В Украине экономический кризис 2014-2015 гг. привел к интенсификации процессов трудовой миграции

05.11.2018 – Во II квартале 2018 года рост реального ВВП ускорился (до 3.8% г/г) и превысил оценку НБУ, опубликованную в Инфляционном отчете за июль 2018 года. Это объясняется, прежде всего, ранним стартом сбора урожая этого года, что отразилось в стремительном росте ВДС сельского хозяйства. Об этом говорится в отчете Национального банка Украины.

Читайте также: Говорит бюджет. Основные приоритеты государственной сметы на 2019 г.

Представитель Всемирного банка Сату Кахконен: При таком росте ВВП Украине понадобится 100 лет, чтобы догнать Польшу

В Украине потребительская инфляция в третьем квартале 2018 г. продолжила снижаться

Миссия МВФ в Украине: Соглашение возможно?

Владимир Лавренчук: За два года кредитный портфель «Райффайзена» в Украине увеличился почти на 80%

Основным двигателем роста реального ВВП ожидаемо остался внутренний спрос, прежде всего, потребительский. Рост расходов СЗДУ существенно ускорился, прежде всего, за счет субсидий на оплату услуг ЖКХ. Увеличение доходов и улучшение потребительских настроений поддерживали потребительский спрос домохозяйств. На фоне высоких деловых ожиданий остался значительным рост инвестиций, хотя и несколько замедлился.

Рост импорта товаров и услуг (поддержанный высоким внутренним спросом) происходил медленнее, чем наращивание экспорта. В результате отрицательный вклад чистого экспорта в рост ВВП сократился до 1.7 п.п.

По оценкам НБУ, в III квартале 2018 года рост реального ВВП замедлится (до 3.1% г/г) на фоне ухудшения динамики большинства базовых отраслей экономики и деловых ожиданий предприятий. В частности несколько уменьшится вклад сельского хозяйства из-за низкой урожайности ранних зерновых.

Умеренно росло промышленное производство с учетом ухудшения конъюнктуры на внешних рынках, ремонтных работ на предприятиях ГМК и транспортно-логистических проблем. Рост зарплат и пенсий стимулировал потребительский спрос, который и остался основным двигателем роста экономики.

Совокупный спрос  

Во II квартале 2018 года рост реального ВВП ускорился до 3.8% г/г по сравнению с соответствующим кварталом прошлого года, а по сравнению с предыдущим кварталом ВВП вырос на 1% с/с.

Как и в прошлом квартале, основной вклад в рост реального ВВП во II квартале 2018 года ожидаемо обеспечил внутренний спрос – как потребительский, так и инвестиционный. Темпы роста конечных потребительских расходов ускорились до 5.6% г/г, прежде всего под влиянием стремительного роста потребления СЗДУ (на 11.0% г/г по сравнению со снижением на 1.4% г/г в предыдущем квартале).

Такие показатели СЗДУ обусловлены, прежде всего, существенным увеличением расходов на предоставление субсидий населению на оплату услуг ЖКХ, вследствие длительного отопительного сезона в 2018 году. Это выразилось в стремительном росте индивидуальных потребительских расходов СЗДУ (на 17.8% г/г по сравнению с падением на 0.3% г/г в I квартале 2018 года).

Также росли и другие расходы бюджета, включая расходы на оплату труда работников учреждений, заведений и организаций отдельных отраслей бюджетной сферы, трансферты предприятиям и населению. В результате ускорился рост ВДВ большинства секторов услуг, которые финансируются расходами бюджета.

Продолжался рост конечных потребительских расходов домохозяйств, хотя и несколько более низкими темпами (4.2% г/г). Поддерживали наращивание потребления населения высокие темпы роста доходов домохозяйств и улучшение их потребительских настроений.

В то же время неопределенность вследствие очередного переоформления субсидий, а также эффект базы сравнения прошлого года обусловили замедление роста потребления домохозяйств. Соответственно несколько замедлился рост ВДВ торговли.

В разрезе целей потребления высокими темпами росли расходы домохозяйств на товары домашнего обихода, здравоохранение, транспорт, услуги ресторанов и гостиниц. Ускорился рост потребительских расходов домохозяйств на продукты питания, алкоголь и табак на фоне замедления темпов роста цен на них. Расходы на одежду и обувь стремительно замедлили рост, учитывая высокие темпы их повышения в предыдущие несколько лет, а расходы на образование сократились.

Третий год подряд темпы роста ВНОК в квартальном разрезе оставались высокими. Однако если в 2003 – 2004 и 2006 – 2007 годах рост ВНОК в среднем на уровне 22% поддерживался ценовым бумом на мировых товарных рынках, то в 2016 ‒ 2018 годах этот рост происходил, прежде всего, на фоне высоких деловых ожиданий предприятий.

Определенное замедление роста ВНОК во II квартале 2018 года (до 14.2% г/г) главным образом было обусловлено сдержанными финансовым результатом по налогообложению крупных и средних предприятий по итогам первого полугодия. Именно собственные средства предприятий оставались основным источником финансирования инвестиционной деятельности капитальных инвестиций предприятий (их доля в источниках финансирования составила 74.8%).

Вместе с тем в структуре источников финансирования инвестиций по сравнению с прошлым кварталом выросла доля бюджетных средств (до 8.9%), что отражало стремительное наращивание капитальных расходов бюджета. Однако осталось сдержанным финансирование капитальных инвестиций за счет банковского кредитования (доля сократилась до 6.8%), средств населения на строительство жилья (доля сократилась до 6.6%) и незначительным остался вклад иностранного инвестирования (0.2%).

По видам активов почти половина капитальных инвестиций (47.1%) направлялась в машины, оборудование, инвентарь и транспортные средства. В частности, продолжался рост инвестиций, осуществленных промышленными предприятиями (а именно: добывающей промышленности, металлургии, энергетического сектора и химической промышленности), сферы торговли, транспорта и услуг почтовой связи (проекты развития отдельных аэропортов, ПАО «Украинской железной дороги» и ПАО «Укрпочты»).

Как и в предыдущем квартале, стремительно росли объемы капитальных инвестиций в нематериальные активы (в 2.4 раза г/г), что отражает в частности инвестирование в сферу телекоммуникаций, в том числе покупку 4G лицензий.

Во II квартале 2018 года физические объемы экспорта зерновых снизились на фоне исчерпания запасов и низкого урожая предыдущего маркетингового года, в целом рост экспорта товаров и услуг в реальном измерении возобновился (на 0.1% г/г по сравнению с падением на 9.9% г/г в предыдущем квартале).

Также возобновился и рост объемов импорта товаров и услуг во II квартале (на 3% г/г по сравнению с падением на 5.4% г/г в I квартале), поддержанный высоким потребительским и инвестиционным спросом. В результате отрицательный вклад чистого экспорта в рост ВВП сократился (до 1.7 п. п.).

Выпуск

В разрезе видов деятельности основным драйвером ускорения роста реального ВВП во II квартале 2018 года было сельское хозяйство (ВДВ рост ускорился до 19.3% г/г). В частности, это объяснялось стремительным наращиванием темпов растениеводства в конце квартала в результате более раннего начала уборки зерновых культур по сравнению с прошлым годом, а также ускорением темпов производства отдельной животноводческой продукции (яиц, домашней птицы).

Рост потребительского спроса и расходов СОГУ отразился в ускорении роста ВДС большинства секторов услуг, в том числе тех, которые финансируются из бюджета, в частности здравоохранения (до 2.1% г/г), государственного управления и обороны (до 1.7% г/г), деятельности в сфере административного и вспомогательного обслуживания (до 2.4% г/г), а также транспорта (до 2.7% г/г), временного размещения и организации питания (до 1.3% г/г).

Остался заметным рост в сфере операций с недвижимым имуществом (на 3.7% г/г). Это компенсировало замедление роста ВДС финансовой и страховой деятельности (до 1.1% г/г), искусства, спорта, развлечений и отдыха (до 1.6% г/г) и падение ВДС сектора образования (на 1.9% г/г).

Ускорился рост ВДС строительства (до 7.2% г/г, в частности из-за активизации во II квартале 2018 года проектов развития дорожно-транспортной инфраструктуры в условиях наращивание капитальных расходов бюджета).

Влияние других секторов на рост ВВП несколько ослабилось. Так, замедлился рост ВДС торговли за счет как розничного, так и оптового товарооборота, в частности последнего – на фоне сдержанных показателей внешней торговли.

В промышленности ускорились темпы роста ВДС энергетического сектора (до 6.9% г/г из-за эффекта низкой базы сравнения – прекращения торговли с НКТ и захвата предприятий на тех территориях в прошлом году). Но в перерабатывающей и добывающей промышленности происходило замедление темпов роста (до 2.0% г/г и 0.7% г/г соответственно), поэтому вклад ВДС промышленности в рост ВВП несколько сократился.

Оценка III квартала 2018 года

По оценкам НБУ, в III квартале 2018 года темпы роста реального ВВП несколько замедлились (до 3.1% г/г) на фоне ухудшения динамики большинства базовых отраслей экономики.

Урожайность поздних зерновых (в частности кукурузы) превышает прошлогодние показатели, рост сельского хозяйства в III квартале 2018 года замедлился. Это было связано как с ранним началом сбора урожая (в конце II квартала 2018 года), так и с низкой урожайностью ранних зерновых (пшеницы и ячменя).

Дополнительным фактором было также дальнейшее сокращение отдельных показателей отрасли животноводства.

Исчерпание влияния эффекта низкой базы сравнения, связанного с расторжением связей с НКТ в начале 2017 года, длительный процесс урегулирования вопроса газоснабжения по льготным тарифам в Киеве и теплый сентябрь по сравнению с предыдущим годом повлекли замедление роста в энергетическом секторе.

Сдерживающим фактором для перерабатывающей промышленности были ухудшения внешнеэкономической конъюнктуры, транспортно-логистические проблемы и ремонты на нескольких крупных предприятиях ГМК, что отразилось на уменьшении загруженности металлургических предприятий. Ощутимо замедлились темпы роста химической промышленности (в частности, из-за исчерпания эффекта низкой базы сравнения прошлого года).

В целом по результатам III квартала 2018 года рост промышленности замедлился.

Относительно категорий конечного использования дальнейший рост экономики Украины поддерживался внутренним спросом. Основными факторами роста потребления остались увеличение доходов домохозяйств за счет заработных плат, пенсий и переводов трудовых мигрантов в Украину. Второй квартал подряд продолжалось ухудшение деловых ожиданий предприятий, что обусловило более низкие темпы роста инвестиций. Превышение темпов роста импорта над темпами роста экспорта обусловило увеличение отрицательного вклада чистого экспорта в динамику реального ВВП.

РЫНОК РАБОЧЕЙ СИЛЫ И ДОХОДЫ ДОМОХОЗЯЙСТВ

Во II квартале 2018 года произошло стремительное снижение уровня безработицы, обусловленное высоким спросом на рабочую силу. Спрос оставался значительным и в III квартале 2018 года, поддерживаемый ростом экономики и высокими деловыми ожиданиями предприятий. В то же время с начала 2018 года предложение рабочей силы также выросло после длительного спада, который длился со второй половины 2013 года, в частности увеличилось количество экономически активного и занятого населения.

Основными причинами этого была активизация поиска работы населением из-за введенных изменений в пенсионное законодательство (в частности, увеличения необходимого страхового стажа для назначения трудовых пенсий) и высоких темпов роста заработных плат. Несмотря на это, сохранялись диспропорции между спросом и предложением рабочей силы, а доля предприятий, которая отмечает нехватку квалифицированных работников, оставалась на высоком уровне. Кроме того, сохранялось давление на рынок труда со стороны миграционных процессов.

В свою очередь рост заработных плат стал основной причиной роста номинальных доходов населения (во II квартале 2018 года – до 25.9% г/г). Дополнительными драйверами роста были социальные трансферты в натуре (в основном субсидии на оплату услуг ЖКХ – вследствие длительного отопительного сезона) и социальные пособия (из-за роста пенсий военным пенсионерам и продолжения отображения эффекта осовременивания пенсий в IV квартале 2017 года).

Реальные располагаемые доходы населения, несмотря на достаточно высокий уровень инфляции, продолжали расти устойчивыми темпами (9.7% г/г во II квартале 2018 года).

Рынок труда

Спрос на рабочую силу в ІІІ квартале 2018 года оставался высоким. По результатам опроса относительно деловых ожиданий в III квартале 2018 года, предприятия улучшили ожидания относительно изменения количества работников в следующие 12 месяцев по сравнению, как с прошлым кварталом, так и соответствующим кварталом прошлого года (в промышленности, торговле и сельском хозяйстве).

В то же время, по оценкам предприятий, ограничивающее влияние фактора «недостаток квалифицированных работников» на возможности предприятий наращивать объемы производства продолжило усиливаться во всех сферах экономической деятельности. Это подтверждает, что имеющееся предложение рабочей силы пока не полностью удовлетворяет высокий спрос предприятий.

О сохранении диспропорций на рынке труда свидетельствует и то, что в некоторых видах деятельности на рынке труда предложение существенно превышало спрос. Так, по данным ГСЗУ, количество претендентов на одну вакансию по состоянию на начало октября 2018 года оставалось самым высоким в финансовой и страховой деятельности, а также в сфере государственного управления и обороны, обязательного социального страхования. Но в целом нагрузка на одно свободное рабочее место снизилась.

В частности, по данным ГСЗУ, количество вакансий за январь – сентябрь 2018 года выросла на 9.3% г/г, это сопровождалось и увеличением количества предприятий, которые сотрудничали со службой (за январь – сентябрь на 9% г/г).

В январе – сентябре 2018 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года увеличилось число вакансий во всех видах экономической деятельности, кроме государственного управления и обороны, обязательного социального страхования и финансово-страховой деятельности, наибольшее – в образовании и профессиональной, научной и технической деятельности (на 43.1% г/г и 20.7% г/г соответственно).

Однако, как и в предыдущие периоды, наибольшим спросом пользовались работники рабочих специальностей и простейших профессий (по профессиональным группам 52% всех вакансий, зарегистрированных в ГСЗУ).

Второй квартал подряд, после длительного спада, который длился со второго полугодия 2013 года, в экономике Украины отмечался рост численности экономически активного населения (в I квартале 2018 года на 0.4% г/г, во II квартале 2018 года на 0.2% г/г – до 18 млн. человек). Это произошло на фоне уменьшения экономически неактивного населения.

Сочетание этих двух тенденций свидетельствует о расширении предложения рабочей силы, в частности, активизации поиска работы населением из-за введенных изменений в пенсионное законодательство (среди них – увеличение необходимого страхового стажа для назначения трудовых пенсий), а также из-за высоких темпов роста заработных плат. В частности, это, прежде всего, отразилось в росте количества экономически активного населения среди лиц в возрасте 30 – 59 лет.

Высокий спрос на рабочую силу, в свою очередь, обусловил рост занятого населения, впервые с 2014 года (в первом полугодии 2018 года на 1% до 16.3 млн. человек, во II квартале 2018 года на 1.1% г/г до 16.5 млн. человек), преимущественно среди женщин и в городских поселениях. Вместе с тем количество штатных работников, которые составляют почти половину всех занятых, в течение 2017-2018 годов несколько уменьшилось.

Соответственно, рост занятости может объясняться увеличением количества занятых на малых и микропредприятиях, а также количества зарегистрированных физических лиц-предпринимателей и их наемных работников.

Изменения пенсионного законодательства стали также весомым фактором сокращения неформально занятого населения (в основном в сфере торговли и сельском хозяйстве). Так, количество неформально занятого населения в возрасте 15 – 70 лет с 2015 года постепенно уменьшалось и за первое полугодие 2018 года составило 3.6 млн. человек (21.8% всех занятых).

К неформально занятому населению относятся занятые лица на предприятиях неформального сектора (незарегистрированные самозанятые, работодатели и их наемные работники, бесплатно работающие члены семьи и тому подобное); бесплатно работающие члены семьи на предприятиях формального сектора; наемные работники, которые работают на неформальных рабочих местах формального сектора (лица, которые работали по устной договоренности или не имели каких-либо социальных гарантий, в частности, с них не уплачивался ЕСВ; не имели ежегодного отпуска; оплачиваемого больничного).

В результате второй квартал подряд уровень безработицы по методологии МОТ (в % к экономически активному населению в возрасте 15 – 70 лет) уменьшался – во II квартале 2018 года до 8.3%, в с/измерении – до 8.8%. Сезонное снижение уровня безработицы во II квартале 2018 года (прежде всего за счет сельского хозяйства и строительства) произошло также на фоне более раннего начала уборочной компании по сравнению с прошлым годом.

За первое полугодие 2018 года уровень безработицы снизился на 0.7 п. п. по сравнению с аналогичным периодом прошлого года и составил 8.9%. Уровень безработицы за первое полугодие 2018 года сократился по всем возрастным категориям от 15 до 49 лет, больше всего среди лиц 40 – 49 лет.

Самый высокий уровень безработицы в первом полугодии 2018 года сохранился среди молодежи в возрасте 15 – 24 года (хотя и несколько сократился до 17.1%) – из-за сложности в трудоустройстве после учебы, а в региональном разрезе – в Луганской и Донецкой областях (соответственно 15.4% и 14.1%).

Доходы домохозяйств и сбережения

Во II квартале 2018 года рост номинальных доходов населения продолжил ускоряться (до 25.9% г/г). Прежде всего, это произошло за счет их наибольшей составляющей – заработной платы, доля которой составляла почти половину всех доходов населения, а ее вклад в рост номинальных доходов населения был наибольшим и составил 13 п.п.

Дополнительными драйверами роста номинальных доходов населения во II квартале 2018 года были:

— социальные трансферты в натуре, рост которых стремительно ускорился (до 40.5% г/г) преимущественно из-за субсидий на оплату услуг ЖКХ, что было связано с длительным отопительным сезоном в 2018 году;

— социальные пособия (вторая по размеру компонента в номинальных доходах населения), рост которых несколько замедлился (до 29.1% г/г). Поддерживали высокие темпы роста социальных пособий и повышение пенсий военным пенсионерам, продолжение отображения эффекта осовременивания трудовых пенсий в конце 2017 года, а также перерасчет страхового стажа для тех, кто работает после достижения пенсионного возраста.

Рост заработной платы поддерживался как лаговым отражением повышения МЗП, так и последующей трудовой миграцией. Трудовая миграция обусловливает давление на заработные платы в сторону повышения не только из-за уменьшения предложения рабочей силы на рынке труда, но и через процессы сближения (конвергенции) заработных плат в Украине с заработными платами соседних стран.

В частности, номинальная зарплата в Украине по сравнению с началом 2016 года возросла более чем в два раза, однако оставалась в несколько раз ниже, чем в соседних странах – Польше (как страны – основного реципиента украинских трудовых мигрантов) и Чехии.

Во II квартале 2018 года объемы других текущих трансфертов (как части номинальных доходов населения), что частично включают переводы трудовых мигрантов, выросли на 10.2% г/г, однако темпы их роста несколько замедлились. Последнее произошло, учитывая признаки снижения интенсивности трудовой миграции в Польшу.

Темпы роста номинальных доходов из других источников оставались сдержанными (доходы от ведения бизнеса – прибыль и смешанный доход увеличились на 14.9% г/г), а доходы от собственности даже снизились на 3.9% г/г.

Реальные располагаемые доходы населения, несмотря на достаточно высокий уровень инфляции, продолжали расти устойчивыми темпами (9.7% г/г).

Вместе с тем во II квартале 2018 года возобновился рост сбережений населения, что обеспечило рост склонности к сбережениям. Прежде всего, возросли денежные вклады и сбережения в ценные бумаги, а также наличные средства в обращении вне депозитных корпораций.

В то же время происходило сокращение сбережений населения в иностранной валюте (во II квартале 2018 года продажа валюты населением превышала ее покупку). Это могло быть отражением привлекательности депозитов в национальной валюте на фоне благоприятной ситуации на валютном рынке, а также дальнейшим использованием иностранной валюты для поддержания уровня потребления, в частности, полученной семьями трудовых мигрантов как переводы из-за границы. Также поддержку потреблению оказывали новые займы, которые были больше чем погашенные.

В III квартале 2018 года номинальные доходы населения продолжали расти высокими темпами в основном за счет роста заработных плат (на фоне высокого спроса на рабочую силу) и пенсий. Вместе с тем сдерживали рост доходов, замедление темпов роста денежных переводов трудовых мигрантов из-за рубежа и меньшие объемы начислений субсидий на оплату услуг ЖКХ.

ВСТАВКА: РЫНОК ТРУДА В ПОЛЬШЕ И МЕСТО УКРАИНСКИХ РАБОТНИКОВ НА НЕМ  

Экономический кризис 2014 – 2015 годов в Украине привел к интенсификации процессов трудовой миграции. На фоне ухудшения межгосударственных отношений между Украиной и Россией одним из самых популярных направлений среди украинских работников стала Польша благодаря высокому уровню заработных плат, значительному спросу на рабочую силу и территориальной близости.

Однако возможности для дальнейшего увеличения потока мигрантов в эту страну в последнее время сузились из-за текущей конъюнктуры на рынке труда и сдержанной заинтересованности польских работодателей в привлечении на открытые вакансии украинцев.

С 2017 года экономический рост в Польше ощутимо ускорился. По итогам 2017 года рост реального ВВП составил 4.6% г/г, а во II квартале 2018 года – 5.1% г/г. Основными драйверами роста были потребительский спрос (благодаря высокому уровню занятости, доходов и позитивным ожиданиям потребителей) и увеличение инвестиций (преимущественно в госсекторе за счет средств ЕС).

Оживление экономической деятельности поддерживало высокий спрос на рабочую силу и обусловило дальнейший рост занятости. В секторе предприятий, который охватывает 57% занятых, этот рост был самым высоким (4.7% г/г в 2017 году и 3.7% г/г в I полугодии 2018 года). В то же время данные опроса рабочей силы демонстрировали несколько иную динамику трудоустройства с середины 2017 года, что в значительной мере объяснялось влиянием изменений в пенсионное законодательство.

Так, вступление в силу с 1 октября 2017 года закона об уменьшении пенсионного возраста обусловило сокращение количества индивидуальных фермерских хозяйств (на 7.1% г/г в первом полугодии 2018 года) и бесплатно работающих членов семьи (на 10.2% г/г).

В первой половине 2018 года ускорилось как создание, так и ликвидация рабочих мест, однако баланс между ними пятый год подряд оставался положительным, хотя и замедлил рост (в ІІ квартале – до 4.8% г/г). Соответственно количество вакансий, зарегистрированных в государственных бюро труда, оставалось на рекордно высоком уровне. Больше всего свободных рабочих мест было в промышленности, строительстве, торговле и для квалифицированных рабочих с инструментом.

Однако стабилизация индекса числа вакансий, опубликованных в Интернете, может свидетельствовать о том, что условий на рынке труда для дальнейшего создания новых рабочих мест нет как из-за ослабления спроса на рабочую силу, так и из-за несоответствия предложения требованиям работодателей.

О возможном замедлении роста занятости свидетельствовали также результаты мониторинга предприятий, проводимого Национальным банком Польши (НБП) в июле 2018 года. С одной стороны, на такую динамику будет влиять ограниченное предложение рабочей силы, которая создает все больше трудностей для работодателей в процессе поиска работников.

Численность экономически активного населения в возрасте старше 15 лет продолжала сокращаться на фоне негативных демографических тенденций, высоких объемов внешней миграции (в 2016 году – более 10% населения трудоспособного возраста), а с конца 2017 года – из-за изменений к пенсионному законодательству.

С другой стороны, в июне 2018 года индикатор текущей конъюнктуры, рассчитанный Главным статистическим агентством Польши (GUS), свидетельствовал о переходе польской экономики в фазу замедления.

Кроме того, в результате структурных изменений в системе образования в конце 1990-х годов и значительного роста с того времени количества выпускников, особенно на факультетах экономики, права и социальных наук, на польском рынке труда возник значительный дисбаланс между спросом и предложением, который обострился с ускорением темпов экономического роста.

По опросу группы Work Service, в начале III квартала 2018 года почти половина работодателей заявляла о проблемах с поиском кандидатов, особенно на позиции низового (25.1%) и среднего (14.9%) звена. О дефиците отмечали крупные компании (62.4%), насчитывающие свыше 250 работников, и предприятия промышленного сектора (74.7%).

Для преодоления проблем с поиском кадров польские работодатели чаще всего предлагали более высокую заработную плату (37.1%, прежде всего в промышленности и торговле) или дополнительные часы труда имеющимся работникам (28.1%, обычно в секторе услуг). В то же время более четверти из них, в частности, предприятия производственного сектора и крупные компании, в случае дефицита рабочей силы нанимали работников из Украины.

По опросу Personnel Service, проведенному в начале второго полугодия 2018 года, в течение следующих 12 месяцев более 16.8% польских работодателей имели намерения привлечь рабочих из-за восточной границы. Среди основных причин чаще всего указывались наличие свободных рабочих мест, на которые не хватает сограждан (56.7%), соответствие украинских и польских квалификаций (53.2%) и наличие свободных рабочих мест, которыми поляки не интересуются совсем (31.3%).

Для украинских работников работа в соседней стране была привлекательной из-за ее территориальной близости (для 52.0% опрошенных) и высокого уровня заработных плат (51.3%). Для сравнения, по состоянию на 2015 год средний чистый доход украинского работника в Польше был выше, чем доход в Украине на 390 долл. Особенно заметной была разница в строительной отрасли – на 573 долл. В июле 2018 года более половины мигрантов получали от 674 до 944 долл., однако это достигалось также благодаря большему количеству отработанных часов.

Численность украинских работников в Польше стремительно выросла с 2013 года. О такой динамике свидетельствовали данные по количеству поданных заявлений на трудоустройство иностранцев, которые, однако, значительно переоценивали реальную их численность, а также статистику выданных виз.

В связи с тем, что нет четкого учета лиц, которые постоянно или временно работали на территории Польши как с украинской, так и польской стороны, именно то количество виз, которые давали возможность официального трудоустройства продолжительностью свыше трех месяцев, можно считать нижней границей для оценки объемов трудовой миграции из Украины.

По состоянию на июль 2018 года, по опросу Personnel Service, более половины украинских работников выполняли работу в Польше в течение одного – трех месяцев, еще 27.8% – в течение трех ‒ шести месяцев, то есть пользовались упрощенной процедурой трудоустройства для краткосрочного заработка.

Значительная часть опрошенных приезжали неоднократно (35.3% – более трех раз) и планировали вернуться в ближайшее время (57.5% респондентов), однако пока не собирались оставаться на постоянное жительство (74%). Подавляющее большинство трудовых мигрантов из Украины (70.7%) выполняли простую работу, которая не требовала квалификации, в строительстве, промышленности и сельском хозяйстве.

Значительную роль в этом сыграла структура спроса на польском рынке труда. По данным Министерства труда и социальной политики Польши, в 2017 году наибольший дефицит работников наблюдался в строительстве (1.5 вакансии на одного безработного), гостинично-ресторанном бизнесе (1.3 вакансии), здравоохранении (1.2 вакансии) и промышленности (1.1 вакансии).

Вместе с тем по состоянию на конец 2017 года довольно незначительный процент на предприятии (5.5% в частном секторе) были свободные рабочие места. При этом по опросу Personnel Service, лишь 14.2% из них (примерно 5.2 тыс.) имели намерения привлечь работников из Украины на открытые вакансии, а 10.2% еще не определились.

Наиболее заинтересованной в украинских трудовых ресурсах была часть крупных компаний, имевших более 250 сотрудников – 29% из них готовы были трудоустраивать украинцев. К тому же, относительно высокий спрос сохранялся в промышленности и строительстве, где доля предприятий, которые рассматривали возможность найма мигрантов, также составляла 29% (совокупно почти 4.2 тыс.).

Однако количество свободных рабочих мест в частном секторе было значительно ниже совокупной численности лиц, которые были безработными менее 12 месяцев (102.7 тыс. по сравнению с 643.3 тыс.), причем 22.5% из них составляли именно квалифицированные рабочие с инструментом, то есть потенциальные конкуренты трудовых мигрантов из Украины в промышленности и строительстве.

В целом ожидается снижение интенсивности трудовой миграции из Украины в Польшу, учитывая перспективы замедления экономического роста в Польше (по прогнозу МВФ, до 3.5% в 2019 году и 2.8% в среднесрочной перспективе), снижение темпов создания новых рабочих мест и роста занятости, о чем свидетельствуют последние опросы конъюнктуры, а также сдержанная заинтересованность польских работодателей в привлечении на открытые вакансии работников из Украины.

В частности, в первом полугодии 2018 года количество выданных разрешений выросло лишь на 20% г/г по сравнению с первым полугодием 2017 года, тогда как в течение двух предыдущих лет они росли на более чем 100% г/г.

Кроме того, количество поданных заявлений на трудоустройство украинцев в этот период даже сократилось на 23.5% (более 200 тыс. лиц), то есть до уровня первого полугодия 2016 года. Учитывая предыдущую динамику, количество заявлений может снизиться и по итогам 2018 года.

С другой стороны, высший уровень заработных плат будет поддерживать заинтересованность украинцев во временном трудоустройстве за рубежом. В частности индекс количества запросов украинцев на поиск работы в Польше в поисковой системе Google пока сохраняется на уровне 2015 года (хотя и несколько опустился по сравнению с 2016 годом).

Также со второй половины 2017 года в поисковой системе Google выросло количество запросов на поиск работы в других странах ЦВЕ (прежде всего, в Чехии). Кроме того, весомым риском усиления миграции в другие страны ЦВЕ, так и в Западную Европу может стать упрощение процедур трудоустройства иностранных граждан.

Вместе с тем, учитывая то, что Польша по объемам трудовых мигрантов из Украины существенно опережает другие страны, достоверное снижение интенсивности трудовой миграции в эту страну обусловит ослабление трудовой миграции из Украины в целом в среднесрочной перспективе.

ФИСКАЛЬНЫЙ СЕКТОР

На протяжении девяти месяцев 2018 года фискальная политика оставалась достаточно сдержанной. За этот период сформировался общий и первичный профицит сводного бюджета. Этому способствовали как местные бюджеты, что является типичным для этого периода, так и государственный бюджет. Однако последний выполнен с дефицитом по итогам девяти месяцев, он был сформирован, прежде всего, в I квартале, тогда как во II и III кварталах сальдо было положительным.

Формирование кумулятивного профицита сводного бюджета было обусловлено постепенным ускорением роста доходов и ощутимым замедлением роста расходов в III квартале.

Так после довольно умеренного роста в начале года состояние доходов бюджета постепенно улучшалось. Этому способствовали, прежде всего, общеэкономические факторы – высокие темпы роста номинальных доходов домохозяйств, увеличение прибыли прибыльных предприятий, возобновление роста производства подакцизной продукции, наращивание импорта товаров, а также ослабление гривны к доллару США в III квартале.

Также осталось ощутимым влияние временных факторов, таких как изменение сроков и объемов перечислений части прибыли НБУ за 2017 год и дивидендов, уплаченных НАК «Нафтогаз».

После наращивания расходов во II квартале их рост в III квартале существенно замедлился. Как следствие, по итогам девяти месяцев 2018 года, расходы сводного бюджета выросли относительно умеренными темпами. В ІІІ квартале замедлились и текущие, и капитальные расходы. В частности, среди текущих расходов сократились расходы на социальное обеспечение и на обслуживание долга. Капитальные расходы, несмотря на замедление, продолжали расти высокими темпами.

Учитывая профицит сводного бюджета и превышения объемов выплат над новыми привлечениями государственного и гарантированного государством долга, по состоянию на конец сентября 2018 года уменьшился на 1.4% с начала года до 2 113 млрд. грн. (около 63% ВВП).

Доходы

Доходы сводного бюджета в январе – сентябре 2018 года в целом росли умеренно, хотя постепенно наращивали темпы роста. Если во II квартале весомый вклад в увеличение доходов имели временные поступления (в частности, дополнительно полученные средства от отображения эффектов решения Стокгольмского арбитража и продажи 4-G лицензий), то в III квартале – прежде всего традиционные источники, а именно налоговые поступления.

Основой роста налоговых поступлений оставались экономические факторы. Уверенно росли поступления от налога на доходы физических лиц благодаря высоким заработным платам и налогу на прибыль предприятий в результате роста прибыли предприятий.

После стремительного ускорения во II квартале, в III квартале темпы роста поступлений от НДС продолжали расти высокими темпами благодаря активизации импорта товаров из-за одновременного ослабления курса гривны. Однако рост несколько замедлился из-за увеличения объемов возмещения НДС и исчерпания действия временного фактора II квартала – отражения положительного решения Стокгольмского арбитража.

В III квартале существенно улучшилось состояние поступлений от акцизного налога. Это, прежде всего, связано с увеличением объемов производства отдельных подакцизных товаров, главным образом табачных изделий в июне – августе (на 7.6% г/г) по сравнению с падением объемов их производства в первые пять месяцев года (на 23.7% г/г).

Другими определяющими факторами были рост импорта товаров и ослабление курса гривны. Последние факторы также обусловили ускорение роста поступлений от налогов на международную торговлю.

Сдерживали рост доходов поступления от рентной платы – их объем в III квартале был ниже прошлогоднего, что связано с высокой базой сравнения. В отличие от прошлого года в 2018 году рентные платежи уплачиваются равномерно на фоне введения нового порядка администрирования этого налога.

В то же время объемы неналоговых поступлений в III квартале остались почти на уровне прошлого года. Это, прежде всего, произошло из-за смещения графика перечислений части прибыли НБУ за 2017 год и дивидендов от НАК «Нафтогаз» по сравнению с предыдущим годом. Так, основные объемы прибыли НБУ в этом году были перечислены в II квартале.

В отличие от предыдущего года, когда весь объем дивидендов НАК «Нафтогаз» был разово уплачен в июне, в этом году часть дивидендов компании была распределена на ежемесячные платежи с перечислением значительной части в конце 2018 года. Поэтому во II квартале они были меньше, по сравнению с прошлым годом, а в III квартале – стали дополнительным ресурсом.

