересными, в первую очередь, европейским потребителям. Именно они должны заказывать наши мощности, договариваясь с «Газпромом».

Кроме того, наши тарифы экономически более выгодные по сравнению с другими обходными газопроводами, в частности «Северным потоком».

Также указанные тарифы являются составной конечной ценой природного газа для украинских потребителей, — фактически на 6 долларов уменьшится цена импортируемого голубого топлива на оптовом рынке.

От такого решения мы получим положительный эффект и для отечественных газодобывающих компаний, которые получили дополнительный стимул для наращивания объемов производства.

Это особенно важно накануне 2019 года, когда будут проводиться международные аукционы на привлечение иностранных инвестиций в газодобывающие площади. Я надеюсь, что теперь они пройдут особенно удачно.

Автор: Сергей Головнев

Источник: БизнесЦензор

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий