День восьмой для адвокатуры: и пришел час расплаты…

20.11.2018 – В обществе тотального правового нигилизма, когда бал правит «жизнь без правил», а нарушение прав человека и игнорирование прав адвокатов идут рука об руку, трудно найти собеседника, который оценит ситуацию трезво, но с перспективой на будущее. Или рассуждает профессионально как юрист, с учетом работы в «органах», но с явным правозащитным уклоном. В конце концов, не просто как общественный деятель, но и журналист и писатель.

Читайте также: Как работает кэшбэк (возврат денег) при покупке товаров и услуг

Скажете, что так не бывает? А вот и нет, потому что именно с таких позиций нам удалось недавно поговорить о реформе адвокатуры с известным закарпатцем Михаилом Темновым.

Читайте также интервью с судьями Анной Вронской, Валентиной Данишевской, Натальей Антонюк, Владимиром Кравчуком, Аллой Лесько, Николаем Мазуром, Дмитрием Гудимой, Еленой Кибенко, Иваном Мищенко, Дмитрием Луспеником, Евгением Синельниковым, Татьяной Анцуповой, Михаилом Смоковичем, Ларисой Рогач, Станиславом Кравченко, Богданом Львовым, Константином Пильковым, Светланой Яковлевой, Андреем Жуком, Богданом Львовым, Станиславом Шевчуком и Олегом Ткачуком.

Михаил Юрьевич Темнов – фигура в общественной деятельности, правозащитном движении, журналистике и литературе очень интересная, необычная, энергичная, целеустремленная, уникальная и мудрая. Это неординарный писатель, многогранный журналист и высокообразованный правозащитник. Он является активным членом Центра журналистских расследований. Не стоит в стороне от резонансных событий в регионе и государства в целом, поскольку является председателем Закарпатской областной организации Всеукраинского общественного объединения «Правозащита», шеф-редактором газеты «Правозащита».

Много своего времени господин Темнов уделил и работе в качестве общественного деятеля в Закарпатской области, ибо прошлое в качестве бывшего работника СБУ позволяло критически взглянуть на правоохранительные процессы в регионе. А еще Михаил Юрьевич — магистр православной теологии и даже писатель-фантаст. Собственно, именно фантастика и стала причиной нашего знакомства с шеф-редактором газеты «Правозащита», потому что его фантастический роман «День восьмой» очень уж перекликается с тем, что сейчас происходит в Украине.

Читайте также: День с судьей: как Фемида выглядит изнутри

Олег Ткачук: Судебная реформа не должна быть одноразовой акцией

Член ВККС Анастасия Зарицкая: Конкурс в Антикоррупционный суд будет обязательно публичным

Судить по-новому. Каким будет Антикоррупционный суд

Заместитель председателя ВККС Станислав Щотка: В Украине одновременно проверяют всех судей. Нигде в мире такого не было

— Доброго дня. Михаил Юрьевич, в свое время, презентуя «День восьмой», вы акцентировали внимание на том, что одна из главных философских проблем человечества – проблема совести. С этой точки зрения, как вы оцениваете нынешнее правозащитное положение в Украине? 

— Фантастика – это всегда отражение проблем и чаяний общества в каждый конкретный период времени. При этом не важно, говорим ли мы о политиках или судьях, журналистах или адвокатах, врачах или строителях.

Но, конечно, именно для адвокатуры понятие справедливости является краеугольным, потому что у представителей этой профессии есть только два вида оружия – закон и совесть. Все другие юристы, особенно те, которые находятся на государственной службе, могут применить отряды спецназовцев, принудительных исполнителей, произносить свои прихоти Именем Украины и др.

Мне кажется, что если бы идея моего романа (передача «вируса» совести через взгляд) была реализована в реальности, то ей, прежде всего, обрадовались бы именно адвокаты, которые сначала смотрят в глаза убийцы или взяточника, а потом отыскивают справедливости вспышки во взгляде прокурора или судьи.

К сожалению, сегодня это невыполнимо, а потому о совести пока лучше помолчать. Сейчас ситуация особенно угрожающая, потому что из той информации, которую я имею на сегодня, и с вопросом закона для адвоката сейчас не все хорошо. Из разговоров со своими друзьями-адвокатами я знаю, что во властных коридорах пытаются протолкнуть так называемую псевдореформу адвокатуры, через которую реализовать право на защиту смогут далеко не все граждане.

Адвокатов, условно говоря, хотят оставить без оружия. А учитывая, что с момента принятия нового УПК в 2012 году было окончательно уничтожено правозащитное движение (с тех пор государству уже стали не нужны общественные защитники, которые иногда работали даже очень эффективно), то теперь, с угнетением и адвокатуры в целом, я четко понимаю, какие ужасные последствия могут из-за этого последовать. Не знаю, известно ли вам, но именно из-за поисков независимого адвоката я имел очень серьезные проблемы и с судом, и законом, и государством…

— Это вы про то дело, в котором вас обвиняли, чуть ли не в работе на МОССАД?

— Да. Потому что на самом деле разговоры о том, что адвоката отождествляют с клиентом, что адвокатура находится «на той самой стороне общественной баррикады, что и преступность», они совсем не новые. С 1990 года я работал в закарпатском филиале КГБ УССР, и однажды имел неосторожность помочь арестованному гражданину Израиля – попытался нанять ему независимого адвоката. Поэтому меня обвинили в коррупции и должностных преступлениях, упекли в следственный изолятор УСБУ.

В конце концов, я сумел защитить себя и свое честное имя. Уголовное дело было закрыто из-за отсутствия события преступления и состава преступления. Смог из камеры СИЗО только одним заявлением уволить с работы следователя и отправить на пенсию начальника.

О работе адвокатов, судей и «органов» я знаю, как говорится, не из первых уст. Самым тяжелым был 2005 год. Когда по указанию бывшего председателя Конституционного суда Украины А. Стрижака (тогда он был председателем Закарпатского апелляционного суда) меня рвали судами на части. Доходило до того, что в один день было по пять судебных заседаний.

Но я хочу подчеркнуть, что если бы еще и адвокаты «плясали под одну дудку» с прокурором, как это хотят написать в нынешнем законопроекте №9055, то шансов остаться на свободе у меня не осталось бы совсем. Знаете, я когда-то объяснял журналистам, почему роман называется именно «День восьмой». Ибо шесть дней Бог работал над созданием мира, потом седьмой день отдыхал. А сейчас настал День восьмой – день ответственности, день расплаты. Вот адвокатура сегодня и переживает свой день восьмой, на мой взгляд.

Читайте также: Адвокат Алексей Баганец: Юрий Луценко действует как политик: работает ради пиара

Адвокат Андрей Федур: Янукович никогда не будет привлечен к ответственности и не понесет наказания

— А в чем, если конкретно, вы видите основания для «расплаты» с адвокатами?

— Прежде всего, хочу подчеркнуть, что реформа адвокатуры — это не клановые разборки «профессиональной корпорации», и даже не вопрос свободного развития самих адвокатов, за этим должно стоять что-то гораздо больше. И это «больше» четко определено в Основном законе государства в ст. 59: «Каждый имеет право на профессиональную юридическую помощь».

В случаях, предусмотренных законом, эта помощь предоставляется безвозмездно. Каждый свободен в выборе защитника своих прав. Другими словами, от того, насколько эффективно организована работа адвокатуры и какие для этого созданы законодательные условия, настолько и зависит уровень защиты прав и свобод гражданина в обществе. И здесь чтобы ответить на ваш вопрос, мы должны задуматься, а почему адвокатская реформа подается исключительно как составляющая судебной реформы?

Ведь это совершенно неправильно, потому что реформа прокуратуры, например, почему-то провозглашалась как отдельное направление, хотя сторона обвинения «имеет» гораздо больше притяжения к судебной орбите. Но с политической точки зрения власть все делает правильно – потому что последним бастионом демократии в каждой стране, и наша – не исключение, была и есть адвокатура, правозащитное движение в целом.

Другое дело, что от того, насколько эффективно организована адвокатура – настолько качественно будет работать и судебная система. Но это опять, же в идеальном обществе, которым Украина похвастаться сейчас не может.

День восьмой для адвокатуры: и пришел час расплаты…

Так же смотрите, судебная реформа как таковая была провозглашена еще два года назад, в результате которой должны быть сделаны реальные шаги к становлению суда, независимого от политического влияния и построенного на европейских принципах осуществления судопроизводства. Но что мы получили на сегодня? Совсем — противоположное.

Я не очень осведомлен о современных «трендах» судебной перестройки, но меня поразили данные социологического исследования «Отношение и взгляды населения на судебную реформу», обнародованные на центральных СМИ в начале октября 2018 года. Согласно информации Киевского международного института социологии 78,5% украинцев не доверяют судам, а доверяют только 12%! Это красноречивое свидетельство того, что судебная реформа, которая была одной из приоритетных после Революции достоинства, она полностью провалилась.

При этом больше половины украинцев возложили вину за провал реформы на президента Порошенко, однако были и те, кто продемонстрировал удивительную осведомленность, обвинив чиновников, которые непосредственно отвечали за имплементации судебной реформы, – заместителя главы Администрации президента Алексея Филатова и председателя Высшей квалификационной комиссии судей Украины (ВККСУ) Сергея Козьякова. Их признали виновными в провале 7,5 и 5,1% опрошенных соответственно.

В целом, украинцы негативно воспринимают результаты судебной реформы и одной из причин называют ее непрозрачность. Но теперь «проводником» новой реформы адвокатуры выступает опять Филатов. Наступать на одни и те же грабли, конечно же, наша национальная традиция, но не в масштабах страны!

Тем более что предложенная реформа адвокатуры на самом деле имеет еще более циничную цель, потому что фактически перечеркивает предыдущую работу, проведенную в рамках и так не очень удачной судебной реформы.

— Что именно вы имеете в виду? 

— Объясню. Независимый суд навсегда останется фикцией, или иначе — официальной декларацией, если не будут обеспечены условия для состязательности процесса. В свою очередь, гарантом судебной солидарности может быть только независимая адвокатура. Но именно с независимостью адвокатуры в случае принятия законопроекта 9055 возникнет очень много вопросов. Ибо тот самый Филатов прямо так и написал: «Каждое право должно сбалансироваться ответственностью».

Именно так: для адвокатов хотят усилить ответственность. И все те разговоры о дополнительных гарантиях для защитников – просто для отвода глаз, потому, что соответствующие нормы во время второго чтения могут банально исчезнуть, а вот «новеллы» об ответственности останутся при любых условиях. Еще раз подчеркну – обычные люди эффекта от реформы не почувствуют. Хотя изменениями в закон можно было обеспечить гражданам более открытый доступ к правосудию, более качественную защиту их прав и законных интересов.

Но фактически основные изменения коснутся только адвокатского самоуправления и сужения прав адвокатов. В частности, расширенное понятие адвокатского запроса нивелировано возможностями отказов в ответах на эти запросы. Законопроект предусматривает дополнение Уголовного процессуального кодекса, которое позволит суду определять злоупотребления сторонами процессуальными правами.

Расширены возможности нарушений при осуществлении подозрения специальным субъектам. Другими словами с адвокатами сейчас «расквитаются» за то, что они очень долгое время кичились своей независимостью. Теперь власть показывает, что очень хотела бы поставить адвокатов «на место».

— Тогда давайте подискутируем по поводу такого. Недавно адвокатов возмутила статья Андрея Вишневского в «Зеркале недели», в которой он фактически обвинил адвокатуру в «незрелости», из-за нежелания поддержать проект 9055 и не понимание того, что защитник должен оказать содействие в «обеспечении достижения целей правосудия и общественного интереса совместно с государственными институтами». Ваше мнение?

— Обсуждать эту статью лишний раз не вижу необходимости, но конкретные акценты предпочел бы сделать. Во-первых, здесь тоже напрашивается вопрос совести. Я думаю, что именно об этой человеческой добродетели стоит говорить, когда видишь, как во время публичной дискуссии молодой, и явно очень высокомерный адвокат, который, вероятно и в суде ни разу не был, пытается обвинять во лжи юриста с большой буквы, и к тому же еще и женщину… А во-вторых, бросается в глаза полная манипулятивность текста.

Например, автор пишет следующее: «Во время задержания или обыска следователь не только не получит право назначать защитника, как утверждают агитки, но и будет иметь меньше оснований для привлечения защитника в исключительных случаях через центр бесплатной правовой помощи, – это дополнительные гарантии защиты подозреваемых и обвиняемых».

Открываем проект 9055 и читаем, какие изменения вносятся в ч.3. ст. 53 УПК Украины: «При наличии у обвиняемого, подозреваемого привлеченного им защитника, следователь, прокурор, следственный судья или суд могут привлечь другого защитника для проведения отдельного процессуального действия лишь в случае, когда заблаговременно уведомленный защитник, привлеченный обвиняемым, подозреваемым, не может прибыть для участия в проведении процессуального действия в течение двадцати четырех часов, или при наличии письменного согласия обвиняемого, подозреваемого».

Письменное согласие прокурор или следователь «смогут» получить по желанию за считанные минуты. Наверное, господин Вишневский не очень часто бывал в СИЗО, поэтому таких «мелочей» может и не знать. Но я подчеркиваю, эта норма – это именно и означает, что следователь будет сам решать, какого адвоката «выбрать» для того или иного клиента.

Еще одно высказывание Вишневского даже невозможно не комментировать без улыбки, потому что этот господин чистосердечно пишет о том, что «естественно, что бывшие судьи и прокуроры имеют преимущество в доступе к адвокатской профессии, ибо они, бесспорно, более квалифицированные для осуществления адвокатской деятельности, чем юристы без опыта работы в суде и прокуратуре». И это он говорит о прокурорах, которые никогда не могут прочитать обвинительное заключение без бумажки и которые только наблюдают за работой адвоката, но отнюдь не являются более квалифицированными и осведомленными в нюансах работы адвоката.

А вот относительно «достижения целей правосудия», то тут у меня четкая позиция.

Давайте подумаем, кому и зачем вдруг понадобилась такая реформа? Очевидно, что реформа ради реформы является несистемной и бессмысленной, потому что ключевым критерием реформы должна быть эффективность. Реформа должна не только решить существующие проблемы, но и улучшить функционирование адвокатуры, главное — должна дать положительный результат. Другой вопрос, насколько это зависит непосредственно от адвокатуры, но это тема отдельной дискуссии.

Тем не менее, адвокат в своей юридической практике действует ровно в том правовом поле, которое создается в стране. И пользуется тем правовым инструментарием, который заложен в действующем законодательстве. Очень наивно полагать, что уровень защиты прав и свобод гражданина, а тем более справедливое судопроизводство зависит исключительно от мастерства адвокатов, но, не в последнюю очередь — от принятых парламентом законов, а также от процессуального порядка как защитить нарушенное право.

Ну и конечно, от того, есть ли в стране независимый суд, какой уровень правовой культуры, а также как решение суда исполняется. Но это опять же, тема отдельной беседы. Так вот, если государство предоставит адвокату больше свободы, а также реальные гарантии деятельности — от этого все только выиграют. Не только адвокаты, их клиенты, но и государство, и общество в целом. Если же наоборот, объемы гарантий адвокатской деятельности сократятся, то про независимый суд можно забыть навсегда.

В принципе, это тоже не большая проблема, потому что адвокатура выжила даже во времена советского тоталитаризма. Но тогда не надо прикрывать свои намерения громкими лозунгами, а надо сказать просто: власть хочет подчинить адвокатуру под себя, защита прав граждан нам безразлична, а чтобы никто особо не сопротивлялся – поставим над адвокатами своих людей, или просто «купим» отдельных ренегатов должностями и обещаниями.

— Недавно во время круглого стола так и сказали «проект 9055 – это закон преференций, которые раздают тем, чьими руками хотят развалить адвокатуру». Вы не видите в этом какого-то конспирологического мятежа?

— Здесь нет никакой конспирологии, ибо все очевидно даже не для адвокатов. Если реформировать адвокатуру только для того, чтобы изменить нынешнюю систему, то, прежде всего, нужно определить, что конкретно необходимо изменить, что именно следует улучшить в действующей системе.

В Украине независимая адвокатура не только создана, но уже как шесть лет успешно функционирует. За шесть лет принципиальных замечаний к работе адвокатов ни у кого не возникло и не возникает — адвокатура вообще никому не мешает. Точнее не мешала до последнего времени. В том числе, не мешала и политикам, а отдельным народным депутатам даже очень «помогала» не загреметь за решетку.

Но это нюансы, поскольку общий постулат неизменен — украинская адвокатура развивается независимо от политики. Как результат, адвокатура никогда не была в центре политических скандалов. В отличие от того же генерального прокурора без юридического образования. Отсюда вопрос: почему вдруг адвокатура стала мешать?

Вопрос предстоящих выборов конечно важный, но все равно там последнюю точку ставит «уже отформатированный» и «очищенный» суд. Тогда почему именно адвокаты? А ответ может крыться в банальном – в личных амбициях. Останется ли Алексей Филатов на своей должности через год? Это вопрос. А вот «устроить» в адвокатуру бывших прокуроров и «непереквалифицированных» судей надо уже сегодня, потому что тогда в юридической сфере будет громкий скандал.