Издержки

После резкого ускорения во II квартале, в III квартале рост расходов существенно замедлился. Как следствие, расходы сводного бюджета, по итогам девяти месяцев 2018 года, выросли относительно умеренными темпами.

Определяющим фактором замедления роста расходов в III квартале стало снижение расходов на социальные направления. В частности расходы на социальное обеспечение сократились (на 8.1% г/г по сравнению с ростом на 44.6% г/г во II квартале) за счет сокращения расходов на предоставление льгот и субсидий на оплату услуг ЖКХ населению (на 75.8% г/г в III квартале).

Это, прежде всего, связано с существенным снижением количества субсидиантов как из-за высоких темпов роста доходов домохозяйств по сравнению с умеренным повышением тарифов на услуги ЖКХ в этом году, так и изменением порядка назначения субсидий.

Также после проведенного осовременивания пенсий разным категориям граждан в конце 2017 – начале 2018 годов, в том числе военным пенсионерам, рост перечислений Пенсионному фонду с начала года постепенно замедлялся, однако темпы роста оставались одними из самых высоких среди других расходов (24.5% г/г в III квартале и 30.4% г/г за девять месяцев 2018 года).

Кроме того, несколько уменьшились по сравнению с предыдущим кварталом темпы роста расходов на оплату труда, однако в целом за девять месяцев они остались высокими.

Расходы на обслуживание долговых обязательств в январе – сентябре текущего года были ниже, чем в прошлом году, прежде всего за счет внутренней составляющей. Последнее, прежде всего, связано с проведенной в конце 2017 года сделкой по ОВГЗ в портфеле НБУ, поскольку основные выплаты по обслуживанию этих ОВГЗ приходятся на май и ноябрь. Другим фактором стали меньше, чем планировалось объемы привлечений, прежде всего внешних.

После наращивания во II квартале 2018 года снизились темпы роста расходов на использование товаров и услуг (прежде всего за счет медикаментов и перевязочных материалов, продуктов питания).

Замедлился рост и капитальных расходов, хотя темпы остались высокими. Традиционно эти расходы осуществлялись, прежде всего, за счет местных бюджетов, в том числе на развитие дорожной инфраструктуры.

Ускорился рост расходов на текущие трансферты предприятиям и другие текущие расходы, однако это не имело значительного влияния на динамику государственных расходов в целом.

Сальдо

Сводный бюджет как в III квартале, так и за девять месяцев в целом исполнен с профицитом (4.0 млрд. грн. и 14.5 млрд. грн. соответственно). Этому способствовали как местные бюджеты, что является типичным для этого периода, так и государственный бюджет, хотя положительное сальдо последнего ощутимо сузилось по сравнению с предыдущим кварталом.

Одновременно из-за значительного дефицита в I квартале по итогам девяти месяцев государственный бюджет выполнен с отрицательным сальдо, размер которого, однако был умеренным (7.3 млрд. грн.). Сейчас сохранилось значительное положительное первичное сальдо сводного бюджета.

Однако, учитывая плотный график погашения долга и низкие поступления от приватизации, правительство и в дальнейшем осуществляло значительные привлечения, преимущественно на внутреннем рынке. Кроме размещения ОВГЗ в национальной валюте, эмитировались ценные бумаги, номинированные в иностранной валюте. Также в III квартале, в частности в августе, правительством было проведено размещение дисконтных еврооблигаций. Однако общие объемы внешних привлечений остались меньше, чем погашение таких долговых обязательств.

В результате государственный и гарантированный государством долг сократился с начала года на 1.3% – до 2 113 млрд. грн. по состоянию на конец сентября 2018 года. На фоне роста номинального ВВП соотношение долга к ВВП снизилось до 63% из почти 72% в конце 2017 года.

ПЛАТЕЖНЫЙ БАЛАНС

В 2018 году продолжалось расширение дефицита текущего счета (до 2.1 млрд. долл. за январь – август), обусловленное существенным ускорением роста импорта товаров. Благоприятные внешнеэкономические условия и дальнейшее освоение украинскими экспортерами рынка ЕС поддерживали рост экспорта товаров, эффект низкой базы сравнения от прекращения торговли с НКТ в начале прошлого года также имел значительный вклад.

Однако темпы роста экспорта оставались умеренными из-за низших уровней запасов зерновых и урожая ранних зерновых по сравнению с предыдущим годом, ремонтных работ на нескольких металлургических предприятиях, а также осложнением грузовых перевозок Азовским морем.

Рост импорта в течение 2018 года ускорялся, поддерживаемый устойчивым внутренним спросом. В результате дефицит торговли товарами увеличился до 7.3 млрд. долл. в январе – августе 2018 года (по сравнению с 5.5 млрд. долл. в январе – августе прошлого года).

Кроме того, в 2018 году высокими темпами росли объемы выплат дивидендов, что было обусловлено улучшением финансовых результатов предприятий, а также разрешением НБУ на их репатриацию за все предыдущие годы. В то же время дальнейшее наращивание денежных переводов (на 27% г/г до 7.4 млрд. долл.) сдерживало расширение дефицита текущего счета.

Дефицит текущего счета был почти полностью компенсирован поступлениями по финансовому счету (2.2 млрд. долл. за январь – август и 1.6 млрд. долл. в июле-августе). Приток капитала в 2018 году был обеспечен как государственным, так и частным сектором.

Чистые обязательства СОГУ (без учета кредита перед МВФ) выросли благодаря заинтересованности иностранных инвесторов в рублевых ценных бумагах в начале года, а также размещению правительством Украины дисконтных еврооблигаций в августе. Приток капитала в частном секторе обеспечили ПИИ и привлечения по долгосрочным кредитам, прежде всего энергетическими компаниями.

Несмотря на незначительный профицит платежного баланса в январе – августе 2018 года международные резервы с начала года сократились до 17.2 млрд. долл. из-за выплаты в пользу МВФ (1.6 млрд. долл.). В сентябре из-за выплат по обслуживанию и погашению государственного и гарантированного государством долга в иностранной валюте резервы сократились до 16.6 млрд. долл. или 2.8 месяца будущего импорта.

Счет текущих операций

В январе – августе 2018 году экспорт товаров вырос на 11.6% г/г. Как и в предыдущем году, определяющее влияние на динамику экспорта имели металлургическая отрасль и урожай сельскохозяйственных культур.

Так благодаря благоприятной внешней конъюнктуре и низкой базе сравнения в результате захвата ряда предприятий на НКТ и прекращения торговли с теми территориями, объемы экспорта металлургической продукции за восемь месяцев 2018 года увеличились на 28% г/г.

Временное проведение ремонтных работ на отдельных комбинатах сдерживало рост физических объемов поставок черных металлов. В июле-августе дополнительными ограничивающими факторами стали временные осложнения грузовых перевозок Азовским морем и снижение цен на стальную продукцию на отдельных региональных рынках. В результате физические объемы экспорта металлургической продукции в июле-августе сократились на 4.7% г/г, а рост их стоимостных объемов замедлился до 15.4% г/г.

За восемь месяцев стоимостные объемы экспорта продовольственных товаров остались почти на уровне соответствующего периода предыдущего года (увеличились на 0.4% г/г). Сдержанные показатели экспорта этой группы товаров обусловлены более низкими запасами зерновых и урожаем ранних зерновых текущего года, а также снижением мировых цен на отдельные культуры в 2018 году, в частности на кукурузу и подсолнечное масло. Так экспорт подсолнечного масла и подсолнечного шрота уменьшился соответственно на 9.2% г/г и 0.5% г/г, зерновых – на 1.3% г/г.

В то же время более ранний старт жатвы в этом году по большинству культур, ожидания рекордного урожая кукурузы, способствовавшие активной реализации остатков урожая этой культуры с предыдущего года, и высокие цены на пшеницу поддержали рост экспорта продовольственных товаров. В частности, в июле-августе возобновился рост экспорта зерновых культур (на 8.1% г/г). Рекордными для этого периода были объемы экспорта рапса (около 1 млн. т), благодаря чему стоимостные объемы экспорта семян масличных культур увеличились в 1.5 раза г/г.

Кроме того, весомым фактором поддержки экспорта стало дальнейшее освоение украинскими экспортерами рынка ЕС. На фоне решения Еврокомиссии об изъятии отдельных птицефабрик Бразилии из списка стран, которым разрешены поставки продукции в ЕС, украинские экспортеры мяса птицы существенно нарастили туда поставки. В результате стоимостные объемы экспорта мяса в целом продолжили расти высокими темпами (20% г/г), несмотря на замедление роста мировых цен на продукты питания.

Кроме того, высокими темпами рос экспорт продукции химической промышленности, древесины и изделий из нее (соответственно на 26% г/г и 28% г/г). В то же время рост ощутимо замедлился в июле-августе, в частности, продукции химической промышленности, из-за увеличения базы сравнения (в прошлом году в II квартале 2017 года возобновил работу экспортно-ориентированный завод «Карпатнефтехим»).

Особенностью текущего года является определенная переориентация поставок железных руд с рынков стран Азии (в частности Китая) на рынки стран ЕС, где цены выше. Как результат стоимостные объемы экспорта железных руд увеличились (почти на 8% г/г за восемь месяцев 2018 года), несмотря на меньшие, чем в прошлом году, физические объемы поставок и снижение мировых цен.

В целом в январе – августе 2018 года экспорт в страны Европы увеличился на 18.2% г/г, а доля этих стран в общем экспорте возросла до 37.8%. В июле-августе более половины прироста экспорта было обеспечено поставками именно в страны Европы.

В 2018 году устойчивый внутренний спрос был основным драйвером роста импорта товаров, который под влиянием существенного роста заработных плат в июле-августе ускорился до 21.2% г/г. В целом за восемь месяцев импорт товаров увеличился на 15.3% г/г. Характерной чертой его роста в текущем году стал ключевой вклад неэнергетических товаров потребительского назначения (их импорт увеличился на 18.4% г/г), тогда как рост импорта средств производства существенно замедлился (до 7.9% г/г).

Так устойчивый потребительский спрос в текущем году обеспечивал сохранение высоких годовых темпов роста импорта продовольственных товаров (23% г/г) и промышленных изделий (17.5% г/г), причем рост импорта последних существенно ускорился в июле-августе (до 32.4% г/г).

Дополнительным фактором, который мог обусловить ускорение роста неэнергетического импорта в июле-августе, могла быть реализация плана действий правительства по борьбе с контрабандой на таможне.

В целом за восемь месяцев импорт товаров потребительского назначения увеличился на 18.4% г/г.

В свою очередь импорт продукции машиностроения увеличился на 15.2% г/г и оставался крупнейшей товарной группой в структуре импорта товаров (почти 30%). Более того, рост импорта этой группы товаров в июле-августе ускорился до 18.3% г/г. Наращивание инвестиций в развитие альтернативной энергетики, особенно солнечной, и дальнейшее развитие инфраструктуры для эксплуатации электромобилей обусловили существенное ускорение роста импорта электрического оборудования (до 51.1% г/г).

Кроме того, возобновился рост импорта легковых автомобилей (6% г/г) как новых, так и подержанных. Одновременно из-за рекордных объемов ввоза подержанных авто и соответственно их более низкой цены по сравнению с новыми, рост стоимостных показателей импорта продукции машиностроения был умеренным.

Определенная активизация инвестиционной деятельности и проведение ряда плановых ремонтов на отечественных промышленных предприятиях привели к существенному наращиванию закупок черных металлов и изделий из них (на 23.4% г/г за восемь месяцев 2018 года).

Рост энергетического импорта в течение 2018 года ускорялся (в июле-августе до 26.1% г/г). Это было обусловлено ростом мировых цен на энергетические ресурсы и увеличением объемов импорта газа. Импорт нефтепродуктов вырос на 31.3% г/г по почти неизменным физическим объемам закупок за восемь месяцев 2018 года.

Кроме того, с мая активизировалась закачка газа в подземные хранилища. В частности, в июле-августе физические объемы импорта газа выросли на 3.2% г/г, но за счет высокой цены стоимостные объемы увеличились в 1.4 раза г/г. Однако, поскольку физические объемы импорта газа за 8 месяцев все еще были существенно ниже, чем в соответствующем периоде 2017 года, в стоимостном выражении объемы импорта природного газа были на уровне предыдущего года.

В отличие от других энергетических ресурсов, рост импорта угля в течение 2018 года замедлялся. Это обусловлено наращиванием собственной добычи газового угля и переориентацией на его использование отдельными энергогенерирующими компаниями. А также увеличением базы сравнения во втором полугодии 2017 года после налаживания альтернативных источников, когда существенно выросли поставки угля.

В региональном разрезе ведущими поставщиками импортной продукции оставались страны Европы, доля которых в общем импорте в течение 2018 года сохранялась на уровне 40%.

В то же время за счет существенного роста спроса на продукцию машиностроения наиболее динамично в 2018 году рос импорт из стран Азии (на 23.3% г/г за восемь месяцев), а доля региона в общем объеме импорта товаров увеличилась (до 21.3%). Сокращение закупок энергоносителей из России было компенсировано ростом импорта химической продукции из других стран СНГ, вследствие чего доля стран СНГ оставалась относительно стабильной (25.5% за восемь месяцев).

Сдержанными темпами рос и экспорт услуг в текущем году (на 10% г/г за восемь месяцев). Это обусловлено уменьшением поступлений от экспорта услуг трубопроводного транспорта (на 4.4% г/г) из-за сокращения объемов транзита газа в европейские страны.

Поддерживали рост экспорта расширение услуг авиационного транспорта (на 17.3% г/г) благодаря увеличению перечня рейсов иностранных лоукост-компаний и реализации ГП «Антонов» большого проекта по перевозкам крупногабаритных грузов.

Кроме того, из-за определенного роста долларовых затрат туристов на фоне проведения в Украине ряда международных культурных мероприятий, рост экспорта по статье «поездки» ускорился (до 16.9% г/г).