Потом. Как известно, главный юрист, ответственный за внедрение судебной реформы Алексей Филатов и председатель ВККСУ Сергей Козьяков – выходцы из одной юридической компании «Проксен». А значит, эти двое знакомы давно. В 1990-1994 годах Козьяков был партнером юридической фирмы «Проксен». Там же работал и Филатов. Это «судебная» сторона медали Филатова. Но также Филатов был ассистентом на кафедре международного права КНУ им. Т.Шевченко.

Кстати, там же преподает Василий Кисиль, совладелец адвокатской компании «Василь Кисиль и партнеры», представители которой – друзья и соратники Филатова – массово получили должности в новом Верховном Суде. Кстати, один из выходцев из той же юридической фирмы Андрей Козлов стал подчиненными Козьякова в ВККС. А второй – Вадим Беляневич так же «совершенно случайно» занял, должность заместителя председателя ВРУ.

Крупнейшим апологетом адвокатской реформы сейчас выступает Ассоциация юристов Украины, которая и на 30% не насчитывает в своем составе именно адвокатов, однако ее сейчас возглавляет Андрей Стельмащук, тоже юрист из «Василь Кисиль и партнеры».

К тому же, на сайте юрфирмы «Василь Кисиль и партнеры» имеется интервью Андрея Стельмащука, в котором он считает целесообразным переаттестовать всех, кто желает осуществлять адвокатскую деятельность в Украине. Полную поддержку проекта 9055 выражает и почетный президент АЮУ Денис Бугай, личные амбиции и желания которого возглавить «новую» НААУ (после реформирования и подчистки от «нежелательных» адвокатов) известны уже далеко за пределами адвокатского сообщества.

Акцент на ЮФ «ВКП» при этом не случаен, ибо именно в этой юридической фирме работал адвокатом и нынешний «создатель» адвокатской реформы — замглавы Администрации президента Алексей Филатов. Именно под его четким руководством была разработана схема «переаттестации судей», а вот теперь кажется, то же самое хотят сделать и с адвокатами. Проект 9055 решает «этот вопрос» несколькими способами. Об одном из них мне недавно рассказал мой товарищ, председатель Совета адвокатов Закарпатской области Алексей Фазекош.

Оказалось, что если адвокат намерен быть избранным на должность председателя или члена органа адвокатского самоуправления, то ему следует представить копию свидетельства адвоката Украины (ст. 64 проекта). Это императивная норма, и никакой корреляции с переходными положениями здесь нет.

А значит если такого нового удостоверения адвокату не выдадут (вместо свидетельства о праве на занятие адвокатской деятельностью, выданного до вступления в силу этого проекта), то он может судиться, доказывать свою правоту, ссылаться на ч.2 п.2 переходных положений, но никуда избираться уже не сможет.

Следует подчеркнуть и ту настойчивость, с которой власть пытается продвинуть свой вариант реформы адвокатуры. Президентский законопроект полностью раскритикован адвокатским сообществом, особенно часто я видел, как сокрушительно критикует проект адвокатура Закарпатья. Но это позиция всех адвокатов, потому что я не нашел ни одного положительного отклика со стороны профильных юридических институтов.

И собственно еще в феврале 2018 года представители Совета Европы сделали официальные выводы о недопустимости подобных вариантов реформирования. Поэтому если такую реформу кто-то, активно лоббирует – то, очевидно, это кому-то очень нужно.

— Как правозащитник, какие моменты псевдореформы Вы бы отметили особо? 

— Если коротко, то я бы выделил следующие моменты.

Во-первых, проект №9055 полностью разрушает действующую систему украинской адвокатуры. Складывается впечатление, что вместо законопроекта опубликовали методику организации управления персоналом. В разд. VIII проекта закона детально регламентированы вопросы съездов, собраний, конференций, кворума, выборов руководящих органов, разграничения компетенции структурных подразделений органов самоуправления, бюджета адвокатуры.

Такая зарегулированность вопроса является значительной угрозой адвокатской независимости. Очевидно, авторы законопроекта забыли, что адвокатура Украины – это независимый самоуправляющийся институт, который может самостоятельно решать вопросы самоорганизации и деятельности.

Принцип адвокатского самоуправления предусматривает, что адвокатское сообщество имеет право самоорганизации, самоуправления, самоопределения и берет на себя все риски и ответственность за свои решения, и их последствия. К тому же дискреция региональных муниципальных органов приведет к потере монолитности адвокатуры и будет напоминать больше клановость, хотя, очевидно, что видимо это и есть одна из настоящих целей проекта…

Во-вторых «реформа» полностью разрушает адвокатуру именно как единую систему. Один из ключевых пунктов реформы — так званная «федерализация» адвокатуры. С одной стороны, разрушается система, созданная на базе Национальной ассоциации адвокатов Украины (НААУ) и функционирует Единый реестр адвокатов Украины. А с другой стороны, в каждой из украинских областей будут созданы собственные «региональные палаты» со своими внутренними реестрами. На практике подобная «федерализация» ничего, кроме хаоса и дезорганизации, не создаст.

Например, согласно ч.1 ст. 57 проекта закона, председатель совета адвокатов региона по должности является председателем региональной палаты адвокатов, распоряжается имуществом палаты. При этом совет адвокатов не является юридическим лицом, поскольку таким юридическим лицом является региональная палата, которая вообще в проекте закона не указана как орган адвокатского самоуправления.

Или еще один пример: региональную палату адвокатов должна образовать конференция адвокатов региона (ч.5 ст. 53 проекта закона), которая созывается советом адвокатов региона (ч.3 ст.55), который должен создать региональная палата как свой исполнительный орган (ч. 1 ст. 56). Получается замкнутый круг. И так далее.

В-третьих, №9055 полностью разрушает адвокатуру как независимую и самоуправляющуюся структуру. Потому что с одной стороны, посягательство на независимость и самоуправление адвокатов фактически понижает статус адвокатской профессии, превращая ее в некий «придаток» к правоохранительной системе.

А с другой стороны, без независимых адвокатов «успешность» реформы будет похоронена окончательно. Судебный процесс превращается в декорацию, работающую под руководством прокурора и под наблюдением судьи. Гражданину будет сложно защитить свои интересы в таком судебном процессе, не подойдя к той или иной «транзакции» с «органами».

И все это лишь из-за того, что в зависимости от обстоятельств дела, следственный судья или суд по своему усмотрению сможет признать, что является злоупотреблением процессуальными правами со стороны адвоката, а что таковым не является.

В-четвертых, под лозунгами расширения прав адвокатов на самом деле произойдет сокращение гарантий адвокатской деятельности. Например, можно точно поставить «крест» на адвокатских запросах.

И последнее, проект № 9055 усложняет доступ к адвокатской профессии. Понятно, что с конкретными прагматичными расчетами. Прежде всего, это создает искусственные коррупционные составляющие на пути к сдаче адвокатских экзаменов.

Оптимальный вариант, чтобы выйти из нынешнего искусственно созданного политического скандала — проект №9055 должен быть направлен в Венецианскую комиссию для надлежащей профессиональной юридической оценки. Тем более что Национальная ассоциация адвокатов Украины, которая объединяет профессиональное адвокатское сообщество, одобрила наработки других субъектов законодательной инициативы с альтернативными законопроектами об адвокатуре.

Мой вывод безапелляционный — реформу адвокатуры нужно немедленно вывести от политики, где ей откровенно плохо, и направить в профессиональное юридическое русло.

Поймите, для большинства граждан Украины независимость судебной власти – это просто штамп, не имеющий никакого практического значения для жизни. Но так есть до тех пор, пока права этого гражданина не нарушат. От банального бытового спора до нанесения вреда здоровью и жизни. А позже выяснится, что полиция или прокуратура не может, или не хочет вмешиваться.

Остается единственный способ восстановить справедливость – найти адвоката и пойти в суд. И вот тут гражданин Украины понимает, что независимость судебной власти – это не просто мем. Потому что судье могут позвонить из местной администрации и сказать, чтобы он принял правильное решение. Или прокурор «за злоупотребления» выдавит адвоката из процесса. Или вам следователь будет «навязывать» лояльного адвоката.

И многое другое, когда защитить права гражданина будет некому. И вот именно тогда гражданин останется наедине со своей проблемой, потому что кому-то захотелось реформировать адвокатуру. В демократическом правовом государстве так быть не может.

— Спасибо за беседу.

Автор: Сергей Козлов

Источник: VectorNews.net

Перевод: BusinessForecast.by

При использовании любых материалов активная индексируемая гиперссылка на сайт BusinessForecast.by обязательна.

Читайте по теме:

Оставить комментарий