В отличие от импорта товаров рост импорта услуг в текущем году замедлялся (за январь – август 2018 года – 11% г/г, в июле-августе – до 7.6% г/г). В значительной степени это было обусловлено уменьшением темпов роста (а в июле-августе и объемов) импорта услуг железнодорожного транспорта. Среди других причин это стало отражением сокращения физических объемов импорта угля.

Кроме того, в июле-августе замедлился рост импорта по статье «поездки» на фоне увеличения количества путешествующих в соответствующем периоде прошлого года вследствие введения безвизового режима с ЕС. В результате профицит торговли услугами остался на уровне соответствующего периода прошлого года, как в июле-августе, так и за восемь месяцев 2018 года (соответственно 0.1 млрд. долл. и 0.5 млрд. долл.).

В 2018 году увеличились объемы выплат дивидендов (до 2.4 млрд. долл. за восемь месяцев), что было обусловлено как разрешением НБУ на их репатриацию за все предыдущие годы, так и последующим улучшением финансовых результатов предприятий. Это в свою очередь сдерживало рост положительного сальдо первичных доходов благодаря высоким темпам роста денежных переводов, а в июле-августе привело к его уменьшению по сравнению с соответствующим периодом 2017 года.

Более того, рост денежных переводов постепенно замедлялся (до 15.9% г/г в июле-августе) из-за некоторого снижения интенсивности трудовой миграции в Польшу вследствие определенного насыщения рынка труда в стране, которое лишь частично было компенсировано переориентацией потоков трудовых мигрантов на рынки других стран (в частности, Чехии и стран Балтии). Это стало дополнительным фактором расширения отрицательного сальдо текущего счета.

Финансовый счет  

За восемь месяцев 2018 года приток капитала по финансовому счету остался практически на уровне прошлого года и составил 2.2 млрд. долл., из которых 1.6 млрд. долл. поступило в июле-августе. Поступления были обеспечены как государственным, так и частным сектором.

В первой половине года позицию государственного сектора определяли операции нерезидентов из ОВГЗ в национальной валюте: в I квартале их покупка нерезидентами, во втором квартале – преимущественно продажа (в целом за первое полугодие сальдо операций нерезидентов из ОВГЗ хоть и осталось положительным, но незначительным).

В июле-августе чистые обязательства СЗДУ увеличились за счет августовского размещения правительством Украины дисконтных еврооблигаций. Привлечения частного сектора в первой половине года были обеспечены преимущественно поступлением ПИИ, тогда как в июле-августе большую роль играл рост чистой задолженности реального сектора по торговым и долгосрочным кредитам (0.8 млрд. долл. и 0.4 млрд. долл. соответственно.)

Общий приток ПИИ в 2018 году составил 1.6 млрд. долл., 27% которых было направлено в банковский сектор в результате переоформления долга в уставный капитал. Без учета таких операций приток ПИИ в Украину составил всего 1.1 млрд. долл., что почти на треть меньше по сравнению с соответствующим периодом прошлого года. В июле-августе приток ПИИ остался незначительным и составил 0.3 млрд. долл. В отличие от предыдущего квартала, почти половина ПИИ (47.3%) была направлена в реальный сектор в форме акционерного капитала.

Роловер частного сектора в течение 2018 года постепенно рос и достиг 162% в июле-августе. Несмотря на высокие показатели роловера банковского сектора в 2018 году, его влияние на общий роловер частного сектора было ограничено из-за незначительных объемов привлечений и погашений в абсолютном выражении.

Резервные активы

Несмотря на незначительный профицит платежного баланса в январе – августе международные резервы с начала года сократились на 8.4% до 17.2 млрд. долл. по состоянию на конец августа, или 2.9 месяца импорта будущего периода из-за осуществления платежей правительством Украины и НБУ в пользу МВФ (1.6 млрд. долл. с начала года).

Из-за осуществления в сентябре платежей по государственному долгу, номинированному в иностранной валюте, международные резервы снизились и по состоянию на конец сентября составляли 16.6 млрд. долл. или 2.8 месяца импорта будущего периода.

Внешняя устойчивость (II квартал 2018 года)  

С конца 2017 года наблюдается разнонаправленная динамика показателей внешней устойчивости и адекватности международных резервов. Умеренное сокращение внешнего долга на фоне дальнейшего роста номинального ВВП в долларовом эквиваленте привело к улучшению относительных показателей внешней задолженности во II квартале 2018 года.

В то же время они оставались на достаточно высоком уровне в соотношении к ВВП – валовой внешний долг хоть и снизился на 9.4 п.п. с начала года, по состоянию на конец II квартала 2018 года составлял 93% ВВП. Однако продолжалось увеличение краткосрочного внешнего долга по остаточному сроку и в дальнейшем ухудшались показатели адекватности международных резервов, что свидетельствует о повышении уязвимости Украины к внешним шокам в краткосрочной перспективе.

Во II квартале задолженность СЗДУ сократилась на 1.0 млрд. долл. из-за усиления доллара США к другим валютам, в которых номинированы внешние заимствования (на 0.5 млрд. долл.), выплат в пользу МВФ (0.3 млрд. долл.) и уменьшения портфеля нерезидентов в ОВГЗ (на 0.2 млрд. долл.).

Внешние обязательства банковского сектора за квартал сократились на 0.4 млрд. долл. преимущественно из-за конвертации долга в уставный капитал одним из банков с российским капиталом.

В целом на протяжении последних трех лет внешняя задолженность банковского сектора сократилась в 2.7 раза (на 9.8 млрд. долл. ‒ до 5.9 млрд. долл.), более половина из этого сокращения приходилась на операции по переоформлению долга в уставный капитал. Однако в целом внешний долг частного сектора остался практически неизменным из-за роста задолженности реального сектора по торговым кредитам.

Краткосрочный внешний долг по остаточному сроку погашения во II квартале увеличился до 47.4 млрд. долл. (84% от экспорта товаров и услуг) в основном из-за начала выплат правительством Украины по еврооблигациям в 2019 году. Предстоящие погашения задолженности банков уменьшились на 0.4 млрд. долл., а обязательства центрального банка и реального сектора практически не изменились. В результате соотношения краткосрочного долга к валовому долгу увеличиваются второй квартал подряд.

Уменьшение международных резервов во II квартале 2018 года до 18.0 млрд. долл. обусловило дальнейшее ухудшение показателей их адекватности. В частности, критерий покрытия резервами будущего импорта сократился до 3 месяцев (103% от нормы).

После улучшения в течение 2017 года, соотношение резервов к композитному критерию МВФ (ARA metrics) на конец II квартала 2018 года уменьшилось до 62% от минимально достаточного уровня.

Соотношение резервов к краткосрочному долгу (критерий Гвидотти – Гринспена) уменьшилось до 38%.

Покрытие резервами 20% широкой денежной массы, хотя и в дальнейшем почти вдвое превышало пороговое значение этого показателя адекватности международных резервов, сокращалось третий квартал подряд.

Источник: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий